КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Понедельник, 11.02.2013
23:29  Шишел-мышел... Экс-президент-демократ Украины Ющенко с позором изгнан из родной "Нашей Украины"
21:33  27/02 в подмосковном г. Реутов пройдет выставка фотохудожника Ольги Полесовщиковой "Сад расходящихся тропок" (анонс)
20:32  Умер бывший "газовый король" России Рем Вяхирев
20:27  ВВС: "Черный сад" - как начинался распад СССР
20:11  Н.Остроумов: Колебания во взглядах на образование туземцев в Туркестанском крае (история)
19:21  З.Бактыбаев: Афганистан-2014. Как будет развиваться ситуация?
18:35  Папа Римский Бенедикт XVI отрекается от престола

18:18  "Кыргызгаз" полон оптимизма. Отпускная стоимость узбекского газа составит $290 за 1 тыс. кубометров, казахского - $224
16:23  Ш.Тургаев: Чарбак.kg. Путешествие на край света
11:05  К.Риклтон: Центральная Азия. Взгляды эпохи холодной войны мешают борьбе с наркотиками
11:04  А.Кристи-Миллер: Турция. Православная церковь участвовала в заговоре с целью свержения правительства?
10:55  Осужденный экс-глава "Валют-Транзит-Банка" А.Беляев скончался в Карагандинской колонии
10:24  М.Рогова: Египет - они делают это впервые. Революция продолжается пока не выполнены все ее цели...
10:22  Иностранная валюта в Узбекистане продолжает стремительно падать по отношению к суму
10:19  "НГ": Лукашенко пострадал за дружбу с Ахмадинежадом. Белорусские оборонные компании попали под санкции США
10:13  В.Михин: Иран - обманчивое "затишье"
10:04  Г.Фасхутдинов: Таджикистан - выбор между кириллицей и арабской вязью
10:01  Начальник УВД города Оша запретил своим подчиненным "сидеть с уголовниками не только за одним столом, но и в одном кафе"
09:41  Писатель Юрий Поляков: "Таланту научить нельзя. Талант – это озорной дар Бога"
09:10  Д.Сарыгулов: "Кыргызы стесняется того, что они кыргызы, потеряли свою национальную гордость, уже более 20 лет отдают власть в своей стране то калмыку, то дунганину и т.п. некыргызам"
09:04  Узбекский дзюдоист Яхъе Имамов стал победителем турнира Большого шлема в Париже
09:01  В.Белаш: Война по-африкански. Военная операция в Мали завершается
08:57  Узбекистан в 2013 году приступит к строительству ж/д в Афганистан Мазари-Шариф-Андхой
08:47  Путин и Назарбаев договорились по Байконуру... на уровне невнятного заявления
08:44  Central Asia Monitor: Перевод казахского языка на латиницу - медленно, но верно
08:40  Вице-премьер Оторбаев предложил бороться с кыргызским трайбализмом путем привлечения иностранных менеджеров по примеру Грузии
08:18  Д.Седов: Сложнейшая ситуация на Ближнем Востоке и международная ответственность Турции
08:16  С.Чериков: Революционный пафос госпожи Спратлен. Янки в "Дудле"?
08:14  М.Кыдыралиев: Страна.kg. Депутаты озаботились сексуально озабоченными гражданами
08:10  Н.Зубов: Иранские элиты вновь воюют открыто
08:08  М.Юсин: В роли "вашингтонского обкома" выступил Париж. Тунисские исламисты обвинили в бедах страны внешнего врага
08:03  М.Богданова: Прощай, Балхаш? Проблема трансграничных рек становится для Казахстана все более острой
08:00  Б.Нурмухамедов: Союз Казахстана и Узбекистана: миф или реальность? Патология пуповины
07:55  Ахмадинежад: "Вашингтон должен убрать дуло пистолета от лица иранского народа"
07:21  В.Катасонов: Мировые ростовщики давно уже возомнили себя богами. Параллельный финансовый мир. Ч. I-я
01:05  Дело пенсионера Лопатина. Заниматься наблюдением за звездами в Узбекистане смертельно опасно
00:56  Э.Кыштобаев: Инвестиции по-кыргызски. Вход - рубль, выход - без копейки
00:32  М.Тажин (госсекретарь РК): В чем же заключается наше видение нового Казахстана?
Воскресенье, 10.02.2013
15:48  Назначен новый командующий силами НАТО в Афганистане - американский генерал морской пехоты Джозеф Данфорд
14:49  Мертвого осла уши. Россия требует с Ливии компенсации в "возмещение ущерба"
11:56  "Известия": Каирским торговцам хочется, чтобы эта революция никогда не кончалась (репортаж с мест)
10:45  Казахстанский боксер Азат Махметов стал победителем "Мемориала Башкая" в Венгрии
10:42  Е.Иващенко: Кыргызстан и "кайрылманы". Сюда тоже "понаехали"
00:44  "Фабула": У нас хватает богачей, которые могут купить анклав Сох за 2 млрд. долларов, но...
00:43  Олжобай Шакир: Мы сами враги родного языка
00:40  У.Касыбеков: Кыргызстан. Болезнь переходит в хронический недуг
Суббота, 09.02.2013
16:59  Силовики на Петербургском рынке выловили несколько сотен исламистов-экстремистов
13:19  И.Дудка: Укрощение процентов. Откуда приходят в Киргизию деньги
12:56  Ю.Костенко: Кыргыз"Востокэлектро". Только ветер гудит в проводах…
11:42  Супермодель из Астаны Айгерим Кожахан (на фото) вошла в список самых красивых людей Востока по версии Top peoplе
10:20  "Къ": Пентагон хотел снабжать сирийских повстанцев оружием. Леон Панетта отчитался перед американскими сенаторами
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
Писатель Юрий Поляков: "Таланту научить нельзя. Талант – это озорной дар Бога"
09:41 11.02.2013

Писатель Юрий Поляков: "Таланту научить нельзя. Талант – это озорной дар Бога"
О новых списках литературы для школьников, чтении книг под одеялом и умении думать
В прямом эфире телеканала КП писатель Юрий Поляков обсуждает с нашими ведущими Еленой Хангой и Дарьей Завгородней, как заставить детей читать и о кризисе детской литературы.

Завгородняя:

- Здравствуйте, дорогие друзья. У нас сегодня программа "В гостях у Елены Ханги".

Ханга:

- Но ведет ее Дарья Завгородняя.

Завгородняя:

- Мы пригласили сегодня потрясающего интересного человека. Сегодня у нас в гостях главный редактор "Литературной газеты".

Ханга:

- Уже дальше можно не объяснять, кто это. Хотя мы скажем, что это писатель.

Завгородняя:

- Автор романов и особенно повестей очень симпатичных.

Ханга:

- Главное, мне этот человек нравится тем, что с ним можно поговорить абсолютно обо всем. Такой трезвый, нормальный, все понимающий, внимательно смотрит в глаза, когда с тобой разговаривает. Это тоже редко. Потому что сейчас все чаще приглашаешь гостя, а он в основном смотрит на себя. А вот этот человек, мне кажется, будет всем нам интересен.

Завгородняя:

- Так он же писатель.

Ханга:

- В студию заходит интересный мужчина, который еще и спортом занимается, судя по фигуре.

Поляков:

- Ну нет, так, физкультуркой. Включая беговые лыжи.

Завгородняя:

- Здравствуйте. У нас есть досье на героя.

Юрий Поляков – известный писатель, поэт, драматург, телеведущий. Кандидат филологических наук. Незаурядные творческие способности проявились еще в школе. Позже он прошел долгий путь от педагога до главного редактора "Литературной газеты", кем и является последние 11 лет. Автор широко известных произведений "ЧП районного масштаба" и "Сто дней до приказа". Написанные еще в начале 80-х, были опубликованы лишь во время перестройки. Автор слишком откровенно высказывался о дедовщине в советской армии и о комсомоле. Впоследствии по мотивам произведений были сняты одноименные фильмы. Поляков испытывал определенные трудности с советской цензурой. Однако негативно отзывался о распаде СССР: "Не стоит свобода слова разгрома страны, обобранных стариков, утраченных территорий", - рассказал писатель в интервью "Комсомольской правде". Свои наблюдения за жизнью современного общества Поляков описывает в увлекательных книгах "Демгородок", "Небо падших", "Грибной царь". Известен как телеведущий – с октября 2010 по июнь 2012-го вел итоговую программу "Контекст" на телеканале "Россия. Культуры". По итогам творческих конкурсов за 2011 год был удостоен премии города Москвы в области журналистики.

Ханга:

- Все правда?

Поляков:

- Ну, да.

Завгородняя:

- А вот мою любимую вещь – "Козленок в молоке" не упомянули.

Поляков:

- Там много чего не упомянули. Но это нормально. Все же нельзя упомянуть, правильно?

Завгородняя:

- Сегодня мы хотим с вами поговорить на такую тему, которая сейчас всех ужасно интересует в связи со всякими списками литературы. Не все у нас с ними спокойно. Началось все с того, что поменяли список литературы в школе. Ваш литературный талант обнаружила ваша школьная учительница?

Поляков:

- Да, Ирина Анатольевна Осокина.

Ханга:

- Как это получилось? Вы писали интересные сочинения?

Поляков:

- Ну да, конечно. Ведь вербальные способности так же, как и физические способности, музыкальные и прочие, театральные, они же очень рано обнаруживаются. Я сам потом работал учителем. Читаешь – один пишет сочинения, ну… А другой – раз, и ты чувствуешь, у него особое чувство слова.

Ханга:

- Ну не в первом же классе это понятно?

Поляков:

- Нет, не в первом. Но где-то уже классе в пятом-шестом просто она поняла, что у этого мальчика какое-то чувство слова есть. Ведь литературные способности – это прежде всего чувство слова. Если это есть – будет все остальное. Если этого нет, то вы понимаете.

Ханга:

- Это связано как-то с родителями? Может быть, родители занимаются с ребенком больше? Или ребенок любит читать? Этому можно научить?

Поляков:

- Таланту научить нельзя. Талант – это, как я в какой-то моей вещи сказал, "озорной дар Бога". Он или есть, или его нет. Человека можно сделать начитанным, сделать его широко образованным, полиглотом, с детства учить языкам. Но сделать человека талантливым невозможно. Я родился в рабочей семье. У нас в доме книг почти не было. Но тем не менее, я читать любил, я сам ходил в различные…

Ханга:

- Сейчас говорят: надо заставлять детей читать.

Поляков:

- Надо заставлять читать, если они не читают. Меня, например, заставляли не читать. Потому что мы жили в заводском общежитии, в маленькой комнате вчетвером. Родителям надо было вставать в семь часов на завод идти, а я книжку читал с фонарем под одеялом.

Завгородняя:

- Рисуется образ Ваньки Жукова, который при лучине…

Поляков:

- А почему нет? Кстати говоря, очень многие писатели вышли из народной гущи. Кстати говоря, писателю, в отличие от композитора, художника, здесь как раз важно родиться в такой семье, а как раз писателю полезнее родиться не в литературной семье.

Ханга:

- Почему?

Поляков:

- Объясню. Потому что в литературе очень важна, помимо вербальной чувствительности, еще широта социального зрения. А она обретается только тогда, когда ты поднимаешься сам снизу вверх. Ты пронизаешь все страты и собираешь весь их опыт. А какую страту может пронизать мальчик из профессорской семьи? Только до академиков подняться.

Ханга:

- Как заставить детей читать?

Поляков:

- Во-первых, надо самим читать. Потому что, когда не читают родители и не обсуждают дома книги, то дети не понимают, зачем это надо.

Ханга:

- Появились iPad. Если раньше мой ребенок читал с огромным удовольствием, потому что мы все дома читаем, с появлением iPad эту схватку мы проиграли. Мы же не комиксы заставляем детей читать, а какие-то…

Завгородняя:

- Гладкий текст и без картинок – тяжелейшее испытание.

Ханга:

- Что делать? Выбросить iPad тоже нельзя, потому что в школе как раз это обсуждают, а "Тимура и его команду" никто не обсуждает. Обсуждают Гарри Поттера. Есть такая книжка, но в iPad это гораздо проще посмотреть.

Поляков:

- Это проблема. У меня дочь как поступает с моими внуками. Она им разрешает какое-то количество времени играть взамен того, что в другое время они будут читать. И вот она с ними сидит. Мы хорошие книжки им подбираем – сказки, того же Гайдара, есть замечательные повести для детей XIX века писателей, ХХ века. Это сейчас у нас кризис детско-юношеской литературы. А столетие у нас была лучшая детско-юношеская литература.

Завгородняя:

- Что сейчас произошло? Почему кризис именно детской литературы? В связи с чем?

Поляков:

- Это связано прежде всего с тем, что в детскую литературу надо вкладывать средств гораздо больше, чем во взрослую.

Ханга:

- Почему?

Поляков:

- Потому что детский писатель – это вообще товар штучный. Найти писателя, который будет сочинять такие стихи, как Агния Барто, чтобы их потом все повторяли, это уникально, это особый дар. Этого человека надо найти, его надо раскрутить, ему надо помочь, ему надо заказать для начала. Сейчас же не заказывают детские книжки. Раньше заказывали.

Ханга:

- Драгунскому заказывали?

Поляков:

- Поначалу заказывали, конечно. И очень многие писатели по заказу. Но какому заказу. Ему не говорили: напиши про это, про это, про это. Ему просто давали под чернильницу договор. Помню, у меня в свое время был такой простой, мне позвонили из издательства "Детская литература", кстати, сейчас уже практически разгромленного, и говорят: вот исполняется 50 лет со дня введения маршальских званий. Не хочешь написать об этом? Да нет, не хочу. А потом подумал: чего не хочу? Про гражданскую войну так, чтобы детям было интересно, чтобы они поняли, какая была гражданская война. И я в 1988 году написал книжку про то, какая на самом деле была гражданская война. С чем сталкивались люди, с какими взглядами. Для подростков именно. Но мне дали под чернильницу. Сейчас не дают.

Ханга:

- А как продавалась книга?

Поляков:

- Нормально продавалась.

Ханга:

- Выгоднее писать для подростков или для взрослых?

Поляков:

- Вообще, конечно, если книга – попадание, как "Волшебник Изумрудного города", как "Незнайка", это выгоднее всего. Например, во многих странах, в частности, в Дании существует такой порядок. Там помимо того, что автор получает деньги за проданную книгу, это и у нас есть – роялти. Но там еще он получает от министерства культуры определенные отчисления за каждое востребование его книги в библиотеке. И там самые оплачиваемые в этом смысле – детские и юношеские писатели. Потому что их книги берут больше всего. Там есть один у них детский писатель датский, забыл, как его зовут, вот он у них получает такие деньги, что все взрослые писатели скрежещут от радости за него зубами.

Завгородняя:

- Я поняла, почему такое колоссальное количество переводных книг было на выставке Nonfiction по детской теме.

Поляков:

- Потому что проще заплатить две тысячи евро и купить права на переиздание какого-то зарубежного произведения, чем найти своего, заказать. Причем мы даже с тем, что у нас есть… Мы недавно присуждали премию Дельвига, у нас одну из медалей "Золотого Дельвига" и миллион рублей получила Мария Семенова – автор "Волкодава". Это наш ответ "Гарри Поттеру". Выяснилось, что это ее первая крупная премия. Она – наш лучший автор исторических фэнтези, потому что у нее фэнтези не от фонаря, как у большинства авторов фэнтези, а она специалист по праславянской истории. Она занимается реконструкцией, но так, что дети этого не понимают. Получая абсолютно реальную историческую картину. Она даже премий нормальных не получала.

Ханга:

- Вы говорите: найти автора, вырастить. А разве писатели не по призванию, не по зову души пишут для детей, для подростков?

Поляков:

- Конечно. Но дело в том, что прежде чем зов души ляжет на бумагу, а потом будет напечатан, человеку надо учиться. У нас почему-то думают, с легкой руки "Буккера" и так далее, что литературе не надо учиться. Раз ты по-русски говоришь и пишешь, значит, ты можешь быть писателем. Я дома, когда выпью, с удовольствием пою. Но мне в голову не приходит идти наниматься в Большой театр. В литературе то же самое. Этому надо учиться.

Завгородняя:

- На меня произвел неизгладимое впечатление ряд революционных преобразований в школьной программе. Изъяты Лесков, Куприн, Алексей Толстой. Шолоховский "Тихий Дон" представлен некоторыми избранными главами. Не объясняется – какими. Выкинули, что меня совершенно убили, Довлатова и Высоцкого в юбилейный для поэта год.

Ханга:

- Кто принимает решения, по какому принципу, чем они руководствуются?

Поляков:

- Мы в "Литературной газете" тоже об этом много писали. Мы первые написали об этой новой программе. Мне тоже это непонятно. У меня такое впечатление, что нашей системой образования уже давно руководят люди, которые, может, хороши в каких-то своих технических науках, но в гуманитарных науках они явно не рубят.

Завгородняя:

- Высоцкий – это ж не наука.

Поляков:

- Поэтому и хочется спросить, чем они это мотивировали.

Ханга:

- А Алексей Толстой?

Поляков:

- Его "Детство Никиты" - это одна из лучших книг о детстве в русской литературе. "Детство" Горького. Гарин-Михайловский. Это классика. Это должно быть обязательно. Или, например, там вставили новых писателей. Есть некоторые, которые просто вызывают изумление. Например, Асар Эппель. Я его знал хорошо, большинство писателей я знал. Но он никогда не был писателем даже второго ряда.

Завгородняя:

- Я в основном знаю его по толстым журналам как переводчика.

Поляков:

- Вот. Ну с какой стати? Или, понимаете, ведь в чем дело. Что должно входить в школьную программу. Во-первых, человек должен, его книги, он должен уже восприниматься обществом как классик. Пусть современный, но классик. Это первое.

Ханга:

- Мой муж, когда мы выбираем книжки ребенку, старается, если он не знает этих авторов, он всегда смотрит, жив автор или нет. Если он жив, он мне говорит: ты мне даже не рассказывай, сколько он переиздавался, знаем мы, как они переиздаются. А если этого человека уже давно нет, а он продолжает переиздаваться, то другая история.

Поляков:

- Правильно. Потому что классик – это просто перечитываемый писатель. Если писателя начинают перечитывать, без его давления, без его активных телевизионных накачек, значит он классик. Второе. Его книги должны соответствовать тому возрасту, которому предназначены. Например, мне в свое время очень нравилась книга "Остров Крым". Но ее нельзя включать в школьную программу, потому что она не для школьников.

Звонок, Юрий:

- Я хотел бы выразить большую благодарность Юрию. Мы одногодки. И все, о чем он говорит, о чем пишет, все мысли совпадают с моими. Я полностью с ним согласен. О Советском Союзе и о нашей Родине. Может быть, потому что одного образования, которое я получил в маленьком городке в городе Нелидове. Но образование было очень хорошее. Я не знаю, для чего затеяна вся эта пертурбация с образованием. Очень сложно детей научить читать. Сейчас идет пропаганда Пелевина, еще кого-то. Я не понимаю, для чего. Для чего человек пишет, для самовыражения? Я этого не понимаю. А вообще просто хотел выразить благодарность.

Поляков:

- Спасибо. Закончу мысль. Тот же Пелевин и Улицкая, которые вошли. "Зеленый шатер" и "Generation "П". Они хорошие писатели и книги эти любопытные. Пелевин мне больше нравится, чем Улицкая, но это мое личное мнение. Но те проблемы, которые поднимает Улицкая в "Зеленом шатре", а тем более те, которые поднимает Пелевин, они не для школьников.

Завгородняя:

- Люди такого возраста не поймут.

Поляков:

- Конечно! И, наконец, третье. Книги, которые включают в школьную программу, должны иметь воспитательные качества. Есть хорошие книги. Например, "Москва – Петушки". Замечательная книга, я ее знаю чуть ли не наизусть. Но представляете – ее включить в школьную программу. Это же анекдот. А вот именно следуя этому анекдоту, вот и…

Ханга:

- Вы говорите, что в "Литературной газете" много поднимали эту проблему. Вы ответы нашли? Вы обращались к министру?

Поляков:

- Мы обращались. Но у нас не принято вообще теперь прессе отвечать. У нас же начальство теперь такое, уж я не знаю, где они сидят – в Твиттере или еще где-то, но свобода слова закончилась тем, что ты можешь говорить все, что угодно, но у них свобода абсолютно тебе не отвечать. Так что свобода на свободу.

Звонок, Владимир:

- Здравствуйте. Почему классиков XIX-XX веков устраняют из школьной программы, а новых навязывают. Дело в том, что те классики учат человека думать. А, как правило, то, что учит думать, учит бороться. А сейчас борющиеся люди нам не нужны. Точнее, нашей власти. Тупыми проще управлять. Спасибо.

Завгородняя:

- Интересное мнение.

Поляков:

- Знаете, я вам хочу сказать, что тут действительно есть один удивительный парадокс. Советская власть, в которой я прожил половину жизни, она действительно была достаточно такая жесткая, она контролировала общественное сознание. Но при этом система образования была университетская. В том смысле, что давала систему знаний от начала и до какого-то… Человек мог самостоятельно оперировать, сравнивать, делать выводы. Она учила думать. Имея такую устаревшую еще в конце 20-х годов идеологию. Тем не менее, учила думать.

Сейчас у нас вроде полная свобода, у нас демократия. А тихонечко образование, особенно в гуманитарной сфере, переходит на так называемую "мозаичную" систему. Мозаичное мышление – первый признак шизофрении. Когда у человека нет в голове системы, а есть какие-то отрывочные знания, которые он не может сопоставить, он действительно открыт для манипуляций. Наш слушатель высказал это немножко в бойцовской форме, но по сути это верно. Носителями нынешнего образования, продуктами нынешнего образования действительно гораздо легче манипулировать, потому что им не с чем сравнить, они сами не умеют делать выводы.

Завгородняя:

- Матрица не выстраивается.

Звонок из Реутово:

- Хотела бы сказать о таком феномене. Порядочный человек обычно талантлив. Именно Юрий Поляков является порядочным и талантливым человеком. Если с чистым сердцем посмотреть на человека, всегда виден талантливый и честный человек. У Юрия Полякова прекрасные произведения, которые воодушевляют, помогают верить в добро и справедливость. Я считаю, что добро и справедливость победят.

Ханга:

- Замечательные слова. Не зря пришли к нам.

Поляков:

- Козьма Прутков сказал, что "поощрение необходимо поэту как канифоль смычку виртуоза". Это канифоль, спасибо.

Завгородняя:

- Юрий Поляков еще и очень остроумный человек. Я вспомнила повесть "Козленок в молоке", где описывается процесс создания писателя, для которого достаточно любого встречного переодеть в хороший костюм, научить определенным словам, дать в руки стопку чистой бумаги, изображающей роман, и вот готов гениальный писатель-деревенщик. Сейчас возможна такая кухня создания писателей?

Поляков:

- Не только возможна. То, что я в 1994 году давал как такой гротеск, когда писал роман, сейчас это просто стало нормой. И беспомощным текстам дают премии, издают эти книжки. Потом в недоумении читатели не могут понять: то ли они ничего не соображают, то ли…

Ханга:

- А судьи кто? Это же ваши коллеги сидят, наверное?

Поляков:

- Да, сидят коллеги. Писатель как устроен, который сидит в жюри. Он лучше даст премию графоману, чем своему сильному собрату. Потому что премия так или иначе, особенно в нынешней ситуации, усиливает писателя. Так я лучше усилю не конкурента - графомана усиливай, не усиливай, все равно толку не будет, - чем я усилю своего соперника. Писатели – люди-то… Тут немножко по-розовому взгляд на писателей. Писатели – еще тот народец.

Завгородняя:

- Вот нам все Юрий Поляков раскрыл.

Звонок, Владимир:

- У меня вопрос к Юрию Полякову. В школьные годы мне посчастливилось прочитать книгу Степанова "Порт-Артур".

Поляков:

- А продолжение прочитали – "Семья Звонарева"?

- Она на меня произвела огромное воспитательное воздействие. Нельзя ли эту книгу внести в список литературы для учащихся?

Ханга:

- Вы вообще можете влиять на этот список?

Поляков:

- Нет, мы не можем влиять на этот список. Потому что мы предлагали в "Литературной газете" свой список, мы его мотивировали. Нас даже в качестве экспертов не привлекли, хотя "ЛГ" - это детище Пушкина, 183 года нам. Крупнейшее культурологическое издание. Я не знаю, кто там эксперты. Вот я бы хотел, чтобы на будущее напечатали такой список и напечатали фамилии и фотографии этих людей, чтобы мы понимали, кто за этим стоит. А то ведь что происходит. В результате виновата как бы главная власть, которая к этому никакого отношения не имеет. Многие вещи решает среднее звено, которое, насвинячив, очень умело закрывается тенью кремлевской стены. За кремлевской стеной тоже не все правильно делают часто. Но то, что не они делают, зачем закрываться? Анонимность здесь очень подозрительна.

Ханга:

- В Америке есть общественная организация – родительский комитет. Вы можете сейчас прийти в наши книжные магазины и посмотреть детские книги переводные американские, и на них вот такая печать стоит, где написано "Одобрено родительским комитетом". И для меня это очень весомый маячок. Я знаю, что это не государство навязывает что-то, это не манипуляция моим сознанием. Вот родительский комитет одобрил. У нас имело бы смысл сделать такую организацию, которая бы рекомендовала к прочтению книги?

Поляков:

- Это как раз тот американский опыт, который надо перенимать. У нас получается, что мы у американцев перенимаем то, что не совсем обязательно перенимать, а вот то, что нужно немедленно перенимать, на это не обращают внимание. Это действительно должен быть серьезный экспертный совет с социальной выборкой.

Ханга:

- Есть у нас какие-то люди, которым я полностью доверяю, их мнению, я с ними советуюсь. Поскольку у меня к ним есть доступ, я могу с ними советоваться. А что делать людям, у которых нет доступа? А так опубликовать и сказать: это список от Полякова. А вот этот список от Быкова.

Поляков:

- Или от доктора Рошаля, например.

Звонок, Игорь Дмитриевич, Мытищи:

- Юрий Михайлович, я намного старше вас. Не буду говорить о власти, о политике. Но я хочу сказать, когда я давно ехал в электричке лет 40-50 назад, а потом ехал в метро, то я видел на скамейках в электричке и в метро читающих людей. Почти все были с книжками. Сейчас, когда я еду из Москвы в Мытищи, вижу единицы с книжками и большинство с конспектами. А с художественной литературой почти никого не вижу. Куда это девалось? Самое главное, куда девались те люди, которые раньше сидели в метро и читали? Это родители теперешних. Почему не учат? И второй вопрос. Была годовщина Сталинградской битвы. Один из ведущих "Комсомолки" сказал: Мамаевский курган. А вчера ОскАра Фельцмана у вас в эфире назвали Оскаром, видимо, по аналогии с премией Голливуда. Что это такое?

Поляков:

- Это, к сожалению, сейчас общее падение уровня телевизионных ведущих. Оно очевидно. Я тоже недавно услышал в одной серьезной политологической передаче, где перепутали публицисты 30-х годов Михаила Кольцова с поэтом Кольцовым. Это бывает. Что касается чтения. Тут у меня сложное отношение. Не надо забывать, что советская цивилизация была такая достаточно спокойная. Жизнь человека была размеренной. Он знал, что у него будет. Что зарплата есть – она будет, если ты не будешь плохо себя вести, то все будет нормально. Поэтому было гораздо больше времени на чтение, на самообразование. У нас эсперанто учили люди. Зачем? Время есть, мозги развивали. Сейчас найди человека, который просто так будет учить эсперанто. Сейчас люди за жизнь борются, и на чтение остается меньше времени. И главное – сил. Я сам иногда из редакции прихожу, я уже ничего не понимаю. Не то что читать, я даже телевизор смотреть не могу.

Завгородняя:

- Так Юрий Поляков и не выучил эсперанто.

Поляков:

- Не выучил, хотя пытался. Ну вот, но есть и другой момент. Он, конечно, связан с тем, что тогда чтение было модным. Это была мода, которая довольно элегантно навязывалась властью, государством. Я помню, как мы спорили по поводу "Алмазного моего венца" Катаева, кто есть кто. Я был студент-филолог, там все девушки были мои. Потому что я знал, кто такой королевич, кто такой колченогий.

Ханга:

- Вы думаете, что навязывала власть?

Поляков:

- Конечно! Точнее, государство. Вот телевизор. Постоянно там были писатели. Были литературные вечера в Останкино, были просто встречи с писателями, были поэтические вечера. Писатели за счет своих союзов, но деньги были общие…

Завгородняя:

- Ираклий Андроников один чего стоил.

Поляков:

- Писатели ездили по всей стране, встречались. Я сам, когда был поэтом, объездил полстраны. Я приезжал в колхоз, там собирали в обеденный перерыв, мы читали стихи про любовь, и там все были счастливы. Потому что к ним приехали поэты, они читают стихи про любовь, про дружбу. И это делало государство.

Завгородняя:

- У нас звонок.

Нонна:

- Я бы хотела поделиться своим мнением о том, что действительно очень мало сейчас читают книги. Я своего сына приучила читать книги, наверное, с рождения. В год я выписала "Веселые картинки". Эту подписку я до сих пор храню. Начал разговаривать, выговаривать слова по этой книжке. Я не могла уложить его спать, пока не почитаю ему книжку. До сих пор любовь к книгам у него сохранилась, она ему помогла в жизни. Ему сейчас 29 лет, он прекрасно устроился на работу, хорошо составляет деловые письма. Мне очень приятна ваша беседа.

Ханга:

- Помните, дети собирали макулатуру, взрослые тоже собирали макулатуру с тем, чтобы получить книгу.

Поляков:

- А книгообменник? Когда можно было поменять. Мой сборник прозы "Сто дней до приказа" стоял в самой высшей категории. На него можно было выменять все.

Ханга:

- А сейчас можете себе представить ситуацию, при которой люди будут собирать книги?

Поляков:

- Но тогда была ситуация книжного дефицита. Сейчас ситуация не просто книжного изобилия, а книжного замусоривания. Потому что из тех сотен и тысяч названий, которые стоят, книгами по сути является, может быть, каждая десятая. Я беру художественную литературу. Девять из них – это просто обложки. Когда у автора 150 детективов, они все примерно об одном и то же, понятно, что это обложка. Великий Богомолов за свою жизнь написал один детектив – "Момент истины. В августе 44-го". Но эта книга издана 130 раз на сегодня. А это торговля обложками. Поэтому людям очень трудно выбрать хорошую книгу. Почему пропадает чтение? Вот сейчас премии тоже сбивают. Дали Гранину "Большую книгу" за замечательное произведение "Мой лейтенант". Это колоссальный прорыв. Но до этого было несколько лет, когда давали таким авторам, которых дочитать невозможно. Мне звонили мои друзья – не литераторы, и они говорили: я не понимаю, наверное, просто у меня уже башка не соображает, я читаю и не могу понять. Но поскольку дали "Большую книгу", значит я… Не волнуйся, это не ты, это "Большая книга" что-то… Вот это сбивает с толку.

Ханга:

- И вместе с тем, книжные магазины забиты. Некоторые магазины до часа ночи работает.

Поляков:

- Это и говорит о том, что интерес есть, только надо дать ориентир. Потому что телевизор перестал ориентировать. У нас на центральных каналах практически нет ни одной передачи, посвященной книгам.

Ханга:

- А почему вы не вышли с предложением?

Завгородняя:

- Да и людей в очках мало.

Поляков:

- Я выходил неоднократно.

Ханга:

- И что вам говорили?

Поляков:

- Мне говорили, что это прекрасная идея, они счастливы, что с этой идеей вышел, и что мне обязательно перезвонят. И все. На этом все заканчивалось.

Ханга:

- Как вы думаете, почему? Они же тоже понимают, что если это интересно, будет большой рейтинг, будет реклама.

Поляков:

- Поначалу эта передача может и не иметь такой уж большой рейтинг. Но дело в том, что не все, что показывают, должно определяться рейтингом. Я всегда спрашиваю: почему так важен рейтинг? Говорят: потому что тогда реклама идет. Реклама – это деньги. А куда эти деньги идут, заработанные на телевизионной рекламе? Они что, идут на содержание детских домов, на одиноких матерей, на издание хороших книг, которые не могут иметь коммерческого успеха? Нет, они идут на зарплату телевизионному сообществу. Ну и радуйтесь, что у вас под Останкино только хорошие автомобили стоят. Но какое это имеет отношение к нашим цивилизационным задачам? Никакого.

Зоя Петровна:

- Я хочу обратиться к замечательному писателю, которого очень уважаю. Я – библиотекарь из Ростова-на-Дону. У меня сын недавно после института служил в армии, в ракетных войсках стратегического назначения. У них на боевых дежурствах есть библиотечки. И в каждую посылку я ему вкладывала книжечки. В одну из посылок положила книжку Полякова "Сто дней до приказа". Когда он вернулся из армии, он сказал: эта книга мне очень понравилась. А у тебя есть в библиотеке еще книги этого писателя? Он решил все перечитать. Хочу поблагодарить Юрия Михайлович за его творчество. Его книги пользуются большой популярностью.

Ханга:

- Помните, вы рассказывали, что авторские надо еще выплачивать за библиотечные.

Поляков:

- Когда я был заместителем председателя совета при министре обороны, еще при Иванове стал, потом попал в руки нынешнего бывшего министра, я выступил с идеей – сто книг для гарнизонной библиотеки. Потому что, когда я служил в армии, у нас была такая библиотека в гарнизоне, что я прочитал там то, что я в Москве, студент-филолог, не мог достать. На ура приняли и пригласили потом на заседание утверждать список. Я так скромно слежу: а где же мои "Сто дней до приказа"? Нет. Рыбаков есть – "Кортик". "Ночевала тучка золотая" Приставкина есть. А "Сто дней до приказа" - нет. Фактически единственная повесть о современной армии, достаточно острая. Я встаю и спрашиваю заместителя министра, который этим занимается: а чего нет книги? Он мне ответил: Юрий Михайлович, вы как ребенок, вы же знаете, как сложно в армии относятся к вашей повести. Я говорю: боже мой, прошло тридцать лет, как я ее написал, прошло 22 года, как я ее опубликовал, мы живем в другой стране, с другим строем. Говорю: а как вы к "Подеинку" Куприна? Тоже все еще сложно относитесь?

Завгородняя:

- Если портянки отменили только вот-вот…

Поляков:

- Я вам хочу сказать, что портянка… Я, как человек, служивший в армии. Носок у вас после первого кросса полетит, даже самый хороший. А портянка выдерживает любой кросс. Тут еще неизвестно.

Ханга:

- А потом вы удивляетесь, что ваши книги не в списках.

Завгородняя:

- Какова будет судьба бумажных СМИ?

Поляков:

- Какая разница? Текст выдавливается на глине, высекается в камне, на вощеной дощечке пишется, на папирусе.

Ханга:

- А запах, шуршание?

Поляков:

- А это останется для гурманов. Будет прилагаться хорошая сигара, если нас еще не будут сажать за курение к тому времени. Будет прилагаться специальное кресло. И ты будешь с треском разворачивать "Литературную газету", вдыхать этот аромат краски. Это будет кайф для интеллектуалов. Абсолютно не важно, какой носитель. Мое поколение, конечно, так и останется приверженцем бумажной прессы. Мне всегда приятно читать книгу, газету. А уже мои внуки все с планшетами.

Ханга:

- Новости уже читаете не в газетах.

Поляков:

- Конечно. Но статью хорошую аналитическую мне приятнее прочитать в газете. А уж очень литературную – тем более.

Завгородняя:

- У нас звонок.

Николай Владимирович, Калининград:

- Добрый вечер. У меня короткий вопрос. В свое время прочитал повесть "Демгородок". Он там высказал определенную концепцию. С тех пор она изменилась?

Поляков:

- Это такая антиутопия, где я описываю, как в России пришел к власти диктатор и всех устроителей смуты начала 90-х посадил в садово-огородное товарищество. Я бы и сегодня некоторых устроителей смуты 1991 года посадил туда. Пусть выращивают морковку, а не рулят тем, чем не надо.

Завгородняя:

- У нас сегодня в гостях был Юрий Поляков!

Ханга:

- Спасибо за все ваши звонки. Народная любовь.

Поляков:

- Надеюсь и в дальнейшем оправдать ваше читательское доверие.

Видео эфира смотрите на сайте телеканала КП

Источник - Комсомольская правда
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1360561260
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Елбасы принял президента АОО "Назарбаев Университет" Шигео Катсу
- Сенаторы в первом чтении одобрили законопроект по усилению социальной защиты граждан
- Нурлан Нигматулин принял Генерального секретаря ТюркПА
- Выступление Спикера Сената Маулена Ашимбаева на Евразийском Медиа Форуме
- А. Мамин проинспектировал инфраструктурное развитие г. Алматы
- Министра Цоя не взяли бы в стахановцы
- В Мажилисе презентован законопроект, направленный на обеспечение равного доступа предпринимателей к мерам господдержки
- Кадровые перестановки
- Крымбек Кушербаев провел очередное заседание Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх