КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Понедельник, 25.06.2012
23:17  Яна Амелина: Между Россией и Грузией - кровь, а кровь не высыхает
21:16  Associated Press: Новые азиатские иммигранты в США превзошли по численности латиноамериканцев
20:51  "Къ": Башару Асаду подобрали новые санкции. Евросоюз наложил ограничения на сирийский режим
20:14  Le Figaro: Египет - от шариата к политическому прагматизму
19:51  Е.Естенбаев: ТрансКыргызский экспресс. Почему Иран лезет в дела Китая
15:13  Мэр А.Есимов: "Алматы переименовывать пока не будут"
15:09  Умище... Аскар Акаев придумал "стратегию модернизации экономики России"

15:06  А.Азам уулу: Противоречивая политика Узбекистана. В ШОС нет единства...
15:04  М.Конаровский: Большая игра в "сердце Азии". Вывести войска, но сохранить присутствие
15:02  В Турции будут штрафовать компании, не имеющие интернет-сайты
15:00  Т.Куан: Не убивайте наших детей! Мамы десятков маленьких казахстанцев пытаются поймать "ласкового убийцу" в белом халате
14:38  Кыргызстан. Адвокаты узбекского правозащитника А.Аскарова добиваются отмены пожизненного срока
12:23  Тайное становится явным. В Казахстане полицейские предлагают врачам сообщать о наркозависимых
12:21  А.Орозов: Скоро мы все в геополитическом плане будем зависимы от Пакистана
12:05  В южноказахстанском Коктереке неизвестные напали на офицера-пограничника. Есть жертвы
11:49  Средняя Азия делает вид, что не замечает антиисламскую политику США, - обзор ТаджСМИ от "Регнум"
11:41  А.Кадырбаев: Хубилай-хан. Этно-расовая иерархия империи. Часть 2
11:20  А.Шустов: Что ждет Центральную Азию?
11:16  А.Абдукаххор: Братские могилы. Непрочитанные страницы истории гражданской войны в Таджикистане
11:10  Археологи в шоке: в древних захоронениях японской Уцукуси нашлись бусины из Древнего Рима
11:03  Сыны Сомони. Ягнобцы пытаются сохранить свою самобытность
11:02  EurasiaNet: Кыргызстан. Отмывание денег упрощается западными банками
10:46  Скандал при открытии ошской мечети "Сулайман-Тоо". Муфтию не дали прочитать намаз
10:27  А.Садыкова: Неверие в вину Челаха = недоверие к власти. Точка невозврата или "эффект бумеранга"?
10:21  С.Бойко: Когда кризис только на руку. Падение цен на нефть помогло казминистрам сохранить работу
10:10  И.Досмукан: Ибаноп, Петроп, Сидороп… В Казахстане предлагают изменить написание русских фамилий
10:09  С.Туник: Лопата-грабли – как последний патрон. Родина – это не только баурсак на столе и карагач на околице
10:04  Е.Пахомов: Судьба за шесть тысяч рупий. Репортаж с самого удивительного оружейного рынка планеты из пуштунской "зоны племен"
10:00  La Repubblica: Вьетнам, возвращение янки - бывшие враги объединяются против Китая
09:59  Е.Мелкумян: Новое обострение внутриполитического положения в Кувейте
09:58  М.Субх: Последние изменения в руководстве Саудовской Аравии
09:57  Н.Замараева: Раджа Первез Ашраф - новый премьер-министр Пакистана
09:54  Перекрытия русла Вахша для возведения плотины Рогунской ГЭС в этом году не будет
09:25  Сошли с дистанции. Каждый пятый руководитель правоохранительных органов Казахстана провалил первый этап внеочередной аттестации
09:24  Классовая борьба в Казахстане вне закона?
08:26  Опять "джихадисты"? В Актобе ликвидированы убийцы милиционера
02:32  Ташкент советует Кабулу не покупать электроэнергию в Таджикистане
01:15  А.Габуев: Атом в кармане. Прошедшие в Москве переговоры по урегулированию иранской ядерной проблемы закончились ничем
01:07  Д.Мадияр: Культурная интеграция. В Астане состоялся форум "Евразийская культура в новом мире"
01:06  О.Ханцевич: Социологический портрет гражданина СНГ. Каковы ожидания соседей от гуманитарного сотрудничества в Содружестве
01:04  В.Скосырев: США возрождают военные базы в Азии. В ответ Китай готов крепить связи с Россией и другими соседями
00:30  Р.Берновский: Для чего "раскачивается" Иран и какие последствия будет иметь Казахстан?
00:10  Н.Сурков: Армия и братья-мусульмане делят Египет
Воскресенье, 24.06.2012
21:30  Тунис выдал Ливии премьер-министра режима М.Каддафи аль-Махмуди
21:27  "Брат-мусульманин" Мухаммед Мурси избран новым президентом Египта
10:47  А.Кадырбаев: Хубилай-хан - монгольский великий хан или китайский император? Часть 1
09:45  Д.Тимохин. Огузы, Сельджуки, Сельджукиды и Османская империя (рецензия на книгу: В.М. Запорожец. "Сельджуки")
07:54  С.Тарасов: Кто подталкивает Турцию таскать "каштаны" из сирийского огня
07:50  В розыск объявлен топ-менеджер топливной компании Росатома ТВЭЛ Тимур Букейханов
01:52  "Талибан" заселился в отель. Как боевики атаковали постояльцев гостиницы в пригороде Кабула
Суббота, 23.06.2012
23:15  Экс-мэра Бишкека и депутата Парламента Тюлеева все-таки поймали и посадили в клетку
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
А.Кадырбаев: Хубилай-хан. Этно-расовая иерархия империи. Часть 2
11:41 25.06.2012

Хубилай-хан: Этно-расовая иерархия империи. Часть 2 (окончание)
Хубилай-хан – монгольский великий хан или китайский император


На фото: Пятый и последний великий монгольский хан Хубилай родился в 1215. Он стал основателем знаменитой китайской династии Юань. Его отцом был младший сын Чингисхана – Толуй, а матерью – кереитская царевна Сорхахтани-беки, приходившаяся племянницей Ван-хану и исповедавшая христианскую веру, правда, несторианскую ее ветвь.

После создания империи Юань в Китае оставалось много выходцев из тюркских племен - кыпчаков и канглы, пришедших в войсках монгольских завоевателей. Среди военачальников монгольского войска, покорявшего Китай, китайские источники называют немало кыпчаков и канглы.

Выдвижение кыпчаков и канглы на важные посты в Китае в эпоху монгольского господства произошло после распада империи Чингиз-хана на отдельные государства, в разгар междоусобных войн между Хубилай-ханом и его преемником Тимур-ханом, с одной стороны, и коалицией монгольской знати во главе с Аригбукой и Хайду, с другой.

При распрях среди представителей монгольской аристократии, оспаривавшими великоханский трон, Хубилай-хан нашел в кыпчаках и канглы важную военную опору для проведения политики централизации. С этих пор их значение в военном отношении для юаньских императоров, в частности для Хубилай-хана, служили все более возрастало. "Юань-ши" пишет, что в 1287 г. по приказу Хубилай-хана в империи Юань были сформированы подразделения гвардии из кыпчаков и канглы. В 1291 году кыпчакская гвардия была увеличена. "На 23 году Чжи-Юань (1286 году) император Хубилай-хан учредил личную охранную кыпчакскую гвардию..." (1)

Одним из прославленных полководцев юаньской армии был кыпчак Тутуха, чья биография в "Юань-ши" содержит ряд сведений о той роли кыпчаков, которую они играли в империи Юань. Еще отец Тутуха по имени Баньдучар, находясь во главе своего племени, добровольно подчинился монголам, принял участие и отличился в монгольском походе на Русь. Затем командовал кыпчакской сотней в войсках Хубилай-хана. "Юань-ши" свидетельствует по этому поводу: "Под началом Шицзу (Хубилай-хана) покорял Дали (государство на юге Китая) и завоевывал Сун (2). Называли его сильным и доблестным... Тутуха был сыном Баньдучара... Отец и сын под началом Шицзу отправились в поход на север (т.е. в Монголию против враждебных юаньскому трону Чингизидов), где оба отличились и были награждены. Баньдучар умер".

После смерти Баньдучара Тутуха наследовал должность отца в войсках, в частности, в гвардии. "...Когда высочайший ван (3) Хайду подготовил мятеж, то Шицзу, поскольку были захвачены лучшие земли государства, приказал наследнику трона Бэйпинвану (титул) возглавить всех ванов (ханов - членов династии Чингизидов) и вернуть эти земли. Но на 14 году Чжи-Юань (1277 год) ваны (представители монгольской знати) Тотому, Шилеци взбунтовались, ограбили родственные племена. Захватили большую юрту Сяньцзуна (Мункэ - последнего великого хана единой монгольской империи) и собирались уйти. Тутуха возглавил войско и покарал их. Разбил их полководца Тоэрчияня в местности Наланбулак (в Монголии) и призвал все племена возвратиться (под власть Хубилай-хана). Но некий Чжиэрватай подготовил мятеж и Тотому повел войска ему на помощь. Но в походе последний неожиданно столкнулся с Тутуха, который решил вступить в бой. До этого им было захвачено несколько вражеских дозорных. Тотому тогда отступил. Затем был уничтожен Чжиэрватай, а Тотому (Тутуха) преследовал до реки Толы. Вернувшись через три ночи (Тутуха) вновь напал на их след и у реки Орхон разгромил. Вернул захваченную ими большую юрту, а народ всех племен в Бэйпин (т.е. под власть Хубилай-хана).

На 15 году (1278 году) большое войско (Хубилай-хана) выступило в поход на север (в Монголию). Тутуха во главе тысячи кыпчакских всадников преследовал Шилеци, схватил Чжахутая и других (врагов юаньского трона), чтобы представить их государю. Перешел Цзиньшань (Алтай). Снова разбил Куаньчжэгэна и других (врагов Хубилай-хана). Несмотря на раны, весь в перевязке, энергично сражался, захватил большое количество овец, лошадей, повозок. Вернулся ко двору императора. Государь призвал предстать перед троном и лично обласкал его своим вниманием. Пожаловал (ему) золотые и серебряные винные сосуды, 100 лянов (мера веса) серебром, девять золотых монет. В течение года для пиров-застолий (выдал ему) комплект одежды с головным убором, белого сокола из Хайдуна (для охоты) и еще подарил (Тутухе), возвращенную от грабителей свою юрту. При этом император сказал: "Юрта моих предков еще никому не давалась, но я, исходя из того, что Вы смогли вернуть ее, жалую (ее) Вам..." (4) .

"Юань-ши" сообщает об указе Хубилай-хана отдать все кыпчакские воинские части под командование Тутуха. Ему было поручено выбрать наиболее преданных кыпчакских воинов для охраны личной ставки императора, а для осуществления этой цели были выделены необходимые материальные средства. В результате его активной деятельности была учреждена личная императорская кыпчакская охранная гвардия. Впоследствии Тутуха был назначен командующим кьшчакской гвардией. Все войска, сформированные из кыпчаков, бывшие ранее в подчинении других высокопоставленных лиц и даже членов императорской семьи, оказались под командованием Тутуха. Его влияние при юаньском дворе усиливали родственные связи с правящей династией. Он был женат на девушке из императорской фамилии.

Тутуха прославился как военачальник в войнах против Аригбуки и Хайду и их союзников из числа монгольской знати. В течение 1277-1278 г.г. во главе тысячи конных кыпчакских воинов он участвовал в двух походах Хубилай-хана на территорию Монголии и перешел Алтайские горы. В этих походах он отличился, за что и был удостоен награды. В 1287 г. под командованием Хубилай-хана подавлял восстание наместника Ляодуна Наяна, перешедшего на сторону Хайду.

"На 24 году (1287 г.) светлейший Наян взбунтовался, - сообщает "Юань-ши", - тайно направил посла для связи с Ебуганем, Шенлаха (врагами Хубилай-хана из числа монгольской знати). Тутуха перехватил (посла) и в итоге замыслы (Наяна) были раскрыты и доведены до сведения императора. Шенлаха устраивал пир и пригласил двух знаменитых военачальников (Хубилай-хана) Доэрдохуая и Тутуха. Доэрдохуай отправился туда, но Тутуха решил, что это дело темное и не пришел. Таким образом, Шенлаха не смог осуществить (задуманное). Вскоре был указ (императора) и Шенлаха было приказано явиться ко двору государя. (Шенлаха) поехал по восточной дороге. На что Тутуха заявил: "Земли на востоке разделены. Вот какая неожиданность! Это все равно что пустить в горы и лес тигра". Тогда (Шенлаха) было приказано ехать по дороге с запада. А когда стало известно о бунте Ебуганя, все хотели как можно скорее известить об этом государя. Затем отвели войска. Тутуха сказал: "Очень важно, что войска действуют быстро, подобно духу. А если вдруг враг поднял мятеж, наши войска подошли бы внезапно, то победа была предрешена". (Тутуха) мчался семь суток верхом, форсировал реку Толу и нанес поражение Ебуганю, который едва успел бежать. Шицзу (Хубилай-хан) тогда сам возглавил поход на Наяна. Случившееся дошло до его высочайшего слуха и он послал гонца к Тутуха с повелением пленить остатки банды.

В нижнем течении реки (Тутуха) с 18 тысячами всадников мятежного Цзеге встретился, напал на них и обратил в бегство, захватив много лошадей. В плен попал мятежный ван Хаэрму и другие... В это время Чэньцзун (Тимур-хан, наследник трона) с внуком императора призвал войска следовать на север, в том числе и Тутуху. Остатки банды догнали в местности Халавэнь. Казнили мятежного хана Удахая. И в итоге принудили к повиновению их толпу (т.е. сторонников Наяна). На 25 году (1288 г.) чжуван (принц) Ечжили был атакован мятежным войском Холухэсуня. Отправил гонца известить как можно скорее. (Тутуха) под началом внука императора двинулся с воинами к нему на помощь. Разбил Чжуулухуэя и вернулся в горы Халавэнь. Ночью форсировал реку Гуйлехэ, разгромив мятежного вана Хэданя (Кадана). В результате (этих побед) взял (под контроль) все племена по правую сторону Ляохэ. Учредил управление темников (командующих 10 тысячными контингентами войск) восточных округов. Шицзу часто награждал его. (Тутуха) женился на Далунь - младшей сестре Ечжили. В 26 году (1289 г.) под началом внука императора воевал с Хайду. Прибыл к хребту Ханай. Враг расположился у пропасти и все атаки войск терпели неудачи и лишь Тутуха со своими воинами ожесточенной лобовой атакой помог внуку императора. Устроил врагу засаду из отборных частей. Весной, на 7 луну (в июле) Шицзу соизволил инспектировать северные границы. Тутуха был приглашен предстать пред его очи.

Государь милостиво ему сказал: "В древности Тайцзу (Чингиз-хан) вместе с теми своими слугами, с кем пил воду из озера Баньджу, запомнил это как их заслугу. (Имеется в виду время, когда Чингиз-хан в тяжелое для него время после поражения от киреитского Ван-хана спасался на озере Бальджуна с теми немногими соратниками, которые были ему преданы). Нынешние же деяния, как стыдятся (дел) древних людей! - (Образно говоря, "были люди в наше время, не то, что нынешнее племя!"). Государь прилагает усилия к тому (т.е. возродить нравы эпохи своего деда Чингиз-хана). Вернувшись в столицу, (Хубилай-хан) позвал свое окружение на большой пир и вновь обратился к Тутухе: "Люди из Шофан (Монголии) приехали и довели до слуха нашего (т.е. Хубилай-хана) слова Хайду: "Для охраны Ханая нужны люди и начальники как Тутуха. А мы можем найти таких?.." В 1291 г. Тутуха просил Хубилай-хана отдать под его командование несколько десятков тысяч воинов, чтобы держать их в постоянной боевой готовности для обеспечения безопасности юаньского трона.

"...В этом же году ("Чжи-Юань", 28 год, I луна, день жень-сюй, 23 февраля 1291 г.) ввиду того, что Тутуха командует войсками в местах (расселения) вэнгу (онгутов), приказано чиновникам удовлетворить их воинские потребности. Издан декрет шаншушэна (орган Госсовета на местах), в лу (округе) Датун выдать рис на вспомоществование голодающему народу вэнгу..." Ранее в 1287 г. "народ вэнгу голодал, в помощь ему было выдано 4 тысячи ши риса..." (5). Как очевидно из текста, в военных усилиях империи Юань на территории Центральной Азии определенное место отводилось тюркоязычным онгутам, (обитавшим в современной Внутренней Монголии), что привело к их бедственному состоянию. Следовательно, в подчинении Тутуха были и онгуты.

В 1292 г. он во главе 10 тысяч воинов совершил успешный поход против Хайду. В 1293 г. воины Тутуха покорили пять племен кыргызов, живших на Енисее, и вновь нанесли поражение Хайду. Это был далеко не первый поход на мятежных кыргызов, вошедших в империю Чингиз-хана в 1206-1207 гг. Согласно "Юань-ши" монгольский военачальник Цзяталахунь, артиллерист камнеметов, отличился в боях в верховьях Енисея перед походом на Цзинь в 1234 г.

Следствием этих походов было резкое ухудшение жизни населения на землях, охваченных пожаром междоусобиц. "На 28 г. Чжи-Юань, 4 луну, в (день) цзисы (1 мая 1291 г.) оказано вспомоществование народу колицзисы (кыргызов) рисом в 3 тысячи ши…" (6). В этой войне, шедшей в основном на территории Саяно-Хангайско - Алтайского нагорья, противники использовали друг против друга все тюркские и монгольские племена Енисейско-Иртышского междуречья и Алтайско-Хангайского нагорья, последние в ходе ее распространились по всему этому району. В их числе были племена кыпчаков, канглы, кыргызов и монгольские племена Приенисейско-Саянского района. Именно в этой связи представляет интерес изучение обстоятельств передвижения кыпчаков во главе с Тутуха, имевшего в качестве вассалов племена кыргызов. Вместе с кыпчаками по Алтайско-Хангайскому нагорью передвигались канглы и кыргызы, входившие в армию Хубилай-хана. Хубилай-хан чаще насильно, чем добровольно, уводил их в свои владения, расселяя в Монголии и Китае. "Юань-ши" сообщает о переселении части кыргызов в район Каракорума (Хэлинь) и в Шаньдун (7) .

Хубилай-хан высоко оценил заслуги своего подчиненного. В тексте биографии Тутуха говорится о пожаловании ему обширных поместий, драгоценных вещей, денег, рабов из числа пленных, титулов и должностей. Он осуществлял контроль над кыпчакской гвардией и возглавлял Шумиюань (Военный совет) - учреждение, ведавшее тайными делами по вопросам войны и мира и внешним отношениям. Шумиюань был также высшим военным органом империи Юань в это время. Тутуха убедил Хубилай-хана сосредоточить все части кыпчакской гвардии в районе столицы, а не распылять их гарнизонами по всей территории империи. Он не утратил своего положения и при преемнике Хубилай-хана императоре Тимуре, во время правления которого и умер.

Вот что говорится в "Юань-ши" о последних годах жизни Тутуха: "На 31 год (1294 г.) на трон взошел Чэньцзун (император Тимур) и приказал уделить особое внимание границам в связи с тяжелым положением на них. Избежал собрания при дворе (т.е. не стал по традиции созывать курултай при вступлении на престол). Направил посланника наградить (Тутуха) 500 лянами серебра, золотыми чашами, чайниками, блюдами с семью лучшими драгоценностями - по одному экземпляру, 10 тысячами медных денег в связках, белым войлочным ковром, пятью одногорбыми верблюдами. Зимой призвал (Тутуху) прибыть в столицу. И еще был награжден подарком. Кроме того, служившие под его бунчуком (т.е. командованием) получили в награду 120 млн. бумажных денег в связках. На 1 год Юань-Чжэн (1295 г.), весной, как и прежде отправился охранять северные границы (от враждебных к юаньскому трону Чингизидов). На второй год (1296 г.), осенью, те ваны, что (ранее) присоединились к Хайду, во главе толп (своих сторонников) прибыли выразить покорность (юаньскому трону). Люди на границах боялись грабежей. Сам (Тутуха) прибыл в пределы Юйлунхань, где выставили и собрали ему подношения. Во главе (покорившихся) ванов (Тутуха) прибыл ко двору государя.

Император снял одежду (со своего плеча), чтобы наградить (Тутуха) - (оказал высочайшую честь, которой удостоились очень немногие). Затем подарил (Тутухе) 50 лянов золота, 1500 лянов серебра, 50 тысяч связок медных и бумажных денег. На 1 год Да-Дэ (1297 г.) был пожалован титулами, "счастливого сановника, озаренного червонным серебром", "столпом государства", получил назначение на посты главы Шумиюаня и командующего кыпчакской гвардии. И вновь, получив приказ свыше вернуться на северные границы, выступил в поход, где и умер в возрасте 61 года... Имел восемь сыновей, третьего из них звали Чжанур (Чоангур)…" (8).

Рашид-ад-Дин говорил о нем как об "одном из великих эмиров Хубилай-хана" (9) , поскольку кыпчак Тутуха был одним из доверенных его лиц, принимал активное участие в борьбе с сепаратистскими движениями монгольской аристократии и с враждебными юаньскому трону Чингизидами, стоял у истоков создания кыпчакской гвардии как силы, призванной служить военным орудием лично императора при проведении политики централизации.

Доверие Хубилай-хана к кыпчакам и канглы возрастало по мере усиления оппозиции со стороны монгольской удельной знати, склонявшейся к поддержке его врагов Аригбуки и Хайду, базой которых были земли собственно Монголии. В этой ситуации доверие к монголам как самой надежной опоре юаньского трона было поколеблено. Поэтому создание императорской гвардии, сформированной из кыпчаков и канглы, а затем и других "сэму", было своего рода противовесом на случаи возникновения угрозы трону, в том числе и со стороны ближайшего монгольского окружения Хубилай-хана.

Императорская гвардия формировалась не только из "сэму" и монголов, в ее состав входили и китайские части. Но в массе своей китайские формирования являлись частями обслуживания. За время правления Хубилай-хана было сформировано 12 корпусов (вэй) гвардий. А всего за время династии Юань насчитывалось 34 корпуса императорской гвардии, из них 12 корпусов составляли "сэму", 5 - монголы, а остальные – китайцы (10) . Монгольские воинские гарнизоны были размещены во всех провинциях Китая, подвластных юаньскому трону, в то время как войска, сформированные из кыпчаков и канглы, а также других "сэму", при Хубилай-хане сконцентрировались в столице Даду и летней резиденции императора Шанду: "...когда каан отправился из г. Даду на летовку, он оставил... одного эмира по имени Туркана из племени кыпчак охранять дворец..." (11) . Помимо обеспечения безопасности столиц Даду и Шанду, на императорскую гвардию возлагалась обязанность контролировать северо-западную границу империи в районе между Даду и Шанду. Кыпчакская гвардия сыграла немаловажную роль в войнах Хубилая против главных его врагов, претендентов на юаньский трон Аригбуки и Хайду.

В "Юань-ши" помещены биографии кыпчаков Сидура, Ульчейбадура, Кучебадура, Хасана, также занимавших влиятельное положение при юаньском дворе. Видным полководцем империи Юань при Хубилай-хане был кыпчак Сидур. Он начал службу в монгольских войсках в 1273 г. после смерти своего отца Тосуна. В 1274 г. участвовал в походах против Сун, возглавив войска, ранее подчинявшиеся его отцу. В 1289 г. был награжден особым знаком отличия - золотой пайцзой. Командовал сотней в императорской гвардии. В 1287 г. был назначен на пост даругачи в провинциях, прилегающих к району реки Янцзы. Сидур являлся одним из командующих во время похода против Вьетнама (государство Цзяочжи в китайских летописях). Во время этого похода захватил вьетнамскую крепость Ицзычен, участвовал в нескольких десятках боев, был ранен отравленной стрелой, взял штурмом вьетнамскую столицу. Но монгольские войска, оказавшись под угрозой окружения, были вынуждены отступить. Сидур во главе кыпчакского отряда прорвал вьетнамское окружение. Благодаря этому монгольское войско избежало плена и вернулось из похода, сохранив боеспособность. После возвращения из похода он вновь был назначен на пост даругачи.

В "Юань-ши" очень обстоятельно описываются подробности, связанные с этим походом: "(Сидур) перебил вьетнамцев и захватил у них семь боевых кораблей... Текущей кровью из своей раны наполнил пригоршню ладони и вылил ее на укрепление врага. Убил из лука двадцать вьетнамцев... Схватил их полководца Хуаньцзэ. Как-то в ночь вьетнамцы ворвались в лагерь (монголов) и хотели его разграбить. Крепкая стена юаньских войск стала им навстречу. И расчеты (вьетнамцев) потерпели крах. После рассвета под звуки барабана войска вышли из лагеря и вьетнамцы бежали. Их преследовали и многих убили. Вернувшись в лагерь, установили изгородь и увеличили дозоры. Более вьетнамцы не тревожили... Они ушли... Но затем около 40 тысяч вьетнамцев блокировали главную дорогу. Тогда воинам недоставало продовольствия и к тому же они устали от боев. Помощник полководца уже думал о позоре (поражения), когда Сидур во главе героев атаковал и прорвал строй врага, отбросив вьетнамцев на 20 ли (мера длины)... По возвращении приказал чиновнику доложить государю его просьбу о повышении по рангу... (Сидур) подучил особый знак отличия - тигровую пайцзу. Служил в управлении камнеметных войск..." После смерти Сидура в 1298 г. ему наследовал сын Есянтимур (12) .

Кыпчаки принимали активное участие не только в борьбе с сепаратистскими устремлениями монгольской удельной знати, но и во всех завоевательных войнах, которые вела Юаньская империя. Ульчейбадур вступил в монгольское войско 1256 г., а в 1259 г. принял участие в завоевательном походе против китайской империи Сун и отличился при Штурме города Эчжоу, где он первым из атакующих поднялся на крепостную стену. За это удостоился особой награды Хубилай-хана. Затем под командованием монгольских полководцев Мухули и Ашу воевал в китайской провинции Цзинань и осаждал город Сяньян. Принял участие еще в четырех крупных сражениях на суше и на море во время китайского похода. Особенно отличился при взятии Фаньчэна, где возглавляя правое крыло атакующих войск, поднялся на крепостные стены и поджег оборонительные строения противника. Принял участие и в другом походе против Сун под командованием монгольского полководца Баяна. Во время этого похода нападал на города Тайчжоу и Чанчжоу, захватывал китайскую провинцию Цзиньнань. За свои боевые заслуги был неоднократно отмечен Хубилай-ханом. Впоследствии занимал посты темника (командующего 10 тысячами воинов) и даругачи. Во время болезни Ульчейбадура, по личному распоряжению Хубилай-хана, лучшие лекари империи лечили его. Ульчейбадур не утратил своего положения и при преемнике Хубилай-хана императоре Тимур-хане (1294-1308 гг.) (13) .

Кыпчак Байтимур, также являлся одним из доверенных лиц Хубилай-хана. В 1263-1294 гг. он занимал пост ответственного по проверке благонадежности начальников императорской охранной гвардии. Байтимур участвовал в подавлении мятежа монгольского удельного владетеля Наяна, претендовавшего на юаньский трон, и в междоусобных войнах потомков Чингиз-хана. После смерти Хубилай-хана при императоре Тимур-хане сохранил все свои прежние посты и был удостоен чести в течение многих лет, вместе с подчиненными ему кыпчакскими воинами охранять и сопровождать императора при въезде в столицу (14) .

Своей храбростью отличился в войнах Хубилай-хана против Сун кыпчак Кучебадур. Он участвовал во всех походах в правление Хубилая в 1262-1277 гг. Во время одного из походов на Сун Кучебадур лично обезглавил китайского военачальника (15) .

Среди кыпчаков были не только крупные военачальники, но и влиятельные деятели гражданской администрации. Примером может служить кыпчак Хасан (Хэшан), занимавший одновременно и военные и гражданские должности в империи Юань. Хасан также был в числе отличившихся во время войн Хубилая с Сун. В 1262 г. он участвовал в подавлении восстания Литана. Особенно отличился в 1268 г., предложив правильный план штурма китайского города Сяньяна. Воевал под началом монгольских полководцев Ашу, Баяна, Алихайя. Принял участие в трехмесячной осаде города Таньчжоу. В 1275 г. после взятия этого города монгольские военачальники хотели вырезать его население, но Хасан воспрепятствовал этому: "Те, кто сопротивлялся, это воины Сун, но теперь это наши подданные. Как терпеть их резню? Ведь сегодня многие города еще не сдались, и если их убьем, то остальные будут тверды в своих намерениях биться до конца". После этого все в Хэнани покорились. Шицзу наградил Хасана еще более щедро..." (16) .

Этот эпизод характеризует Хасана как сторонника "умеренной" политики по отношению к покоренному оседлому населению, в отличие от тех представителей преимущественно монгольской знати, которые стояли за жесткую политику в завоеванных странах, за неограниченную эксплуатацию и даже истребление оседлого населения (17) . Очевидно, что действия Хасана, выступавшего против сторонников жесткой линии, соответствовали тому политическому курсу, который проводил основатель империи Юань Хубилай-хан. Хасан впоследствии служил в провинции Гуанси и занимал посты сюаньфуши и даругачи (18). Из высокопоставленных юаньских чиновников известны кыпчаки Есенхуду и его сын Ульчейтимур. Есенхуду занимал пост даругачи в округе Данин и погиб во время одного из восстаний китайцев (19) .

Среди высокопоставленных чиновников находился кыпчак Бакан (Байцзян). Он отличился при штурме Сяньяна, сумев удержать воинов от бегства, когда монгольские боевые порядки были нарушены в результате атаки китайской кавалерии. В 1274 г. под командованием Ашу форсировал Янцзы. И 1283 г. получил назначение на пост сюаньфуши в провинции Цзянси, а в 1292 г. его перевели в Чжецзян. Затем был назначен шаншу (начальником) в Гунбу (ведомство общественных работ) (20) . Судьба Бакана может служить наглядным доказательством того, что после создания империи Юань монгольские правители начали более широко применять китайские методы управления, привлекая в первую очередь "сэму".

В китайских источниках приводятся сведения о канглы, которые находились на службе у Хубилай-хана: три человека были военачальниками, девять занимали различные посты в центральной и провинциальной администрации (трое были даругачи). Наиболее влиятельными из них являлись Бухуму, Туглук (Тухулу), Тарикчи, Минган, Есудай, Орос, Есудар, братья Иналтото и Асанбука, Циньтун.

Большой властью и влиянием на Хубилай-хана пользовался один из десяти его приближенных сановников - Бухуму. В "Юань-ши" приводятся данные, косвенно свидетельствующие о том, что Бухуму способствовал падению всесильного первого министра империи Юань среднеазиатского мусульманина Ахмеда: "...Когда случился голод среди населения Датун, Бухуму приказал открыть амбары и помочь. Но облагодетельствованные Ахмедом чиновники доложили императору, что Бухуму самовольно раздает армейские запасы. И посоветовал Ахэма (Ахмеду) оклеветать его со своей стороны перед императором. Император ответил: "Мой посланец осуществил раздачу зерна, чтобы дать жить моему народу. В этом заключается его служба. Что же Вы его превращаете в преступника?". И велел поместить их в столичную тюрьму и произвести расследование. В конце концов Ахэма (Ахмед) признал свою вину и был предан казни... Начиная с 21 г. (1284 г.) Бухуму было доверено принять участие в делах высшего органа власти - Чжуншушэна (Госссовета) ..." (21) .

Бухуму участвовал и в смещении с поста первого министра, сменившего Ахмеда, уйгура Санга (22) . Бухуму настоял на казни сторонника Санга наместника Юньнани мусульманина Насреддина, хотя Хубилай-хан склонялся к тому, чтобы помиловать его. Бухуму занимал посты пичжанчжэнши и люйшоу (генерал-губернатора, императорского советника в столице) в Шанду. Одним из близких людей Бухуму был Туглук (Тухулу), который с ранних лет находился в окружении Хубилай-хана.

Среди монгольских кочевников происходили частые столкновения из-за пастбищ. На канглы Тарикчи была возложена ответственность по разрешению этой проблемы. "Юань-ши" рассказывает о деятельности канглы Тарикчи:"Тарикчи. Канглы. Его отец Елилибай. Во времена Тайцзу (Чингиз-хана) заслужил должность чиновника. По высочайшему указу участвовал в походе (монголов) на юг (Китая) и дошел до Лояна. Взял местность, где ранее жил поэт эпохи Тан по имени Бай Лэтянь... Завел семью (построил дом). Тарикчи отличался острым умом, был хорошим стрелком из лука и прекрасным наездником. Был хорошо начитан. Наследовал должность отца... Командовал конницей. Действовал согласно обстоятельствам. Синшэн (походное управление - орган военного управления монголов в Китае на местах) довел (это) до сведения (императора) и его (Тарикчи) отстранили. В это время все перемешалось - и хозяева, и гости, и добро и зло, и бедные и богатые. Монгольские воины и народ захватывали пастбища друг у друга.

Следуя указу (императора) Тарикчи добрался до их земель и упорядочил (их взаимоотношения). Каждая из сторон (народ и войско) была водворена на свои места. Так Шицзу (Хубилай-хан) узнал о его способностях. Под личным командованием Шицзу монгольское войск осадило города Фаньчэн и Сяньян. Тарикчи с риском для жизни командовал обстрелом (городов) стрелами и камнями, подводя эти города к сдаче. Фаньчэн был разрушен, Сяньян сдался. Под началом чэнсяна (министра) Баяна переправился через Янцзы и остановился в Линьани... Преследовал и пленил двух сунских ванов (представителей китайской знати). Войска во главе с Тарикчи дошли до Фуцзяни. Там, где он прошел, урожай не был затронут. Таким образом, те, кто сдавался в плен, как бы возвращались под законную власть. Сунский дутун (китайский военачальник) Чэнь Цзунжун во главе своих подчиненных сдался в плен. За свои заслуги (Тарикчи) стал чжао-таоши (военным наместником) в Фуцзяни. В это время во всех округах поднялись разбойники, из которых особо опасен был некий Чэнь Дяоянь. Он поддерживался толпой в 50 тысяч человек и принудил к сдаче Чанчжоу... Тарикчи получил назначение на посты дадуду (губернаторов) Фуцзяни, Гуандуна. Ему был присвоен титул "главного полководца походов на юг". Объединив войска четырех округов, отбил Чанчжоу и пленил Чэнь Дяояня. Последний был обезглавлен в городе. Остатки банды пали ниц и просили пощады.

Впоследствии (помилованные) пошли походом на Цзяочжи (Вьетнам). (Тарикчи) разбил Хуань Женьсюя и других. Был заслуженным человеком, обладал титулом "верховного полководца, укрепляющего государство", особым знаком властных полномочий - пайцзой с изображением тигра... В Хэчжоу также поднялись бандиты. Тарикчи покарал их и умиротворил. Был перемещен на посты сюаньвэйши (уполномоченного комиссара по делам управления) в Фуцзянь, а затем в Чжэдун. Умер от болезни, на теле у него возникла "золотая язва". Посмертно получил титул "верховного полководца, укрепляющего государство". Имел двух сыновей Тотомура и Ваньну. Первый стал темником и даругачи (23) , второй - уполномоченным комиссаром по делам управления в Гуанси".

"Аньмао (Айбай) - бадур из канглы. Начал служить под началом нойона Субудая. Участвовал в походе на кыпчаков, в набегах на поселения к западу от реки Хуанхе, захватывал западные заставы, предал разрушению Хэнань. Служил под командованием Динцзуна (Гуюка - внука Чингиз-хана, ставшего великим ханом). Везде имел заслуги. Затем под командованием четырех наследников трона (Чингизидов) участвовал в походе на юг (Китая). Форсировал Янцзы и нападал на Эчжоу. Умер в войсках от болезни" (24) .

Минган, военачальник кыпчакской гвардии, нес ответственность за безопасность Хубилай-хана в разъездах. Стал даругачи и во главе восьми тысяч монгольских воинов дошел до Бешбалыка, где сражался с войсками Хайду. В его биографии в "Юань-ши" интересно свидетельство об освобождении 10 тысяч "сэму" от трудовых повинностей и формирования из них воинского контингента, который возглавил сам Минган. Этот факт дополняет вышеприведенные сведения об усилении роли "сэму" во время Хубилай-хана (25). О Мингане есть упоминание у Марко Поло как о темнике (26) .

Есудай принимал участие в походах на Сун и Японию. В 1283 г. его назначили на пост даругачи в Тайчжоу. Был представителем императора при кыпчакской гвардии в 1286 г., а на следующий год участвовал в походе на Наяна (27) . Орос (Волосы) в 1289 г. был назначен сюаньфуши, а затем стал темником (28) . Его отец Минлитимур служил при Хубилай-хане чиновником (бидучи, бичечи, битикчи - делопроизводитель-писец). Орос наследовал эту должность, а затем был назначен расследующим цензором (цзяньчаюши). Последовательно занимал посты императорского ревизора (лигуань) в Юньнани, главы ведомства военных поселений в юаньской столице, военачальника гвардии, левого и правого помощника министра в Госсовете. Сын его Болотбука (Болопухуа) начал службу телохранителем, а затем стал главным кравчим (баурчи-стольник) во дворце императрицы. Служил в Хэнани. Сын Болотбуки Чаханьбука возглавлял телохранителей в доме отца. Затем служил чиновником в Цензорате и заместителем даругачи в главной канцелярии.

Есудар наследовал пост своего отца Айбобояута, который еще при Чингиз-хане со своей ордой подчинился добровольно монголам. С самого начала монгольских завоеваний во главе полусотни воинов участвовал в походах монголов против южного Китая, где отличился в боях.

Канглы Есудар участвовал во взятии Сяньяна и Фаньчэна под командованием Баяна. Во время штурма он первым поднялся на стены этих городов. Хубилай-хан наградил его серебром и назначил тысячником. В 1279 году Есудар был повышен до темника и командовал сотней боевых кораблей в междуречье Янцзы и Хуанхэ. Войска, которые Есудар возглавлял во время неудачного монгольского похода на Японию, вернулись без потерь. В награду Есудар получил "сотню дворов для кормления в старости. Был пожалован множеством стрел, оружия, одежд, седлом и уздой... был переведен управлять в Тайчжоу. Призвал в войска 10 тысяч человек. Умер от болезни. У него было семь сыновей, старшего звали Цзяохуади, второго Хайсы. Он и наследовал пост отца. Третьего сына звали Хайди, ему было поручено управление ведомством по выпасу коней. Четвертого звали Яньшоу и он наследовал старшему брату по службе. Пятого звали Баян. Шестого сына звали Вантцзэтемур и был он даругачи и темником в округе Гуандэ. Седьмого сына звали Халаджан (Коражан)" (29) .

Циньтуну было доверено охранять личные покои императора. После трех перемещений его назначили люйшоу Шанду. Затем служил на посту пинчжанчжэнши в Синчжуншушэнах провинций Цзянси, Хэнань, Ляоян, Чжэнцзян.

Текст, посвященный Циньтуну в "Юань-ши" следующий: "Циньтун. Второе имя Миньдэ. Из племени канглы. Дед Минлитемур. Отец Волосы (Орос). Имели титул "игогун" (князь государства). Циньтун очень рано за заслуги предков получил титул "познавший гуманность" и нес службу в личных покоях императора по постоянной охране. Служил чиновником в правительственной канцелярии. После трех перемещений по службе стал люйшоу (наместником, губернатором) столицы. Положил в основу своей управленческой политики благоденствие подвластной ему местности... Переводили для наведения порядка в Цзянси, Чжэцзян.. Как раз тогда установил мир и навел порядок. Сильно пьянствовал на пирах. Были распущены чиновники среднего ранга, им не находили применения. Поэтому и перестали подавать советы о происходящих событиях. На следующий год грабители подняли смуту в округах Жучжоу и Инчжоу. А затем смута захватила Цзянсу, Чжэцзян, Цзяньдун, Синчжоу, Сюаньчжоу, Цзянчжэ, Хэнань... (Циньтун) разбил разбойников по частям и принудил их к повиновению. Обязал чиновников контролировать народ. Тех, кто допустил оплошность, (из народа) не привлекал к ответственности. Призвал беглых успокоиться и вернуться к прежним занятиям. Выдал государственное просо в помощь (голодающим) и тем самым прекратил волнения в войсках... После этого мобилизовал бедняков на общественные работы и оплачивал этот труд.

Поэтому многим людям из Ханчжоу удалось сохранить жизнь... Когда Тото, став тайши и цзочэнсяном (высшие посты в империи), собрал войска для похода на юг (Китая). Все обмундирование, провиант, дрова, оружие для похода было подготовлено в провинциях, где управлял Циньтун. Он все организовал наилучшим образом, перевозил по суше и по воде. Связывал расстояния в пределах одной тысячи ли. Императорский двор всецело доверял ему. На следующий год разбои снова охватили земли вплоть до Уси. Люди советовали использовать воинов и искоренить жестокостью разбои. Циньтун сказал на это: "Дети неразумные, прижали их власти, вот и играют в солдатиков. Если раскрыть им глаза, не будет непокорных". И в самом деле (мятежники) бросили пики, сняли латы и просили считать их добропорядочными гражданами..." .

Асанбука, как и его старший брат Иналтото, с детства пользовался расположением Хубилай-хана. Впервые Асанбука отличился при подавлении восстания Наяна. В 1266 году сражался с войсками Хайду на Алтае. Был награжден поместьем и деньгами, получил назначение на руководящий пост в гвардии. Иналтото служил в личной охране императора. История оставила имена аргынов, служивших Хубилай-хану, сыновей Хаджи-Хасима - Ахмеда и Асана, причем Асан продолжал служить и преемникам Хубилая на территории Монголии, подвластной династии Юань.

В "Юань-ши" приводятся имена монгольских принцесс, которые были замужем за знатными кыпчаками и канглы. Тутуха, его сын Чжанур и внук Яньтимур были женаты на монголках из рода Чингиз-хана, а одна из сестер Яньтимура была женой последнего монгольского императора династии Юань Чингизида Тогонтимура . В свою очередь у Хулагу, сына Орды - внука Чингиз-хана, женой была кыпчачка Турбарчин-хатун , а другой правнук Чингиз-хана Тимурбука, тоже из Джучиева Улуса, женился на Аргун-Тикин из "рода Аргуннан". Упоминается в "Юань-ши"о знатной аргынской семье при дворе Хубилай-хана, чья представительница Сымали вышла замуж за юаньского вельможу, тюрка-карлука Дашмана.

Эти данные свидетельствуют о тесных родственных связях между тюркской верхушкой и монгольским правящим домом, что являлось следствием их общих политических интересов в системе монгольского владычества в Китае.
Таким образом, кыпчаки и канглы играли значительную роль в политической жизни Китая во время создания империи Юань. Хубилай-хан, столкнувшись с проблемой, касающейся принципов управления страной с вековыми традициями оседлой цивилизации, начал формирование аппарата управляющих из числа "сэму", особенно из представителей тюрок, среди которых весома была роль кыпчаков и канглы. Этому способствовало то обстоятельство, что эти народы еще в предмонгольский период создали свои государства на территории Центральной Азии. После образования империи Юань и распада единой Монгольской империи на отдельные государства доверие к монголам у Хубилай-хана в известной степени было подорвано. Хотя было бы опрометчиво утверждать, что монголы были оттеснены на второстепенные роли в юаньской политике. Они продолжали оставаться политически господствующей группой в империи Юань. Но к этому времени выходцы из "сэму", особенно кыпчаки и канглы, становятся важной военной, и как следствие этого, политической опорой Хубилай-хана в проведении им политики централизации, в борьбе с сепаратистскими устремлениями монгольской знати, враждебными Хубилай-хану Чингизидами - претендентами на юаньский трон, в подавлении восстаний китайского народа за свое национальное освобождение, в захватнических войнах против других стран.

В борьбе двух политических тенденций среди монгольских завоевателей по отношению к завоеванным странам с оседло-земледельческим укладом, после образования империи Юань, в Китае одержали победу сторонники "умеренной" политики во главе с Хубилай-ханом, которая характеризовалась стремлением к созданию централизованного государства с сильной ханской властью. Кыпчаки и канглы в основном являлись проводниками этой политики. Хубилай-хан, применяя в более широких масштабах китайские методы управления страной, при подборе кадров чиновников отдавал предпочтение "сэму" перед китайцами, хотя немало представителей китайской бюрократии также служили юаньскому трону. Система управления, созданная монгольскими правителями, была рассчитана на то, чтобы не допустить китайцев к важным административный постам и предоставить всю полноту власти монголам и "сэму". Ко времени правления Хубилай-хана относится появление смешанного в этническом отношении господствующего класса империи Юань, неотъемлемой частью которого являлись кыпчаки, канглы, аргыны.

Война и поныне – обычное бедствие людей и жестокость на войне обыденное, казалось бы, явление. Тем не менее, при всем сказанном, на войне Хубилай-хан также кардинально отличался от Чингиз-хана, который вел войны с применением массовых убийств и тотального террора, в отношении, прежде всего, мирного населения, поскольку юаньский правитель ставил перед собой другие задачи, осознав экономическую нецелесообразность для созданного им государства подобных методов и приемов ведения боевых действий. Он рассматривал завоеванные страны, города и их население, как своих будущих подданных, предназначенных платить налоги в его казну и содержать его государство, что побуждало его воздерживать своих воинов от резни покоренных.

Ко времени прихода Хубилай-хана к власти в Китае и во многом в итоге его действий, принципиально изменилась геополитическая расстановка сил в Старом Свете. В Западной Азии центр сместился от Багдада к Тебризу – столице империи ильханов Хулагуидов, в Восточной Европе от Киева к Сараю – столице Золотой Орды, в Восточной Азии – от Каракорума, бывшей столицы некогда единой Монгольской империи, к Ханбалыку (Пекину) – столице Юаньской империи. Заслугой Хубилай-хана является объединение, прежде уже столетия разрозненного Китая в единое государство, причем принятое им административное деление сохраняется до сих пор. Он был истинным самодержцем, с которым не может сравниться ни один из прочих императоров династии Юань, вполне соответствуя постулату мудреца Конфуция об "истинном" правителе, главное достоинство которого "умение управлять государством". Во время правления Хубилай-хана были созданы предпосылки для беспрецедентной интеграции между культурами, религиями и цивилизациями, хотя осуществлялось это зачастую посредством насильственного переселения массы людей в результате завоеваний или вовлечения в эти процессы авантюристов, искателей наживы и приключений.

Более того, деятельность Хубилай-хана и его окружения заложила фундамент китайской государственности в современных границах – включая Маньчжурию, Внутреннюю Монголию, Восточный Туркестан и Тибет. И, вполне понятно, почему сегодня китайская историография настойчиво подчеркивает многоэтничный фактор юаньского общества как важнейший вклад в национальное строительство КНР. (5, с.470-490). Поэтому мнение, что, в определенной степени, Хубилай-хан был объединителем Китая, не лишено оснований. Но это одна сторона медали, поскольку нельзя отрицать, что все свои реформы в Китае Хубилай-хан проводил, в первую очередь, в интересах монгольских завоевателей, хотя объективно некоторые его реформы положительно сказались на жизни китайского общества.

Первый император династии Юань, при всем своем восприятии внешних атрибутов китайской традиции, оставался монгольским ханом, относившимся к китайскому народу как к объекту эксплуатации, а к его стране, как к источнику ресурсов, необходимых для функционирования монгольского государства, хотя и на землях Китая, именуемого империей Юань. Свидетельством в пользу сказанного является и система государственного управления Китаем в виде сословий по этническому принципу, созданная и законодательно оформленная при Хубилай-хане и с его санкции, где китайцы являлись самой многочисленной и самой неравноправной частью населения страны, которая являлась их родиной.

В юаньском законодательстве различались четыре категории подданных, в основу определения которых был положен этнический принцип. Наибольшими привилегиями обладали монголы, за которыми было закреплено командование войсками и руководство практически всеми административными ведомствами. Следующим за монголами по статусу и привилегиям этническим сословием являлись так называемые по-китайски "сэжэнь" или "сэму", "сэму-жэнь" - дословно "цветноглазые", а в широком смысле "люди разных рас", к каковым относились иностранцы, выходцы из "Сиюй" - "Западного края", то есть из стран, лежащих к западу от Китая, в число которых входили представители тюркоязычных народностей – уйгуры, кыпчаки, канглы, карлуки, аргыны; ираноязычные, в том числе мусульмане – таджики, персы, и православные христиане – асы или аланы с Кавказа, а также арабы, тангуты, тибетцы, индийцы, кашмирцы, евреи. К сословию "сэму" относились и служившие монголам в Китае выходцы из Западной Азии и Европы – христиане несторианского толка сирийцы, армяне, русские, западноевропейцы, из которых самыми заметными были итальянцы, а Марко Поло, купец из Венеции и приближенный Хубилай-хана, служивший ему в Китае 17 лет, самый знаменитый из них.

Третью ступень в этой пирамиде власти занимали "хань-жэнь". Эта категория включала в свой состав не только китайцев-северян, но и китаизированные народы Северного Китая, Маньчжурии и Кореи – киданей, чжурчжэней, бохайцев, корейцев. Причем чжурчжэней, знавших китайский язык, монгольские правители относили к "хань-жэнь", а не знавших – к монголам. Низший разряд свободного населения составляли "нань-жэнь" - "южане", то есть китайцы из завоеванной Южной Сун, с юга Китая, образовавшие самую многочисленную и неравноправную часть населения Юаньской империи. Численность китайского этноса и размеры населяемой им территории предопределяли неизбежность культурной неоднородности и дробности внутри этой этнической общности. Конкретные исторические условия способствовали тому, что наиболее значимым и ощутимым уже на сравнительно раннем этапе этнической истории китайцев стало их деление на "людей севера" и "людей юга". Противопоставление северян и южан, реально существовавшее в сунское время, было воспринято монголами во время завоевания Китая и узаконено ими. Те немногие китайцы, которые были привлечены монголами на государственную службу, как правило, принадлежали к числу северян. Отдельные исключения в этом отношении только подтверждают правило. (6, с. 265)

При всем этом, самого Хубилай-хана трудно обвинить как в ксенофобии по отношению к китайцам, так и вообще в каких-либо этнических предубеждениях. Например, когда при юаньском дворе в 1287 году обсуждался вопрос о назначении на должность некоего Чэн Цзюй-фу, его кандидатура была отведена на том основании, что он нань-жэнь – южный китаец. Это, однако, вызвало неудовольствие Хубилай-хана: "Вам ведь никогда не приходилось предоставлять пост южанам, откуда же вы знаете, что они не на что не годятся!" (6, с.265 ) Также повел себя Хубилай-хан накануне похода на Японские острова. Как свидетельствует "Юань-ши": "Некий Пэнфэй в ведомстве по делам политического управления выдвинул предложение покорить Японию в своем докладе на имя императора (Хубилая)… Император будто бы сказал: " Пэнфэй, хотя и нань-жэнь, но мы знаем его способности. Пока послушаем его…". (10, цз.122, с.27379). И еще, Хубилай-хан был справедливым государем по своей природе. Известен случай, когда Хубилай-хан приказал первыми из отличившихся в боях воинов наградить не монголов, а тюрков-кыпчаков, служивших в его войсках. Когда их военачальник Тутуха возразил: "По закону о наградах первыми награждают монголов", Хубилай-хан ответил: "Не смей проявлять гордыню и отказываться. Монголы по имперскому закону должны быть первыми. А в бою они тоже первые?" (10, цз.128, с. 27440). Так что, ничего личного…

И последнее. Известное изречение китайского философа II века до н.э. Лу Цзя, часто приписываемое Конфуцию, а именно: "можно завоевать империю, сидя на коне, но нельзя с коня управлять ею", лучше всего подчеркивает противоречивую личность Хубилая - великого монгольского хана и первого китайского императора династии Юань, совместившего в одном лице, казалось бы, несовместимое. Он действительно завоевал империю, "сидя на коне", т.е. военным путем, но когда понадобилось управлять ею, оказался способным к эволюции и восприятию ценностей другой, столь отличной от монгольской, цивилизации, хотя и до известных пределов, исходя не из пиетета перед китайской культурой, а из прагматических соображений по наиболее эффективной эксплуатации Китая в интересах завоевателей.

Использованная литература

1. Думан Л.И. Некоторые проблемы социально-экономической политики монгольских
ханов в XIII-XIV веках. В кн.: Татаро-монголы в Азии и Европе. М., 1970.
2. Завадская Е.В. Юаньский мастер Ли Кань о тайне живописи бамбука. Китай: история,
культура и историография. М., 1977.
3. Кадырбаев А.Ш. "Мусульманские языки" и мусульмане в культуре и науке Китая
XIII-XIV вв. По материалам китайских династийных историй. Восточный архив, № 8-9,
М., 2002.
4. Книга Марко Поло о разнообразии мира, записанная пизанцем Рустикано в 1298 г.
от Р.Х., М., 1990.
5. Крадин Н.Н., Скрынникова Т.Д. Империя Чингис-хана. М., 2006.
6. Крюков М.В., Малявин В.В., Софронов М.В. Этническая история китайцев на рубеже
средневековья и нового времени. М., 1987.
7. Мелихов Г.В. Установление власти монгольских феодалов в Северо-Восточном Китае.
В кн.: Татаро-монголы в Азии и Европе.М., 1970.
8. Чулууны Далай. Монголия в XIII-XIV веках. М., 1983.
9. Кэ Шаоминь. Синь Юань-ши (Новая история Юань), Шанхай, 1936, т.8.
10.Юань-ши (История династии Юань), Шанхай-Пекин, 1958.
11.Rossabi M. Khubilai Khan. His life and Times. University of California, Berkeley-Los
Angeles-London, 1988.

Источники и примечания

1. "Юань-ши", цз. 99, с. 27189 (1237), 27188(1236) - 27189(1237).
Там же, цз. 128, с. 27440(1488).

2. Сун - империя на юге Китая, где правила одноименная династия, сокрушенная в 1279 году монгольскими завоевателями.

3. Ван - владелец, хан.

4. "Юань-ши", цз. 99, с. 27189(1237), 27188(1236)-27189(1237).

5. "Юань-ши", цз. 128, с. 27440(1488).

6. Мункуев Н.Ц. Новые материалы о положении монгольских аратов в XII-XIV вв. Татаро-монголы в Азии и Европе, с. 391.

7. "Юань-ши", цз. 15, 18, 59.

8. "Юань-ши", цз. 128, с. 27438(1486).

9. Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Т. 2, с. 180.

10. "Юань-ши", цз. 99, с. 27186(1234)-27200(1248).

11. Рашид-ад-Дин. Сборник летописей, т. 2, с. 187.

12. "Юань-ши", цз. 133, с. 27490(1538)-27491(1539).

13. "Юань-ши", цз. 131, с. 27469(1517)-27470(1518).

14. "Юань-ши", цз. 131, с. 27470(1518)-27471(1519).

15. "Юань-ши", цз. 132, с. 23391(1439); Кэ Шаоминь. Цз. 123, с. 10б; Ту Цзи. Мэнуэр-шицзи. Цз. 91, с. 9б; цз. 156, с. 29а.

16. "Юань-ши". Цз. 124, с. 27498(1546)-27499(1547); Кэ Шаоминь. Цз. 154, с. 5б; Ту Цзи, цз. 144, с. 26б.

17. Петрушевский И.П., Рашид-ад-Дин и его исторический труд//Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Т.1, кн.1, с. 12-15; Мункуев Н.Ц. Китайский источник о первых монгольских ханах. С. 25, 63-67.

18. "Юань-ши", цз. 134, с. 27498(1546)-27499(1547); "Сюаньфуши" - комиссар-усмиритель, глава военной и гражданской власти в данном районе.

19. "Юань-ши", цз. 121, с. 28111(2159).

20. "Юань-ши", цз. 131, с. 27473(1512)-27474(1522); Ту Цзи, цз. 119, с. 2б, цз. 135, с. 27513(1561).

21. "Юань-ши", цз. 130, с. 27456(1504); Ту Цзи, цз. 114, с. 1а; Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Т.2, с. 170.

22. "Юань-ши". Цз. 130, с. 27456(1504).

23. Даругачи - наместник монголов в процинциях.

24. "Юань-ши", цз. 135, с. 27507(1555)-27508(1556).

25. "Юань-ши", цз. 135, с. 27510(1558).

26. Книга Марко Поло, с. 105.

27. "Юань-Ши", цз. 123, с. 27395(1443).

28. "Юань-ши", цз. 134, с. 27502(1550); Ту Цзи, Мэнуэр-шицзи, цз. 132, с. 2б.

29. "Юань-ши". цз. 133, с. 27490(1538).

30. "Юань-ши", цз. 136, с. 27518(1566).

31. "Юань-ши", ц. 138, с. 27530(1578).

32. Кэ Шаоминь, "Синь Юань-ши", цз. 136, с.8а; "Юань-ши", цз. 109, с. 27288(1336).

33. Рашид-ад-Дин. Сборник летописей, т.2, с

Александр Кадырбаев
д.и.н., в.н.с. ИВ РАН

Источник - central-eurasia.com
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1340610060
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Импульс развитию туризма: Сенаторы приняли Закон
- Постановление Правительства Республики Казахстан от 31 марта 2021 года №187
- Развитие торгово-экономического сотрудничества государств-членов ЕАЭС обсудили участники заседания Совета ЕЭК
- Кадровые перестановки
- В "Самрук" приходит новый менеджмент
- Участились аварии в коммунальных сетях
- Нешутейный первоапрельский тариф
- Крымбек Кушербаев провел заседание Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий
- 200 тенге за литр: бензин резко подорожал в Казахстане
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх