КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Понедельник, 05.04.2010
23:42  Казахстанская ясновидящая Диларам Сапарова предсказала взрывы в московском метро
22:29  Связанный с итальянской мафией бишкекский АзияУниверсалБанк увеличил уставной капитал до 2.022.385.100 сомов
22:26  Талибы атаковали консульство США в Пешаваре - есть погибшие
22:23  В Турции арестованы еще 20 военных заговорщиков, в том числе начальник Стамбульского госпиталя
22:07  А.Тагашев: "Бизнесмен в изгнании". Казахстанский феномен криминально-политическогй эмиграции
21:50  В.Постников: Кто разрубит "Рогунский узел"?
19:47  Wall Street Journal: Санкции против Ирана малопродуктивны

19:33  "Знак ГТО на груди у него-3". Президент К.Бакиев награжден "орденом "За заслуги" Международного союза оборонных спортивно-технических организаций СНГ"
18:02  А.Собянин: Экономическая отсталость исламских регионов отнюдь не причина религиозного терроризма
16:15  И.Рофиев: "Черные" дни таджикского патриотизма
13:53  Почему им не нравится Раша-Россиястан (обзор таджикских СМИ от Regnum)
12:39  Таиландские оппозиционеры "краснорубашечники" взяли штурмом здание Центизбиркома в Бангкоке
12:15  New York Times: Президент Карзай взбрыкнул
11:36  "АП": Партизанщина. Узбекистан делает все, чтобы Рогунская ГЭС не была построена
11:23  Таджикистану до 2020 года предстоит обезвредить 243 минных полей
11:20  IWPR: Вопросы водопользования в Центральной Азии - шаг вперед
11:17  Кыргызстан: Реквием по убитой журналистике
11:05  В.Бирюков: Гуглокитай. Конфликт Google с правительством Китая наверняка войдет в учебники новейшей истории
10:37  В Багдаде взорвали три посольства - сирийское, немецкое и египетское. 41 погибший
10:28  Т.Байтукенов: Палатные услуги. Как депутаты казахстанского мажилиса пиаром занимаются
10:25  "Stratfor": США могут изменить судьбу Китая
10:23  "Guardian": Неформальные связи как ключ к улучшению отношений между Индией и Пакистаном
10:14  "Къ": Россия докопалась до монгольского урана. СП на Дорноде может быть создано в ближайшее время
10:11  К.Белянинов: Хамид Карзай наговорил лишнего. США ищут замену президенту Афганистана
10:04  Л.Блаватник купил у экс-казахстанского медиа-магната Б.Гиллера российский издательский дом "Провинция"
09:48  Аблязов открылся в России. У опального казахстанского банкира обнаружился еще один банк
09:35  В.Акиньшин: Федеральная миграционная сага. У каждого десятого гастарбайтера в Москве возникают проблемы с документами
09:32  А.Шустов: Таджикско-узбекский конфликт и позиция России
09:27  "НИ": Кандидаты на выход. Какие страны СНГ преодолеют кризис первыми
08:53  Д.Шагин: Народное вече Кыргызстана. Первый раунд возобновившейся борьбы за мозг кирдемоса закончен
08:34  ВВС: Китайские шахтеры провели неделю под землей, но спаслись
08:17  "КП": Дороги "двойного гражданства". Могут ли Равшан с Джамшутом выступить против коренных россиян "пятой колонной"?
08:12  Г.Михайлов: Пан Ги Мун поправил Бакиева. Глава ООН попытался наставить президента Киргизии на путь истинный
08:08  Т.Ибраев: Награда все-таки нашла героя. Казахстанская оппозиция ежегодно вручает премию "Свобода"...
08:06  Академик Р.Алшанов: "В мировой ядерной политике Казахстану есть что сказать"
08:04  Вetter.kz: Бишкек индустри… секс-индустриальный
07:44  С.Калиев: Дестабилизация как бизнес-план. Теория и практика "великих комбинаторов" казахстанской оппозиции
06:27  7,2 балла в Гуадалупе. Мощное землетрясение на границе США и Мексики
00:46  С.Искандар: Весеннее наступление цен в Узбекистане
00:31  Д.Ювачев: Проходной бал(л) для казахстанского акима
00:25  С.Туник: Члены должны быть ответственными. Министр финансов Казахстана Жамишев положил на лопатки мажилисвумен Карагусову
00:18  "БП": Безбожники. Перед Пасхой церковные свечи в храмах Кыргызстана подорожали вдвое
00:16  А.Борисов: Ливия как пример "наследственной джамахирии"
00:14  Е.Кирсанов: Что и кому хотел показать/доказать Обама своим блиц-визитом в Афган
Воскресенье, 04.04.2010
18:40  Генсек ООН Пан Ги Мун осмотрел "кладбище кораблей" в Муйнаке
14:53  В Алматы вышла в свет книга В.Григорьева и Л.Ахметовой "Первые лица Казахстана в сталинскую эпоху". Анонс презентации в КазГУ 6/04
13:49  Р.Абдуллаев: ООН и решение водных проблем Центральной Азии
12:31  "НВО": Китайское небо прикрыто российским "Фаворитом"
11:26  "АП": Авиапролет. Отчего оборвалось авиасообщение Таджикистана с Россией
09:23  И.Хакназар: Трасса Душанбе-Хорог - дорога смерти
07:29  В.Литовкин: Индия будет грозить "Брамосом" с высоты. Дели получат на вооружение сверхзвуковые крылатые ракеты
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
"Stratfor": США могут изменить судьбу Китая
10:25 05.04.2010

Китай: решающий момент

Глобальная система претерпевает основательные перемены. Три державы – Германия, Китай и Иран – сталкиваются с трудностями, которые вынуждают их менять способ их взаимодействия со своими регионами и миром. Мы исследуем каждую из этих стран подробно в трех геополитических еженедельниках, рассказывая о том, как оценивает "Stratfor" это развитие. Сначала мы рассмотрели Германию. Теперь мы изучаем Китай.
В последние месяцы американо-китайские отношения стали напряженнее ввиду того, что США угрожают наложить тарифы, если Китай не согласится девальвировать свою валюту и, в идеальном варианте, позволить ей стать конвертируемой, как иена или евро. Теперь Китай следует за Японией и Германией как одна из трех главных экономических держав после США. В отличие от этих двух стран, Китай контролирует ценность своей валюты, позволяя ей уменьшать цену своего экспорта и предоставлять ей преимущество не только над другими экспортерами в США, но и над отечественными американскими производителями. То же самое происходит в других регионах, получающих китайский экспорт, таких, как Европа.
То, что Вашингтон считал приемлемым в небольшой развивающейся экономике, является неприемлемым в одной из пяти главных экономических систем. Однако требование о том, чтобы Пекин повысил ценность юаня, представляет собой огромные проблемы для китайцев, поскольку способность контролировать свою валюту помогает управлять экспортом. Корни вопроса о том, почему Китай настаивает на управлении своей валютой, уходят в сущность китайской экономики. Столкновение с США теперь, кажется неизбежным. Именно поэтому очень важно понять силы, движущие Китаем, а для "Stratfor" пришло время сделать обзор по Китаю.

По существу нестабильная экономическая система
С 1980 года у Китая был необычайный период. Но, как и в случае с Японией и Юго-Восточной Азией, впечатляющие темпы роста не могут держаться вечно. Япония и некитайская Восточная Азия не разрушились и не исчезли, однако кризисы 1990 гг. изменили положение вещей. Движущей силой за кризисом в Японии в 1990 г. и кризисом в Восточной Азии в 1997 г. стало то, что страны не смогли поддержать рынки капиталов. Эти страны управляли капиталом, чтобы поддерживать затраты на искусственно низком уровне, предоставляя им огромные преимущества перед странами, где средства капитала были оценены рационально. Безусловно, нельзя поддерживать иррациональные цены основных средств всегда (чему учатся США после своего финансового кризиса). И именно это теперь происходит в Китае.
Таким образом, "Stratfor" считает китайскую экономическую систему нестабильной по своей природе. Одной из главных причин того, почему экономический рост Китая был столь впечатляющим, является то, что за весь период экономической либерализации, которая привела к росту доходов, китайское правительство поддержало сберегательную способность людей и предприятий. Оно направило свои огромные депозиты через государственные банки государственным компаниям по ставкам ниже рыночных. Просто удивительно, какого темпа роста может достичь страна и какое количество людей она может использовать с материальными запасами в 0%, относительно свободными займами, предоставленными из сбережений почти миллиарда рабочих.
Также поразительно, насколько нерентабельной может быть такая страна. Китайская система, как и японская система до этого, работает на основе массовой и максимальной занятости и доли на рынке. Американская система, пытающаяся максимизировать возврат по инвестициям через производительность и прибыль, составляет контраст. Американский результат – достаточная экономическая стабильность для того, чтобы быть в состоянии перенести кризис и стать еще сильнее. Китайский результат – социальная стабильность, которая очень сильно страдает в случае экономических трудностей. Народ Китая бунтует, когда нет работы, а условия достигают крайностей. Мы должны помнить, что из 1,3 млрд. китайцев более 600 млн. городских жителей живут в среднем на 7 долларов США в день, тогда как 700 млн. сельских жителей живут в среднем на 2 доллара в день, и это данные собственной статистики Пекина. Более того, китайская система вызывает множество других непреднамеренных побочных эффектов.
Здесь, несомненно, стоит вопрос о неэффективном использовании капитала: когда у вас есть неограниченное количество кредитов без последствий, вы начинаете инвестировать крупные суммы денег в проекты по политическим причинам или просто для спекуляции. В дополнение к полной неэффективности китайской системы, другим результатом является большое количество жилищных пузырей. Да, Китай – это страна с большими жилищными нуждами для своих граждан, но даже в этом случае местные правительства и застройщики тайно сговариваются для того, чтобы строить роскошное жилье вместо чего-то более доступного в городских районах. Поэтому Китай оказался в странном положении, имея избыток и нехватку жилья, так же, как и прямое перенасыщение в коммерческой недвижимости, где проценты незанятых площадей, как известно, очень высоки.
Существует также проблема регионального неравенства. Большая часть этого кредитования происходит в нескольких прибрежных регионах, превращая их в мировые центры влияния, тогда как основная часть внутренних районов страны – и таким образом большая часть населения – живут в жалкой нищете.
Помимо всего, существует проблема потребления. Китайская статистика всегда была неправдивой, однако по собственным данным Пекина, Китай имеет очень маленькую потребительскую базу. Эта база не намного больше, чем во Франции -стране с населением, составляющим примерно одну двенадцатую часть населения Китая и только половину его ВВП. Экономическая система Китая, несомненно, ориентирована на экспорт, а не на расширение потребительского кредита.
Который из этих фактов приводит нас к вопросу о зависимости? Поскольку Китай не в состоянии поглотить собственные товары, он должен экспортировать их, чтобы "держаться на плаву". Стратегия работает только тогда, когда есть бесконечный спрос на товары, производимые в Китае. В основном этот спрос исходит из Америки. Но недавний мировой кризис сократил китайский экспорт почти на одну пятую, а для того, чтобы заполнить "брешь" в других странах, не оказалось покупателей. Тем временем, чтобы поддержать бытовое потребление, Китай предоставил субсидии китайским гражданам, имеющим небольшие потребности – и в некоторых случаях возможности использовать – в приобретении дорогостоящих товаров. Теперь китайцы откровенно опасаются того, что экспорт не достигнет предыдущих уровней стабильной прибыли до 2012 года. Между тем остается еще много товаров и потребления, нуждающихся в субсидировании. Большинство стран называют это по-другому: растрата.
Растрата может быть разделена на две основные категории. Во-первых, правительство почти втрое увеличило сумму наличных средств, которые она обычно направляет в государственные банки для осуществления кредитования экономической активности во время экономического спада. Новые займы составили в целом почти одну треть ВВП за год. Помните, со ссудами без последствий, доходность или даже продажа товаров не является проблемой; необходимо просто продолжать нанимать людей. Даже если Китай имел самые лучшие в истории кредитные программы, резкое увеличение кредитования такого масштаба, несомненно, вызовет множество кредитов, которые станут "плохими кредитами". Во-вторых, не все, кто получают эти кредиты, намерены инвестировать средства разумно: по оценкам, примерно одна четверть этих кредитов была использована на рынке ценных бумаг и недвижимости Китая.
Это не то, чтобы китайцы глупы - вряд ли это так. Учитывая их историю и географические ограничения, мы бы оказались под сильным давлением и требованием придумать лучший план, будь мы избранными генеральным секретарем партии в эти дни. Пекин очень хорошо осознает все эти проблемы и пытается минимизировать вред и улучшить систему. К примеру, он рассматривает возможность легализации элементов того, что он называет сектором теневого кредитования. Представьте себе это как своего рода общественный банк или кредитный союз, предоставляющий услуги малому бизнесу. В прошлом Китай хотел управлять всеми сбережениями и добивался централизации для того, чтобы лучше направлять свои экономические усилия, однако Пекин осознает, что эти малые предприятия являются более эффективными кредиторами, и что со временем они могут фактически нанимать больше людей без субсидирования.
Однако основной момент заключается в том, что такая "восстановительная" работа является лишь экспериментальной и ограничивается пределами, более того, она не сможет компенсировать вред, который непрерывно наносит финансовая модель. Китайцы боятся того, что их экономическая стратегия привела их к возможному максимуму. "Stratfor" раньше считал, что такой вид внутренней слабости, в конечном счете, поставит крест на китайской системе, как это произошло с японской системой (на основе которой смоделирована китайская). Теперь, мы не настолько в этом уверены.
Со дня открытия своей экономики в 1978 году, Китай использовал в своих интересах чрезвычайно дружественную экономическую и политическую окружающую среду. В 1980 гг. Вашингтон не был слишком зациклен на Китае, учитывая их концентрацию на "империи Зла". В 1990 гг. Китаю было легко пройти на мировые рынки, поскольку Китай все еще был относительно небольшим игроком. Более того, поскольку все сырьевые товары на мировом рынке поставлялись из Советского Союза, цены на все, начиная от нефти и заканчивая медью, приблизились к историческому минимуму. Похоже, никто не боролся против быстро растущего спроса Китая на сырье или роста экспорта. 2000 гг. выглядели так, как будто они будут более турбулентными, и в начале президентства Джорджа Буша произошел инцидент, после которого китайцы оказались "на прицеле" у Вашингтона. Однако затем произошли террористические акты 11 сентября и усилия Америки были перенаправлены в сторону исламского мира.
Хотите верьте, хотите нет, но все вышеперечисленное – случайные события. На самом деле в мировой экономике существует структурный фактор, который защищал китайскую систему на протяжении последних 30 лет и который является основным принципом внешней политики США: Бреттонвудское соглашение о послевоенной валютной системе.

Переосмысление Бреттонвудского соглашения
Бреттонвудское соглашение является одним из самых неправильно истолкованных этапов в современной истории. Большинство считает его этапом создания Всемирного Банка и Международного Валютного Фонда, а также начала господства американского доллара в международной системе. Это так, но это намного больше.
После Второй мировой войны были сокрушены Германия и Япония, и была опустошена почти вся Западная Европа. Бреттонвудское соглашение по своей сути было соглашением между США и западными союзниками о том, что союзники будут иметь возможность экспортировать свои товары почти без пошлин на американский рынок, чтобы поддержать свою экономику. Взамен американцы получали широкие полномочия в определении позиций политики по безопасности и внешней политики восстанавливающихся государств. По сути, американцы испытали, по их мнению, минимальный экономический удар взамен на возможность переписать первые региональные и со временем глобальные, экономические и военные правила и обязательства. Европейцам Бреттон Вудс предоставил стабильность, финансирование и основу безопасности, которые Европа сначала использовала для восстановления, а затем для процветания. Американцам Бреттон Вудс предоставил возможность сохранить большую часть сети альянса Второй мировой войны для конкуренции с Советским Союзом.
Эта стратегия оказалась настолько успешной в случае с западными союзниками, что она была быстро расширена на врагов периода Второй мировой войны - Германию и Японию – и вскоре на Корею, Тайвань, Сингапур и другие страны. В военном и экономическом плане она стала основой антисоветской стратегии сдерживания. США начали с избытка значительного объема торговли со всеми этими странами просто потому, что у них не было производительной способности из-за войны. После долгих лет благоприятной торговой практики эти излишки превратились в дефицит, однако чистая прибыль была настолько удобна для американцев, что эта политика продолжалась, несмотря на увеличивающиеся экономические удары. Альянс продолжал существовать, и одним из многих результатов стало окончательное экономическое разрушение Советского Союза.
Применяя этот небольшой исторический урок к рассматриваемой теме, следует осознать, что Бреттон Вудс является решающей причиной того, почему китайцы преуспели экономически за последнее поколение. В рамках Бреттон Вудс США открывают свои рынки, сторонясь протекционистской политики в целом и меркантилистской политики в частности. В конечном счете, Америка расширила эту привилегию на Китай, чтобы заменить Советский Союз. Все, что нужно делать Китаю – производить, не имеет значения, как – и у него будет рынок для продажи своих товаров.
Однако все это, возможно, меняется. При президенте Бараке Обаме США рассматривают возможность внесения фундаментальных изменений в соглашения Бреттон Вудс. По всей видимости, речь идет об обновлении мировой финансовой системы и уменьшении шансов следующих финансовых кризисов. Но, исходя из того, что мы видим на сегодняшний день, "National Export Initiative" ("Национальная экспортная инициатива"), которую провозглашает Белый Дом, намного более меркантильна. Она поддерживает идею о двукратном увеличении американского экспорта в последующие пять лет, определенно предусматривая дополнительные продажи крупным развивающимся странам, в списке которых Китай стоит на первом месте.
"Stratfor" находит эту задачу чересчур оптимистичной, а "National Export Initiative" полностью не определяет то, как будет достигнута эта цель. Но подобная риторика не выходила из стен Белого Дома до начала Второй мировой войны. С того времени международная экономическая политика в Вашингтоне служила в качестве инструмента политической и военной политики; она не была чудовищем для самой страны. Другими словами, изменения тона в торговой политике США само по себе достаточно для того, чтобы предположить о больших изменениях, начиная с идеи о том, что США на самом деле будут конкурировать с остальным миром по экспорту.
Если – и мы должны подчеркнуть "если" - за этим изменением политики стоит некая сила, то китайцы в серьезной беде. Как мы отмечали ранее, китайская финансовая система в большей степени основана на японской модели, а Япония является прекрасным примером того, как эта система может рухнуть. В 1980 гг. США были недовольны уровнем японского импорта. Вашингтон с легкостью заставил японцев повысить ценность своей валюты и принять больше экспорта. Открытие закрытой японской системы до ограниченной зарубежной конкуренции поразило международные позиции японских банков, начав цепную реакцию, которая вылилась в экономический кризис 1990 гг. На самом деле Япония не совсем оправилась после этого кризиса, и к 2010 году общий ВВП Японии лишь незначительно выше, чем 20 лет назад.

Ограниченный выбор Китая
Китаю, который в отличие от Японии не является американским союзником, будет труднее противостоять давлению Вашингтона с требованием покупать больше американских товаров. Зависимость от определенного зарубежного рынка означает, что рынок может легко заставить изменить торговую политику экспортера. Отказ от сотрудничества означает потерю доступа, прекращение экспорта. Безусловно, американская экспортная инициатива не призывает к явному созданию дополнительных торговых барьеров для китайских товаров. Однако Вашингтон, так или иначе, уже размахивает этим инструментом против Китая, и в его расчеты, несомненно, войдет вопрос о том, сопротивляться ли экспортной политике США. Экономика Японии и в 1990 гг., и сейчас зависима от международной торговли примерно на 15% от ВВП. В Китае эта цифра равна 36%, и это после удара по экспорту в результате мирового кризиса. Единственным выходом Китая может стать прекращение покупки американского правительственного долга (Пекин не может просто избавиться от имеющегося долга без монументальной потери, поскольку для каждого продавца надо найти покупателя), но даже это может стать несерьезной угрозой.
Во-первых, инвалютные запасы Китая существуют, поскольку Пекин не хочет инвестировать свою прибыль в Китай. Слаборазвитые рынки капитала не могут поглотить такие инвестиции, и запасы представляют собой копилку правительства. Для Китая вполне достаточно получать 2% возврат реальных активов. Во-вторых, приобретая американские ценные бумаги, Китай больше поддерживает способность американских потребителей покупать китайские товары. В том случае, если США захотят сделать своей мишенью китайский экспорт, последнее, чего захотел бы сделать Китай - это компенсировать вред. В-третьих, прекращение покупок американских облигаций может заставить администрацию США – и американскую экономику в целом – сбалансировать свой бюджет. Каким бы болезненным ни был этот переход, он не будет столь болезненным, как ответные меры: "вынуждение" конкурента стать экономически эффективным и финансово ответственным – это не выигрышная стратегия. При этом условии в США могут повыситься процентные ставки ввиду сокращения ликвидного капитала – внутренняя китайская оценка составляет 0,75 процентных пункта – и это может отрицательно повлиять на многие секторы, но это нельзя сравнить с цунами боли, которую могут почувствовать китайцы.
В случае ограничения доступа к экспорту у Пекина есть не так уж много альтернатив для американского потребления; США имеют более крупный располагаемый доход, чем все другие рынки Китая вместе взятые. Для того, чтобы разубедить американцев, Китай может "поманить Вашингтон морковкой сотрудничества" по санкциям против Ирана, но возможно и то, что Америка продолжит "свой путь", уже не нуждаясь в этом. Между тем Китай может усилить внутреннюю безопасность, чтобы защититься от американского давления. Пекин расценивает конфликт с "Google" и встречу Обамы с Далай-Ламой как прямое нападение со стороны США, и он уже готовится к более напряженным отношениям. Хотя такие меры не помогают китайской экономике, они, возможно, являются единственным выбором Пекина для сохранения внутренней стабильности.
В Китае страхи перед предстоящим штормом становятся ощутимыми, и ни в коем случае не ограничиваются тревогой относительно предложенной США экспортной стратегии. Ввиду того, что Демократическая партия в США (исторически более протекционистская из двух главных политических партий) несет ответственность и волнуется по поводу основных потерь на выборах, Китай опасается того, что промежуточные выборы в Америке будут полностью сосредоточены на торговых вопросах с Китаем. Определенно, китайцы в ожидании 15 апреля, когда Министерство финансов, как ожидается, постановит, является ли Китай валютным манипулятором – опасения правящих кругов Пекина могут развязать поток протекционистских мер со стороны американского Конгресса. Пекин уже размышляет по поводу того, до какой степени он должен стремиться развеять гнев американцев. Но китайцы, вероятно, упускают один момент. Если в Вашингтоне уже было принято решение об аннулировании соглашения Бреттон Вудс, любые изменения уже не будут иметь значения. При таком изменении торговой позиции США американцы "загонят Китай в угол" (неважно, преднамеренно или нет).
И Америка может сделать это с пугающей легкостью. Американцам не нужны программы общественных работ, программы по профессиональному обучению или программы по повышению экспорта. Им не надо даже производить лучшие и дешевые товары. Им просто необходимо ограничить доступ Китая к рынкам, что можно сделать одним щелчком ручки и контролируемой "боли" с американской стороны.
"Stratfor" видит гонку, но это гонка не между китайцами и американцами, и даже не между Китаем и миром. Это гонка за то, чтобы увидеть то, что разобьет Китай первым - его собственная внутренняя неустойчивость или решение Америки проявить "более меркантильный" подход к международной торговле.

Питер Зейхан
"Stratfor", 30 марта 2010 года
Перевод –

Источник - Zpress.kg
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1270448700
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Насколько живо гражданское общество Казахстана – Г.Илеуова
- Минздрав опровергает президента?
- Кадровые перестановки
- Популяризация нацпроектов и брендов объединит казахстанцев в возрождении национальных традиций - Е. Тугжанов
- Депутат Мажилиса от Демпартии "Ак жол" Андрей Линник по обращению жителей г.Семей изучил проблему городского транспорта и встретился с предпринимателями сферы общественного питания
- Более 15,7 тыс. иностранных граждан осуществляют трудовую деятельность в Казахстане
- Скончался известный казахстанский врач-фтизиатр
- Сообщения об итогах выборов акимов сельских округов
- Данияр Ашимбаев: Маленькая победоносная война
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх