КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Понедельник, 28.04.2003
20:04  Пугусский Cоюз. Главы стран ДКБ создали новый военный блок - ОДКБ
19:37  Конец военной истории. Победа коалиции в Ираке сделала бессмысленным содержание национальных армий
18:43  Требования Демпартии "ЭРК" к правительству Узбекистана
17:39  В Афганистане расследуют убийство Ахмад-шаха Масуда
16:16  Пепе Эскобар - Взятие Багдада: как это было
15:55  А.Ахмедов - Западные кредиторы и инвесторы соберутся в Ташкенте 4-5 мая
14:05  Иранский фильм "Дети неба" показан по центральному телевидению Китая

13:30  Теннис в Узбекистане: элитарный спорт становится народным
10:14  "Известия" - Плотины против экстремистов. ЕврАзЭС в раздумьях - надо ли вводить наднациональные структуры?
09:35  "Четверка" станет "тройкой"? Украина опять не подписала 4 документа Совета глав правительств СНГ
09:29  "НГ" - Телефонные переговоры. Россия озабочена темпом выхода Туркмении из "двойного гражданства"
09:22  К.Аннагельдыев: Потерял коня - потерял честь. Ахалтекинец в жизни туркмена
09:05  О.Рузалиев - Нужен ли Узбекистану "Закон об основных гарантиях деятельности Президента?"
08:31  М.Махмудов: Господин президент, прошу Вас освободить меня! (Открытое письмо И.Каримову)
08:18  ВВС - Нелегкое партнерство. Москва и Душанбе спорят из-за военной базы
08:01  Выдающийся казахстанский боксер Жиров проиграл свой первый бой. Нокаутом в 12-м раунде
07:59  "Къ" - Путин в Таджикистане обыграл солдата в нарды и подписал два мелких договора
07:51  Назарбаев переизбран главой Межгоссовета ЕврАзЭС и выступает с новыми идеями (речь)
07:34  Т.Бакир уулу (омбудсмен Киргизии) - "75 моих сотрудников сидят в голых комнатах..." (интервью)
07:28  Кыргызстан готовит реформу правоохранительных органов
07:22  "МК" - Экзотическая Пасха. Ради Путина в Таджикистане нарушили церковный канон
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    Кыргызстан   | 
Т.Бакир уулу (омбудсмен Киргизии) - "75 моих сотрудников сидят в голых комнатах..." (интервью)
07:34 28.04.2003

Турсунбай Бакир уулу: Я от своего не отступлюсь

Институт Омбудсмена в Кыргызстане привлекает к себе все больше внимания как в республике, так и за рубежом. 31 января открылся офис, созданы несколько департаментов и филиалы в регионах. Работы у сотрудников невпроворот, и сам Омбудсмен - Турсунбай Бакир уулу - до ночи разбирается с делами. Время на интервью "Моей столице" он выкроил в выходной день с большим трудом.

Корр. - Турсунбай Бакирович, первоначально главными проблемами были финансирование и помещение. Как они решаются?

Т.Б. - Три месяца люди работали безвозмездно, финансирование нам открыли только в середине марта. Здание выделили, вернее, половину того, что занимал департамент водного хозяйства. Этого совершенно недостаточно - инспекторы сидят в кабинетах по 6-8 человек. Приходится решать оргвопросы в ультимативной форме. Я встретился с премьер–министром и настоятельно потребовал, чтобы департамент освободил вторую половину помещения. Из транспорта есть только старая "Волга", которую на наш баланс передало Законодательное собрание ЖК. Инспекторам приходится за свой счет добираться до объектов на общественном транспорте, это отнимает много времени. Средств на приобретение мебели, канцтоваров нет, поэтому комнаты голые, каждый лист чистой бумаги на счету.

Корр.- Сколько у вас сотрудников?

Т.Б. - Со второго января работали 6 человек, затем по конкурсу набрали еще троих, а в феврале сложился основной костяк - это 60 человек плюс 15 по регионам. Руководители аппарата и департаментов имеют постоянные удостоверения, остальным выдали временные. Некоторые сотрудники получают мое спецраспоряжение на проведение проверок.

Корр.- Согласно закону у вас должно быть три заместителя, кандидатуры которых утверждает Жогорку Кенеш. Когда это произойдет?

Т.Б. - Может быть, мы внесем в закон поправку и оставим только одного зама, как это сделали во многих государствах. Он будет замещать Омбудсмена во время его отсутствия. Чтобы ответственность не размывалась, ее нужно возложить на одного человека. А начальники трех департаментов уже ведут работу по трем направлениям: гражданские дела, уголовные дела и социальный блок.

Корр.- Очевидно, на вас с первых дней обрушился поток жалоб от граждан, чьи права были нарушены?

Т.Б. - Поступило 600 заявлений, в 70 процентах которых обжалуются решения судов, прокуратуры и правоохранительных органов. 20 процентов касаются вопросов собственности. Это квартиры, земельные доли, акции, автотранспорт. И 10 процентов заявлений о нарушениях политических прав и свобод, права на труд, преследованиях по религиозным мотивам. Многие люди обращаются с делами давно минувших лет. В 1961 году у гражданина был расстрелян отец; в 1965 году женщину изнасиловали - они требуют наказать виновных. Пока еще не все знают, что Омбудсмен рассматривает дела по срокам не позже одного года. В исключительных случаях я принимаю решение продлить этот срок до двух лет. Главное, чтобы люди поняли - я не могу заменить ни суд, ни следствие, это не входит в функции Омбудсмена. Я должен вмешиваться только когда принятое решение вступило в силу.

Корр. - В нашем случае вы дали свое заключение на решение Ленинского суда по иску А. Ерсариевой к "Моей столице" и корреспонденту. В связи с этим на вас не пытались как–то надавить? Ведь наш "Белый дом" пока еще не до конца понял, что Омбудсмен - лицо неприкосновенное, он независим в своих решениях и препятствовать ему не может никто.

Т.Б. - Беседа в "Белом доме" по поводу "Моей столицы" на днях состоялась. Меня обвинили в том, что я пытаюсь заменить судью. Но я дал свое решение по материалам дела для восстановления нарушенных прав, на что имею полномочия. Кто со мной беседовал, я вам не скажу.

К сожалению, не только простые граждане, но и государственные чиновники зачастую не знакомы с законом об Омбудсмене. Нас не пустили с проверкой в спецприемник–распределитель. Я написал письмо министру внутренних дел, сослался на 40 статью Конституции КР и Закон "Об Омбудсмене", который гласит, что я могу в любое время беспрепятственно посещать места лишения свободы и предварительного заключения, а также любые другие структуры, проводить там проверки. Письма подобного содержания я направил во все силовые министерства, в МЭ и ЧС, Гостаможню, Министерство юстиции - и ответа ниоткуда не получил. Только командующий Нацгвардией генерал Чотбаев заверил, что сотрудники ознакомились с законом и не будут препятствовать проверкам подразделений Нацгвардии, содержания на гауптвахте, соблюдения прав военнослужащих и членов их семей. А нарушаются эти права часто. К нам идут жалобы от сирот, которых по закону не должны забирать в армию. Однако их туда направляют вместо детей высокопоставленных родителей.

Корр. - Перед вашими глазами предстала изнанка жизни, о которой раньше вы, наверное, знали не так уж много. Какие чувства вы испытываете сейчас?

Т.Б. - Иногда - чувство бессилия перед беспределом. С правдой жизни знаком я не понаслышке, а как дважды избранный парламентарий и "старый" демократ. Но один я не справлюсь, помогать должны неправительственные организации, СМИ. Создаем общественные Советы при каждом управлении и при Омбудсмене, в них граждане, которые не могут равнодушно относиться к нарушению прав и свобод человека, будут работать на волонтерской основе - бесплатно и добровольно.

Корр. - Наверное, в первую очередь вам придется заниматься и просветительской деятельностью, поскольку граждане не знают законов и не имеют к ним доступа?

Т.Б. - У нас есть подвал, в нем мы делаем библиотеку, куда соберем все законы, чтобы люди могли читать, делать выписки. Спасибо руководителю ПРООН в Кыргызстане Ежи Скуратовичу - он выделил нам грант, теперь мы имеем доступ к "Токтому" - электронному архиву законодательства КР. Международные организации рады нам помочь.

Корр. - А родное правительство не очень–то торопится. Хотя для нашего президента Омбудсмен сегодня - козырная карта, которую он демонстрирует международному сообществу и странам–донорам при каждом удобном случае как доказательство приверженности демократическим принципам.

Т.Б. - Закон правительством не исполнен ни до, ни после моего избрания. Статья 16 предусматривает финансирование деятельности Омбудсмена и его аппарата на основании разработанной им сметы расходов, и эти средства закладываются в бюджете отдельной строкой. Согласно статье 17 правительство в трехмесячный срок после принятия Закона "Об Омбудсмене (Акыйкатчы) Кыргызской Республики" (то есть к 25 сентября 2002 года) было обязано представить в Жогорку Кенеш предложения по приведению законодательства в соответствие с этим законом и решить организационно–технические вопросы, связанные с введением института Омбудсмена! Мою смету урезали в 6,5 раза. Электроэнергией пользуемся в долг, на телефон, интернет средств нет. Если бы не гранты ОБСЕ и ПРООН, положение было бы совершенно плачевным.

Корр. - Но ведь сотрудникам вашего аппарата нужно еще и в командировки ездить?

Т.Б. - Только благодаря семинару на Иссык–Куле с участием омбудсменов из 10 стран, который был проведен при поддержке ПРООН и ОБСЕ, удалось проверить в Чолпон–Ате детскую туберкулезную больницу. Создали международную комиссию - нас там встретили аплодисментами. Мои сотрудники радуются, когда кому–то удалось помочь. Пришел парень, приехавший к больной матери в Ош из Новосибирска. Денег ни копейки, не на что домой добраться. Он буквально плакал от отчаяния. Я нашел ему деньги на билет, поездом отправили. Девушки из Таласа и Джалал–Абада, оставшиеся без попечения родителей, прислали письмо: нет одежды, обуви. Мы собрали по своим домам вещи, отправили им.

Корр. - Омбудсмен осуществляет контроль за всеми без исключения государственными органами и структурами. Как он реагирует на доказанные нарушения прав граждан?

Т.Б. - Сначала проводится расследование и оценка деятельности органа, который нарушил права. Затем составляется акт реагирования - это правовое заключение Омбудсмена, оно направляется адресату. Если не возымеет действия, мы имеем право в 15–дневный срок затребовать письменный доклад. В случае если госорган игнорирует это требование, статья 13 закона позволяет нам обращаться в Генеральную прокуратуру с требованием о принятии мер. Кроме того, мы можем направлять в вышестоящую инстанцию представление о том, что виновник не желает устранять нарушения.

Корр. - Допустим, что ваши обращения проигнорировали все инстанции и та же Генпрокуратура, - а сначала, видимо, с такими вещами вам придется столкнуться, - тогда вы пишете годовой отчет на имя парламента или спецотчет для президента?

Т.Б. - Я считаю эту форму весьма действенной, поскольку все виновные будут названы поименно. Парламент будет принимать постановление по данному вопросу. Вряд ли кому–то из чиновников захочется фигурировать в таких отчетах. Ведь они будут рассылаться в ООН, ОБСЕ, в авторитетные международные правозащитные организации, имеющие влияние среди стран–доноров. То есть международный резонанс обеспечен. И от ситуации с правами человека в нашей стране будет зависеть кредитная и инвестиционная политика по отношению к Кыргызстану. А это очень серьезно.

Корр. - И кто уже просится в такой доклад сегодня?

Т.Б. - Я дал поручение двум своим департаментам, чтобы они затребовали материалы по делам многих судей.

Корр. - На днях Законодательное собрание внесло поправки в Кодекс об административной ответственности. Нужно и другие законы приводить в соответствие с Законом об Омбудсмене, иначе воз с места не сдвинется, не так ли?

Т.Б. - Очень хорошо, что ЗС успело в апреле внести эти поправки. Они предусматривают ответственность госорганов и должностных лиц за незаконное вмешательство в деятельность Омбудсмена (Акыйкатчы) по осуществлению им контроля за соблюдением конституционных прав и свобод человека и за воспрепятствование в реализации его полномочий. В первом случае виновные граждане выплатят административный штраф в размере от трех до пяти, а должностные лица - от десяти до тридцати минимальных размеров заработной платы. Во втором случае штраф больше - от 100 до 200 минимальных размеров. К тому же установлено право Омбудсмена посещать места содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых.

Корр. - Когда президент подпишет этот закон, вы сможете потребовать, чтобы оштрафовали кое–кого из его администрации?

Т.Б. - Там есть умники, которые не хотят включать сотрудников моего аппарата в реестр госслужащих и относят их к негосударственным служащим, хотя Омбудсмен - это государственный контролирующий орган. Понимаю, почему чиновники так поступают: я наступаю им на хвост и мешаю получать дивиденды с их бизнеса. Намечается громкий скандал, связанный с представителями "Белого дома" и одной из газет. Уже доказано, что методом фальсификации документов права коллектива этой газеты были нарушены.

Корр. - Что вы предпримете?

Т.Б. - Направлю в Генпрокуратуру требование о возбуждении уголовного дела.

Корр. - Из Конституции исключен пункт о праве граждан обращаться в Конституционный суд. Это сделала экспертная группа. Президент своим указом вернул гражданам это право, тем не менее в Основной закон оно не вошло. Как такое могло случиться? Верховный суд временно не принимает жалобы на решения нижестоящих инстанций в порядке надзора. То есть в стране царит правовая анархия. Что вы предпринимаете в этом отношении?

Т.Б. - Я поднял этот вопрос в "Белом доме". До тех пор, пока парламент не привел законодательство в соответствие с новой Конституцией, и КС и ВС обязаны принимать заявления граждан. Мы направили такое письмо в Верховный суд, но ответа нет. Я объяснил в "Белом доме", что это еще один повод для социального взрыва. Рядовые граждане не должны страдать от политических и клановых разборок в государстве.

Корр. - Как работается вашим представителям в регионах?

Т.Б. - Могу выразить искреннюю благодарность губернатору Ошской области Накену Касиеву. Он выделил под офис пятикомнатное помещение в центре Оша, сделал там косметический ремонт. В Джалал–Абаде помещение предоставили на окраине - две комнаты в поликлинике. Нарынский губернатор дал помещение на верхнем этаже дома с протекающей крышей. Как туда будут подниматься старики и инвалиды? Зато частный университет Ага Хана намереваются разместить великолепно! Я сказал заместителю нарынского акима: права человека важнее, чем один частный вуз. Баткенский губернатор пообещал помещения в Баткене и Кызыл–Кие. Я надеюсь, что слово он сдержит. Чуйский губернатор вопрос пока решить не может, подходит по остаточному принципу. На Иссык–Куле дают отдельное помещение, а до тех пор сотрудников разместил в своем офисе депутат СНП Байкожоев. Талас - самый слабый регион, там у нас нет ни одного юриста. Вчера я назначил уполномоченного по Таласской области, однако офиса нет. Старушка одна предлагает купить у нее 16–комнатный дом за пять тысяч долларов - но где их взять?

Корр. - В первые дни после избрания мне показалось, что вы несколько растерялись. А теперь вижу в ваших глазах уверенность, и это мне нравится…

Т.Б. - Во мне появилась злость. Я - боец, чем больше меня достают, тем больше я злюсь. И от своего не отступлюсь.

Рина ПРИЖИВОЙТ.

25.04.03

Источник - Моя столица
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1051500840
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Указ Президента Республики Казахстан от 27 мая 2020 года №340
- Мажилис одобрил в I чтении законодательные поправки по вопросам промышленной безопасности
- Премьер-Министр РК А. Мамин вручил орден "Достык" Послу ОАЭ Мухаммеду Аль-Джаберу
- Данияр Ашимбаев о реформе образования
- Почему вместо сокращения госучастия в бизнесе создаются новые госпредприятия? - депутатский запрос
- Кадровые перестановки
- Постановление ЦИК РК от 22 мая 2020 года №10/304
- Нурлан Ногаев: Благодаря соглашению ОПЕК+ нам не пришлось останавливать добычу на месторождениях
- Увлекательные отвлекалки
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх