КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Воскресенье, 07.03.2004
19:14  Посол Британии Крейг Мюррей бросил жену ради парикмахерши из Ташкента
18:06  Жест доброй воли. Президент Кыргызстана публикует сведения о своих доходах и имуществе
17:16  Почему же только в Китае Фалуньгун "опасен"? (письмо в редакцию)
16:42  Предложения по Программе реформ в Бухарском ханстве генерала Самсонова (декабрь 1910)
16:15  "Акт расистской агрессии". Французские мусульмане возмущены поджогом двух мечетей
15:45  Таки наш человек. "Русское обозрение" о новом премьере М.Фрадкове
13:26  Д.Верхотуров: Ближний Восток возвращается в колониальную зависимость

12:34  Gazeta.kz - Шевелите мозгами! Реформа образования Казахстана погрузилась в дебри новаторства
12:28  А.Орусбаев - Языковые конфликты в Кыргызстане: угроза или путь к истине?
11:40  В Москве массово задерживают и грузовиками куда-то увозят мусульман
10:59  Казахстан решил форсировать строительство нефтяной трубы в Китай
10:17  В Карачи застрелен лидер пакистанской демократической оппозиции Абдулла Мурад
10:14  И.Болджурова (министр образования Киргизии) - "Знания сельских школьников не достигают даже минимума"
10:08  Ф.Зейналов - Длинные тени 11 сентября. Американская политика в странах Кавказа и ЦентрАзии
04:46  Пять узбекских женщин просят И.Каримова освободить их заблудших в "хизбуте" мужчин. Часть 2-я
03:55  "Аль-Каида" - это родовое название группы из 3-х воинственных антиамериканцев
03:29  Китай поддерживает многополярность мира и увеличивает расходы на оборону на 11,6%
02:51  Шамсудин Мамаев: Славная победа исламской демократии в Иране
02:19  Закройте рты... Оказывается, женский футбол существует в Узбекистане уже 8 лет
02:08  "Washington Times" - Русский медведь и его бывшие территории
01:47  Робот-полицейский официально принят на работу в полицию Сянгана
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
Шамсудин Мамаев: Славная победа исламской демократии в Иране
02:51 07.03.2004

Славная победа исламской демократии

Парламентские выборы в Иране стали ответом на американскую политику насаждения западных стандартов демократии на Востоке. Свергнув диктаторский режим в Ираке, американцы подписали приговор демократическим реформам в Иране

Шамсудин Мамаев

"США, сионизм и враги Ирана проиграли", - так охарактеризовал итоги состоявшихся 20 февраля в Иране парламентских выборов духовный лидер нации аятолла Хаменеи. По предварительным данным, в голосовании приняли участие 50,5% зарегистрированных избирателей. Уже известны результаты по 192 из 290 участков: 133 места в меджлисе (парламенте) получили консерваторы, реформаторы - 37 мест, остальные 22 мандата достались представителям других политических течений.

Напомним, что на прошлых парламентских выборах, в 2000 году, реформаторы получили при 67-процентной явке избирателей 200 из 290 мест в меджлисе. Ныне же и весьма убедительно победили их оппоненты - никого это не удивило. Все было решено заранее, когда совет стражей исламской революции отстранил от участия в выборах более половины заявленных кандидатов - в основном представителей реформистских партий (в том числе 80 членов прежнего меджлиса). Чаще всего применялась стандартная формулировка - "в связи с неверием в основные принципы ислама". После такой чистки целый ряд реформаторских партий принял решение бойкотировать выборы.

Контрреволюционерами и пешками в игре американцев и европейцев назвал реформаторов аятолла Али Акбар Хашеми Рафсанджани - второй человек в государстве. В этой острой ситуации лидер реформаторов - президент Ирака аятолла Мохаммед Хатами повел себя очень аккуратно: он пришел на избирательный участок, бросил бюллетень в урну и сказал в назидание своим сторонникам и всему народу: "Каков бы ни был результат, мы обязаны его принять".

Не было и массовых протестов - подобных тем, что потрясали Тегеран в 1999 году. Стихийные проявления недовольства возникали в провинциях: в воскресенье 22 февраля, когда были объявлены первые результаты выборов, восемь человек погибли в двух южных городах Ирана при столкновении с полицией. Протестовали исключительно против подтасовки самих результатов выборов: в одном случае правительство города объявило о неожиданно высокой явке избирателей, во втором - демонстрация возникла из-за неожиданно большого разрыва между консервативной партией и реформистами. Тем не менее пролилась кровь: полицейский выстрелил в одного из демонстрантов, когда те пытались захватить здания местных властей и громили полицейские машины. Но в целом крупномасштабная подтасовка результатов этих выборов маловероятна: за проведение выборов - и формально, и фактически - ответственно министерство внутренних дел Ирана, а его глава - аятолла Абдулвахид Мусави-Лари - сам видный представитель реформаторских сил.

Комментируя эти выборы и спокойствие электората, все наблюдатели указывают на глубокое разочарование иранского населения медленными темпами перестройки. Действия реформаторского правительства постоянно тормозятся клерикалами, а самому президенту Хатами не хватает политической воли для борьбы с ними. Между тем все ресурсы для такой борьбы у него есть. Реформаторы до сих пор контролируют как исполнительную, так и законодательную власть страны, они, безусловно, смогли бы поднять народ на самое решительное сопротивление стражам исламской революции. Прибегнуть к оружию стражи вряд ли рискнули бы - с учетом симпатий европейского общественного мнения к иранским реформаторам и воинственного настроя Америки это было бы равносильно политическому самоубийству.

Но, увы, Хатами отказался поднять перчатку и предпочел капитуляцию - он не только не поддержал бойкот выборов, но даже одернул своего министра внутренних дел Мусави-Лари, когда тот попытался добиться их отсрочки. Хатами, конечно, не хуже иранского борца за права человека и нобелевского лауреата Ширин Эбади понимал, что эти выборы фактически превратились в референдум по легитимизации в Иране режима талибского типа. После чего и все сочувствующие реформаторам министры, и губернаторы начисто забыли про свои угрозы подать в отставку. Причина все та же - верность идеалам исламской революции в окруженной врагами стране. "В иранском обществе есть представители различного политического спектра, однако все мы едины в нашей готовности противостоять США", - не раз заявлял иранский президент. Таким образом, можно считать, что иранская перестройка, начатая шесть лет, в день выборов 20 февраля 2004 года завершилась.

Волшебное слово "вилайет-э-факих"

Справедливости ради надо сказать, что проблемы, стоявшие перед президентом Хатами и иранским обществом, оказались куда острее тех, что довелось решать Михаилу Горбачеву и советскому народу. У СССР, по крайней мере, не было столь серьезных внешних угроз.

После изгнания талибов из Афганистана и разгрома Саддама Хусейна в Ираке обстановка вокруг Ирана радикально изменилась. Времена обмена через океан гневными репликами с Великим Сатаной (США) прошли: американская армия стоит теперь на границах Ирана, и риторика Белого дома, записавшего Тегеран в состав своей "оси зла", приобрела совсем иную тональность. "Никогда в прошлом, даже во время кризиса с заложниками, американская угроза не таила столько опасностей, как сейчас. Тогда США разворачивали свои войска только для освобождения заложников - и ничего больше. Сейчас же они угрожают основам нашего режима. Когда американский конгресс утверждает специальный бюджет, чтобы уничтожить правительство Ирана, это является угрозой для выживания нашей власти", - заявил в сентябре прошлого года советник президента Хатами Хасан Рохани, секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана. Неудивительно, что в условиях почти что осадного положения иранская перестройка со своей концепцией диалога цивилизаций в конце концов просто завяла: те "маяки демократии", которые американская армия создала в Афганистане и Ираке, не могли не задушить ее так же, как душат ростки культурных растений сорняки. Просто потому, что сейчас вряд ли найдется хотя бы одна мусульманская страна, народ которой мечтал бы о подобной форме либеральной демократии. Тем более это верно в Иране, где люди пристально следят за судьбой своих шиитских собратьев в соседнем Ираке.

Шиитское духовенство Ирана и Ирака тесно переплетено: если покойный великий аятолла Рухолла Хомейни из иранского города Кум жил в изгнании в священном иракском "городе семинарий" Наджафе, то ныне проживающий в Наджафе великий аятолла Али Систани получил образование в священном иранском городе Кум. Однако аятолла Али Систани выступает за разделение светской и духовной власти и сам всю жизнь избегал открыто вмешиваться в политику. Тем не менее 10 января этого года он в нее вмешался и потребовал от американцев, чтобы разрабатываемая новая конституция Ирака не противоречила принципам ислама, а выборы депутатов в новый иракский парламент проводились на основе всеобщего голосования. Ноябрьский же план восстановления суверенитета Ирака, согласованный Вашингтоном с Советом безопасности ООН, предполагает, что депутаты будущего временного собрания Ирака будут отбираться властями по сложной системе квот во всех 18 провинциях Ирака. Политическая подоплека этого решения очевидна: шииты составляют 60% иракского населения, и всеобщее голосование даст шиитскому духовенству такое влияние и власть, какими оно никогда в Ираке не обладало. И хотя американцы обещают и наверняка будут соблюдать при отборе новых депутатов систему этнорелигиозных квот, в Наджафе прекрасно понимают, что из их рук аятоллы власть никогда не получат. Еще более остро воспринимают это в Тегеране, где аятолла Хаменеи по-прежнему называет Америку Великим Сатаной и считает, что президент Джордж Буш ведет открытую войну против ислама.

Уже на следующий день после выступления аятоллы Систани в Ираке американский проконсул Ирака Пол Бремер отклонил требование о всеобщих выборах, ссылаясь на техническую неподготовленность вопроса и сложности с обеспечением безопасности избирательных участков. В этот же день совет стражей исламской революции обрушил хорошо продуманный удар на своих реформаторов, устроив массовую чистку рядов их кандидатов. Это был блестящий ход - действительно, чем исламская демократия хуже хваленой либеральной, если американцы не гнушаются вручную отбирать депутатов в иракский парламент?

Президент и ревностный мусульманин Мохаммед Хатами считает, что "политика есть искусство достижения высшей степени примирения между идеалом и возможным". Другими словами, цель его прихода в политику - примирить идеалы ислама с демократией. В принципе он добился немалого: несмотря на свирепую идеологическую цензуру, в Иране все-таки появилась относительно свободная пресса, исчезла с улиц полиция нравов, публичная жизнь начала отделяться от частной. Раскрепостился и иранский бизнес, и сейчас темпы роста экономики в Иране - почти 7% в год. Это, конечно же, ослабило недовольство молодежи, а именно она - основная социальная опора реформаторов.

Однако перестройка забуксовала в политике. Она уперлась здесь в основной управляющий принцип хомейнистской революции - "вилайет-э-факих". Суть его в следующем: чтобы наставлять народ и контролировать поведение светских властей во всех областях жизни, верховным лидером страны должен быть исламский юрист-теолог. Сейчас такой юрист-теолог в Иране - аятолла Али Хаменеи, выбранный пожизненно советом экспертов. А правая его рука в осуществлении контроля над светской властью, в соответствии с конституцией, как раз совет стражей исламской революции: половину его членов Хаменеи назначает единолично, а вторую половину направляет на утверждение парламента. И коренное противоречие президента Хатами как раз в том, что, выступая против совета стражей, он все-таки считает принцип "вилайет-э-факих" своим революционным идеалом.

Аятолла Хаменеи объявил, что уклонение от исполнения своих обязанностей путем отставки или отказа от участия в выборах - это "харам", грех для верующего. Из заявлений Мохаммеда Хатами и его письма верховному лидеру явствует, что именно это моральное указание заставило его поступить вопреки своему разуму и политическому интересу и заставить своих министров отказаться от отставки и согласиться на проведение выборов 20 февраля. Так наглядно была продемонстрирована несовместимость исламских идеалов и демократии в политике: правление от Бога столь же несовместимо с правлением большинства, как и фюрерство любого другого типа. Вот только Вашингтону из-за своих двойных стандартов никак не удается убедительно продемонстрировать это мусульманской улице. Провалился он и в этот раз - иракская авантюра уничтожила иранскую перестройку.

В Иране появились свои неоконы

Любопытно, что 8 января, за три дня до начала зачистки предвыборного поля реформаторов советом стражей, известный иранский журналист Сафа Хаери опубликовал в газете Asia Times статью, где заявил, что Тегеран, "почувствовав у своего горла холодное лезвие американского ножа", сейчас всерьез рассматривает новый сценарий интеграции в мировое сообщество. Авторами этого сценария стали, по данным Хаери, три человека: глава иранского совбеза аятолла Хасан Рохани, ставший главным переговорщиком по иранским ядерным программам с МАГАТЭ и Евросоюзом, и советники верховного лидера по внешней политике Али Акбар Велайати и Мохаммед Джавад Лариджани. Их план предусматривает, что консерваторы, выиграв парламентские выборы, свяжут руки президенту Хатами и тем самым расчистят новой команде поле для переговоров с США. Новую команду должен возглавить Мохаммед Лариджани, а Хасан Рохани, став новым спикером меджлиса, обеспечит им поддержку консервативно настроенных законодателей и общественного мнения. Если учесть, что в конце декабря, после разрушительного землетрясения в иранском городе Бам, госсекретарь США Колин Пауэлл заявил, что Иран, давший согласие на внезапные проверки на ядерных объектах, - это страна, достойная доверия, и что "Соединенные Штаты готовы начать диалог с Ираном", то реализация подобного сценария в Тегеране более чем вероятна.

Что касается самой этой троицы, то внешнему миру о них известно не очень много, однако некоторые комментаторы уже окрестили их иранскими неоконсерваторами. Поскольку во внутренней политике они придерживаются консервативных убеждений, но выступают против традиционно враждебного настроя "палеоконсерваторов" в отношении внешнего мира и особенно против их нежелания вести какой-либо диалог с самим Великим Сатаной. Это наглядно проявилось и в иранской реакции на декабрьский зондаж Колина Пауэлла: приняв американскую гуманитарную помощь, Тегеран все же попросил Вашингтон не присылать высокопоставленных гостей. Ибо, как объяснил иранцам секретарь совета стражей иранской революции аятолла Ахмат Джаннати, "Америка, конечно же, захочет воспользоваться выгодной ситуацией, чтобы предложить свою помощь и поднять вопрос о восстановлении дипломатических отношений". Что означает - аятолла этого не хочет. В то время как Мохаммед Лариджани, например, не скрывает того, что кризис с заложниками, приведший четверть века назад, еще во времена аятоллы Хомейни, к разрыву отношений с Вашингтоном, считает дипломатической ошибкой. Равно как и последовавшее за тем осуждение писателя Салмана Рушди за "антиисламскую" книгу.

Главное на сегодня достижение "неоконов" - соглашение с МАГАТЭ. Они повели себя крайне прагматично: когда в середине сентября прошлого года МАГАТЭ предъявило Тегерану ультиматум - подписать до 31 октября "немедленно и без всяких предварительных условий" дополнительный протокол к договору о нераспространении ядерного оружия и прекратить всю деятельность по обогащению урана, - Хасан Рохани, которого считают прогермански настроенным политиком, не побоялся выступить с заявлениями о нависшей угрозе войны со стороны США. А затем на переговорах с представителями большой тройки Европы - Англии, Германии и Франции - добился обещания открыть Ирану доступ к современным технологиям мирного атома и в середине декабря подписал дополнительный протокол. После чего и последовал тот самый демарш госсекретаря США Колина Пауэлла. "Подчинение МАГАТЭ, сомнительные поездки в Европу Хасана Рохани, секретные сделки с Вашингтоном по приручению иракских шиитов и активная роль, сыгранная в организации обмена пленными между "Хезболлой" и Израилем при посредничестве Германии, выставили (нео)консерваторов в благоприятном свете на международной арене и вывели на нее главные фигуры - Рохани, Велайети и Ларджани; все они близкие друзья и помощники Хашеми Рафсанджани", - пишет в Asia Times иранский профессор Хасан Хашемян.

Между ливийским и северокорейским вариантами

Поскольку консерваторы, завоевавшие с помощью административного ресурса иранский меджлис, внятной программы пока не сформулировали, то предсказать дальнейшее развитие ситуации в стране довольно сложно. Однако понятно, что все попытки конституционных реформ будут прекращены: потеряв контроль над парламентом, президент Хатами может играть теперь только чисто декоративную роль. А разгромленные реформаторы быстро поймут, что исламская демократия со своим конституционным принципом "вилайет-э-факих" так же мало поддается перестройке, как и социалистическая с ее принципом о решающей роли партии. Поэтому противовесом застойному меджлису станет усиление радикальной внепарламентской оппозиции в студгородках и университетах. Что вполне может привести к ужесточению позиции Европы и ее сближению с позицией США. Тем не менее решающую роль в отношениях с Западом будет, конечно же, играть позиция Ирана по вопросам своих ядерных программ.

"Переговоры с Америкой в целях разрядки напряжения исключены. Те, кто думает о переговорах в тот момент, когда она находятся под угрозой, лишь выдают свою собственную слабость и беспомощность. А главный фактор, поощряющий вражескую агрессию, - это появление разногласий в среде иранских госчиновников, которые должны ей противостоять", - заявил на совещании высших госчиновников верховный лидер иранской революции два года назад, когда споуксмен правительства реформаторов поддержал предложение председателя сенатского комитета США по иностранным делам Джозефа Бидена организовать встречу американских и иранских парламентариев и интеллектуалов.

Однако этим летом, когда соберется новый меджлис и когда в новом иранском правительстве не будет разногласий среди госчиновников в силу отсутствия там реформаторов, во внешней политике Ирана вполне можно ожидать сдвигов. Пример Ливии не остался без внимания Тегерана. Отказавшись от всех проектов по созданию оружия массового поражения и начав активно сотрудничать с МАГАТЭ, Ливия сразу же получила возможности развивать экономическое сотрудничество с Западом. Кстати, первый плод своего сотрудничества с МАГАТЭ сорвал уже и Тегеран: 19 февраля Япония заключила с Ираном крупнейший нефтяной контракт.

Свою торговлю по ядерным программам Тегеран будет вести крайне жестко. Если исламские фундаменталисты возьмут вверх над иранскими "неоконами" в Тегеране или если американские "неоконы", в случае победы Джорджа Буша на ноябрьских выборах а Америке, вновь возьмут вверх над реалистами из Госдепа, то диалог с МАГАТЭ неизбежно прервется. И тогда вполне возможно противостояние Ирана и США даже по северокорейскому образцу. Ибо команда из бывшего президента Ирана Али Хашеми Рафсанджани и неоконсерватора Хасана Рохани - это нечто иное, нежели команда президента-философа Мохаммеда Хатами с его реформаторами.
*8 (411) от 1 марта 2004

Источник - Эксперт
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1078617060
Новости Казахстана
- Сенаторы приняли закон по снижению регистрационного барьера для создания политических партий
- Столица должна быть примером для всех регионов - А. Мамин
- Недовольство и сложные отношения в ЕАЭС простимулировали жесткий тон Токаева – Ашимбаев
- Депутаты "Ак жола" обсудили с лидерами автомобильной промышленности вопросы инвестиционной политики отрасли
- Кадровые перестановки
- О рождаемости в 2019 году
- МСХ: залог фермеров будет оцениваться по максимальной ликвидности
- Порядка 586 тыс. казахстанцев получили АСП на общую сумму более 19 млрд тенге
- Минсельхоз: на юге Казахстана выявили и уничтожают очаг распространения саранчи
- Ответственность за дискредитацию государственной службы
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх