КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Понедельник, 23.04.2012
22:37  М.Ниязова: Кыргызстан. Как избавиться от оскомины на языке
22:34  Отстранен от должности спецпредставитель России по отношениям с Кыргызстаном Рушайло
21:48  "РО": Переправляет ли таджикский Согд киргизский контрабандный бензин в Афганистан?
21:44  Х.Бакозода: Немое большинство - таджикские домохозяйки
21:41  Р.Хафизоглу: Цена независимости "Курдистана" - нефтяное соглашение на 50 лет?
21:10  33-летний Чынгыз Шамшиев назначен президентом Академии управления при президенте Киргизии
21:06  Ю.Филин: Иран - две победы в двух сражениях за две недели

11:55  Кыргызстан активно зазывает казахстанцев отдыхать на Иссык-Куле
11:47  Казахстан, Туркменистан и Узбекистан наконец-то договорились о "точке стыка" трех границ на Устюрте
11:29  К.Касымбеков: В Кыргызстане растет число фактов педофилии и изнасилования несовершеннолетних лиц
11:24  EurasiaNet: Лондон отверг Гульнару Каримову в качестве посла?
11:20  "КрЗвезда": ШОС расширяет границы. Чего ждать от саммита в Пекине 6-7/06
11:04  "КП": Как российский спецназ выкрал у Казахстана ядерное оружие (история)
10:45  Е.Агеева: Война в ЭТНОстиле. Репортаж с кыргызо-узбекской границы
10:44  Ж.Жунусова: Игорный бизнес Казахстана не сдает позиции
10:02  После 15-летнего перерыва Таджикистан возобновил издание узбекоязычной газеты "Хаксуз"
09:42  С.Кривошапов: Торги с маневрами. Митинговая "война" южной кыр-оппозиции с президентом и премьером продолжаются
09:41  Летун... Первый казахстанский космонавт Аубакиров в очередной раз перебежал от оппозиции к власти
09:33  Е.Авдеева: Под "крышей" парламента. Как Бабанов и его семейство экономикой Кыргызстана управляют
09:17  "МК": Так дружим или нет? Кто ставит палки в колеса Евразийского союза
09:11  Д.Ювачев: Хоть поверьте, хоть проверьте… Чем обернется внеочередная переаттестация казахстанских правоохранителей?
08:58  П.Рябов: Йемен – как "зеркало" арабских "революций". Часть 1
08:57  С.Воронов: Иран - перспектива возвращения во власть реформаторов
08:50  Глава МИД РК Казыханов поблагодарил британского комика Бората за привлечение туристов в Казахстан
08:48  К.Маликов: Власти Кыргызстана стали заложниками в геополитической борьбе национальных интересов между США и Россией
08:46  Совбез ООН принял "российскую" резолюцию по Сирии. Но Дамаск и оппозиция не могут согласовать кандидатуры стран-наблюдателей
08:35  "Термин "мырк" довольно глубоко засел в сознании кыргызстанцев..."
08:29  "РГ": Откуда у северных корейцев большая ракета? Китай заподозрили в незаконных поставках военной техники
08:24  Б.Майканов: Скотское отношение. С начала года в Казахстане уже было семь вспышек ящура...
08:23  С.Бойко: Попытка – не пытка. Скандалом обернулась презентация в Казпарламенте законопроекта о предупреждении пыток
08:14  Ж.Ибраев: Армия Кыргызстана - положение критическое
08:10  В.Скосырев: Очень своевременные маневры. Китай и Россия демонстрируют силу на море
08:06  Казахстанец Иглинский выиграл старейшую велогонку в мире
08:05  В Москве зажглись "Звезды Содружества" - Джунусов, Каскабасов, Махмадов...
07:58  Марк Седвилл: Нельзя повторить в Афганистане ошибки начала 90-х
07:54  В Кыргызстане предлагают переселить президента из "Белого дома" в Исторический музей
07:20  Незаменимый? Акимом Есильского района Северо-Казахстанской области стал ранее снятый с жутким скандалом аким Петропавловска Нуракаев
00:39  М.Салимпур: Душанбе – столица таджиков Мовароуннахра
00:35  КП: Журналистское расследование по факту попытки рейдерского захвата Алматинского технопарка
00:32  А.Кутуева/Д.Подольская: Кыргызстан. Власть. Оппозиция. Кетсин
00:17  М.Ахмади: Выпускников тадж-школ просят отказываться от таджикского стиля написания фамилий
00:03  Evening Standard: Какого...? Гигантская статуя кровожадного монгольского полководца Чингисхана установлена у Лондонского городского совета
00:02  Узбекистанский боксер экс-чемпион Руслан Чагаев победил американца Билли Зумбруна нокаутом
Воскресенье, 22.04.2012
23:14  Н.Саркози проигрывает выборы
11:41  Кыргызский футбол поставил "антирекорд" ФИФА: 195-е место из 205 команд, пропустив вперед Папуа-Новую Гвинею и Гуам
11:37  Н.Назарбаев одобрил строительство в Астане жилого комплекса с... горнолыжной трассой на крыше
11:31  "Уходит Любовь". Скончался композитор и поэт, создатель и руководитель казахских национальных ансамблей "Гульдер" и "Арай" Талгат Сарыбаев
11:27  Д.Байманов: Женщины и мужчины. Кому в Казахстане жить хорошо?
11:25  Н.Ермекбаев стал послом Казахстана в Китае и другие назначения в РК
10:34  Ш.Расо: Топливный тупик Таджикистана. Баланс подписан, и что дальше?
10:30  Туркменский программист Чуриев разработал антивирусную программу "Антитроян"
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    Кыргызстан   |   Узбекистан   | 
Е.Агеева: Война в ЭТНОстиле. Репортаж с кыргызо-узбекской границы
10:45 23.04.2012

Война в ЭТНОстиле

Есть старая притча о двух слепцах, которым дали потрогать слона, а потом попросили рассказать, что же представляет собой это животное. "Слон похож на столб", - сказал один, потрогав ногу гиганта. "Нет, он похож на большую трубу", - сказал другой, ощупав хобот. Каждый из них оказался по-своему прав, но чтобы понять друг друга, им необходимо было поменяться местами. Именно эта мысль пришла мне в голову во время поездки на юг республики. Узбеки оглушили меня рассказами о зверствах, цинизме и нетерпимости кыргызов, а те - о зарвавшихся, зажравшихся и оборзевших узбеках. "Простая наука - услышать друг друга", увы, остается для конфликтующих сторон непостижимой. Есть и еще один нюанс: слон все равно не труба и не столб, но чтобы понять это, простой "ротации" мало. Нужно, переступив через ненависть, страх, боль, ощупать "слона" в полном, так сказать, объеме. Тогда, может быть, и наступит прозрение.

Оговорюсь, что мои наблюдения тоже не могут претендовать на истину - в силу целого ряда причин, перечислять которые не имеет смысла. Я не уверена ни в чем, кроме одной банальности: большинство простых людей не подозревают о том, что козырная "межэтническая" карта разыгрывается политиканами в ходе борьбы за власть. Обычные граждане становятся, простите, скотом, отправляемым нестройными рядами на бойню, на которой заправляет наша так называемая политэлита, и в этом смысле действительно стоит говорить не о межнациональном конфликте, а о национальной "обертке" конфликта политического.

Но об этом чуть позже. Пока же расскажу о том, что видела и слышала. Оговорюсь повторно: я долго думала о пресловутых этических нормах, о том, стоит ли переносить на газетные полосы описания жутчайших зверств, которые "запротоколированы" в блокноте и зафиксированы на диктофоне. И кыргызы, и узбеки, с которыми я беседовала, настойчиво просили меня "написать всю правду как есть": мол, слишком вы, "столичные", изнежены, нырните-ка из бассейна с прохладной водой в вонючую сточную канаву - тогда и поймете, каково нам тут. Всю правду, к сожалению, не могу, но большую часть - непременно. Обещала - значит, сделаю, ибо этих людей и так много обманывали, обманывают, и сколько еще будут обманывать - неизвестно. Да и не умею я "этично" описывать мерзость.

ЛАГЕРНЫЙ "РЕЖИМ"

Таможенный пост (ТП) "Сейдикум", расположенный в Базар-Коргонском районе Джалал-Абадской области, на окраине села с одноименным названием (граничит с узбекским ТП "Пахтабад"), - это своего рода укрепрайон, где скопилось большое число беженцев-узбеков (в основном из выжженного практически дотла Базар-Коргона). Попасть туда не так-то просто: схема "пришел-увидел-записал" здесь не действует. Местным властям, правоохранительным органам и журналистам люди не доверяют; "приветствуются" только визиты представителей международных организаций и иностранных СМИ, да и тем надо предварительно найти местных активистов, созвониться с ними, договориться о пропуске на территорию импровизированного лагеря. Мне и фотокору посоветовали солгать: скажите, дескать, что вы российские журналисты. Мы так и сделали, однако чуть позже нас буквально "приперли к стенке": слово "Кыргызстан" в редакционном удостоверении, которое "главные" по лагерю разве что на зуб не попробовали (переписали номер, имя, фамилию, должность и даже сфотографировали "корочку"), их сильно разочаровало.

- Местные СМИ однобоко дают информацию, показывают только пострадавших кыргызов или перевирают наши слова: мы говорим одно, а читаем потом совсем другое, - эаявил один из
беженцев.

Тем не менее, взяв с меня "честное комсомольское", что я ничего перевирать не буду, люди стали наперебой делиться своим горем (причем местные лидеры все время снимали меня и интервьюируемых на камеру).

55-летняя Манзура Мирзаева в ночь с 12 на 13 июня сидела дома вместе с дочерью.

- Когда мы услышали крики и выстрелы, не могли понять, что происходит, - рассказала она. - Позапирали все двери, сидели не шелохнувшись. Потом кто-то начал ломиться в дверь с матами. Я решила: будь что будет, лучше открою, а то весь дом разнесут. Открываю, заходит толпа молодых кыргызов, у всех автоматы, один из вошедших спрашивает: "Ты узбечка или кыргызка?" Ну, что я, врать буду? На кыргызку-то никак не похожа. Прямо ему и сказала: "Узбеки мы!" Тогда он заорал тем, кто остался на улице: "Жгите дом!" А мне сказал: "Узбеки здесь жить не будут! Вас убивать надо!" Мы с дочерью еле ноги унесли... Сосед у меня был - старик слепой - и того сожгли. Не понимаю, за что?

- Как нам было страшно, словами передать не могу, - вступила в разговор мать шестерых детей Гулькумар Исабаева. - Крики, выстрелы, кровь, огонь до небес, паника… Когда мы убегали, я увидела на мостике через речку мальчика лет пяти: он сидел на корточках и плакал - видимо, потерялся. Мужчина в милицейской форме подошел и выстрелил ему спину, мальчик упал на живот, а тот взял и ногой столкнул его в речку… Я чуть сознание не потеряла. Бегу, а в голове одна мысль: своих бы детей спасти! Никому такого не пожелаю… Мужа я последний раз в тот день и видела. С тех пор ничего о нем не слышала, не знаю, где он. Может, до сих пор лежит где-нибудь убитый. Ни один из местных милиционеров нам не помог. Наоборот, только и слышали от них: "Сарты должны быть нашими рабами. Скажите "спасибо", что здесь живете, и мы вас терпим".

37-летняя Жолдош Алиева по национальности кыргызка, а вот муж - Абдукахар Умаров - узбек. Детей у пары двое, младшему, Исламбеку, всего четыре с половиной года. Убегая, мать не успела взять с собой ничего. Исламбека держала на руках и в панике даже обуть его забыла - малыш разгуливает по лагерю в рваных носочках. Благо, жара стоит.

Розе Юсуповой 48 лет, 30 из которых она отработала лаборанткой в больнице. В субботу утром Розу должна была сменить коллега-кыргызка, которая, по ее словам, так и не пришла, сославшись на зубную боль.

- Потом началось что-то непонятное, - вспоминала женщина. - Под разными предлогами больницу стали покидать сотрудники кыргызской национальности - врачи, медсестры. Дальше - хуже. Стали приезжать родственники за пациентами-кыргызами, даже за теми, которым еще лежать и лежать. К вечеру в больнице остались одни узбеки - и пациенты, и медработники. Что началось ночью, даже вспоминать страшно... Мой сын Мурат Абдуллаев (ему 24 года) получил ранение в гортань, но не в ту ночь, а на следующий день, 13 июня. Я находилась в больнице, раненых привозили и привозили, ни одного кыргыза среди них не было. Я бегала, просила врачей-кыргызов (узбеки к тому времени убежали), чтобы они прооперировали сына. Один согласился. Когда спустя время я увидела шов на горле Мурата, у меня было впечатление, что хирург не зашил рану, а, знаете, грубо так, наспех заштопал. Сыну становилось все хуже и хуже, он с трудом дышал, начал кашлять кровью. Я взяла белую салфетку, он на нее кашлянул, и я побежала с этой салфеткой к хирургу: "Посмотрите, что это такое? Не должно же так быть после операции, помогите, пожалуйста, моему сыну!" Но тот от меня отмахнулся... С помощью родственников мне удалось переправить Мурата в андижанскую клинику. Там ему сделали повторную операцию, и хирург, проводивший ее, показал родственникам извлеченную из гортани пулю. Получается, местный доктор просто зашил моему сыну горло вместе с пулей! Разве так можно? Он же врач, клятву давал!

Женщине с красивым, явно нездешним именем Берта и обычной для нашего слуха фамилией Алимжанова 57 лет. Она не кыргызка и не узбечка, а татка. До знакомства с ней я и не знала, что есть такая национальность. Татов еще называют горными евреями, населяют они прикаспийские районы Азербайджана и южную часть Дагестана, откуда родом и Берта, в свое время вышедшая замуж за узбека. Из всех, с кем я разговаривала в Сейдикуме, она оказалась единственным человеком, настроенным вполне миролюбиво. Возможно, потому что у нее действительно доброе сердце, а возможно, потому что у женщины из-за болезни глаз очень слабое зрение: она различает только свет и тьму, поэтому не видела тех ужасов, которые пришлось наблюдать остальным.

- Не понимаю, как такое могло произойти? - недоумевала Берта. - Мы с кыргызами всегда жили дружно, не помню, чтобы какие-то стычки были. Сейчас слышу, что по дороге сюда многих грабили, оскорбляли, отбирали имущество... Лично меня и мужа никто не трогал, не знаю, почему. Мы нормально добрались.

Пока Берта рассказывала мне о прежней мирной жизни, ее то и дело перебивали две дочери, заявлявшие, что "дружба народов" была видимой, показной, что национализм на бытовой почве существовал всегда, что кыргызы ненавидят узбеков, поэтому примирение невозможно.

По словам Шера Карабаева (один из здешних активистов), членам ВП беженцы не верят и в предстоящем референдуме участвовать не собираются. Из "временщиков" к ним приезжал лишь Омурбек Текебаев, которому люди задали два вопроса: можно ли выйти в Базар-Коргон, чтобы похоронить убитых, и гарантирует ли он им при этом безопасность? На первый вопрос Текебаев ответил "да", а на второй -"нет". Разумеется, никто из лагеря не вышел.

- Мы и сейчас боимся не только гражданских, но и людей в милицейской форме, - признался Шер. - Милиционеры стреляли из автоматов направо и налево. Убивали даже совсем безобидных граждан, у которых были психические заболевания. Например, в Базар-Коргоне жил Ильхом, психически больной человек, рост - метр с небольшим. Что он им сделал? Еще Коля был - русский парень, тоже умственно отсталый, и его убили… Убили пенсионера Хашимджана-аке. Зашли к нему в дом четверо, потребовали, чтобы он отдал им ключи от машины, а когда получили отказ, сунули ему в рот дуло и выстрелили… Когда мы сюда убегали, машины останавливали, людей вышвыривали, забирали сотовые телефоны, деньги, золото. Я лично не видел, но здесь многие говорят, что руководил всем этим беспределом сын Азимбека Бекназарова, Руслан, а во главе мародеров (это и я видел) был сотрудник Базар-Коргонской налоговой инспекции Улан Эргашев. Так что в версию правительства о каких-то "третьих силах", устроивших эту бойню, мы не верим: кыргызов о готовящихся нападениях предупредили. У нас осталось несколько домов, где жили русские, так вот на воротах этих домов было большими буквами написано "орус", на домах кыргызов - "кыргыз", а на домах узбеков - ничего. Это о чем говорит? Разве могли пришлые знать, кто где живет? Наверняка им помогали участковые или кто-то из местной администрации. А если взять еще сына Бекназарова и налоговика Эргашева или начальника местной милиции, который кричал: "Нас никто не остановит!" - то все становится понятно.

Гуманитарный груз, который для Сейдикума "выбивала" в местной администрации руководитель правовой клиники "Адилет" Чолпон Джакупова, беженцы действительно не приняли, развернув груженую продовольствием фуру обратно. Немного погодя выяснилось, что пожилые беженцы звонили людям, отвечающим за распределение "гуманитарки", и просили: дескать, молодежь погорячилась, присылайте фуру, нам нужны продукты. Машину вновь отправили в лагерь и вновь - безрезультатно. Поэтому жалобы сейдикумцев на то, что за все время их пребывания в лагере им ни разу не помогла кыргызская сторона, а помогает только Узбекистан, кажутся, мягко говоря, несостоятельными. В лагерь впустили только сотрудников международной организации "Врачи без границ", которые отправились туда по просьбе той же Чолпон Идиновны.

Впрочем, как мы поняли, умами людей в лагере "владеют" несколько человек, которые и принимают категоричные решения. Тот же Шер заявил мне: "Никакую "гуманитарку" от ВП мы не возьмем. Во-первых, еда может быть отравлена, а во-вторых, передадут, к примеру, 10 килограммов сахара или макарон, а по телевизору скажут, что дали узбекам 300 килограммов. Лучше мы будем голодные, но гордые".

Удивило нас еще одно обстоятельство: пиар-кампания в лагере поставлена, что называется, на рельсы. Буквально через несколько минут после нашего появления здесь наблюдалось почти военное построение. Беженцы организованно (видать, не впервой) развернули самодельные транспаранты, на которых было написано: "Спасибо, Узбекистан!", "ООН, помоги!" "Стоп произволу!" "Временное правительство в отставку!". Причем часть транспарантов держали в руках дети - наверное, для пущей "убедительности". Специально для фотокора напоказ "вывезли" в колясках двух инвалидов, причем Диме постоянно указывали, что надо сфотографировать "вот тех", "вот это" и еще "вон то". И, конечно, "по чистой случайности" мы стали свидетелями того, как с узбекской стороны беженцам передают пакеты с продуктами.

Кстати, сведения об общем количестве "лагерников" тоже были противоречивыми. Некто Дильшат (или Дильшод, я не расслышала), с которым мы по телефону договаривались о возможности посещения беженцев, заявил нам, что в Сейдикуме находятся около 5 тыс. человек. Потом эта цифра выросла в геометрической прогрессии - один из активистов, Алимжан Абдуразаков, выдал нам такую "статистику": в лагере живут примерно 12 тыс. мужчин, 3 тыс. женщин и 100 детей. Директор же программ организации "Врачи без границ" Андрей Славуцкий, который по долгу службы заглянул едва ли не в каждый дом, озвучил другую цифру: максимум - 4 тыс. человек.

После бесед с беженцами, когда я продемонстрировала намерение уйти, меня взяли в плотное кольцо, один из мужчин включил камеру и пошло-поехало: "Елена, ответьте на вопрос: почему Временное правительство не может гарантировать нам безопасность?.. А теперь ответьте на другой вопрос: почему кыргызские правоохранительные органы не только не помогали нам, но и сами убивали и грабили?.." Пожалуй, еще чуть-чуть, и меня заставили бы отвечать за "геноцид узбеков", ну, или, по крайней мере, дать торжественную клятву найти и наказать виновных в нем. От вопросов, на которые не знаю ответа, я отделалась, как заправский чиновник: "Это не ко мне". Я не могу отвечать за действия правоохранительных органов или руководителей государства, я могу их только описывать.

Ну и последнее: требования, выдвигаемые беженцами в Сейдикуме (наверняка не всеми, а именно "инициативной" группой, которая выступает от лица "узбекского народа"), носят политический характер, что - да простит меня Шер - свидетельствует о явных манипуляциях. Список требований таков: отставка ВП; введение в республику миротворческих сил; возмещение пострадавшим материального и морального ущерба; освобождение из-под стражи задержанных узбеков-активистов Улугбека Абдусаламова (член КС), правозащитника Азимжана Аскарова, адвоката Азимжана Юлдашева, главы узбекского культурного центра Шукурджана Мирзалимова; проведение международного расследования и наказание виновных в трагедии; уничтожение так называемого "черного списка", в котором, по данным Карабаева, указаны фамилии 400 узбекских активистов.

Совсем иная атмосфера сложилась в другом лагере - на ТП "Бекабад" в Сузакском районе (граничит с узбекским ТП "Ханабад"), где на момент нашего приезда было 1,7 тыс. женщин, около 4 тыс. детей, примерно 500 стариков и 200 инвалидов. Мужчин здесь практически нет: они лишь навещают свои семейства, привозят продукты и уезжают обратно.

Активист Бахтиер Нурдинов рассказал, что за все время их пребывания здесь гумпомощь не приходила ни разу. Из чиновников лагерь посещает только глава айыл окмоту, который вроде и успокаивает людей, но конкретно ничем помочь не может. Беженцы напуганы, боятся местных военных, так как комендантский час, по их словам, действует только в отношении узбеков.

Среди жалоб были и такие: военные-кыргызы заявляют, что узбеков охранять не намерены, а в Джалал-Абадской облбольнице не принимают раненых и больных узбекской национальности. Последнее обстоятельство заставило Бахтиера обратиться за помощью к студентам-узбекам с медфака Университета дружбы народов (который, кстати, сожгли во время беспорядков). Молодые ребята с третьего, пятого и шестого курсов проходят здесь, можно сказать, практику: помогают чем могут. А могут они немногое - нет необходимых лекарств. Беженцы в Бекабаде очень просили меня перечислить фамилии этих ребят и передать им через газету "спасибо". Передаю: спасибо вам, Фархад Шакиров, Шавкат Батыров, Яхъе Исабаев, Надыр Авилов, Адыл Махмуджанов и Хуршида Алимжанова.

- Я нахожусь в лагере с первых дней, - сообщил Фархад. - Несколько раз ездил в больницу, просил врачей выехать на место и осмотреть беженцев, но они отказываются. И лекарства тоже не дают. А здесь они ох как нужны!

Кое-какие препараты "бекабадцам" получить все-таки удалось: несколько пачек аспирина, левомицетина, глюконата кальция и шприцы были упакованы в маленькую коробочку. Им заявили, что это и есть так называемая гумпомощь. Длиннющий же список куда более "серьезных" медикаментов Чолпон Джакупова передала Андрею Славуцкому. На следующий день Бахтиер сообщил нам, что "Врачи без границ" приезжали в лагерь, привезли все необходимые препараты и осмотрели больных, и долго благодарил всех, кто оказывает им помощь.

И еще одно отличие "сейдикумцев" от "бекабадцев". Если первые согласны вернуться в свои дома только в случае выполнения выдвинутых ими требований (звучало, в том числе, и предложение о предоставлении узбекам автономии на юге), то вторым для этого нужно лишь одно - гарантия безопасности.

ОБРАТНАЯ СТОРОНА МЕДАЛИ

По сравнению с Джалал-Абадом Ош выглядит примерно как выжженный город Сайлент Хилл из одноименного фильма ужасов - разве только пепел с неба не падает. По словам руководителя аппарата госадминистрации Ошской области Рашида Тажибаева, на восстановление инфраструктуры "южной столицы", по предварительным - самым грубым - подсчетам, потребуется около 35 млн долларов.

Люди, окружившие меня в здании обладминистрации, дотошно выясняли, не иностранный ли я журналист.

- Мы зарубежным СМИ не доверяем, - объяснила мне причину такой настороженности Зуура Сатыбалдиева, которая входит в состав одной из комиссий по распределению гумпомощи. - Приезжает какой-нибудь "Евроньюс" или российское телевидение и давай показывать то мертвых узбеков (как будто среди кыргызов жертв нет), то как голодают живые. А это неправда! Который день сама хожу полуголодная, но делаю все, что в моих силах, чтобы помочь им.

- А почему вы, входя в комиссию, не обеспечиваете справедливое распределение продуктов?

- Ну, мы же представители титульной нации, нас и так в дискриминации обвиняют по всем иностранным телеканалам, вот и стараемся… Но, знаете, обидно, когда узбекам все, а кыргызам - мизер. В махаллях узбеки получают по мешку муки на человека, а кыргызы - по 450 граммов, из такого количества даже булку хлеба не испечешь. А попробуй меньше дай - такой хай-вай поднимают, хоть уши затыкай. Они вообще хитрые. Тут ведь как: если узбеки быстро убитых хоронят, то кыргызы собирают родственников, оплакивают мертвых. А по телевизору регулярно показывают, извините, горы незахороненных трупов у узбеков. Иностранные журналисты не очень разбираются, где кыргыз, где узбек - азиаты и азиаты. Я сама видела, как узбеки собирали трупы кыргызов. Для чего? Чтобы "предъявлять" их СМИ как своих убитых! И "предъявляют"! Кто там разбираться будет? Журналистам лишь бы картинка страшная была. И вообще, узбеки заранее к этой войне приготовились, первыми начали бойню. В ночь с 10 на 11 июня они много кыргызов уничтожили, те в ответ мстить начали. Надписи на стенах домов и зданий "Смерть сартам!" появились не 10 июня, а позже. Сколько девушек они изнасиловали, сколько людей покалечили - ни одно иностранное издание не написало. Это несправедливо.

- Почему вы считаете, что узбеки готовились заранее?

- Как "почему"? 10 июня днем узбеки забрали детей из садиков, женщин с работы - все это видели. О чем это говорит? О том, что они знали о готовящихся беспорядках. В 11 часов вечера в районе, где я живу, появилась толпа из нескольких сотен человек, среди них было много мужчин с такими, знаете, характерными бородками. Я еще подумала: "Хизбутчики", что ли…" В окно за ними наблюдала. Они стали кричать: "Аллах акбар!" - и поджигать машины на обочине. Что творилось в ту ночь, вы никогда не сможете представить, потому что вас здесь не было. У меня подруга в махалле жила - Айша Кенжебаева, она преподавала в ОшГу. Очень спокойная, доброжелательная, интеллигентная. На ее труп смотреть было невозможно - мало того что убили, так еще и издевались по-страшному, изнасиловали. Женщине было 54 года. За что ей такая мученическая смерть? А пропавших без вести знаете сколько? А неопознанных? Из Ак-Бууры настолько обезображенные трупы вылавливают… И теперь никто с этими делами разбираться не будет - не до того: людям продуктов не хватает, строиться заново надо. И до поиска ли пропавших? Вон, девушка ходит, брата ищет, никто из чиновников помочь не в состоянии. Он из Алайского района приехал и пропал...

- А что он здесь делал? Алайский район все же не близко.

- На подмогу кыргызам приехал. Многие ведь из разных областей и районов сюда ринулись, когда узнали, что узбеки вытворяют.

Разыскиваемым оказался 32-летний участник Баткенских событий, отец двоих детей Жаалынбек Кулуев - это я выяснила у его сестры Светланы Жаныбаевой, которая и занимается поисками.

- Я была в морге, там такие трупы - смотреть страшно! - рассказала Светлана. - Многие без голов, без гениталий, у женщин груди отрезаны. Мне бы его хоть мертвого найти, похоронить по-человечески… А то, говорят, многих так и зарыли, без опознания…

- И сейчас они не успокаиваются, - подхватила Сатыбалдиева. - Своих жен и детей в Узбекистан вывезли, в махаллях в основном мужчины остались, вот и воюют. А наши-то дети здесь живут, нам их переправлять некуда. Вы представляете, узбеки кыргызов в заложники берут и пытаются обменивать на своих, которых милиция задержала. А правительство никак не может обеспечить нашу безопасность.

- В таком случае собираетесь ли вы идти на референдум?

- Лично я пойду и призываю к этому людей всех национальностей! Нам нужна стабилизация. Я очень надеюсь на то, что хотя бы после референдума чиновники наконец займутся решением проблем. В таком хаосе жить невозможно.

Побывали мы и в Ошской межобластной детской клинической больнице, в одной из палат которой лежит изнасилованная девушка - к ней нас провел заведующий отделением анестезиологии и реанимации Эмиль Наматбаев. Хрупкой, невысокого росточка Салтанат (имя я изменила по ее просьбе) на вид не больше 13 лет. Оказалось - 16. История, которую она рассказала, до сих пор неподъемным грузом лежит у меня на душе. Какой мрак и ужас царит в душе самой Салтанат, мне и представить страшно. Ее и двух ее подруг сутки насиловали семеро, по-другому не скажешь, садистов узбекской национальности. Затем на ее глазах мерзавцы стали издеваться над подругами (подробности пыток я опущу, хотя, наверное, кое-кого из чиновников стоило бы ткнуть в эти подробности носом) и в конце концов убили. Несколько часов она пролежала рядом с трупами, спастись ей удалось чудом. Хотя можно ли в этом случае говорить о чуде?

Врачи больницы, кстати, тоже выказали свое возмущение по поводу однобокости подачи информации иностранными СМИ.

- Я сам в Москве учился, - сказал Наматбаев, - с благодарностью вспоминаю эти годы, всегда с удовольствием смотрю российское телевидение. Но так делать нельзя. Понимаю, что не мне учить журналистов, но всегда считал, что если корреспондент профессионал, то обязательно должен отображать все стороны конфликта. А уж когда происходят чудовищные трагедии подобного масштаба, разве можно показывать слезы одних и абсолютно игнорировать горе других?

СОВРЕМЕННОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

На следующий день после того, как мы приехали в Ош, генерал-майор милиции Омурбек Суваналиев, назначенный начальником Главного управления внутренних дел Ошской области добровольно сложил с себя полномочия. Мы встретились с ним еще до того, как он сделал официальное заявление по этому поводу. Честь и хвала генералу - даже в беседе "не для печати" он не стал обвинять в конфликте ни кыргызов, ни узбеков, заявив, что звериную жестокость в одинаковой мере проявила и та, и другая сторона. Для печати же он сказал следующее (об этом говорили и ошане, с которыми мы побеседовали): несмотря на все заявления членов ВП о бакиевском "следе" в кровавой бойне на юге, ни Жаныш, ни Максим, ни Санжар, ни Ахмат Бакиевы отношения к этому не имеют. Если здесь и можно говорить о каких-то "третьих силах", то только о религиозных. По словам Суваналиева, часть осужденных по нашумевшему Ноокатскому делу и недавно с помпой амнистированных "вэпэшниками" "хизбутчиков", была замечена в активной религиозной агитации на юге. Если увязать между собой показания людей относительно "бородок" и "акбаровских" выкриков со словами одного из южных милицейских начальников о том, что у многих трупов "горло перерезано особым способом" (так перерезают его ортодоксальные исламисты, которые, ассоциируя человека с ягненком, считают, что приносят жертву Аллаху), а также со слухами о старейшинах некоторых махаллей, давших узбекам "бата" (благословение) на "военные действия", то версия, в принципе, имеет право на существование.

Обратите внимание еще на один немаловажный факт, о котором почему-то никто не говорит: нормальные, адекватные люди вряд ли станут столь тщательно фотографировать и снимать на видео выпотрошенные тела, вывалившиеся мозги или кишки, разбитые черепа, а потом выкладывать это на всеобщее обозрение в Интернет, - отметил Суваналиев. - Фотографии изуродованных тел кыргызов я видел только в папках милицейских следователей, а жестокое видео с развороченными трупами узбеков кто только не успел посмотреть... Для чего это делается? Возможно, данный "компромат" в дальнейшем будет использоваться в пропагандистских целях теми же "хизбутчиками", мечтающими создать халифат на территории Ферганской долины.

Благодаря содействию Омурбека Суваналиева нам удалось увидеть и арсенал, обнаруженный в махаллях. Зрелище, впечатляющее до жути: самодельные пики, кастеты, сабли, тяжелые булавы (с которыми, пожалуй, только на мамонтов охотиться) и бог знает что еще, чему и название-то придумать сложно. Увидели мы и "КамАЗ", кабина которого была "обшита" листами железа, а лобовое стекло защищено от камней железной сеткой. Из него, по словам Суваналиева, узбеки "шмаляли" автоматными очередями.

Старший следователь по особо важным делам УВД Ошской области Улукбек Тилеков, проводивший "экскурсию", уверен, что подобного рода "коллекцию" за день-два не соберешь.

- Видимо, в махаллях к войне готовились давно, - сказал Тилеков. - Где-то дней за 20 до начала бойни жители многих из них стали массово закупать продукты. Что касается так называемого оружия, то вы сами видите, что здесь даже сварка использовалась. Если кыргызы внезапно напали на узбеков, как утверждают последние, то вряд ли у них было время, чтобы сидеть и что-то "выпиливать".

ДВЕ ГОЛОВЫ - ПЛОХО

Честно говоря, "показания" людей в Джалал-Абаде и Оше привели меня в замешательство. Я никак не могла понять, почему первые утверждают, что заранее о бойне были предупреждены кыргызы, вовремя покинувшие рабочие места, а вторые говорят, что о готовящемся беспределе кто-то проинформировал узбеков. Сначала подумала: люди неуклюже сваливают вину друг на друга. Правда, как-то слишком уж неуклюже. Однако источник "МК" в силовых органах, пожелавший остаться неизвестным, предложил иную версию событий, которая и заставила меня рассматривать противоречивые показания кыргызов и узбеков под другим углом.

Мы уже писали о непростых "взаимоотношениях" между лидером узбекской диаспоры Кадыржаном Батыровым и "атамекеновцами" в лице Омурбека Текебаева. Напомним, что реваншистские выступления в Джалал-Абаде, имевшие место в середине мая, были подавлены сторонниками партийцев в "соавторстве" с узбеками. Собеседник "МК" предположил, что Омурбек Чиркешевич торговался с Батыровым за многочисленные голоса узбекской диаспоры на предстоящем референдуме и, видимо, много чего ему наобещал. Ну, например, закрепление за узбекским языком статуса официального, места в парламенте в составе его партии отдельным узбекским лидерам, а также ключевые чиновничьи должности по Ошской области. Однако кыргызская часть населения была оскорблена и националистическими высказываниями Батырова, и тем, что якобы узбеки сожгли дом "кыргыза Бакиева" и вообще расхозяйничались на юге… В результате, Текебаеву пришлось принести Батырова в жертву - на него завели уголовное дело, а сам он пустился в бега.

Можно допустить, что попытка срыва референдума, в которой ВП обвиняет Бакиевых, дело рук сторонников Батырова? Вполне. Возможно, он решил, что способен взять власть на юге самостоятельно, а там и до автономии - шаг. Возможно, это была просто страшная месть за "кидалово". По словам моего визави, незадолго до начавшейся бучи среди узбеков распространили нелепый слух, в который многие из них, тем не менее, поверили: в случае чего им "на помощь" придет небезызвестный узбекский полковник Махмуд Худойбердиев со своими боевиками. Критики каримовского режима утверждают, что полковник по заданию президента РУз пытался организовать в Таджикистане госпереворот, а также участвовал в жестоком "урегулировании" так называемых Андижанских событий. Таким образом, "боевой дух" узбеков на юге Кыргызстана достиг "критической отметки". "Наступление" началось после выстреливших в разных частях города сигнальных ракет. Узбеки не учли одного: того, что, перефразировав героя известного кинофильма "Брат-2", "кыргызы своих на войне не бросают". После первой волны насилия к кыргызам прибыла подмога из разных регионов республики, которые уже было не остановить.

- Джалал-Абад можно рассматривать как своего рода "ответку" узбекам за Ош, - утверждает мой собеседник. - В Джалал-Абадской области люди действительно пострадали, можно сказать, ни за что. Многие из них до сих пор уверены, что кыргызы напали "просто так, ни с того ни сего, потому что они националисты".

В этом ключе понятными становятся и рассказы относительно того, кто, кого, когда предупредил, и относительно того, почему узбеков "крошили" люди в милицейской форме. Скорее всего, это были не "переодетые провокаторы", как утверждает ВП, а действующие сотрудники органов правопорядка (последнее слово уместнее взять в кавычки).

Вот же и Азимбек Бекназаров подтвердил участие своего сына в Джалал-Абадских событиях. Да так, что лично я до сих пор нахожусь в прострации: дескать, сынуля с друзьями выехал на юг без спроса, потом позвонил папе из Ноокенского района, пожаловался на злых и жадных милиционеров, которые "не дают им оружие". Что сделал добрый папа? Правильно, угадали.

- Я позвонил милиционерам и сказал, что они - дружинники, едут бороться против мародеров и чтобы им дали оружие, чтобы они поехали наводить порядок вместе с милиционерами, - не моргнув глазом заявил Азимбек Анаркулович. - Они взяли автоматы и поехали, но на подступах к Джалал-Абаду, на перевале Топурак-Бел, их автомашины были обстреляны, и они ушли до города пешком.

Что они делали, дойдя "до города пешком"? Да так, пустяки! Участвовали "в возвращении боевой техники" - ну, типа БТР. Скажите мне, с каких пор у нас дружинникам раздают автоматы? Кто есть сын Бекназарова, чтобы "наводить порядок на юге"? Начальник штаба молодежного движения "Биримдик"? Да у нас таких "начальников" пруд пруди! Но автоматов у них почему-то нет. Возможно, проблема в том, что Бекназаров не приходится им папой? И этот человек курирует в стране прокурорские органы и судебную систему! Держите меня семеро, называется.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Подробности творившихся зверств я привела еще по одной причине - чтобы "временные", насмотревшись по "КТР" радостных, в большинстве своем постановочных, вынужденных сцен "братания" узбеков и кыргызов, шибко не обольщались. Залечить нанесенные физические раны можно, но душевные-то ноют годами. И как бы нам всем ни хотелось скорее забыть происходивший кошмар, сделать это "по-быстрому", увы, не получится. Более того, ситуация и дальше будет усугубляться, если представители власти будут упрямо твердить свое анекдотичное "все под контролем", когда под контролем у них разве что Бишкек, максимум - Чуйская область. Как они "контролируют" юг - даже сейчас, когда все вроде бы позади - мы насмотрелись и наслушались. Похищения людей, обмен заложников-кыргызов на заложников-узбеков, а то и на трупы, машины или оружие (об этом по "КТР", кажется, не говорят) - это уже, простите, афганский сценарий развития событий.

Версии версиями, но постичь смысл базарной кадровой политики, как и неуемное рвение властей во что бы то ни стало провести референдум - несмотря на огромное количество погибших, пропавших без вести, на то, что обстановка, вопреки заверениям о "нормализации" остается, по словам того же Суваналиева, "стабильно сложной" и юг голосовать не хочет, - весьма трудно. В таком случае, что это будет за референдум? С приписками, фальсификациями, применением административного ресурса - зато легитимность "в кармане". Но и Бакиев занимался таким же, простите за грубость, "онанизмом" - самоудовлетворял себя вымыслом о "всенародном признании". Где разница между ним и членами ВП? Я ее не вижу.

Елена АГЕЕВА

Источник - Московский комсомолец-Азия
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1335163500
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Елбасы принял Премьер-Министра Аскара Мамина и Первого Заместителя Премьер-Министра Алихана Смаилова
- Сенаторы приняли Закон, регулирующий не включенную в Единый перечень ЕАЭС продукцию
- Казахстанские парламентарии приняли участие в заседании Совета МПА СНГ
- Государственный секретарь Крымбек Кушербаев провел заседание Республиканской комиссии по подготовке кадров за рубежом
- А. Смаилов провел совещание по рассмотрению проблемных вопросов МСБ в преддверии туристического сезона
- О демографической ситуации за январь-февраль 2021 года
- Кадровые перестановки
- В Правительстве состоялось заседание рабочей группы по вопросам развития креативного сектора экономики
- Застройщик не пускает людей в их квартиры, пытаясь скрыть недоделки
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх