КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Четверг, 04.11.2010
23:37  Славный казахстанский боксер Серик Конакбаев избран членом исполкома Международной ассоциации любительского бокса
22:32  Силиконовая долина. Впервые в СНГ на предприятии Kaz Silicon получили кремний солнечного качества
18:34  АКИpress: Коалиция казнокрадов. Приближенные К.Бакиева смогли вывести из страны десятки миллионов долларов
15:07  Кеннет Рогофф: Остерегайтесь раненых львов. Торговая война США с Китаем может привести к основательному саморазрушению
15:03  А.Князев: "Замкнутый круг" кыргызских долгов
14:40  Что такое узбекская махалля. Диалог Я.Норбутаева с В.Лафитским
12:11  Е.Авдеева: Кыргызстан парламентский Или кое-что о принципах двоевластия

12:07  И.Мурадян: Политическая судьба ОДКБ
12:04  Д.Какчекеев: Кыргызстан. Парламентская республика без парламента
10:52  Д.Ашимбаев: Законы приятные во всех отношениях. Кручу, верчу… Где шарик?
10:47  "Мне только 26 лет, так что думать о свадьбе рановато...", - кореец Юн пока не собирается жениться на дочери Путина
10:43  В.Парамонов/А.Строков: Центральная Азия – транспортный тупик и сырьевой придаток Евразии?
10:35  Д.Икрами: Близость ТАДАЗа к границе обеспечивала работой жителей Узбекистана
10:32  Д.Мавлоний: Вслед за халал-колбасой в Казахстане появились халал-мед и халал-жвачка
10:30  Южнокорейская компания "Соул" отказалась сотрудничать с Таджикистаном
10:20  Провокация на КПП "Братство". С помощью СМИ Таджикистан продолжает искусственно нагнетать обстановку на границе с Узбекистаном
10:00  О.Васильев: Ностальгия по ушедшим временам (о некоторых "центральноазиатских" инициативах России в G20)
09:48  За "неправомерный доступ к информации". В Темиртау начался первый в Казахстане суд над хакером
09:41  Р.Байтов: Без яиц, но с апломбом. Казоппозиция начинает предвыборное шоу
09:36  В.Куликов: Злой рок преследует приуральскую сайгу с весны нынешнего года...
09:34  Д.Подольская: Парламент в Кыргызстане - временно поверенный?
09:33  24.kg: Состоялся ли Кыргызстан как независимая республика? (мнения)
09:15  Двое дагестанцев-браконьеров погибли в бою с казахстанскими полицейскими на Каспии
09:09  Марат Шаршекеев избран президентом Торгово-промышленной палаты Кыргызстана
09:00  Настоящих буйных мало... Нацпатриот Жасарал Куанышалин выдвинулся в президенты Казахстана
08:57  В.Борейко: Безопаснее лизать, чем метать...
08:54  Запуск второго казахстанского спутника Kazsat-2 под угрозой срыва
08:49  Kazakhmys инвестирует в киргизское золоторудное месторождение Бозымчак $130 млн.
08:47  М.Ниязматов: "Белые пятна" истории. Малоизвестные страницы Восстания 1916 года в сердце Азии
00:17  "Guardian Weekly": Бухарских евреев становится все меньше
00:14  Global Post: Нестабильность в Киргизии после выборов сохраняется
00:13  Казахстан: Кого крышует Кушербаев? В Мангистауской области к проблеме крышевания подошли без привычных кавычек
00:10  Pakistan Observer: Афганский кошмар Запада
Среда, 03.11.2010
19:43  Президент Д.Медведев заговорил по-казахски (видео)
17:48  Сын президента Рустами Эмомали назначен вице-президентом Федерации футбола Таджикистана
14:40  В.Сидоренко: Красота и тонкость бухарской вышивки (фото)
14:20  Брайан Даунинг: Искусные действия России в Афганистане
14:18  Заработал 4000-километровый нефтепровод "Россия-Китай"
14:01  Лев Корольков: Совместная антинаркотическая операция в Афганистане – больше вреда, чем пользы
13:58  В Бешбармакии появилась новая разновидность гомо сапиенсов - фрустраторы...
13:46  "Новорожденный". Общенациональный конгресс кыргызстанских партий заочно "похоронил" V созыв парламента
13:32  Мирзияевская креатура Туляган Жураев назначен гендиректором "Узтрансгаза"
13:29  Израиль обошел страны Центральной Азии по эффективности выращивания хлопка
13:20  Т.Расул-заде: Таджикистан. Вербовка молодых смертников продолжается
13:17  Д.Панкратов: "Джихадизм" на экспорт. Что гастарбайтеры везут с собой в Россию
13:14  М.Исоматов: Исфару обклеили листовками исламские экстремисты - грозят лить кровь неверных
12:51  Fitch отозвало рейтинги Государственной аннуитетной компании Казахстана
12:40  Россия компенсирует Казахстану 47% от стоимости улетевшего неизвестно куда первого спутника KazSat-1
12:31  А.Ибраимов: Национальное меньшинство как разменная монета кыргызской власти
12:25  Х.Бобишоев: Аэродром "Айни" в роли... сладкой таджикской халвы
12:22  А.Аргон: Кто является "слабым звеном" в киргизской правящей коалиции?
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    Узбекистан   | 
Что такое узбекская махалля. Диалог Я.Норбутаева с В.Лафитским
14:40 04.11.2010

Путем взаимной переписки…

Владимир Ильич Лафитский

Путем взаимной переписки…

Несколько дней тому назад я получил письмо от Владимира Лафитского, кандидата юридических наук, заместителя директора федерального государственного научно-исследовательского учреждения "Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ".

…Эта история началась уже довольно-таки давно.
В сентябре прошлого года в Самарканде проходил "круглый стол", так в Узбекистане с некоторых пор принято называть различные мероприятия посвященные обсуждению самых разнообразных и в то же время актуальных проблем.
У данного "стола", как и полагается, имелась своя "тема": "Институты гражданского общества и выборы в представительные органы власти".
В числе участников дискуссии был и представитель научных кругов России Владимир Лафитский.
После окончания "стола" Владимир Ильич дал интервью корреспондентам PressUz-Info и УзА.

Будучи знакомым с отдельными трудами господина Лафитского, я обратил тогда внимание на то, что его некоторые высказывания как бы выбиваются из общего контекста. Приложив некоторые усилия, удалось выяснить, что в текст ответов российского ученого обоими агентствами странным образом "врезаны" буквально целые абзацы из высказываний некого Артура Файнберга.
Сей Артурка, (наверняка временный псевдоним одного из махровых узбекских политологов), одно время воспевал достоинства узбекской махалли, как института местного самоуправления на web-страницах сайта "ЦентрАзия".

По поводу данного феномена я и обратился к господину Лафитскому с просьбой внести ясность в вопрос действительного авторства.
(Об этих и других перипетиях см. мою заметку: "Новый дув-дув гап о махалле").
Привожу полный текст письма господина Лафитского поступившего 29.10. 2010 г. на сайт в качестве комментария к моему "Дув-дув гапу…"

Дорогой господин Норбутаев!
Прежде всего, я должен извиниться за то, что так долго не отвечал на Ваше письмо. Но были обстоятельства, которые этому препятствовали.
Первое обстоятельство. Я был всецело поглощен работой над книгой "Сравнительное правоведение в образах права". Первый том вышел в феврале, второй том выйдет в декабре 2010 г.
Второе обстоятельство. Вы подняли столь важную проблему, что было невозможно ограничиться только несколькими фразами. Поэтому день за днем откладывал подготовку этого письма. Но теперь могу исполнить свой долг.
Почему долг? Потому, что судьба Узбекистана мне не безразлична. С детства зачитывался рассказами о Ходже Насреддине, о бесстрашных гулямах, о великом Тамерлане. Мечтал увидеть Бухару и Самарканд. А когда увидел, навечно их полюбил.
Эти города раскрыли передо мной страницы не только истории, но и повседневной жизни Узбекистана. Но чем больше я вчитывался в них, тем сильнее становилось чувство тревоги. Я явственно ощущал "сейсмические" толчки, порожденные многими религиозными, национальными и социальными противоречиями. В последнее время их становится все больше. И каждое из них способно разрушить этот удивительный мир.
Сохранить его только политическими средствами, в том числе демократическими, невозможно. Необходимо использование ресурсов не только государства, но и общества, применение разнообразных средств – религиозных, духовно-нравственных, традиционных, иных.
Сама по себе, демократия – это лишь пустой звук. Она должна опираться на мощный фундамент гражданского общества. В тех же США демократия никогда бы не утвердилась, если бы ее опорой не были религиозные и местные общины, общественные движения, другие институты гражданского общества. Они и сейчас сохраняют ключевую роль в политическом развитии США. Если они исчезнут, с ними вместе исчезнет и демократия. Она переродится в тоталитарные формы правления, столь ярко описанные в романах Дж. Оруэлла и Е. Замятина.
Я писал об этом во многих работах, посвященных государству и праву США. В ряду моих книг: "Конгресс США" (1991 г.), "США: конституционный строй и роль штатов в структуре американского федерализма" (1993 г.), "США: Конституция и законодательные акты" (1994 г.), "Правовое регулирование президентских выборов в США" (2004 г.), "Конституционный строй США" (2007 г.) и др.
Эта тема, по сути, стала центральной и в серии работ, посвященных духовно-нравственным началам права. Одну из них - "Воскресение права" - Вы цитируете. Последовательно она развивается и в двухтомной монографии "Сравнительное правоведение в образах права".
Во всех этих книгах я подчеркиваю необходимость возрождения религии, обычаев, традиционных институтов, поскольку без этого источника государство и общество, лишенные духовных сил, будут очень скоро сломлены под натиском социально-экономических и политических стихий.
Так что нет ничего удивительного в том, что я поддерживаю институт махалли. И это – не только доктринальная позиция. В 2008 – 2009 гг. мне была предоставлена возможность познакомиться с тем, как он действует в Ташкенте, Бухаре и Самарканде. Возможно, я не все знаю. Но я верю в то, что такие формы, цементируя государственное и общественное устройство, не дают ему распасться. Собственно, об этом я и говорил, в том числе в интервью для ряда узбекских изданий, включая PressUz-Info. Конечно, в одном Вы правы. Мои слова были изрядно "исправлены" редакторской рукой. Но, в целом, они достаточно точно отражают смысл сказанного мной.
И менять свою позицию я не буду.

С добрыми пожеланиями, Владимир Лафитский

Ниже привожу текст моего ответа господину Лафитскому.

Дорогой Владимир Ильич!
Большое спасибо Вам за то, что хотя и поздно, но откликнулись на мое послание. Уже было перестал ждать ответа и поэтому его появление, приятно вдвойне. Позвольте высказать несколько слов по поводу содержания письма.
Я полностью согласен с Вашим утверждением, что любая демократия – это пустой звук, если она не будет опираться на соответствующие институты гражданского общества (ИГО).
Однако из истории известно, что отдельные автократии часто пытаются предстать в глазах всего мира, как вполне демократичные и для этой цели подчиняют себе и используют в качестве прикрытия ИГО и общественные организации.
Так Советской властью профсоюзы были превращены в "школу коммунизма" и сфера дозволенной деятельности тех профсоюзов Вам хорошо известна.
С институтом махалли в современном Узбекистане произошло нечто подобное. Если бы Вы, Владимир Ильич, наблюдали за процессами общественной жизни, проходящими в современной махалле не снаружи, как приглашенный гость, а изнутри, то наверняка бы обнаружили в ней все признаки того, что так точно описали Евгений Замятин в своем "Мы" и Джордж Оруэлл в "1984". Поверьте, что я не сгущаю краски.

Ложь на государственном уровне таится уже в современном государственном определении махалли, как ДРЕВНЕГО института местного самоуправления. Мне никогда не приходилось заниматься глубокими исследованиями данного предмета, но если для Вас это представит интерес, то попытаюсь изложить свою точку зрения.

Махалля́ (араб. - часть города) - в исламских странах означает часть города размером с квартал, жители которого осуществляют местное самоуправление. Как правило, центром такого квартала - махалли́ является мечеть, являющаяся своего рода культурным центром махалли, в которой проходят пятничные собрания населения махалли и совершается торжественная пятничная молитва - намаз.

Это из Википедии. Иногда вместо слова "махалля" используется фарсидское – "гузар". Размеры махалли в черте города прежде определялись, скорее всего, расстоянием от самой мечети до окраины, т.е. возможностью слышать голос медузина призывающего правоверных к молитве. Наиболее полное представление о махалле на мой взгляд дает труд О. А. Сухаревой "Квартальная община позднефеодального города Бухары" ("Наука", Москва, 1976 г.) В Бухаре существовало 360 мечетей, а следовательно и столько же махалллей, хотя этот факт и не нашел полного подтверждения.

Жители махалли не являлись микроэтносом, при смене места жительства они легко отказывались от прежней принадлежности и уже считали себя полноправными жителями новой махали. Махалля определялась кроме своего местоположения еще и принадлежностью ее жителей к определенному виду ремесел, существовали, например, махалли, где в основном проживали изготовители глиняных кувшинов, ковров, ювелирных изделий и т.д.
(Бухара здесь и далее взята в качестве примера, как город, наиболее часто упоминаемый в исторических источниках).
В отдельных случаях махалля определялась религией людей проживающих в ней, так в Бухаре существовали махалли бухарских евреев. Иногда определяющей становилась национальность жителей – в той же Бухаре существовала махалля, где проживали выходцы с Кавказа, в основном лакцы и лезгины. Исключением были оседлые цыгане-люли, ("джуги"), место их проживания называлось не махалля, а "хона" - с фарсидского – дом, обитель. "Джуги-хона".

Бухарские эмиры старались селить вокруг своей цитадели Арк выходцев из Персии, "иранская махалля", многие из них служили в охране эмиров, и их расселение вокруг дворца в определенной степени могло послужить препятствием народным бунтам, этнические персы всегда были преданны власти эмиров.

В современном Узбекистане махалллю именуют возрожденным институтом местного традиционного самоуправления. Такое, явно сфальсифицированное представление настолько укоренилось, что проникло даже в Википедию. Нынешние власти Узбекистана прилагают значительные усилия к тому, чтобы всемерно сохранить данную точку зрения. Потому они всеми способами препятствуют доступу к архивным источникам для возможного ознакомления с бытом феодальной махалли.

Прежде всего, обратим внимание на термин "традиционное самоуправление", а точнее на первую его часть – "традиционное". Исследованиями уже упоминаемой О.А. Сухаревой не обнаружено даже четко фиксированного разделения города на махалли, существовали только их списки на трех страницах, без точных указаний размеров и места расположения. Об учете жителей и говорить не приходится. Арминий Вамбери, ("Путешествие в Среднюю Азию") детально описывает мельчайшие подробности властного управления Бухары, но нигде даже намеком не упоминает о "самоуправлении" в махалллях. Такие летописцы быта старой Бухары, как Абдлъазим Сами и Ахмад Дониш в одноименных книгах "История Мангытской династии" также вообще не упоминают об этом. Нет ни слова о чем-то подобном и в "Воспоминаниях" Садриддина Айни.

Конечно, в позднефеодальных махалллях существовали определенные взаимоотношения между жителями, по сути являющиеся добрососедскими. Жители прислушивались к мнению стариков-аксакалов, авторитет которых в большей степени определялся их набожностью и житейским опытом. В данном контексте можно говорить только о моральном авторитете аксакалов, а не о каких-то их "властных полномочиях". Жители махаллей традиционно помогали соседям в проведении определенных видов работ, например, в ремонте жилья, участвовали в совместном отправлении различных обрядов, но не более того.

Элементы "организации" мест проживания жителей Узбекистана были привнесены уже при советской власти. Поставить всех на учет, чтобы управлять людьми и их контролировать – таков был главный принцип. В первые годы советской власти такой принцип использовался и в России, где элементом организации граждан была не махаллля, а слобода, как компактное место расселения. Даже слово "комитет" пришло из советской лексики. Сегодня оно заменено узбекской калькой - "кенгаш", но суть от этого не изменилась. Власть в махалле фактически единолична, осуществляется она "аксакалом-председателем", несмотря на множественные заверения в коллегиальности принятия решений. Еще точнее – председатель-аксакал является прямым проводником решений местной исполнительной власти.

И действительно – какое могло быть "самоуправление" в Бухаре в эпоху владычества эмиров, если государственная власть была устроена по самым деспотическим принципам? Кто мог противоречить воле эмира без риска быть немедленно репрессированным? Какие могли тогда существовать "комитеты"? На лицо явный нонсенс, заметный невооруженным взглядом.

Сказки узбекского режима о былом "традиционном самоуправлении" не выдерживают никакой критики, поскольку не учитывают фактора расслоения общества. Мог ли тогдашний, (позднефеодальное общество), "махаллинский комитет" на основании своих властных полномочий буквально приказать какому-нибудь богатею или человеку приближенному ко двору на обязательность исполнения определенных действий? Выдай, мол, свою дочь за этого, а не за того юношу! Признавались только власть эмира или людей действующих от его имени. Даже религиозная власть не была так сильна, судя по нравам верхушки государства описанных тем же Ахмадом Донишем. Да и не существовало тогда махаллей для бедных и махаллей для богатых.

Характерно и то, что так называемое "самоуправление" не нашло себе места в прежнее время на селе, в кишлаках. Не культивируется подобное и в современной деревне Узбекистана. Почему? Нет в этом смысла – весь кишлак и так на виду у властей.

Выходит, что современная махалля необходима государству только для так называемой "правильной организации" ее жителей, для возможности легко и удобно для себя, управлять ими.

В феодальных государствах, находившихся когда-то на территориях современного Узбекистана, власть эмиров и ханов была хотя и абсолютной, но все-таки была подвержена постоянной угрозе народных волнений, причиной которых была недостаточная степень "организованности" населения. Советская власть учла этот недостаток и приняла к сведению.

При Советах главным организующим звеном повсюду были первичные партийные ячейки на производстве. Они как паутиной опутывали все сферы общественной жизни и позволяли государству организованно управлять всеми слоями общества.
После крушения СССР и обретения Узбекистаном независимости перед режимом Каримова встал аналогичный вопрос – как "организовать" общество вплоть до самых низов? Политическим партиям подобное было уже не под силу, да и появившиеся элементы рыночной экономики, возникновение негосударственных предприятий и растущая безработица тому не способствовали. Для сохранения полноты собственной власти режим был просто вынужден реанимировать махаллю, назвав данную форму государственного диктата - "формой местного самоуправления".
Некоторые представители узбекской оппозиции (например, социолог Б. Мусаев), полагают, что махалля изобретена для осуществления контроля над гражданами. Пожалуй, что это не совсем так. Главная цель – возможность УПРАВЛЕНИЯ гражданами, контроль над ними также имеет место, но он вторичен.

Основное направление – поставить жителей махали в экономическую и административную зависимость от властей. Сегодня невозможно без соответствующей волокиты получить никакой справки от махаллинского комитета, одна справка рождает необходимость получения еще и других справок, что буквально связывает человека по рукам и ногам. Дело доведено до бюрократического абсурда – член семьи не может получить развода без разрешения на то махаллинского комитета даже при обоюдном согласии сторон. Пособия для малоимущих семейств также распределяет махаллинский комитет по своему усмотрению и многое, многое другое. В результате гражданин лишается любой инициативы и становится полностью управляемым государством при помощи такого инструмента, как махалля.

Председатели махаллинских комитетов фактически назначаются, (а также и освобождается от должности), государством, как правило, из числа бывших работников административных органов, при этом каждый "аксакал" становится полностью подконтрольным местным исполнительным властям.

Еще одна очень характерная вещь – махаллинские комитеты могут проявлять свою власть только "вниз", в сторону же исполнительных городских или районных властей они абсолютно бессильны, не могут самостоятельно решить даже мало-мальски значимой проблемы.

Современная узбекская махалля – очаг низовой коррупции. Сам факт того, что "аксакалы" получают возможность "распределять" те скудные государственные вспомошествия наиболее бедным гражданам, способствует этому. Финансовые операции кангаша непрозрачны, взяточничество и мздоимство приобрело в них неописуемые размеры.

Руководство махалли постоянно привлекается к тому, чтобы по приказу сверху "выгонять" жителей на уборку хлопка; к контролю над своевременностью оплаты за коммунальные услуги и проч.

Второе направление – это тотальная слежка всех за всеми. Главным образом за теми, кто неукоснительно соблюдает религиозные обряды. Осуществляется это самым примитивным образом при помощи натуральной вербовки агентов. Хочешь получить какую-нибудь справку без проволочек или денежное пособие – расскажи "чем дышит" твой сосед! Расскажи – что за люди его посещают? Заведи с ним разговор и исподволь выведай о его отношении к нынешним властям. Твое усердие будет вознаграждено.

Структура современной махалли окружена псевдотрадиционной символикой, доходящей до абсурда в своей надуманности. Например - "стражи махали", якобы вернувшиеся в современность из глубин истории. На самом же деле это обычные "стукачи-осведомители", таким путем зарабатывающие себе возможность будущей службы "в органах". Не было в прошлом никаких "стражей махали", да и быть не могло!

Третье назначение махали – ширма демократичности государства. Формулируется узбекскими властями это приблизительно так: "Да, мы осознаем, что наше государство не совсем демократично по западным меркам, но зато у нас существует традиционный институт местного самоуправления, близкий по духу нашему народу"! Национальная, так сказать, форма демократии.

На самом же деле современная махаллля – это фикция, не более чем рудимент феодализма, используемый государственными структурами в своих корыстных целях. Подобные рудименты всегда существовали в отсталых странах, но постепенно отмирали сами собой, как, например, крестьянская "община" в России.

Стоит ли впоследствии, в пост-каримовские времена сохранять махаллю, как ИГО? Да, безусловно, стоит, как хотя и не совсем современную, но все-таки традицию. Основой структурирования махалли должен стать моральный авторитет, а не административные полномочия ее руководителей. Функции данного института должны сводится к рекомендательным, носящим морально-нравственный характер.

Дорогой Владимир Ильич!
Я с глубоким уважением, поверьте, отношусь к Вашему "Hierstehe ich und ich kann nicht anders!"
Тем не менее, полагаю, что Вы невольно оказались в роли Лиона Фейхтвангера посетившего в 1937 году Москву и написавшем об этом известную книгу, оду сталинскому режиму.
Также полагаю, что мои слова Вы не воспримите как обиду, как сомнение в искренности Ваших убеждений.

В заключение поздравляю Вас с выходом новой книги и буду с нетерпением ждать ее появления в Сети.
Простите за некоторую сумбурность изложения, "схватило за живое".
С пожеланиями всего наилучшего

Ядгор Норбутаев

Источник - ydgrnrbtv.ucoz.ru
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1288870800
Новости Казахстана
- Маулен Ашимбаев принял участие в мероприятиях МПА СНГ
- Н.Нигматулин: в повестке Мажилиса - законопроекты по повышению конкурентоспособности науки
- Алихан Смаилов принял участие в онлайн-заседании Совета ЕЭК
- В Аппарате Совета Безопасности состоялось совещание по вопросам противодействия преступности
- Кадровые перестановки
- Объем кредитования экономики Казахстана продолжает увеличиваться
- Никакой дискриминации казахского языка в советское время не было
- Хочу все взять!
- "Моссад" запустил ядерную реакцию
- Как Байден будет вырывать власть из рук Трампа
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх