КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Воскресенье, 20.08.2006
20:25  Германия готова "на льготной основе" предоставить свою территорию для... кыргызстанских военных перевозок
12:18  В Иране идут крупномасштабные военные учения "Удар Зольфакара"
10:52  Американской НПО "Crosslink Development International" занялись узбекские налоговики
09:03  Д.Каримов: Кыргызстан - заложник ферганской дипломатии?
08:41  А.Князев: Грозит ли Таджикистану "маковая" революция?
06:47  Б.Сейдахметова: Исламский "-изм" и европейская безопасность
03:20  М.Иманалиев: Большая Центральная Азия, ЦентрАзия или Средняя Азия?

02:16  Е.Хакимов: Король умер, да здравствует король. Исламская партия Таджикистана накануне президентских выборов
01:35  И.Аманжол: Назад в будущее, или Будни Узбекистана (путевые впечатления)
00:39  Ю.Сигов: Вашингтон решил помириться с Ташкентом. Пока только на словах...
00:13  А.Собянин: Согрело сочинское солнышко сердца сторонников евразийской интеграции?
Суббота, 19.08.2006
19:10  За полгода из Киргизии на ПМЖ в Россию перебралось 10 тысяч человек
16:28  Узбекские спецслужбы установили "жучки" в доме 70-летней М.Каримовой - снохи президента
15:48  В Оше бесследно исчезли два легальных беженца из Андижана
14:44  Киргизские пограничники выдворили с спорной территории Кок-Серек бригаду узбекских рудокопов
13:35  Economist: Азербайджанская нефть: больше - не всегда лучше
12:23  В Джизаке зверско избит женщинами правозащитник Б.Хамраев и два британских дипломата
11:30  К.Н.Ясин: Для иранских радикалов война в Ливане стала испытанием на самообладание
10:38  "Буш - дерьмо", - пишут британские газеты и говорят депутаты-лейбористы
09:33  "Смерть Израилю!" - скандировали таджикские исламисты. Митинг в офисе ПИВТ
05:55  Аман Тулеев пригласил 100 ливанский детей на отдых в Кемеровскую область.
04:47  Бруно де Кордье: В поисках среднеазиатской идентичности
03:46  Алия Юсупова (казахстанская гимнастка-чемпионка): В нашем спорте "живут" до 24 лет
03:17  Министр обороны Киргизии И.Исаков вновь предстанет перед судом за клевету
02:20  "Действительно, били". Комиссия установила факты палачества в Киргизских тюрьмах
02:16  Проблемный участок. Как казахстанские пограничники обустраивают рубежи с Узбекистаном
01:19  ОБСЕ вводит в Киргизии "Институт общественного контроля над правоохранительными органами"
01:08  Трохи ранише бы. Ю.Тимошенко снялась для польского Playboy в...
00:21  В Москве издана книга А.Улунян - "Центразия 2000/2005: Упущенный шанс? Оценки и прогнозы"
00:05  И.Гайкалова: Иссык-кульские впечатления. Замечательные врачи и вымогатели-милиционеры
00:02  Сычуаньское пекло. В Китае небывалая за последние 50 лет засуха
Пятница, 18.08.2006
11:39  "Guardian": Цена дефицита воды: общественные беспорядки, массовая миграция и экономический крах
08:59  В.Портников: Круг почета вокруг Украины. Последний саммит ЕврАзЭс оказался наредкость бестолковым
08:42  Le Figaro: Страх перед Ираном и мистика "сокрытого имама"
08:24  Н.Искалиев: Танки Макашова уже завели моторы, чтобы ворваться в казахстанский Уральск (вспоминая август 1991-го)
08:13  "Удалось с Божьей помощью доказать", - Аятолла Али Хаменеи поздравил лидера "Хезболлаха" Хасана Насраллаха с победой
08:05  Е.Ертысбаев (Минкультинформ Казахстана): "Перед зданием Министерства с сегодняшнего дня установлен большой синий ящик"
07:56  Шел на взлет? Американский солдат на самосвале протаранил Ту-154 в аэропорту Бишкека
07:52  Подход был "недостаточным". НАТО меняет афганскую стратегию
07:48  Cамолет ВВС США, "по ошибке", уничтожил колонну афганских пограничников
07:35  "Washington Post": Япония сама себе вырыла китайскую геополитическую яму
07:19  Запытал пленного афганца до смерти. Американский суд признал ЦРУшника Пассаро виновным
07:15  7 лучших туркменских мастериц приступили к созданию нового гигантского ковра с изображением Туркменбаши, в окружении 14 "легендарных личностей"
06:16  М.Ахмадинежад: "Сионистский режим Израиля и его покровители должны оплатить восстановление Ливана"
05:39  В Казахстане родился 9-миллионный казах
05:19  Б.Хабиб: Кто же он, Ислам Каримов, гений или..?
03:11  "НГ" > Пустыня смертников. В Узбекистане строят спецтюрьму для осужденных на пожизненное заключение
03:06  К кому бы усыновиться? Саакашвили ищет дружбы Ахмадинежада
02:56  Диагноз подтвержден. Число зараженных СПИД детей в Чимкенте достигло 27
02:46  Душанбинские власти обязали горожан самостоятельно запасаться на зиму углем и дровами
02:37  Нурани: "Моральная капитуляция" или очередная уловка? Тегеран вновь согласен на ядерные переговоры
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    Узбекистан   | 
И.Аманжол: Назад в будущее, или Будни Узбекистана (путевые впечатления)
01:35 20.08.2006

Катя за собой свой многострадальный чемодан, миновал очередной милицейский блокпост, у которого меня ожидает машина. Затем еще один, наконец, автомобиль, нырнув под шлагбаум, вливается в поток автомобилей, следующих по широкой автостраде узбекской столицы. Два часа пополудни, и от раскалившегося асфальта веет испепеляющим зноем - сегодня синоптики обещали сорок шесть градусов. Положил локоть на нагретую солнцем дверцу и тут же одернул. Вторая половина июля и первые недели августа в мусульманском календаре именуются месяцем "саратан".
На него приходится самое жаркое время года, называемое узбеками "чилла". Проезжаем под эстакадой и оказываемся на Хадре. Бездействующий фонтан, за ним высится луковица цирка. Детьми мы спасались от жары в этом водоеме, бесились под его живительными струями. Продрогнув, грелись на горячих гранитных плитах. Беззаботное было время. За цирком находилась 42-я школа, которую я окончил в 1972 году. Прикидываю в уме: так оно и есть - я уехал из Ташкента тридцать четыре года назад, кажется, прошла целая вечность.

Родные пенаты

Проезжаем Дарвозу, Аклан - вот и Кукча. Здесь прошло мое детство. На месте летнего кинотеатра "Янги Хает" ("Новая жизнь") теперь стоит белокаменная мечеть - ее строительство спонсировали арабы из Саудовской Аравии. После краха "богопротивного" режима,
>потомки басмачей, осевших в Пакистане, Турции, Иордании, Египте, приезжали на родину и в память о своих предках возводили мечети. Но причины "ползучей исламизации" заключаются не только в этом. Они лишь придали дополнительный импульс, в определенной степени содействовали пробуждению дремлющих сил. Сворачиваем налево, теперь направо, когда-то эта улица носила имя Амангельды. Как наяву слышится ласковый шелест листвы, но тополей теперь нет, только чахлые запорошенные пылью яблоньки, изнывающие без воды. Припомнился весенний слепой дождь. Асфальт, антрацитно мерцавший в лучах закатного солнца. Капли дождя, сливаясь в ручейки, с легким плеском впадали в арыки. Все как в ранних фильмах Родиона Нахапетова. Как будто это было вчера.
Чилла бывает не только летом, но и в период, когда непродолжительные морозы превращали быстро таявшую снежную кашу в гололед, тогда для нас наступала пора зимних забав. Обувшись в кирзовые сапоги, детвора, цепляясь за бамперы легковых машин, а если это был грузовик, то за буксирный крюк, присев на корточки, пускалась в многочасовые странствования по городу и его окрестностям. Обнаружив нежелательных пассажиров, водители ругались на чем свет стоит, порой даже хватались за монтировки. Не беда, цеплялись за другую машину, и так, пока не подвернется попутка, едущая на Кукчу. Лето: подростки шумно обсуждают очередную победу родимого "Пахтакора" или перипетии индийского фильма "Сангам", в котором снимался их кумир Радж Капур. После пятничного намаза, заложив руки за спину, как и приличествует их почтенному возрасту, чинно шествовали старцы, обсуждающие махаллинские новости: у Журабая, вот незадача, родилась восьмая по счету дочка, а у Шукура по неизвестной причине охромел старый осел. По этой дороге, под стенания и плач соседей, усопших провожало все население махалли. Но почему-то чаще вспоминаются свадьбы.
О том, что сегодня "той", можно догадаться, не вставая с постели. И если ты спишь на топчане во дворе, то на заре слышишь последнее блеяние барана, шаркающие шаги и возгласы соседей, приветствующих друг друга и заходящих в украшенный многочисленными сюзане и коврами двор, где их уже ожидают накрытые столы с традиционным пловом. После застолья все расходятся по своим делам. А в полдень соседки выходят к своим калиткам, чтобы, не дай бог, не пропустить приданое невесты, специально перевозимое в дом жениха на грузовой машине с невысокими бортами, дабы кумушки по достоинству могли его оценить. Ближе к вечеру, часам к семи, раздается оглушительный рев карнаев и сурнаев, возвещающий о приближении торжественной процессии - друзей и родственников жениха, сопровождающих его в дом невесты.
Звучит неистовая дробь, выбиваемая барабанщиком на пожелтевших от времени инструментах, смешно топорщатся усы на красном от напряжения лице зурнача. Праздничная какофония сопровождается разудалыми плясками, исполняемыми на ходу попеременно всеми участниками процессии. И стоящие на обочинах дороги люди возгласами одобрения подбадривают танцующих. "Ма-ла-дес. Яша иигит!" ("Молодец. Живи удалец!") Шествие замыкают босоногие и чумазые мальчуганы, пытающиеся подражать танцорам, их смех и визг добавляют радостного шума.

"...Что за день без чайханы"

Приезжавшего погостить моего двоюродного брата Бахтияра как магнитом притягивали многочисленные чайханы - эти своеобразные мужские клубы. Значительно позже я понял причину их притягательности для него - таких заведений в Алматы просто не было, здесь же они встречались на каждом шагу, и это придавало городу особенный колорит. У каждой махалли была своя чайхана, завсегдатаи, обычно втроем-вчетвером, чаще всего это бывало в пятницу, купив в складчину мясо, рис, морковь и прочие ингредиенты, необходимые для приготовления плова, приходят в чайхану. Хлопотливый чайханщик с непременной веточкой райхона - базилика - за ухом за символическую плату предоставлял им казан, ножи, дрова, посуду. И они сами начинают не готовить, нет, они приступают к священнодействию. Причем каждый узбек творит плов по-своему. У каждого свой излюбленный рецепт, кто-то готовит его с желтым азиатским горохом - нукатом, кто-то с барбарисом и зирой, кто-то с айвой или изюмом. И если узбек в кой-то веки занимается готовкой дома, следует признать, что это бывает крайне редко, то женщины непременно изгонялись из кухни, дабы своим присутствием они не оскверняли приготовление кулинарного шедевра.
Пока рис томится на медленном огне, посетители ведут задушевный "гап" - беседу, сидя или возлежа на топчане, покрытом многочисленными курпачами - корпешками, подоткнув под локти подушки и вдыхая ароматы готовящегося яства. В конце концов, разговор прерывается, и на дастархане появляется вожделенный "ляган" - большое блюдо с холмиком золотистого риса, вершина которого украшена мясом, зеленью и мелко нарезанными помидорами с луком. Преломив лепешки, они, подбадривая друг друга возгласами "Каны-каны, олинг - иинг" ("Давайте-давайте, берите - кушайте"), погружают пальцы в пышущую жаром, вулканическую лаву плова - и трапеза начинается. В тишине звучит перепелиное "пид-пилдык, пид-пилдык": клетки с птицами были непременным атрибутом каждой чайханы. И только когда едоки насытятся, начинается восхваление мастерства "ошпаза" - повара. Чайханщик убирает блюдо с остатками плова и водружает на столик чайник с чаем и традиционный круглый поднос с восточными сладостями или с ломтями дыни или арбуза. Обычно разливать чай доверяют самому младшему. Сперва он наливает его в пиалу и совершает обязательную процедуру "чойны кайтаринг" и выливает ее содержимое снова в чайник. И, дав ему еще 2-3 минуты настояться, начинает его разливать по пиалам, и снова раздается "каны, олинг". И прервавшийся было "гап" возобновляется.
По желанию посетителей, чайханщик может принести дутар, рубаб или шахматы. И они по очереди играют и поют или ведут многочасовые баталии. К этому времени на небе высыпают яркие звезды, под топчаном чуть слышно журчит арык, постепенно навевающий дрему. Желая продлить приятное времяпровождение, они говорят чайханщику, что хотели бы остаться на ночь, и тот приносит груду одеял и подушек. Друзья погружаются в сон. Чайханщик убирает со стола посуду, гасит огонь под кумганами, выключает свет, и на этом жизнь в чайхане замирает. Жаль, теперь таких заведений в городе практически не осталось, сохранились только в кишлаках.
Выйдя из машины, подхожу к моему соседу Касыму, ремонтирующему калитку. Произношу традиционное пожелание: "Хорманг" ("Не уставать вам"). Отложив молоток, он вглядывается в мое лицо, и произносит: "Скандар! Сан мы сан?" ("Искандер!") Ты ли это? Дружеские объятия, похлопывания по плечам. Когда восторги от встречи поутихли, Касым переходит к новостям, в большинстве своем печальным: Садыра, Зайны, Атта уже нет - умерли. Анвар, Даврон и Фарход уехали на заработки в Россию и Казахстан. Карим-ака разбил паралич, Кобылжан занимается диковинным делом - разводит попугаев. Сам он "дехкончилик" - крестьянствует. С гордостью говорит, что его розами торгуют в Челябинске, но, скорее всего, он перестанет заниматься цветоводством, поскольку его обложили непомерными налогами. Тревожно озираясь, шепчет: "Заби, помнишь, тот самый, что жил на соседней улице, и твой закадычный друг Акмаль сидят в тюрьме - осуждены как сторонники "Хизб-ут Тахрира" ("Партии Возрождения"), чья деятельность "направлена на свержение конституционного строя".
Когда-то давно поймал себя на мысли, что, будучи казахом, учась в русской школе, я думаю на узбекском языке. Благодаря тому, что часть своей жизни я прожил здесь, то с легкостью понимаю ментальность Востока, знаю нравы, стереотипы поведения, психологию и образ мышления обитателей. Страны могут быть разными - ментальность одна. Махалля - явление уникальное. Каждый ее обитатель не живет сам по себе, он является частью системы. Здесь все друг о друге все знают, поэтому появление чужака или даже незнакомого прохожего не остается без внимания. Этим пользуется Служба национальной безопасности Узбекистана, так что все находится под полным контролем, поэтому, несмотря на строгую конспирацию, соблюдаемую приверженцами "Хизб-ут Тахрира" ее членов можно легко вычислить. Терпение моих спутников лопнуло, о чем они сигнализируют клаксоном. Услышав сигнал, Касым не очень настойчиво приглашает пройти в дом и попить чаю. Понятно, у него сейчас не самые лучшие времена, каждый кусок лепешки на счету. "Спасибо, как-нибудь в другой раз". Пора ехать.

"Узбекчилик" - "Хизб-утчилик"?

Выходим из машины близ одной из достопримечательностей Ташкента медресе Кукелдаш, построенного на рубеже XV - XVI веков. И здесь изменения. Нет ниши у ворот, войдя в которую можно было обнаружить старинную винтовую лестницу. Помнится, мы с Бахтияром, снедаемые азартом первооткрывателей, поднялись по ней где-то на уровень третьего этажа и обнаружили современный по тем временам ватерклозет! Теперь ниша заложена кирпичами. На доске объявлений развешен многостраничный список абитуриентов выдержавших вступительные экзамены, надо полагать, что конкурс был велик. Проходя мимо келий, видим зал, заполненный студентами, молитвенно сложивших руки и погрузившихся в благочестивые размышления перед свершением намаза.
В Ташкенте под патронажем Духовного управления мусульман Узбекистана учрежден Исламский институт. В 2003 году был осуществлен первый выпуск бакалавров, а в 2005-м - магистров теологии. Но это официальное духовенство, контролируемое властями и заявисящее от них. Рядом с медресе построена новая мечеть, обращаю внимание на то, что среди прихожан много молодежи. Складывается впечатление, что для узбеков, посещение мечетей стало своеобразной формой протеста. В немалой степени этому способствует отсутствие светской оппозиции. Лидер одной из партий политэмигрант Мухаммад Салих публикует открытые письма, адресованные президенту Исламу Каримову. Они оставляют самое гнетущее впечатление, но не своим содержанием, удручает сам оппозиционер. Свято место пусто не бывает, эту нишу заняли религиозные авторитеты, не имеющие отношения к Духовному управлению. Примечательный факт: часть узбекской молодежи стремится к духовному поприщу, другая - стать частью репрессивной системы. На юридических факультетах самый большой конкурс среди абитуриентов, в зависимости от престижности учебного заведения на одно место претендует от 7 до 12 человек. Тем не менее склоняюсь к мысли, что битву за умы Каримов скорее проиграл. Пресса тут ему не помощник, она бледна и невыразительна.
Российский правозащитник Виталий Пономарев, неоднократно подвергнутый узбекской прессой остракизму, рассказывал, что еще несколько лет назад он имел возможность наблюдать, как студенческая молодежь в стенах вузовских аудиторий могла свободно дискутировать на религиозные темы, обмениваться сборниками хадисов, обсуждать ту или иную суру Корана или высказывать свои соображения по поводу предписаний шариата. После распада СССР президент Ислам Каримов пытался восполнить образовавшийся идеологический вакуум - "узбекчилик" - традиционными моральными и духовными ценностями узбеков, оказавшимися неотделимыми от религиозных устоев общества. Позднее, когда власти с этим решили покончить, в Вузгородке начались студенческие беспорядки. В пору моего детства приверженность моих друзей и соседей к исламу не была столь заметной, но тем не менее ощущалась всегда.
Поскольку мечеть стоит на холме, то сверху можно увидеть котловину, в которой находится Чорсу - базар. Сравнительно недавно жены и матери осужденных по обвинению в причастности к деятельности "Хизб-ут Тахрира" пытались провести здесь акции протеста, требуя выпустить на свободу своих кормильцев. Они были пресечены сотрудниками СНБ и милиции. Примечательно, что им удалось натравить на протестующих торговцев с базара - они де затрудняли покупателям подход к прилавкам. Заметно, что продавцов значительно больше, чем покупателей. Здесь все перестроили, а жаль, в результате исчезла сама атмосфера торжища, дарующая ощущение празднества. Здесь больше не проводятся выступления канатоходцев и вызывающих взрывы смеха "аскиябозчилар" - острословов. Складывается впечатление, что наследники Ходжи Насреддина тоже ушли в подполье. Что касается базара, то в моей памяти он запечатлелся другим. Как-то моя бабушка уехала в Алматы на свадьбу очередной внучки, убедившись в полной несъедобности варева, которым меня потчевал отец, я перешел на базарное питание. Ежедневный утренний обход начинал с лепешечников, прихорашивающих свой товар перед потенциальными покупателями. Вкусив предлагаемые на пробу горячие, только из тандыра, куски лепешки, иду в молочный ряд. Там их можно обмакнуть в сметану или масло. На десерт - фрукты, прилавки ломятся от выставленных на них даров щедрой узбекской осени. Чего там только не было - и золотистые яблоки, и покрытая пухом айва, тающие во рту краснобокие персики, сахарный инжир, гранаты с лопнувшей от спелости кожурой, обнажающей пурпурные зерна, горы фисташек и миндаля, десятки сортов винограда, огромные бурты с арбузами и дынями. Или истекающая маслом халва и нуга. Полчаса, и ты уже сытно позавтракал, и самое главное - это не стоило тебе ни копейки.
Напротив медресе здание ГУМа, 30 июня 2004 года у входа в него был совершен акт самоподрыва. Чилла, будь она неладна. Ранее мне приводилось несколько раз встречаться с членами "Хизб-ут Тахрира" читать их прокламации. Каких-либо призывов к свержению существующего режима я не обнаружил, присутствует критика - и не более того. Примечательно, что беседовавший со мной сторонник "Хизб-ут Тахрира", был выпускником престижного московского вуза, кандидат наук. Он подчеркивал, что "мы в своей практике используем только ненасильственные методы". Возникает вопрос, кто же тогда осуществляет акты террора? Один из моих знакомых, сотрудник казахстанских правоохранительных органов, разделяя мою точку зрения по поводу "ненасильственных методов "Хизб-ут Тахрира", высказал свое соображение: "Часть сторонников этой организации, пусть даже самая немногочисленная, видя, что их методы не приносят ощутимого результата, могут примкнуть к более радикальным движениям. И, исходя из этого, нам было проще объявить движение вне закона". Может быть, он и прав. В аэропорту Бухары на милицейском стенде я тогда насчитал более пятидесяти фотографий разыскиваемых сторонников этой организации. Десятка полтора фото были перечеркнуты, этих уже арестовали.

Паломничество
к Калдыргоч-бобо

У многих экспертов сложился определенный стереотип - сторонником "Хизб-ут Тахрира" является человек необразованный, темный, непременно выходец из сельской глубинки. Действительно, такие присутствуют, но среди участников последних взрывов в Ташкенте три молодые девушки, все из благополучных семей, все с высшим образованием, знали несколько иностранных языков. Чем это объяснить? Почему идеи этой организации оказались притягательными для просвещенной молодежи? Неужели их увлекли эфемерные идеи создания Халифата? Мне они напоминают сказание о неведомом граде Китеже. Если его не удалось воссоздать раньше, то тем более не возможно сейчас. Тогда что же? Начинает сказываться бессонная ночь, проведенная в пути. Утро вечера мудренее.
Ну а с утра снова поездка по городу. Проезжаем по улице Навои, слева виднеется кинотеатр "Панорамный". Прогуливая уроки, я частенько бывал здесь. Рядом здание горного факультета политехнического института. Для первой поросли казахстанской интеллигенции Ташкент - город особенный, среди них много выпускников здешних вузов - СаГУ, СазПИ, ТашМИ. Ташкент щедро сеял доброе и вечное. Раньше в окрестностях города жило много казахов. Припомнилась встреча двухлетней давности у входа в консульский отдел нашего посольства, что находится на улице Чехова. Один из оралманов, только что сдавший документы, необходимые для возвращения на историческую родину, рассказал свою историю. В каждом слове ощущалась чеховская безысходность. Он был преподавателем одного из здешних воинских училищ, и был направлен охранять тока, на которые свозилась пшеница, сдаваемая дехканами по государственным расценкам. У многих из них, по распоряжению местного хокима, опасавшегося невыполнения плана по сдаче зерна государству, комбайнеры тайком скосили ту часть урожая, которую они имели право реализовывать самостоятельно по рыночным расценкам. Возмущенные произволом, дехкане набросились на курсантов. В потасовке моего собеседника ударили чем-то тяжелым по голове - инвалидность, отставка, нет полной выслуги, а с ней и жизнь на копеечную пенсию. Теперь он никому не нужен.
Сворачиваем направо. Приехали. Спустя минуту оказываемся в тенистом дворике. Справа некрополь известного средневекового богослова шейха Антаура, чуть выше еще один. На табличке написано, что это мавзолей шейха Хованди Тахира - Толе Би. Согласно казахстанской историографии он был правителем Ташкента, но на табличке об этом не упоминается. Сняв обувь, входим под своды некрополя. В помещении царит прохлада. Застланный коврами пол скрадывает шаги, оконные проемы, забранные затейливыми решетками из ганча. Здешние мастера славятся резьбой по гипсу. В центре - надгробие, выложенное разноцветным мрамором. Ширагши, возжигатель лампад, отложив в сторону совок и веник, присоединился к нам. Присев на лавку, сложил ладони и произносит "Фатиху". После молитвы, уже на казахском звучат здравицы, адресованные Владыке двух миров, Пророку: "Да пребудет мир с ним" - и его детям, Адаму и Еве, праведным халифам, Мухаммаду Хайдару Дулати - наставнику Толе Би, ханам Старшего, Среднего и Младшего жузов. Последним звучит имя телохранителя Алтынбека Сарсенбайулы Бауржана Байбосына, убитого вместе с оппозиционером. Шырагши проводит руками по подбородку: "Аллаху Акбар!"
Склонившись к моему плечу, один из спутников шепчет: "Шырагши зовут Шынгильбай - он отец погибшего парня". Ему невдомек, почему судебное разбирательство проходит в Талдыкоргане, а не в Алматы, говорит, что финансовые затруднения не позволили ему присутствовать на суде. По интонации чувствуется, что он смирился с утратой, но тем не менее он хотел бы, "чтобы убийц покарали". Рассказывает, что в этом году он собирался женить сына. Подумал, вместе с ним злодеи убили его неродившихся внуков. Потянулись гнетущие минуты молчания. Какие слова утешения можно найти, чтобы высказать их скорбящему отцу? Увы, мертвого не воскресить.
Спустя несколько минут беседа возобновилась. Интересно, почему узбеки называют Толе Би Калдыргоч-бобо - Ласточкиным дедушкой? Шынгильбай рассказывает: однажды, во времена нашествия, джунгары вошли в оставленное жителями селение. Дозорные донесли владыке Галдан-Церену, что они обшарили всю округу и нашли только одного селянина. Им оказался Толе Би. "Почему ты не последовал примеру односельчан, - хмуря брови, спросил Галдан-Церен. - Неужто не убоялся?". "У меня на застрехе над айваном - верандой - ласточки сложили гнездо и вывели птенцов. Я не мог их оставить", - сказал Толе Би. Услышав ответ, грозный властелин не причинил ему зла. В лихую годину джунгарского нашествия тот же хан Абулхаир оборонял не только Сайрам, но и сражался под стенами Ташкента.
Узнав, что я положил рядом с надгробием пять тысяч сумов, он вернулся в мавзолей, но денег на месте уже не оказалось. Возмещая их, вспомнил наставление бабушки: "В таких случаях никогда не сожалей, просто скажи: "садака болсын" ("пусть будет подаянием"). Провожая нас до машины, Шынгильбай попросил переслать ему газеты, в которых освещается процесс в Талдыкоргане.

Методы экспроприации

Пора перекусить. Едем в ресторан, что находится в некогда гремевшем на весь Союз пригородном колхозе "Политотдел". Присевший за наш стол хозяин заведения показывает уведомление, в котором его ставят в известность о том, что нынешней зимой газ для бытовых нужд поставляться не будет. Высказываю мнение, что, видимо, здешние власти, пользуясь благоприятно складывающейся мировой конъюнктурой, решили сократить внутреннее потребление и за счет него увеличить экспорт. "Да нет же, - говорит хозяин, - просто дочь президента Гульнара недавно купила месторождение угля и ей надо обеспечить его сбыт". В основном в "Политотделе" живут корейцы, в большинстве своем законопослушные граждане. Но были и такие, которые, если и не входили в окружение ташкентского уголовного авторитета Гафура, то были близки к нему: "Броня" Догай, Олег Шин и некто по кличке Игрян. Они считали, что это делает их неуязвимыми. Какое заблуждение. В багажниках их машин гаишники невзначай обнаружили наркотики. Проведя какое-то время в узилище, они стали кроткими, как агнцы божьи. Обретя свободу, вся троица покинула Узбекистан. Теперь их собственностью владеет кто-то другой.
Один мой знакомый работник городской прокуратуры как-то рассказывал, что Гафур и еще один уголовный авторитет по имени Салим покончили с криминальным прошлым. Тяжело вздохнув, продолжил "Теперь они грабят на законном основании". Запомнились его слова: "Я на грани срыва. Устал наблюдать за беззаконием, видеть, как нищает народ. Невыносимо больно смотреть, как безропотно он все сносит, но это не может продолжаться вечно". Был случай, когда я "подобрал" голосующую на дороге женщину с ребенком. Слово за слово... ее муж был владельцем чайханы. Заведение процветало. Супруг рассказывал ей, что к нему не раз обращались с предложением продать его, но предложенная ими цена его не устраивала. По ее словам, это были родственники районного хокима. В чайхану подбросили наркотики. Оставшись одна, женщина была вынуждена продать ее за бесценок. Теперь она едет в зону на свидание с мужем. И снова поездка по Ташкенту - едем в Авиагородок. Проезжаем мимо недавно построенной виллы, фасад которой отделан мрамором. В один из предыдущих приездов мои собеседники говорили, что "она принадлежит кому-то из высших чинов СНБ. Примечательно, что все коммуникации - электроэнергия, вода, отопление, газ - подсоединены к соседнему зданию - ведомственной гостинице СНБ. И теперь сотрудники, командированные в столицу, оплачивают не только гостиничные номера, но и коммунальные расходы своего шефа". Когда-то Авиационное производственное объединение имени Чкалова было градообразующим и составляло гордость узбекской индустрии. По словам местных жителей, объединение теперь далеко не производственное, поскольку работает только один цех. Так как мой отец работал там, то я ездил отдыхать в заводской пионерский лагерь "Акташ". Как-то ночью мне не спалось. Прогуливаясь рядом со спальным корпусом, наблюдал, как шайка шакалов, зайдя со стороны крупа, терзала осла. Бедное животное даже не сделало попытки убежать или лягнуть хищников. Он стоял и тупо орал. Больно. Не только за осла, но и за всех людей, чей мир сузился и стал серым.

18 августа 2006 г. № 31 (709)

Источник - Деловая неделя, Казахстан
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1156023300
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Сенаторы приняли Законы по поэтапной интеграции таможенных пошлин Армении и Кыргызстана к ставкам ЕАЭС
- А. Мамин встретился с главой французской атомной компании "Orano" К. Имовеном
- Крымбек Кушербаев провел заседание Комиссии при Президенте Республики Казахстан по вопросам противодействия коррупции
- Насколько Центральная Азия подвержена рискам землетрясений
- Более 5,6 тыс. этнических казахов получили статус кандаса с начала 2021 года
- Рассмотрено гражданское дело по иску Департамента экологии по Актюбинской области к ТОО "Парижская коммуна XXI"
- Рассмотрено уголовное дело
- Рабочий график главы государства
- Поздравление Первого Президента Республики Казахстан – Елбасы Нурсултана Назарбаева с праздником Ораза айт
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх