КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Вторник, 04.04.2006
22:42  Россия и Казахстан увеличат мощность трубы КТК до 67 млн. тонн нефти в год
21:30  Великие предки. В Ташкенте выставка "Амир Темур и эпоха Темуридов глазами художников"
18:29  В Ташкенте освобожден журналист С.Якубов. Просидел год за "посягательство на строй"
17:57  В.Путин и Н.Назарбаев открыли в Москве памятник поэту и мыслителю Абаю Кунанбаеву
17:50  Tazar > Кулов против Акматбаева. Жить - по закону, по понятиям. Не нужное зачеркнуть
17:41  А.Шукенов: Клан кыргызского президента. Братья Бакиевы ищут свое место под солнцем
16:12  "DW" > "Без дедовщины и суицида армию в Киргизии представить уже нельзя..."

15:27  Министром охраны окружающей среды Казахстана стал Нурлан Искаков
15:21  Д.Макаров: Узбекские "беженцы" в Румынии - это американское реалити-шоу
15:17  "Washington Post": Нерешительная коалиция. Пока СовБез болтает, Иран продолжает свою ядерную программу
15:11  Мирабадский хокимият Ташкента незаконно разбазаривает землю. Обращение граждан Президенту И.Каримову
13:30  У Казахстана, как выяснилось, "лучший IPAP" среди стран-парнеров НАТО
13:28  Иссык-кульский "Шквал"? Новейшая торпеда досталась Ирану от... Киргизии
13:24  Н.Назарбаев стал почетным профессором Московского института стали и сплавов
13:19  М.Лаумулин: Бесконечная война? Когда американцы, наконец, проиграют в Ираке
13:16  Парламент Киргизии отменил ежегодное празднование годовщины "мартовской революции"
12:14  Ю.Кисткина: "Ежики" в тумане. Казахстанская "оппозиция" продолжает строить хорошую мину при плохой игре
11:11  В.Симонов: Троцкий был бы счастлив. Кто громит Париж?
10:07  З.Каражанов: Без вина виноватые. Россия применила в СНГ свою поправку Джексона–Венника
10:01  Е.Пастухов: Cпорная территория. Афган без "талибана" и внешнего "врага" никак не может...
09:59  А.Дубнов: Бакиев "дал поручение суду". Киргизский авторитет снова "в законе"
09:30  А.Сарбонов: Как жить после режима? C такой "элитой" Узбекистану не встать
09:10  А.Таксанов: Я не писал статью "Жрецы Фемиды". Это образец провокации СНБ
08:26  Иран и пираньи. Российские эксперты о ядерном кризисе на Ближнем Востоке
08:22  Туркмения обеспечит Китай газом: с 2009 года, 30 лет, ежегодно по 30 млрд кубов
08:20  Ташкент. Началась новая кампания арестов "независимых мусульман"
08:14  Заехал по-родственному. Нурсултан Назарбаев взял в Москву cреднего зятя
02:37  Х.Камол/А.Шарифзода: Тайна захоронения Темурлана. Было ли проклятье?
01:34  Академик Р.Масов: Тамерлан был оскорблен, когда его назвали "узбеком"
00:48  "А.Таксанов": Жрецы Фемиды, или Пособие для получения выездной визы из Узбекистана
00:43  Дурные деньги? Казахстанский банк "Туран-Алем", после грузинских "отелей", вкладывает миллионы в Киевский Сенной рынок
00:24  А.Власов: Россия и Казахстан - "новая интеграция", замешанная на экономике?
Понедельник, 03.04.2006
21:53  "Газета СНГ": "Энергетический" визит. Зачем Н.Назарбаев едет в Москву
16:26  Стой, кто такой? Узбекская милиция проверяет личность журналиста А.Таксанова
13:46  Фрукты гниют не на пользу экономике. Кризис в сельскохозяйственной отрасли Таджикистана
13:14  Российские инвесторы хотят построить в Киргизии "модульный НПЗ" под башкирскую нефть
13:10  В Иркутске задержан матерый таджикский боевик М.Салимов
13:03  ВВС: Казахстан хочет построить в Капчагае азиатский Лас-Вегас
12:41  Ю.Набиев: Перспективы курдской государственности
12:27  Сэр, вы обо... мою лошадь. Киргизия вводит институт квартальных полицейских
12:15  Р.Хоугленд (посол США в Таджикистане): "Твердо верю в то, что Таджикистан это замечательная история успеха"
12:09  Франко-казахстанское СП "Катко" заложило новый урановый рудник в Моинкуме
11:09  О.Сидоров: Исламский фактор в ЦентрАзии: гипотетическая или реальная угроза?
11:06  В Туркменистане права человека отсутствуют, - выступление Ш.Бердыева в ОБСЕ
11:02  Брат за брата. Главбасмача Киргизии Акматбаева вернули в выборную кампанию
10:18  В Афгане расстрелян спикер законодательного собрания провинции Тахар С.Садек
10:17  "Time": Иранская дипломатия. Почему Россия и Китай не будут помогать США
09:58  Крутая шкала. Железнодорожный транспорт России и СНГ – сравнительный анализ
09:57  Туркменбаши подпишет в Китае 8 документов и презентует "китайскую" "Рухнаму"
09:54  52-летний американец Сайнс арестован за изнасилование приемной дочери из Казахстана
09:44  С.Муташев: Минул год... Увядшие тюльпаны Киргизской революции
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
М.Лаумулин: Бесконечная война? Когда американцы, наконец, проиграют в Ираке
13:19 04.04.2006

Прошло три года как американо-британские войска вторглись в Ирак. Тогда эта операция еще на подготовительной стадии вызвала острый международный кризис, поставив на грань отношения между атлантическими союзниками. Война привела к дестабилизации огромного региона Среднего и Ближнего Востока и стала серьезным испытанием на прочность американской военной машины

Но главное состоит в том, что
>сегодня военные действия напрямую влияют на внутриполитический процесс в Соединенных Штатах и могут спровоцировать глубокие структурные изменения в американском военном планировании и строительстве, а также сказаться на геостратегии США. Некоторые аналитики поговаривают уже о "втором Индокитае". Но с точки зрения исторических параллелей напрашивается сравнение с Первой мировой войной, когда на Западном фронте установилось стратегическое равновесие: ни одна из сторон не могла сломать сопротивление противника, но была в состоянии продолжать активные военные действия, которые в свою очередь никак не отражались на общей стратегической ситуации. Это состояние враждующих сторон вошло в историю как позиционная война.

Несухопутная держава

Война в Ираке (а до этого в Афганистане, а также другие сопутствующие события последних лет) является частью реализации так называемой "доктрины Буша–Рамсфельда", выраженной в концептуальной форме в известной Стратегии национальной безопасности 2002 года. Мало кто знает, что данная доктрина имела в виду достижение конкретных практических результатов. И результаты эти лежали не во внешнеполитической или геополитической плоскости, а касались внутренних механизмов формирования американской военной политики.

Выразимся точнее, суть действий Д. Рамсфельда на посту министра обороны имела целью "расшевелить" Пентагон, вырвать его из той спячки военного планирования, в которой пребывали американские стратеги со времен окончания холодной войны. В практическом плане это означало реформировать вооруженные силы США с целью превращения их в более гибкую и мобильную структуру, способную эффективнее использовать преимущества новых технологий и успешнее реагировать на новые угрозы. Цель похвальная, но реалии иракской войны позволяют сделать вывод, что политика Рамсфельда достигла своего предела как на доктринальном, так и на практическом уровне.

Разумеется, кампания 2003 года показала всему миру, что в войне с традиционным противником американской армии практически нет равных: фактически был совершен блицкриг, в ходе которого за три недели американские войска преодолели расстояние от Кувейта до Багдада. Американские военные сделали то, что у них более или менее хорошо получалось раньше: побеждать традиционного противника в открытой схватке. Замечательно показали себя новейшие военные достижения, хотя у них и не было особой возможности себя проявить на фоне полной технической деградации иракской армии. Но впоследствии американцы и их союзники столкнулись с кошмаром партизанской, или еще хуже – террористической войны. С этого момента все "умные" вооружения оказались бессмысленны: крылатой ракетой не достанешь шахида, а самолет "Стелс" не спасет от подрыва трубопровода.

Таким образом, в последние два года американские вооруженные силы втянулись в войну против невидимого противника с неизвестным исходом. Эта ситуация была результатом изначально выбранной ложной стратегии, не учитывавшей интересы всех участников внутриполитического процесса. Иракская война, с военно-организационной точки зрения, поставила американский стратегический истеблишмент перед дилеммой, на которую нет ответа: нельзя развивать вооруженные силы, не зная характера будущих вызовов и угроз. Но США не могут определять их самостоятельно, поскольку это зависит и от будущего противника.

Иракская война выявила ряд пороков, присущих американскому военно-стратегическому планированию. К ним относится прежде всего "вьетнамский синдром" – стойкое неприятие партизанской войны в общественном мнении и политической элите. В результате американская армия в поствьетнамскую эпоху развивалась по совершенно другой парадигме: предпочтение отдавалось развитию морских, воздушных и стратегических сил с упором на "умные" технологии. Такой подход подразумевал проведение операций с минимальными потерями за счет массированного нанесения ударов с воздуха и авианосцев. На этом принципе строились операции против Ирака в 1991 году и Югославии – в 1999-м, хотя в первом случае кажущееся наличие крупной массы сухопутных войск вводило в заблуждение относительно характера американской доктрины.

Другой проблемой, которая напрямую связана с предыдущей, является острая нехватка в ВС США традиционных (в нашем понимании) сухопутных сил. Они были сокращены более чем на 30 процентов в 1990-е годы. В боевых действиях сухопутные войска составляют всего 51 тыс. чел. от общего состава регулярных сил (при общей численности сухопутных сил 502 тыс. и в целом вооруженных сил в 1,473 млн. чел.); корпус морской пехоты, выполняющий аналогичную пехоте роль, – 20 тыс. чел. В прошлом году эта проблема встала перед Пентагоном в полный рост: состав регулярных войск изматывается в бесконечных передвижениях по Афганистану и Ираку. Находящаяся в их распоряжении жизненно важная техника (БМП и вертолеты) изнашиваются от непрерывной эксплуатации в суровых условиях. Но главное – усталость личного состава. При этом высшее военное руководство категорически отказывается от принятия политического решения: пополнять кадры на постоянной основе (то есть фактически вернуться к призывной системе), настаивая на том, что эта война – временное явление. Вместо этого Рамсфельд изворачивается как может – назначает гражданских лиц на военные должности, военнослужащих на низких должностях переводит в сферу полицейского патрулирования, службы в разведке и т. д. Таким способом удалось создать иллюзию увеличения сухопутных войск на 30 тыс. чел., а количество регулярных бригад с 33 до 43.

Скупой Пентагон

Но военные эксперты оценивают эти мероприятия в духе помощи мертвому припарками. По разным оценкам, личный состав должен возрасти как минимум на 100 тыс. чел. и даже больше. Помимо проблемы с дополнительным призывом (в результате иракской войны численность волонтеров упала до критической отметки) возникают проблемы финансового характера, которые ставят под вопрос возможности США по осуществлению дорогостоящих стратегических проектов. К ним относятся создание новейшего истребителя F-22 (72 млрд. долл.), национальной системы ПРО (53 млрд. долл.), подводной лодки нового класса "Вирджиния" (80 млрд. долл.). Пентагон (в лице специалистов по военному планированию) уже показывает признаки готовности пойти на некоторые сокращения.

Отдельным вопросом остается миротворчество. Ранее американские стратеги исходили из того, что воевать должны одни, а строить мирную жизнь – другие. Но афганские, и особенно иракские реалии показали, что необходимы высокоэффективные силы общего назначения, так как подготовленным к боевым действиям высокой интенсивности войскам легче переключиться на миротворческие акции, чем наоборот. То есть американской армии нужны бойцы, которые в одинаковой мере могли бы сегодня заниматься уничтожением террористов, а завтра – раздавать детям конфеты. В реальности в Багдаде это выразилось в том, что 8-й кавалерийской (бронетанковой) боевой дивизии пришлось заниматься очисткой сточных вод и налаживанием канализации.

За тридцать лет, прошедших с момента окончания войны в Индокитае, американские военные совершенно утратили навыки контрпартизанской войны. Военная академия в Уэст-Пойнте впервые за многие десятилетия выпустила для сухопутных войск пособие по антиповстанческой деятельности и ввела соответствующий курс. Состояние сухопутных войск, которые по сложившейся практике постоянно перебрасывают из одной части света в другую, оставляет желать лучшего. Так, две трети личного состава ежегодно меняет место прохождения службы, а среднестатистический офицер США проводит в одной и той же части всего полтора года. Эта система, направленная на подготовку военных кадров широкого профиля и гибкого замещения командного звена, препятствует достижению высокого уровня сплоченности частей и подразделений под вдохновляющим лидерством командиров, что жизненно важно в реальных боевых условиях.

Таким образом, бичом американской армии остается чрезмерно интенсивная ротация, которая хороша лишь в мирных условиях. Так, в одной танковой бригаде с февраля по декабрь 2005 года сменилось до 40 процентов состава. Но есть еще одна проблема, которая на первый взгляд может показаться парадоксальной. В Америке, у которой есть деньги для создания истребителей и ракет стоимостью в сотни миллионов долларов, не хватает средств на обеспечение пехоты бронированными машинами и пуленепробиваемыми жилетами стоимостью в несколько сотен. Наземные войска обделены также высококачественными средствами связи. Новейшие цифровые технологии, на разработку которых Пентагон тратит миллиарды долларов, оказывается, не доходят до передовой. И американский солдат, как выясняется, вынужден воевать по старинке. А так, разница между ним и, например, российским спецназовцем в Чечне сводится только к тому, что один сражается в пустыне, а другой – в горах. Местонахождение противника в Ираке американские бойцы выявляют по тысячелетней технологии – методом "сближения", что в переводе с военного означает просто нарваться на неприятеля.

Надо отметить, что для проведения "гуманных" миротворческих акций учеными разработаны такие технологические новинки, как стреляющие сетями и резиновыми пулями винтовки, сковывающая пена, мегафоны, издающие невыносимый звук, лазерное оружие с эффектом прикосновения к раскаленной печи и многое другое. Но внедрение этих новинок заморожено из-за незаинтересованности Пентагона и протестов гуманитарных организаций. В результате американские силы вынуждены осуществлять "миротворческие" мероприятия традиционными способами, вызывающими "неприемлемый уровень потерь" среди гражданского и мирного населения.

Информационное поражение

Кроме того, иракская война остро поставила вопрос о децентрализации системы управления войсками, которая представляет собой многоярусную бюрократию. Так, для того, чтобы направить хотя бы одного солдата в Ирак, прежнему главкому Центрального командования Т. Фрэнксу требовалось сначала подать заявку в штаб объединенного комитета начальников штабов в Вашингтоне, который в свою очередь решал этот вопрос с аппаратом министра обороны, штабом сухопутных войск, командованием объединенных ВС США, континентальным командованием сухопутных войск, командованием резерва сухопутных войск и бюро национальной гвардии – и все это, чтобы направить необходимые части и подразделения.

Когда американский солдат попадал в зону боевых действий, он представлял собой конечное звено командной цепи, состоявшей по меньшей мере из восми уровней бюрократии. Военные на передовой достойно оценили эту громоздкую пирамиду и назвали ее "самолижущимся эскимо", то есть инстанциями, которые заняты придумыванием бесполезной работы.

Эта ситуация таит в себе еще одну реальность: в американской армии офицерских званий больше, чем должностей. Вот конкретные примеры: в сухопутных войсках на три маневренные бригады имеется 3700 полковников, во флоте – 3500 капитанов и всего 359 кораблей. То есть разрыв между должностями и званиями, дающими право на них, стократный. Все это удивительным образом напоминает состояние советских вооруженных сил к концу 1980-х годов. Военные историки подсчитали, что в лучших армиях мира офицеры составляли 3–8 проц. от общей численности личного состава. В американской сухопутной армии их численность достигает 14,3 проц. С учетом, что США давно отказались от призывной системы, подобная чрезмерная избыточность офицерского состава оказывается бессмысленной.

А ведь недавняя военная история США знает блестящие примеры "небюрократического" подхода. В Афганистане в 2001 году бюрократические правила были отброшены: перед коммандос была поставлена цель добиться цели любыми средствами. В результате несколько сотен небольших групп спецназа при поддержке агентов ЦРУ и многочисленной авиации сумели провести эффективную операцию. Но затем бюрократы сумели взять свое: сегодня, чтобы провести в Афганистане акцию против террористов, требуется потратить на согласование три–пять дней, после чего противник, как правило, испаряется в неизвестном направлении.

И наконец, еще одна острая проблема – это катастрофическая нехватка агентурных кадров и как результат – вообще дефицит полноценной и реальной разведывательной информации (при том, что со времен холодной войны США тратят на разведку миллиарды). Как остроумно заметил бригадный генерал Д. Фрейтас: повстанцы не слишком отчетливо получаются на изображениях со спутников. Дело в том (и это понимают здравомыслящие боевые генералы), что единственный способ осмыслить процессы в таких обществах, как афганское и иракское (чтобы принимать ответственные и эффективные решения), – это прожить там долго, выпить несметное количество пиал чая с бесчисленными шейхами и муллами.

Чтобы решить эту проблему на перспективу, аналитики из высшего военного колледжа сухопутных войск предлагают создать институт "глобальных разведчиков" – офицеров, которые годами, а лучше десятилетиями работали бы за границей под прикрытием "без ущерба продвижения по службе" (служба идет, звания присваиваются). Дело в том, что в США кадровым офицерам для продвижения по карьерной лестнице необходимо находиться не в Тора Бора или Фаллудже, а в пределах Вашингтонского садового кольца. Все это напоминает стратегию советской разведки, когда в 1920–30-е годы была создана агентурная сеть, с успехом работавшая до начала 1960-х.

Проблема информационного обеспечения военных операций тесно связана с информационно-пропагандистским и имиджевым обеспечением. Так, штурм Фаллуджи в апреле 2004 года был преждевременно прекращен, так как каналу "Аль-Джазира" удалось создать у мирового общественного мнения впечатление, что американские войска намеренно разрушают мечети и убивают мирных граждан. Фактически информационную войну в Ираке Пентагон в целом проиграл. В результате гражданские пиарщики в Пентагоне приняли единственно "мудрое" решение: чем показывать масштабы разрушений в результате терактов и ответных действий оккупационной армии, лучше свести репортажи до минимума.

Новый Вьетнам?

Пентагоновское военное планирование трещит по швам и на доктринальном уровне. После окончания "холодной войны" на вооружение была принята концепция двух крупномасштабных войн. На практике это выразилось в том, что с ноября 2001 года США ведут войну в Афганистане, а с марта 2003-го – в Ираке. Главная проблема, как отмечалось выше, – банальное перенапряжение сил, и это при том, что обе операции не являются сейчас полномасштабными боевыми действиями. Противником американской армии являются небольшие мобильные и практически неуловимые группы партизан и диверсантов. Летом 2004-го, по-видимому под давлением факторов выборов, группировка в Ираке была сокращена до 130 тыс. чел., но уже осенью того же года она увеличилась до 200 тыс. чел. По стратегическим оценкам, для окончательного подавления сопротивления потребуется от 7 до 12 лет и увеличение численности группировки до полумиллиона. В связи с этим опять напрашиваются аналогии с Вьетнамом.

Основная нагрузка по обеспечению действующих сил подкреплениями выпала на национальную гвардию: из ее 340 тыс. служащих было мобилизовано 210 тыс. чел. со средним сроком пребывания в действующей армии 460 дней. При этом пока одна бригада находится в Ираке, другая готовится к отправке, – третья восстанавливается. Сегодня, через три года после начала войны, США сталкиваются с парадоксальной ситуацией, когда для оккупации (стабилизации и реконструкции – на пентагоновском жаргоне) требуется больше фронтовых частей, чем для самого вторжения. В 2005 году недобор в национальную гвардию составил 17 тыс. чел. (при повышении зарплаты и снижении требований к рекрутам). Деморализация, нервные стрессы и болезни охватили до трети военнослужащих.

Пентагоновские стратеги изощряются как могут, чтобы найти выход из положения. Часть бригад выведена из Боснии и Южной Кореи для использования в Ираке. Происходит массовая задержка демобилизации по истечении срока; более 340 тыс. солдат и офицеров провели в Ираке по два-три срока. Другой феномен иракской войны – использование наемников, представителей частных компаний. По разным оценкам, их было завербовано до 60 тыс. чел. (одномоментно используется до 25 тыс.), а стоимость контрактов составила 11 млрд. долл. Общее соотношение военнослужащих и "гражданских" составляет 7:1. Эти соединения помимо обучения иракской армии занимаются охранными и следственными функциями (в том числе и в печально прославившейся тюрьме "Абу-Грейб"). Как считают осведомленные эксперты, именно благодаря наличию "частников" США смогли избежать возвращения к призывной системе и как следствие – обострения внутриполитической ситуации, политического компромисса с ООН и союзниками по иракской проблеме.

Тем не менее призрак нового Вьетнама в Америке уже "бродит" по стране. Потери превысили 2 тыс. убитыми (благодаря чудесам статистики – в реальности больше), и 15 тыс. ранеными. Война поглотила почти 300 млрд. долл. (ежемесячные расходы на обе операции достигают 7 млрд.). Общественному мнению абсолютно непонятны цели этой войны – "установление демократии", как утверждает администрация Буша. Причина того, что Америку еще не охватила волна массовых антивоенных демонстраций, лежит в отсутствии широкомасштабного призыва, за что администрация должна благодарить частный бизнес. Но уровень поддержки правительства со стороны общества падает, согласно опросам, в два раза быстрее, чем это было во времена вьетнамской войны. Более того, уже большая часть американского истеблишмента недовольна происходящим. Дальновидные стратеги в Пентагоне бьют тревогу: установились "закупочные каникулы". Это означает, что львиную долю военного бюджета сжирают военные операции в ущерб долгосрочному инвестированию в новые разработки. У военного ведомства сейчас не хватает денег, чтобы осуществить уже запущенные программы новых вооружений.

У всего происходящего есть и политическая подоплека. Не секрет, что большинство американских военных придерживаются консервативных взглядов и тяготеют к Республиканской партии. Но в сложившейся ситуации, когда почти половина военных, в том числе и часть военно-стратегической элиты, напрямую влияющей на принятие решений на высшем уровне, критически рассматривают иракскую операцию и связывают ее с администрацией Дж. Буша, через два года поражение республиканцев становится реальным. Тем самым отличие иракской войны от вьетнамской состоит в том, что против нее выступает не массовое общественное мнение, а часть высшей элиты, справедливо видящей в ней угрозу долговременного ущерба вооруженным силам США. Рупором этой части элиты стал конгрессмен Дж. Мерт, отставной военный и "ястреб", который требует "вывести войска и восстановить армию".

Таким образом, многие американские аналитики предупреждают руководство страны, что необходимо крайне серьезно отнестись к динамике и характеру происходящего в Ираке. Когда-то в начале 1960-х годов в Белом доме легкомысленно отнеслись к перспективе ввязаться в партизанскую войну: Соединенные Штаты только готовились к интервенции во Вьетнаме. Что из этого вышло, все прекрасно знают.

Мурат Лаумулин
Алматы
№6 (167) 29 марта - 11 апреля 2006

Источник - КонтиненТ
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1144142340
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Сенаторы приняли Законы по поэтапной интеграции таможенных пошлин Армении и Кыргызстана к ставкам ЕАЭС
- А. Мамин встретился с главой французской атомной компании "Orano" К. Имовеном
- Крымбек Кушербаев провел заседание Комиссии при Президенте Республики Казахстан по вопросам противодействия коррупции
- Насколько Центральная Азия подвержена рискам землетрясений
- Более 5,6 тыс. этнических казахов получили статус кандаса с начала 2021 года
- Рассмотрено гражданское дело по иску Департамента экологии по Актюбинской области к ТОО "Парижская коммуна XXI"
- Рассмотрено уголовное дело
- Рабочий график главы государства
- Поздравление Первого Президента Республики Казахстан – Елбасы Нурсултана Назарбаева с праздником Ораза айт
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх