КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Вторник, 25.03.2003
22:51  В Китае создано министерство коммерции
20:46  Н.Джураев - Размышления о Наврузе, о новой жизни, об истории наших предков
17:56  Иракский смертник подорвал танк
17:36  Английский министр неожиданно поддержал требование Ирана к Ираку о выплате военных репараций
13:27  Буш - козел, или Руки прочь от Ирака! Вклад Казахстана в антивоенное движение
13:19  В Душанбе прошло заседание правительства. Будет создан "ТаджикЛес"
13:11  Б.Абдуллаев - Государственные СМИ Узбекистана поют оды войне в Ираке

12:45  Gazeta.kz - Казахстанское Прибалхашье опустынивается быстрее Приаралья
12:38  США бомбят 1,5-миллионную Басру кассетными бомбами
11:09  "DW" - Иракские туркмены спасаются от бомб на территориях Турции и Ирана
10:56  Эхо ашхабадских выстрелов. Жизни Б.Шихмурадова грозит смертельная опасность
10:49  Х.Собиров - Узбекистан помилует исламистов, но не просто так. Подробности амнистии
10:05  Правда Ру - Контрабандисты душат Среднюю Азию. Итоги саммит глав Погранслужб
10:03  Авиабаза "Ганси" может быть использована "миротворцами" только против Афганистана. Заявление МИД Киргизии
09:37  "ВБ" - Каменный век нового тысячелетия. Кыргызстанские эксперты о войне в Ираке
09:04  "НГ" - Война в Ираке может обогатить Казахстан
09:01  К.Дурдыев - "Реформы" в аграрном секторе Туркменистана. 25 га непаханных земель... в награду
09:00  Л.Ивашов - Нужно сформировать альянс государств, противостоящий силовой политике США
08:42  Бача Хан Дзадран напал на американскую колонну в районе Гардеза (Афганистан)
07:58  Космический оффшор. Российские налоговики продолжают атаку на казахстанский Байконур
07:53  "Номад" - Пост-иракская Центральная Азия: новые контуры "демократического мира"
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
В.Анохин - "Истинная цель США... формирование мощной стратегической группировки войск в ЦентрАзии..."
00:52 25.03.2003

Ближний Восток сегодня – вакуумная бомба с запалом в Ираке (тезисы)

В.АНОХИН

Ближний Восток в настоящее время представляет собой вакуумную бомбу с запалом в Ираке. Взрыв в Ираке приведет не только к прямым последствиям обычного взрыва, но и затронет те области и регионы, которые сейчас быстро наполняются взрывчатым материалом и сдетанируют с непредсказуемой силой, сметая режимы и стереотипы иллюзии стабильности и лояльности мировому лидеру.

Первый этап подготовки агрессии против Ирака США провели с политической точки зрения безукоризненно. Широкомасштабная информационная война почти завершена. Общественное мнение не ставит перед собой вопросов, почему агрессия против Ирака законна, почему режим Саддама Хусейна необходимо свергнуть и какой путь развития предназначен для иракского государства и народа после "победоносной войны".

Решается один вопрос: когда целесообразно начинать боевые действия, какими силами и с каких направлений. В Европе, в России слабые попытки оттянуть события или противопоставить их мнению свое собственное похожи на сомнения бывших друзей идти на уже намеченные похороны еще живого товарища или нет, а если необходимо идти, то что надеть. В политических кругах нет даже робкого плана мирного выхода из искусственно созданного кризиса.

Резолюция 1441, воспринятая элитой России как победа, всего лишь формальный акт, который дал возможность США получить карт-бланш на дальнейшую эскалацию агрессии, под прикрытием флага ООН продолжить концентрировать силы и после заранее запланированного провала миссии ООН потребовать от СБ ООН поддержать свои военные акции на "законных" основаниях. Не создав военной коалиции против Ирака, США формировали через ООН политический альянс заложников своей авантюры. Какая роль уготовлена России можно только предполагать. Участвуя в антитеррористической коалиции, Россия превратилась в буферную политическую зону. Какие выгоды получит Россия от войны с Ираком и как война повлияет на дальнейший авторитет нашего государства?

11 сентября как начало глобальной борьбы с терроризмом, с каждым месяцем рождает больше вопросов чем ответов. О том, что операцию готовили исламистские террористы, стараются вспоминать все реже. Афганистан, как первый этап антитеррористической войны, для общественного мнения уже в прошлом. "Война закончилась, мы победили – забудьте!", такова команда из Вашингтона для наших свободных СМИ.

Но война только начинается. Бен-Ладен жив и полон сил. Талибан растворился, не вступив в прямые столкновения с малочисленными группами американского спецназа, Правительство Карзая охраняют иностранные солдаты, на дорогах диверсии и засады, гуманитарная помощь воруется и продается на базарах, вдвое увеличился поток наркотиков через таджикскую границу.

В кругах демократической общественности и политэмигрантов Афганистана Россия исключается из активных союзников. Мы в очередной раз усложнили ситуацию на южной дуге безопасности и дали лидерам среднеазиатских государств возможность переориентироваться с России на США. Потери талибов и скорость, с которой они растворились в Афганистане, говорит о планомерности отступления и перегруппировке сил Талибана для начала нового этапа борьбы за власть и, учитывая психологию американских войск, стремительного возвращения с нанесением максимального ущерба противнику. Цель – психологическая победа и невозможность Правительству США вернуть свои войска на территорию Афганистана.

Истинная цель США не Афганистан, где победа над населением невозможна в принципе, а формирование мощной стратегической группировки войск в республиках Центральной Азии, которая стала бы в мирное время инструментом дипломатического соперничества между Россией и США, а в период обострения международных отношений реальной военной силой нависшей над территорией Сибири и Уральского региона. США, войдя в Афганистан несут боевые потери. Уже сейчас США стремятся заменить свой контингент войсками союзников и вывести своих солдат из-под удара талибов. Сегодня американцы выдвигают на первый план вполне обоснованные тактические причины присутствия в регионе: позиции нынешнего афганского правительства чрезвычайно шатки и нет никаких гарантий, что оно сможет восприпятствовать перегруппировке сил "Аль-Кайды", точно также, как нет никаких гарантий, что США смогут в этом случае успешно проводить военные операции, имея базы только в Пакистане.

Лидер сенатского большинства демократ Том Дешл заявил в Ташкенте, что "наше присутствие и взаимоотношения с народом Узбекистана и странами региона носят не просто сиюминутный характер. Мы будем наращивать наше присутствие здесь в целях отстаивания интересов США в Центральной Азии". Силы антитеррористической коалиции, тем временем, продолжают стягивать на свои базы в регионе тысячи военнослужащих и десятки военных самолетов. В Узбекистане, имеющем границу с Афганистаном и ставшим основным союзником США в регионе, уже размещены не менее 1,5 тысяч американских военнослужащих. Сроки использования занятой ими базы Ханабад не определены. Киргизия дала разрешение на пребывание американцев и их союзников в столичном аэропорту Манас. В страну должны прибыть до 3 тысяч военнослужащих и около 40 самолетов. Срок мандата на пребывание американских военнослужащих в Таджикистане истек в конце 2001 года, однако до сих пор ни один солдат не покинул местную базу.

Центральная Азия более 100 лет была сферой влияния России и по праву считается зоной жизненно важных интересов нашей страны. Планы и действия США в лучшем случае являются констатацией факта слабости границ России в ее "южном подбрюшье". В худшем – это угроза на юге России, где США создали свои воздушные базы, весьма удобные для бомбардировки российских промышленных центров и изоляции Москвы от восточной части страны.

Надежда только на то, что Центральная Азия слишком изолирована и США вряд ли способны поддерживать свои военные базы в период открытого военного противостояния без серьезных материальных потерь.

Вполне вероятным представляется сценарий, при котором США в скором времени воспользуются своими нынешними базами в регионе Центральной Азии в качестве военно-политического козыря в переговорах с Россией по вопросам стратегического разрушения политики на Ближнем Востоке, ее позиций в отношении Ирака, Ирана, Индии и Северной Кореи. При этом захваченные позиции в Средней Азии США сможет обменять на серьезные уступки с ее стороны в этих ключевых районах.

США уже используют размещение своих вооруженных сил в политических целях. До настоящего времени главы азиатских государств – бывших республик СССР – формировали свою внешнюю политику, ориентируясь, в первую очередь на Россию. Сегодня американское присутствие в регионе способствует ослаблению влияния на них Москвы.

Продолжительное присутствие здесь США будет только способствовать принятию лидерами среднеазиатских государств решений, противоречащих интересам России. Позиция Москвы относительно американского присутствия вызывает у бывших соседей по СССР раздражительную реакцию. Получающие от Запада плату за использование своих аэродромов, бывшие среднеазиатские республики надеются на значительно большие дивиденды в будущем. Поэтому они настаивают на праве определять сроки военного присутствия самостоятельно, исходя из собственных интересов. Так, президент Узбекистана Ислам Каримов назвал обеспокоенность Москвы "отрыжками старых стереотипов". "В этом плане кто-то за нашей спиной не должен решать вопросы, связанные с тем, где располагаться этим аэродромам, и на какой срок должны представлять эти аэродромы" - заявил Каримов.

Подобные ожидания уже оправдываются. Администрация Д. Буша объявила об увеличении финансовой помощи Узбекистану до 160 млн. долларов США, что на 100 млн. долларов больше, чем в прошлом году. Президент США снял в 2002 году ограничения на предоставление американской помощи Азербайджану, а также Госдеп США объявил о снятии ограничений против Таджикистана на доставку оборудования и услуг оборонного характера.

Наращивание американского присутствия в Центральной Азии – это не только усиление влияния на российскую внешнюю политику, но и контроль над добычей и транспортировкой местной нефти. В общем объеме запасы нефти и газа на территории Казахстана, Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана, Киргизии и Азербайджана оцениваются как эквивалентные имеющиеся ныне запасы в Саудовской Аравии и Ираке – двух ведущих ближневосточных поставщиках нефти для Америки. Наращивание военного присутствия США в Центральной Азии напрямую связано с интересами американского бизнеса, прежде всего, в сфере нефти и газа. До сих пор Саудовский регион, несмотря на недемократичность и фундаментализм, продолжает в силу своих богатейших запасов нефти представлять огромную важность для Запада. И потенциальное уменьшение зависимости от Саудовской (иракской) нефти критически важно для США. В этом отношении бывшие среднеазиатские республики с их нефтеносными запасами, приобретают стратегически важное значение. Поэтому задача США подорвать экономическое влияние России в этом регионе и обеспечить транспортировку нефти вне ее территории.

Борьба за Центральную Азию только начинается. После 11 сентября отношения между Москвой и Вашингтоном улучшились по крайней мере внешне. Однако военный аспект в этом регионе и нефтяная политика в скором времени затронет взаимоотношения России и Запада.

В центре евразийского континента появились войска и авиабазы НАТО, вектор силы которых при определенных условиях будет направлен на уральско-сибирские регионы. Возвращение Талибана в Афганистан как политической силы вопрос времени с непредсказуемыми последствиями для государств Центральной Азии и юга России и осложнениями в районе Каспийского моря. Афганистан для США был поводом для вхождения в сердце Азии. Россия раскрыла это сердце и получила в него стрелу.

Теперь для окончательной дискредитации России нужна широкомасштабная война в арабском мире. Но здесь цена наших ошибок будет слишком велика. Мы попадаем в эпицентр вакуумного взрыва, который разорвет наш авторитет, вековую историю контактов с арабскими режимами, военный и технологический потенциал, державшийся на поставках в Северную Африку и Ближний Восток.

Операция вне всяких сомнений будет операцией вторжения, а не просто карательной акцией. С конца ноября Вашингтон продолжает наращивание своего военного присутствия в регионе Персидского залива, где сосредоточено порядка 60 тысяч военнослужащих, и силы продолжают прибывать. В начале 2003 года темпы переброски войск увеличились. В течении января в регион направлено 52 тысячи войск. В феврале число военнослужащих достигнет 200000 человек. Всего в боевых действиях со стороны США примут участие свыше 250 тысяч военнослужащих. Со стороны Великобритании выступят до 35000 солдат, около 100 тяжелых танков Челинджер, 150 БМП, что составляет треть всего личного состава британской армии. В военной компании против Ирака примут участие порядка 300 тысяч военнослужащих. Число сухопутных войск, морской пехоты, войск специального назначения, которым предстоит участвовать в операции вторжения составляет порядка 180000 человек. Остальные – экипажи ВМФ, ВВС, обслуживающий персонал. В боевых действиях примут участие около 2000 человек. Регулярно появляются сведения о готовности США и Великобритании использовать ядерное оружие.

Начиная новую военную кампанию американские стратеги декларируют следующие цели:

- любыми способами избежать втягивания американской армии в затяжной военный конфликт, чреватый значительными потерями в людских силах и технике. Это может привести к тому, что американская армия, привыкшая к мысли о своей исключительности, окажется деморализованной и неспособной продолжать эффективную военную кампанию;

- провести молниеносную операцию и тем самым избежать больших потерь;

- в самом начале операции блокировать главные нефтеносные районы Ирака с тем, чтобы С. Хусейн не смог отдать приказ уничтожить добывающие мощности.

Основными целями американской армии являются нефтяные города Моссул, Киркук и Басра. Моссул и Киркук расположены на территории, контролируемой курдскими формированиями. Нет причин сомневаться в том, что американские войска смогут беспрепятственно войти на территорию Северного Курдистана, блокировать их и удерживать при поддержке курдской армии. Захват Басры не будет столь же легким. Басра – стратегически важная точка, как для Ирака, так и для сил вторжения. Здесь развернутся основные и самые тяжелые бои. Американские войска за последние тридцать лет не принимали участие в штурме городов. Басра подвергнется длительной осаде (от 2-х до 6 недель) в ходе которой осажденный нефтяной город будет подвергаться массированной психологической обработке по всем канонам военной пропаганды: блокирование коммуникаций, круглосуточные авианалеты, радиовещание, обстрел города артиллерией, молниеносные атаки мобильных подразделений, разбрасывание листовок. Наступление на Багдад планируется вести высокими темпами с помощью танков "Абрамс М-1" под прикрытием сил ВВС. Молниеносное наступление будет сопровождаться особо жестокими бомбардировками, так как значительная часть самолетов армии вторжения будет действовать с авианосцев, а это ограничивает период их активного и эффективного применения 4 – 5 днями. Не в интересах США затягивать войну. Несмотря на политические сложности в Персидском заливе постепенно собирается внушительная сила, которая вполне может справиться с поставленными перед ней задачами.

В тоже время американские военные склонны рассматривать варианты развития событий, при которых вторжение пойдет иначе, чем было запланировано. Избежать серьезных негативных для себя последствий они могут только молниеносными и жестокими действиями.

По различным оценкам стоимость войны в Заливе может составить 200 миллиардов долларов США. В качестве безоговорочного союзника Вашингтона выступает Великобритания. Неоднократно подчеркивалось, что "британская помощь очевидно не будет большой: речь идет о морально-политической поддержке". Однако, из данных приведенных выше, стоит говорить о том, что Лондон готов принять живейшее участие в сухопутной части операции. Можно сделать вывод о том, что войска Ее Величества проведут ряд широкомасштабных диверсионных операций во время наступления основных сил на ключевые иракские города. Цель диверсий: парализовать коммуникации противника, сковать передвижение войск, разрушить инфраструктуру – аэродромы, нефтепроводы, уничтожить высокопоставленных чиновников, создать хаос.

Британцы будут участвовать в ближневосточной кампании, как сила, имеющая давнее и достаточно прочное влияние в регионе. Вполне вероятно, что именно на англичан падет ответственность за "умиротворение" местного населения: они будут вести переговоры, обеспечивать процесс формирования местных властей, отвечать за военную реформу в покоренном Ираке, т.е. использовать свой опыт "перерисовки" ближневосточной карты, который Великобритания приобрела во время войны с Турцией в 1914 году.

В тоже время действия французских и германских властей серьезно обострили отношения Вашингтона и европейских столиц. Министр обороны США Д. Рамсфелд выступил с крайне эмоциональной речью, в которой поставил под сомнение само "европейство" двух европейских локомотивов: "Когда мы говорим о Европе, мы подразумеваем Францию и Германию… Я – нет. Я думаю – это старая Европа".

Наиболее противоречивая ситуация сложилась в американо-турецких отношениях. Для Пентагона Турция является одной из составляющих успешного вторжения в Ирак, тогда как отсутствие турецкой поддержки существенно усложнит подготовку и проведение вторжения. Когда у власти был Б. Эджевит, турецкое руководство уже тогда выражало сомнение в необходимости участия в антииракской кампании. Прежде всего по экономическим соображениям: пограничная торговля Турции и Ирака давала хороший доход, кроме того, в Турции еще помнят, какой опустошающий эффект имела для турецкой экономики война в Заливе в 1991 году – многие миллиарды долларов. Однако, "находясь в зависимости от финансовой помощи со стороны подконтрольных США международных организаций, как, к примеру, МВФ, турецкое руководство не могло открыто противостоять США".

Новое турецкое руководство перспектива войны пугает еще больше. Правительство нового турецкого лидера Р. Эрдогана во главе с премьер-министром Абдуллой Гулем уже подсчитало, что потери от американского вторжения в Ирак составят огромную сумму. Ежегодные доходы от туристического бизнеса, с которыми турецкому бюджету придется распрощаться, составляют около 12 миллиардов долларов США, пострадает торговый сектор и сектор авиаперевозок. Как заявил лидер турецкой оппозиции Д. Байкал "в случае войны в экономическом плане больше всех, за исключением Ирака, пострадает Турция".

Турецкое руководство сомневается, оказывать ли поддержку США, или же занять позицию невмешательства, тем более, что выгоды от участия в американской операции более чем сомнительны. Прежде всего Вашингтон ратует за возможность участия турецкой армии в одном строю с курдскими боевиками во время вторжения в Ирак – на территорию иракского Курдистана, что для Анкары является совершенно неприемлемым, так как это нарушает всю турецкую политику в отношении курдского населения в самой Турции.

Кроме того, Турция готова принять участие в военной акции только в случае, если на то будет соответствующая резолюция СБ ООН.

США, вторгаясь в регион, не получат в долгосрочной перспективе ничего хорошего. Скрывая под формулировкой "необходимость разоружить Багдад" истинную причину агрессии – нефть, США попадает в ловушку.

Вашингтону необходимо понизить цену на нефть для того, чтобы избежать экономического спада и получить доступ к стратегическим запасам нефти, которых в Ираке хватит еще на сто лет. Нефтяные аналитики, однако, не склонны преувеличивать ценность иракской нефти. Тем не менее она преувеличена в перспективе ближайших 10 лет. Многие полагают, что после оккупации Ирака американскими войсками на мир прольется нефтяной дождь. В 1990 году среднесуточная добыча в Ираке составляла менее 2 млн. баррелей. С 1991 года Ирак добывает 1 млн. баррелей в день, при этом ежегодно она падает на 100000 баррелей. Потребуется от полутора до трех лет и миллиарды долларов инвестиций для того, чтобы возобновить нефтедобычу на уровне 1990 года. При условии тотального износа оборудования, любой компании, которая придет в послевоенный Ирак нужно будет думать не об увеличении добычи нефти, а, во-первых, о возобновлении добычи, во-вторых, о глубокой модернизации нефтяных скважин, в-третьих, безопасность добычи. Только через пять лет новой войны и оккупации в Ираке смогут добыть 3 млн.баррелей в день. И это при условии, если в ходе военной операции нефтяные скважины не заполыхают факелами как в Кувейте.

Если отбросить тему иракских ОМУ и закрыть глаза на нефть, то на поверхности окажется еще одна причина, по которой США могут решиться на военные действия. Речь идет о планах "перекройки ближневосточной карты".

Новая военная кампания в Заливе имеет своей целью "разобщить Ближний Восток", установить тотальный контроль над нефтью и позволить США и Израилю держать регион под своим полным контролем. После уничтожения режима Хусейна в руках у Вашингтона окажутся дополнительные рычаги воздействия на таких несговорчивых ближневосточных игроков, как Иран и Сирия. После этого у администрации США окажется больше свободы действий в окончательном разрешении израильско-палестинского конфликта.

Такой сугубо утилитарный подход не сулит региону ничего хорошего.

В случае распада иракского государства на три части – шиитскую, суннитскую и курдскую, регион будет ввергнут в хаос: потоки беженцев, вражда между этническими группами, участие в конфликте третьих стран (Сирии, Турции, Ирана, Иордании). Военная акция с большим количеством политических "неизвестных" и совершенно неясными последствиями будет сродни апокалипсису. США не готовы к такому развитию событий.

Концентрация внимания на иракском конфликте может снизить качество анализа ситуации в других странах арабского мира, что чревато ошибками по выработке правильных решений, а они таковы, что во многом будут определять нашу жизнь на долгие десятилетия.

В настоящее время политическая элита Ближнего Востока испытывает далекое от ее понимания чувство, редко присутствующее в деятельности подавляющего числа политиков – это дефицит времени. Дефицит касается всех – и руководителей стран и политической оппозиции. Но более к надвигающимся событиям готова оппозиция. Обстановка в странах арабского мира, связанная с началом войны против Ирака, напоминает ситуацию, когда и те, и другие ждут сигнала к активным действиям. Хаотичность встреч, консультаций, переговоров, поведение политических элит лишь видимость, под которой скрывается хорошо скоординированный план, согласно которому каждая из групп знают свою задачу и время действий.

Время нападения на Ирак – вот дефицит, с которым надо справиться. По некоторым сведениям это должно произойти к 1 марта 2003 года. Логика военный действий США как правило проста. Массированные воздушные налеты, бесконтактные операции по уничтожению центров управления государством, вооруженными силами, ПВО. Выведение из строя авиации, удары по скоплению войск. Затем локальная наземная операция, окончанием которой будет формирование марионеточного "Правительства спасения" и обращение назначенного лидера к мировой общественности. Формирование миротворческих международных сил, расчленение Ирака на 2 или 3 области с последующим принуждением Саддама Хусейна отойти от власти. Ираку предстоят серьезные испытания, и заявления С. Хусейна о том, что страна готова к войне не пропагандистский трюк.

Высокоточному оружию, сверхнадежной связи и управлению, огневой мощи флота, авиации и наземных средств Ирак может противопоставить организованность и то, чего нет в армии США – боевой дух при защите родной земли, когда терять солдату нечего, кроме близких ему людей и родной земли. Ирак не децентрализованный, раздираемый противоречиями Афганистан и не разорванный надвое Вьетнам. Это государство, закаленное войнами и блокадой, имеющее союзников, а его лидер имеет огромную социальную базу поддержки. Воздушные операции для иракцев – это события повседневной жизни. Налеты на объекты происходят почти ежедневно, и сломить дух сопротивления не просто.Но первая же неделя наземных операций будет для США катастрофой. 100 часов наземной войны в период "Бури в пустыни" показали, что стоят сухопутные войска США. Вне зависимости от направления удара с севера, со стороны курдов или с юга, в направлении Басра – Багдад, американцы получат горы трупов. Тем более ни северный плацдарм, ни кувейтский не позволят сконцентрировать достаточное количество войск для быстрого продвижения по территории Ирака.

Предположения о небольшом контингенте спецвойск, способных покрыть большие расстояния, взять мало-мальски заметный город, удержать его и обеспечить функционирование "Правительства спасения" похожи на ковбойский фильм.

Для американцев наиболее приемлемый сценарий – ликвидация иракского лидера. Внутренняя оппозиция для этого вполне сформирована. Она имеет тесные контакты с Западом, занимает многие ведущие позиции в стране, имеет достаточные средства, накопленные в программе "Нефть в обмен на продовольствие", панически боится разоблачения своей антинародной деятельности и наказания вождя. Оппозиция, находясь близко к Саддаму Хусейну, ищет способ его ликвидации руками террористов, которых разорвет сразу после совершенного покушения и возглавив государство под знаменем Саддама Хусейна и поведет страну в объятия западной цивилизации.

Для арабского мира последний сценарий мало приемлем, так как разрушает планы по коренному изменению позиций мусульманских стран в мире. Ирак должен стать знаменем сплочения, Хусейн новым пророком, а победа или поражение – условием прихода к власти в большинстве арабских стран национальных антиамериканских, антироссийских и антизападных режимов, которые осознавая свою ведущую роль в поставках сырья в мировую экономику и не связанных обязательствами прежних правителей готовы к экономическому диктату всему миру. Тогда ударная волна этой вакуумной бомбы будет действовать не только по прямой, но и обтекая углы взрываться в самых неожиданных местах.

Наиболее подготовлен для этого Египет. Потеряв свою международную позицию в Арабском мире он хочет вернуть ее, взять реванш за сепаратные переговоры 25 летней давности, когда национальные интересы вошли в противоречие с общеарабскими.

Политический секундомер Египта начал обратный отсчет. Сейчас он фиксирует темп политических решений, требующих от руководства страны соотносить их с требованиями оппозиции, которая почувствовала свой звездный час.

Оппозиция Египта находится в беспроигрышном положении. Или антиамериканская (как в прочем и антироссийская) политика приведет ее к власти, или, под ее влиянием, будут приняты решения, перечеркивающие все договоренности с США и Израилем последних десятилетий. И в том и в другом случае оппозиция получает лидерство в жизни страны. Им обеспечена поддержка арабских лидеров, в первую очередь Саддама Хусейна и поддержка народа, униженного Кемп-Девидом. Первоочередная цель – изменить унизительные условия входа на Синайский полуостров и стать подлинными хозяевами своей территории.

Возможно эта тема и стала предметом обсуждения Президента Египта и ряда депутатов парламента в декабре 2002 года на одном из курортов Синая.

Есть предположения, что ставится цель - одновременно с началом боевых действий в Ираке изменить военную составляющую на полуострове, а именно, ввести войска на территорию Синая и приступить к созданию полноценной укрепленной границы с Израилем. Воссоздать оборонительные линии и прекратить свободное безвизовое проникновение израильских граждан на территорию Синайского полуострова, установление полного контроля над коренным населением, увеличение доходов от зоны канала и туристического бизнеса. На фоне решительных политических и военных действий повышение своего статуса в арабском мире как полноценного члена антиизраильской коалиции, с последующей претензией на лидерство. А исходя из своего географического положения и протяженности границ с Израилем получение дополнительного финансирования от формирующейся арабской антиизраильской коалиции на модернизацию Вооруженных Сил для усиления потенциальной угрозы Израилю.

Вероятно Президент Египта стоит перед выбором. Или он принимает решение антиамериканского характера, или, после нападения на Ирак, его политика, благодаря активности оппозиции объявляется антинародной, антиарабской и он с позором будет смещен.

Эффект вакуумной бомбы касается почти всех лидеров арабских государств и непонимающему это грозит потерей власти. Сейчас складывается ситуация 60-х годов.

Можно предположить, что Сирия как сосед двух непримиримых врагов – Ирака и Израиля, в своей последовательной антиамериканской политике уже выработала линию поведения в кризисной ситуации. Вероятно, она будет самой жесткой среди арабских государств. Сирия прекрасно понимает, что, имея границы с натовской Турцией, Израилем и поверженным Ираком, она станет следующим и наиболее слабым звеном в американской экспансии на Ближний Восток. Поэтому начало агрессии будет ознаменовано полным открытием границ с Ираком, направлением туда оружия и сирийских и палестинских добровольцев, включение на полную мощность нефтепровоза на Баниас и организацией поставок иракской нефти через свои порты в Европу. Мобилизацией и созданием сирийско-израильского фронта с целью возвращения захваченных Израилем территорий.

Иордания, поднявшая свою экономику за счет блокады Ирака, как транспортный коридор между внешним миром и иракской территорией, посчитает удар по Ираку и возможную смену режима угрозой дальнейшему процветанию страны.

Стабильная королевская власть может пошатнуться под тяжестью обстоятельств изменения экономического положения. Неожиданный удар последует от одного из родственников, националистически настроенных и имеющих поддержку Лиги арабских государств. Новый импульс получит партия Арабского социалистического возрождения БААС. Болото разногласий, которое в последние годы затягивало партийное строительство и все дальше уводило от народных интересов в проблемы лидерства, будет уничтожено общими интересами – выходом на мировой диктат, лидерством в мировой экономики.

Разногласия в продаже нефти на мировой рынок носит очевидно поверхностный характер. Каждый из арабских лидеров, поставляя нефть своим идеологическим противникам по заниженным ценам при стабильно определенной мировой цене, старается получить максимальную прибыль и обойти конкурентов, но это происходит до рубежа, когда доходы и сама их власть начинают входить в противоречие. Не ОПЕК, а БААС становятся судьей в этом споре. Поэтому следует ждать роста авторитета арабской партии и подчинению идеологии единства всех остальных коммерческих и финансовых приоритетов, что вызовет скоординированные действия на мировом рынке нефти.

Уже сейчас можно предположить, что арабские страны в лице оппозиции начинают, интегрироваться в Евроструктуры. Это естественные союзники арабского мира в борьбе с американским диктатом. Европа понимает, что результатом установления контроля США под Персидским заливом, будет установление полного контроля над странами европейского континента. И только их союз с арабами позволит сохранить хоть какую-то самостоятельность. Формируется революционная ситуация. Старый Свет и Арабский мир объединяется в борьбе за свою независимость. Впереди странный, но вполне реальный союз разных внешне, но объединенных страхом подчинения однополярному миру, сил куда войдут и Иран, и Афганистан, и Франция, и Германия, и Ливия, и Йемен.

России можно отдыхать. Она потеряла свое политическое лицо и его восстановление не только вопрос усилий, которые она не предпринимает, но и вопрос времени.

Впереди у России еще большие испытания, а может и больший позор. После иракской авантюры, вне зависимости от результатов, произойдет нападение на Иран. Но это уже отдельный эпизод будущей мировой истории.

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1048542720
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Конституционный закон Республики Казахстан от 25 мая 2020 года №335-VІ ЗРК
- Закон Республики Казахстан от 25 мая 2020 года №333-VІ ЗРК
- Закон Республики Казахстан от 25 мая 2020 года №336-VI ЗРК
- Сенаторы приняли поправки по вопросам парламентской оппозиции
- 230 лучших специалистов в 11 отраслях привлечены к работе по повышению конкурентоспособности РК
- Постановление Правительства Республики Казахстан от 20 мая 2020 года №307
- Постановление Правительства Республики Казахстан от 21 мая 2020 года №316
- Данияр Ашимбаев: Нужно учитывать национальные интересы, а не мнения зарубежных экспертов
- Постановление Правительства Республики Казахстан от 28 мая 2020 года №332
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх