КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Среда, 31.03.2010
20:41  В Кыргызстане вышел в свет сборник о жертвах пыток
19:08  ГЭС в Средней Азии: Россия вновь поддержала Узбекистан и Казахстан против Таджикистана и Киргизии
19:04  С.Расов: Кто убил кыргызстанского журналиста Геннадия Павлюка?
16:21  "Guardian": "Возьмите эту женщину в качестве своей жены". Древний позор современного Кыргызстана
15:20  "New York Times": Потоки нефти поворачиваются с Запада на Восток. Развитие Китая ведет к изменению геополитики нефти
14:10  А.Матвеев: Вашингтону приглянулась Киргизия. Интересы Москвы могут быть серьезно ущемлены
13:03  А.Джахонгиров: Путешествие в Турсунзаде. В поисках узбекского монстра...

12:58  Террористы атаковали дагестанский Кизляр - два взрыва, 12 погибших
12:29  С.Серебров: Россия теряет газовую корону
12:10  "Новый шелковый путь". Узбекская певица Севара объединилась с Борисом Гребенщиковым ради нового проекта в России
12:06  В.Ильина: Двойная культура. Центральная Азия тонет в наркотиках
12:03  "Милли жана Мейси парады". Американцы издали детскую книжку на кыргызском языке для бесплатной раздачи в Киргизии
12:00  Умер американец - сотрудник киргизской авиабазы "Ганси"
11:47  "Литер": "В Киргизии революцию сделать – пять минут... Одна беда - слишком маленький масштаб у киргизских олигархов"
11:45  Казахстан и Словакия создали СП по "производству дизельных рельсовых составов"
11:38  Депутаты парламента Узбекистана призывают население объединиться против Таджикского алюминиевого завода
11:33  У.Бабакулов: Шестой - не последний. Минюст Киргизии снова отказал мне в регистрации нового российского издания
11:29  "Боль Москвы - это наша боль". Русские соотечественники Киргизии соболезнуют жертвам терактов
11:26  П.Кодиров (старший тренер): "Нас царицы соблазняли… Приведите Хиддинка в таджикский футбол, результата не будет"
11:23  О.Курбанов: Великий туркменский поэт Молланепес и восточная поэзия
11:12  Е.Сатановский: Разгромлена ли "Аль-Каида"? Чем чревата американская военно-политическая стратегия "затыкания дыр"
11:11  М.Казакбаев: "Альтернативы нет - надо помочь Президенту К.Бакиеву всем народом..."
11:07  А.Мaмбеталиев: "Демократия всегда была основной формой управления многих тюркских племен. И ханов и беков избирал народ"
10:41  А.Мусаев: Таджикские пограничники угрожают Узбекистану войной
10:37  А.Сагдуллаев: Раньше реки объединяли народы ЦентрАзии...
10:35  И.Берг: Причины поражения НАТО в Афганистане (немецкий вгляд)
10:28  C.Задонский: Как финансируется армия Ирана
10:24  AFP: США нацелены взять Кандагар летом
10:23  "ВН": Пятилетний марафон. Россия и Казахстан подготовили соглашение о совместной разведке Имашевского месторождения
10:22  А.Володин: "Мягкое вытеснение" + военно-экономическая привязка. Треугольник Китай-Пакистан-Индия и стабильность в Южной Азии
09:54  В Таджикистане запущен "толлинговый механизм управления автотрассой Душанбе-Чанак"
09:29  Тимур Бекмамбетов собирается экранизировать роман Питера Экройда "Журнал Виктора Франкенштейна"
09:20  А.Шакур: Россия готовится к "центральноазиатскому реваншу". Зачем генерал Бордюжа ездил в Кыргызстан?
09:10  В.Скосырев: Вашингтон сделал Карзаю серьезное предупреждение. США ищут благовидный предлог, чтобы смотать удочки, считают в Пакистане
08:57  Н.Сурков: Эрдоган меняет Конституцию Турции. Правительство хочет ограничить влияние военных и судов
08:42  М.Бултай: Лукавый казахстанский банкир Аблязов в тисках. Между Лондоном и Москвой
08:40  Т.Ибраев: Лучшая помощь утопающему – добить, чтобы не мучился. Именно такой способ избрал для себя Рахат Алиев, решивший...
08:37  А.Ахметов: Гора породила мышь. Есть ли в Казахстане концепция национальной политики?
00:37  М.Калишевский: Сражение при Таш-Кепри. Как на карте Российской империи поставили самую южную "точку" (история)
00:23  Б.Бешимов: Клан убийц. Убийствами оппозиционеров в Киргизии занимается клан Бакиева
00:19  Во время терактов в московском метро погибли трое и ранен один таджикистанец
00:09  В.Леонов: В помощь контрабандистам. В Таможенном союзе могут появиться "правовые дыры"
00:08  Арабские страны сделали еще один шаг на пути к единой валюте - халиджи
Вторник, 30.03.2010
20:04  Улов косяками. Сомалийские пираты захватили сразу 8 индийских кораблей
20:00  В марокканском озере найдено тело одного из богатейших арабских шейхов
19:55  Мой до дыр! Власти Оша будут вешать на ворота хозяев-грязнуль особые плакаты
19:52  Финполиция Кыргызстана возбудила дело против русофоба-фотографа Мельникофа
17:02  А.Правов: Что же должна Москва Кабулу?
16:56  С.Расов: Базовые ценности Н.Бордюжа. Что глава ОДКБ увидел в Киргизии
16:44  Контракты расторгнуты. Изнищавшие российские футбольные легионеры Егор Титов и Александр Тихонов восстали в астанинском "Локомотиве"
16:35  А.Шустов: Как создать Таможенный союз
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
В.Ильина: Двойная культура. Центральная Азия тонет в наркотиках
12:06 31.03.2010

Центральная Азия тонет в наркотиках

Официальная деятельность государств Центральной Азии по противодействию незаконному распространению афганских наркотиков направлена на противодействие вторичным факторам. Происходит борьба с последствиями, а не с причинами, утверждают аналитики. Устранять причины власти совершенно не заинтересованы.
Директор регионального филиала Института стран СНГ в Бишкеке Александр Князев, анализируя в своей статье "Наркокриминальный компонент современных политических процессов в странах Центральной Азии в контексте афганского наркопроизводства", утверждает: эти процессы, несмотря на аналоги вроде сицилийской Cosa Nostra, все же имеют некоторые региональные специфические черты.

Во-первых, это "высочайшая роль клановой структуры общества". Во-вторых - "транзитный характер региона в процессе незаконного оборота наркотических веществ, производимых в Афганистане, обусловленный как простой географией, так и геополитическими процессами, происходящими в Афганистане, регионе и мире условно с начала 1980-х годов". В-третьих, "политика США в регионе в 1990-х - 2000-х годах".

Двойная культура

В постсоветских государствах Центральной Азии - как и во всех традиционных обществах - существует своеобразная "двойная" политическая культура: параллельно с официальными органами управления присутствуют традиционные формы власти, системы управления, иерархии. Лидеры последних, не представленные напрямую в официальной политической власти, зачастую оказывают серьезное влияние на принятие важнейших политических решений, обладая даже более сильным влиянием на своих сторонников, нежели государство.

В результате политическая власть в современной Центральной Азии является не продуктом классического политического процесса в его европейском понимании, а результатом способности правившей (на момент перехода к независимости) номенклатуры внутренне консолидироваться и находить оптимальные формы - "либо кооптирования во власть, либо удовлетворения интересов конкурирующих групп элиты".

Что произошло, например, в Казахстане, Узбекистане, Туркменистане. В Таджикистане или Кыргызстане (до свержения президента Акаева) политическая власть являлась следствием компромисса между основными кланами, ведущими свою историю из традиционного прошлого.

Так или иначе, в советский период в республиках Средней Азии произошла консервация "родоплеменных отношений", которые активно развивались в 1990-е. "Де-факто после развала СССР во всех, без исключения, пяти республиках произошло возрождение полуфеодальной системы общественных отношений, поднявшее роль родоплеменного фактора на новую высоту", - отметил автор статьи. Степень консолидированности родоплеменных (или псевдополитических) элит прямо свидетельствует о степени самоидентификации того или иного из государствообразующих этносов. "Исходя из этого, различной оказалась и степень вовлеченности криминального компонента в общеполитические процессы - по крайней мере, в публичном информационном пространстве, что и определяет выбор Кыргызстана и Таджикистана в качестве базы основных приводимых ниже примеров", - пишет Князев.

Сомнительное партнерство

Новый кыргызский или таджикский клан не просто какая-то влиятельная семья или группа семей: "Это, скорее, региональное объединение, опираясь на которое и действуя в его интересах, тот или иной политик участвует в политической борьбе и претендует на долю во власти". Еще Кыргызстан и Таджикистан роднит отсутствие высокодоходных ресурсов, способных быть быстро продвинутыми на рынки. В результате "уже на первоначальном этапе пребывания во главе республик этими кланами, занявшими основные политические позиции, в качестве ресурсов для личного обогащения были избраны приватизация, изъятие в различных формах бюджетных и кредитных средств, а также элементарный разноуровневый рэкет", - говорится в материале.

Как следствие - все экономические объекты, способные приносить доход, "находятся под контролем тех или иных подразделений правящих кланов, при этом основными мотивами всей внутриполитической жизни становятся возможности в перераспределении такого рода объектов". Непосредственным инструментом контроля над собственностью "часто становятся организованные преступные сообщества, устанавливается прямая связь между политическими деятелями и криминальными авторитетами. Cosa Nostra отдыхает", - утверждает аналитик.

В начале так называемого "независимого" существования этот процесс более ярко проявился в Таджикистане, где целый ряд криминальных авторитетов был прямо инкорпорирован в политическую систему и сферу государственного управления. В Кыргызстане этот процесс носит менее динамичный и поначалу латентный характер.

Однако решающим фактором криминализации политического класса центральноазиатских стран становятся события в соседнем Афганистане, пишет Князев.

История превращения этой страны в крупнейшего мирового импортера опиума и героина тесно связана с затяжным внутренним вооруженным конфликтом, "в геополитических интересах провоцируемым внешними силами и ставшим главной причиной перманентной слабости государственных структур". Афганское государство отличается высочайшей степенью дефрагментации власти, обусловившей "и отсутствие сколько-нибудь действенного государственного контроля над развитием производства наркотических веществ".

"Дурь" прокладывает новые маршруты

Поскольку Афганистан входит в число азиатских стран, где выращивание опиумного мака и торговля опиумом - традиционные занятия, становятся ясными предпосылки явления, "ставшего одной из наиболее очевидных угроз для многих стран мира к началу XXI века".

Если до 1979 года производство опиума в Афганистане колебалось в пределах 200-400 тонн ежегодно, к моменту вывода советских войск оно увеличилось до 1000-1500 тонн.

Тенденция к росту производства героина развивалась параллельно с освоением маршрутов нелегальной транспортировки наркотиков через Центральную Азию. С развалом СССР распалась и единая система пограничной охраны, охрана внешних госграниц новых государств ослабла. Внутренние границы (между странами СНГ) до формирования национальных таможенных структур (1993-1994 гг.) оставались фактически неконтролируемыми - что в значительной степени и спровоцировало утверждение нового маршрута незаконного перемещения наркотиков из стран Южной Азии через территории постсоветских государств.

Значительное влияние на ситуацию на южных границах СНГ оказала и гражданская война в Таджикистане. В начале 90-х ослаб пограничный контроль на участках Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана - именно на этом направлении и был проложен основной маршрут незаконного перемещения наркотиков. По трассе Хорог - Ош опиум доставлялся в Ферганскую долину, откуда через Кыргызстан, Узбекистан и Казахстан переправлялся в Россию и далее в страны Европы.

Как сообщало командование группы пограничных войск ФПС РФ в Республике Таджикистан, наиболее интенсивная контрабандная транспортировка наркотиков с территории Афганистана на протяжении 1990-х годов осуществлялась по следующим направлениям: Пянджском (на западном участке таджикско-афганской границы), Хорог - Мургаб - Ош. Часть наркотиков доставлялась через Калай-Хумб в Гармскую группу районов, а оттуда - часть через кыргызский Баткен на север, часть - в Душанбе и далее в европейскую часть СНГ.

Во второй половине 1990-х маршруты были скорректированы: например, кыргызский Ош уступил часть объемов Ходженту, ставшему еще одним из узловых пунктов наркотрафика. Появилась тенденция к объединению соответствующих нелегальных организаций разных стран для создания преступных транснациональных структур и раздела территорий.

На рубеже 1990-х - начала 2000-х годов основные маршруты наркотрафика через линию таджикско-афганской границы серьезно изменились. Основными направлениями стали Шуроабадское, Московское, Пянджское и Шаартузское, через которые в Таджикистан нелегально перемещалось до 80% наркотиков из приграничных районов Афганистана. Немаловажным фактором, благодаря которому с высокогорья маршруты были смещены на инфраструктурно развитую местность, стало вовлечение в процесс транзита государственных органов, представители которых обеспечивали беспрепятственный проход грузов, утверждает автор статьи.

Прибыльный бизнес

Рост оборота наркотиков в Туркменистане часто объясняют бездействием и коррумпированностью правоохранительных органов страны. В этой связи упоминалось разоблачение в 1997 году прокурора Лебапского велаята Н. Нарбаева, занимавшегося незаконной торговлей наркотиками и задержанного с поличным во время передачи ему героина. Позже были арестованы и приговорены к длительным срокам заключения за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, три сотрудника Управления КНБ по Марыйскому велаяту.

К незаконным операциям с наркотиками оказались причастны некоторые руководители МВД, МО и высшие офицеры пограничных войск, не только контролировавшие значительную часть незаконной транспортировки, но и организовывавшие практику хищения и сбыта конфискованных наркотиков. (В частности, под предлогом использования в медицинских экспериментах сильнодействующие наркотики - в основном героин - расхищались и реализовывались на стороне.) Еще конфискат расхищался путем искажения отчетности и вывозился для реализации мелкими партиями за рубеж.

В СМИ говорилось о причастности высших должностных лиц и лично президента Туркменистана к нелегальному распространению наркотиков. Некоторые представители туркменской оппозиции заявляли, что общий объем перевезенных с участием политического руководства страны через территорию Туркменистана наркотиков составляет 80 тонн, среди которых основное место занимает героин. Еще один оппозиционер, экс-глава Центробанка Туркменистана Худайберды Оразов уверяет: эти объемы составляют не меньше 120 тонн. Бывший министр иностранных дел Туркменистана Борис Шихмурадов заявил, что все перемещения наркотиков по Туркменистану контролируются Комитетом национальной безопасности.

К концу 1990-х процесс интеграции организованных сообществ, связанных с производством и транспортировкой наркотиков на мировые рынки, а также с местным распространением, вступил в новую, еще более опасную, фазу. К незаконным операциям с наркотиками подключились практически все действовавшие в Центрально-Азиатском регионе ОПГ. К тому же они начали интегрироваться в международную систему наркоторговли: распределялись сферы влияния, шла преступная специализация.

Часть ОПГ специализировалась на контрабанде наркотических веществ из Афганистана, другая занималась их доставкой из Таджикистана, третья распространяла наркотики по государствам СНГ, практически по всем крупным промышленным центрам РФ. "Наиболее структурно оформившиеся ОПГ осуществляли полный цикл наркобизнеса от контрабанды наркотиков из Афганистана через Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, Казахстан до конечного пункта - главным образом, регионов РФ", - отмечается в публикации.

В Афганистане в 1994-2000 годах продажа опиума обеспечивала населению доход в 150 млн долларов, или 750 долларов на семью, занимавшуюся его производством. В 2002 году общий доход дошел до 1,2 млрд долларов, или 6500 долларов на семью. Наркоторговля в среднеазиатских республиках приносит примерно 2,2 млрд долларов. Более трех четвертей опиума, реализуемого в Европе, и почти все его количество, продаваемое в России, происходит из Афганистана. В 2006 году доходы от наркобизнеса оцениваются 3,1 млрд долларов.

"Борьба с последствиями"

В 1990-х годах в мире окончательно утверждается тенденция, согласно которой районы незаконного производства и транзита наркотиков совпадают с зонами конфликтов низкой и средней интенсивности. Производители наркотиков при этом, естественно, прямо заинтересованы в поддержании режима нестабильности в этих регионах.

Применительно к Центральной Азии эти явления серьезно усугубились распадом СССР, повлекшим за собой социально-экономическую и политическую нестабильность, аморфность новообразовавшихся государственных структур, включая и их силовую составляющую. Как и Советский Союз, новые государства, образовавшиеся в регионе, избрали в качестве средства обеспечения своей безопасности со стороны продолжавшегося конфликта в Афганистане режим изоляции. Но развитой системой охраны границ этот режим не отличался. В первые же годы существования независимых государств начался процесс прямого вовлечения в незаконный транзит наркотиков представителей государственных и политических структур центральноазиатских стран.

Что касается официальной деятельности государств Центральной Азии по противодействию незаконному распространению афганских наркотиков, эта деятельность полностью направлена на противодействие вторичным факторам (меры пограничного и правоохранительного контроля, карательная практика, работа лечебно-медицинского и профилактического характера). Происходит борьба с последствиями, а не с причинами. Активность стран Центральной Азии по восстановлению экономики Афганистана близка к нулевой.

Кроме того, важнейшим фактором участия населения в незаконном обороте наркотиков продолжает оставаться социально-экономическая ситуация в самих странах Центральной Азии. Ну и, как говорилось выше, далеко не второстепенным фактором развития "северного" маршрута нелегальной транспортировки наркотиков из Афганистана является и коррумпированность государственных и правоохранительных структур, свойственная всем странам региона.

Таким образом, ко второй половине 1990-х сложилась структура наркотранзита через Центрально-Азиатский регион. Применительно к восточным маршрутам центральноазиатского направления (Таджикистан и Кыргызстан) это выглядит так: организацию транзита в конкретных регионах осуществляют региональные кланы, лидеры которых относятся к числу публичных политиков. Непосредственно вопросами организации транзита занимаются связанные с чиновниками местного уровня местные ОПГ.

Правоохранительные органы, замешанные в этих схемах, "крышуют" транспортировку, подстраховывая от случайностей. Общая координация осуществляется на уровне крупных региональных центров, здесь же решаются вопросы транзита на соседнюю территорию, передачи груза от таджикских поставщиков кыргызским группировкам, а от кыргызских - казахским и т.д. Ловят - с оглаской в СМИ - как правило, отдельных наркокурьеров, не участвующих в структурном транзите, чтобы проиллюстрировать представление об антинаркотической активности правоохранительных ведомств и государств в целом.

Военная операция США и их союзников в Афганистане не нарушила структуру незаконного производства и транзита наркотических веществ. Возобновление массового выращивания опийного мака в Афганистане в 2002 году привело к тому, что Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан и Казахстан сталкиваются с ростом торговли уже обработанным героином и более агрессивными и лучше организованными операциями по незаконному обороту наркотиков. Опийное производство в значительной степени переместилось в северные провинции Афганистана с близкими и прямыми маршрутами в Центральную Азию.

В Европу афганские наркотики идут несколькими путями. Через страны Центральной Азии и Россию - преимущественно на прибалтийско-скандинавское направление, через Туркменистан - в Азербайджан, оттуда в Грузию и через Украину дальше на Запад. Через Иран, Турцию - в Косово, один из главных европейских центров распространения. Кстати, любопытным автору исследования представляется тот факт, что основные эпицентры распространения афганских наркотиков в Европе совпадают с местами дислокации американских вооруженных сил.

Говоря иначе, нелегальное массовое распространение наркотиков "является сегодня одним из важнейших инструментов геополитического конфликта между мировыми центрами силы", резюмировал автор.

Вера ИЛЬИНА

31.03.2010

Источник - Республика KZ
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1270022760
Новости Казахстана
- Указ Президента Республики Казахстан от 30 июля 2021 года №634
- О ситуации на финансовом рынке в июне 2021 года
- Кадровые перестановки
- Заработная плата в ІІ квартале 2021 года*
- Политолог подвел итоги выборов сельских акимов в Казахстане
- Меморандум о взаимопонимании подписан между Правительством Казахстана и АО "АрселорМиттал Темиртау"
- Е. Тугжанов: Государство будет создавать все условия для работы ответственных объектов МСБ
- "Ashyq нас ни от чего не спас": владельцы мелких кафе против новых ограничений
- Обязательная цифровая маркировка обуви в Казахстане будет введена с 1 ноября 2021 года
- Ревизионными комиссиями проведен аудит по выявленным Счетным комитетом нарушениям
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх