КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Вторник, 05.03.2013
22:42  Л.Люлько: Папуасы настаивают на независимости
22:39  У Ким Чен Ына родилась дочь
22:27  А.Евстратов: Шииты Бахрейна – угнетенное большинство
20:56  Завтра в Джалал-Абаде начнется бессрочный митинг за роспуск парламента Киргизии
20:32  Казахстанский "Барыс" не смог пробиться в 1/4 финала Кубка Гагарина по хоккею
19:48  В.Степаненко: Европа vs Азиопа - qui prodest?
19:35  Guardian: Меньше всего сирийцы нуждаются в дополнительном оружии для какой-либо из сторон

19:29  "Zaman": Ислам – это культура?
19:23  Э.Ханымамедов: Размышления о Сталине человека родившегося в Средней Азии
17:31  "Известия": Китай увеличит военный бюджет за счет предметов роскоши
17:14  Губернатор Кузбасса Аман Тулеев подарил квартиру и вручил орден Эльмире Абдразаковой -"Мисс Россия-2013"
17:12  К.Тогузбаев: Мусульманок Казахстана призывают не превращать хиджаб в "догму"
17:09  Д.Минин: Возвращение империй. Современные империи на Востоке (продолжение)
17:02  Кабинет министров Молдавии (В.Филата) отправлен в отставку
16:35  В Ираке расстреляли 48 раненых и безоружных сирийских солдат
14:25  Готовы ли казахстанцы к отмене смертной казни? (экспертные мнения)
13:22  Не квасить! "Россельхознадзор" массово уничтожает в Новосибирске китайскую капусту, завезенную из Казахстана
13:18  Л.Радзиховский: Тщета. Есть в Китае такой институт - Hurun research inst...
13:10  "Власть": Миграционный бухучет. Россия - страна с самыми выгодными условиями для перевода рабочими мигрантами заработанного на родину
13:00  Золотой голос! Казахская певица Анар Айтжанова (фото) прикупила квартиру в самом дорогом доме в мире
12:56  "Мисс Россия-2013" Эльмиру Абдразакову затравили за кровь и внешность...
12:23  Zhaikmunai завершила сделку по покупке за $16 млн трех нефтегазовых месторождений в Западном Казахстане
12:13  Спецслужбы Франции и Турции планировали(ют) покушение на президента Сирии
11:58  В Кыргызстане на сей момент действует 2.864 религиозных организации, из них 2.393 - легально
11:25  Вкусно живут. Представитель США в ООН обвинил коллег в пьянстве и... расходовании $2,7 млрд на "спец-полит-миссии" в Афгане, Ираке Ливии, Сирии и т.п.
11:11  Путин подписал указ о порядке работы с интернет-петициями
10:59  Х.Одинаев: Таджики-скитальцы, или Манкурты поневоле…
10:41  Бишкек. Открытые дебаты "Фунционирование Транзитного центра "Манас" противоречит национальным интересам КР" (анонс, сегодня)
10:13  В.Курчатов: "Кумторские" муки Киргизии. Их волнуют не инвестиции, а личное обогащение
10:12  "Казатомпром" реализует все непрофильные активы до конца 2013 года
09:46  М.Утюров: КырЭкономика. Все по уши в грязи, кроме Атамбаева
09:26  Yomiuri: Китай и Индийский океан - расширение влияния заставляет регион вооружаться
08:46  С.Арис: Управляя Центральной Азией - тактика России
08:33  Е.Черненко: Столкновение национальных интернетов. Америка грозит государствам-киберагрессорам торговыми санкциями
08:28  В Казахстане запускают веб-портал "Молодежная биржа труда"
08:20  Д.Кучера: На Капитолийском холме обхаживают Каримова
01:22  В первом Мангистауском конкурсе "Краса таможни–2013" победила Баян Исмаганбетова (фото)
00:37  Т.Ибраимов: Новая элита нужна Кыргызстану как воздух. Часть I
00:28  Казахстанский историк Владимир Осколков разгадал тайну могилы Чингисхана
00:26  Contur.kz: "Сладкая" женщина – мечта акима
00:18  Узбекские женщины покупают кыргызские паспорта для выезда за рубеж - депутат Кадыралиева
00:13  М.Чернов: Кавказ, Каспий и Средняя Азия связаны... войной
Понедельник, 04.03.2013
23:05  В столице Бангладеш совершено покушение на президента Индии Прахаба Мухерджи
23:00  Уволен редактор радиостанции "Коммерсантъ FM"
22:21  В казахстанском Таразе объявили голодовку строители - они возводили дом по госпрограмме
22:07  В Афганистане нашли живым советского солдата-узбека, пропавшего 33 года назад. Теперь он Шейх Абдулла
21:34  Мини-халифат? Арабские доноры выделят $9 млн на развитие трех районов Чуйской области
21:17  Чешский парламент вынес импичмент президенту Клаусу, обвинив в государственной измене
19:22  Разгадка детективной истории в Мангистау - найден труп девушки
10:53  Любовь в чужом городе. Как выглядит мигрантское счастье в Москве (фото)
07:20  Э.Бабаян: Удастся ли смертельным "друзьям" Сирии вонзить "суннитское жало" в бок Ирана?
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    Казахстан   | 
Готовы ли казахстанцы к отмене смертной казни? (экспертные мнения)
14:25 05.03.2013

Мнения экспертов: Готовы ли мы к отмене смертной казни?

По экспертным оценкам, в новой редакции Уголовного кодекса РК увеличивается количество статей, по которым возможны приговоры к высшей мере наказания, что абсолютно не согласуется с международными обязательствами и стратегическим приоритетом по поэтапной отмене смертной казни, провозглашенным в Концепции правовой политики РК. В этой связи в Мажилисе Парламента состоялся экспертный диалог по возможному сокращению масштабов применения смертной казни в новой редакции Уголовного кодекса. До введения моратория на исполнение смертной казни, в Казахстане были исполнены 536 приговоров о смертной казни. Последнее приведение приговора в исполнение состоялось в 2003 году до подписания Президентом Указа о введении моратория. С тех пор ни один приговор о смертной казни исполнен не был. Сегодня в Казахстане порядка ста лиц отбывают наказание в виде пожизненного лишения свободы. Все эти вопросы требуют особого внимания. Необходимо иметь серьезную программу по работе с такими осужденными. Иначе ни сами осужденные, ни общество не будет готово к их освобождению, которое гипотетически может начаться уже в 2025 году, так как это наказание начало применяться с 2000 года, считают участники астанинской встречи.

Рахмет Мукашев, председатель Комитета по законодательству и судебно-правовой реформе Мажилиса Парламента РК

Последние полвека во всем мире наблюдается тенденция к отмене смертной казни и ограничение сферы ее применения. Сегодня смертная казнь сохраняется только в пяти государствах – в Китае, Иране, Пакистане, Саудовской Аравии и США. В этих странах зарегистрировано 93 процента фактов смертной казни. В других странах мира смертная казнь если и существует законодательно то, как правило, не реализуется на деле.

Казахстан не стал исключением общемирового тренда. Начиная с декабря 2003 года, у нас действует мораторий на исполнение смертной казни. То есть уже почти десять лет этот вид наказания не применяется на практике в нашей стране. Глава государства четко обозначил курс на поэтапное сокращение использования смертной казни вплоть до ее окончательной отмены.

В этой связи сегодня, согласно Концепции правового развития Республики Казахстан нужно тщательно проработать вопрос использования этого вида наказания в новом Уголовном кодексе, который уже подготовлен и обсуждается по главам, по разделам и по отдельным пунктам. Следует свести количество норм, где предусмотрена смертная казнь, к минимуму.

В то же время настала пора задуматься над альтернативами смертной казни, которую мы используем. В Казахстане такой альтернативой является пожизненное лишение свободы. Сегодня в местах лишения свободы данный вид наказания отбывает более ста человек. Правозащитных контекстов в связи с отбытием этими лицами наказания в виде пожизненного лишения свободы много. Настало время решить, каковы цель и суть их наказаний. Необходимо тщательно вести работу по реабилитации таких осужденных, психологической оценки их поведения. Кто-то из них получит право на условно-досрочное освобождение, кто-то нет. Однако право апеллировать на УДО имеют все без исключения. Поэтому необходимо, на наш взгляд, начать подготовку осужденных к этому вопросу.

Другой контекст этой проблемы – для 27 человек, которые права на УДО не имеют, смертная казнь была заменена пожизненным лишением свободы. Этот вопрос неоднократно поднимался, многие эксперты-юристы соглашаются, что действующая норма в Уголовном кодексе дискриминационная, поэтому сейчас в связи с новой редакцией УК настало время обсудить эти вопросы и по возможности с учетом нынешнего времени выработать конкретные предложения.

Вопрос о том, что происходит с наиболее серьезными преступлениями, и как выглядят наши самые суровые наказания, имеет в целом принципиальное значение для всей системы наказания. Надо отметить, что данный вопрос – ключевой для новой редакции УК, поэтому отрадно, что дискуссия в отношении нового кодекса, пока еще не формальная, которая прошла в стенах Мажилиса, началась с вопроса о смертной казни. Нам будут полезны все рекомендации.

Моряк Шегенов, судья Верховного суда РК

Верховный суд провел обобщение судебной практики по назначению наказания в виде смертной казни и пожизненного лишения свободы. Анализ показал, что уже в первые годы после обретения независимости, с началом правовой реформы в Казахстане одновременно был обозначен курс на поэтапную отмену смертной казни. Вначале законодательно была отменена смертная казнь за хищение, фальшивомонетничество, нарушение правил валютных операций. Позднее отказались от применения смертной казни за бандитизм, организацию массовых беспорядков в исправительных учреждениях, изнасилование и получение взятки. Суть данного направления состоит в сокращении количества норм в уголовном законодательстве, предусматривающих смертную казнь.

Так, по сравнению с Уголовным кодексом Казахской ССР, в Уголовном кодексе Республики Казахстан от 1997 года количество статей, предусматривающих смертную казнь, уменьшилось практически вдвое. Значительно сокращено количество статей, предусматривающих высшую меру наказания, в действующем УК. Если в УК Казахской ССР их было 58, то в УК суверенного Казахстана их количество вначале сократилось до 39, а к 2013 году – до 10.

Указом Президента от 17 декабря 2003 года, в качестве очередного шага к дальнейшему ограничению применения исключительной меры наказания был выбран мораторий на исполнение смертной казни. И она фактически не исполняется с 2004 года, что является свидетельством приверженности нашего государства международным стандартам в области прав человека и приобщения к прогрессивным мировым правозащитным движениям.

Затем в нашем УК смертная казнь – расстрел, как исключительная мера наказания была установлена за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей, а также за особо тяжкие преступления, совершенные в военное время, с предоставлением приговоренному права ходатайствовать о помиловании. Смертная казнь не назначается женщинам и лицам, совершившим преступления в возрасте до 18 лет и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора 65-летнего возраста.

Приведение Президентом моратория на исполнение приговора о смертной казни приостанавливается на время действия моратория. Приговор о смертной казни приводится в исполнение не ранее, чем по истечении одного года с момента вступления в силу, а также не ранее, чем по истечении одного года после отмены моратория на исполнение смертной казни.

Смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок 25 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Лица, приговоренные к смертной казни, в случае отмены моратория на исполнение, имеют право ходатайствовать о помиловании, независимо от того, ходатайствовали ли об этом до введения моратория или нет.

В УК предусматривается в особом случае неприменение смертной казни, если истек срок давности привлечения к уголовной ответственности и срок давности исполнения обвинительного приговора. Применяя смертную казнь, суд должен руководствоваться общим началом назначения наказания.

В Нормативном постановлении Верховного суда от 30 апреля 1999 года (с изменениями, дополнениями) о соблюдении судами законности при назначении уголовного наказания, указывается, что смертная казнь является исключительной мерой наказания и уголовный закон допускает, а не требует его применения за совершение особо тяжких преступлений. В предусмотренных законом случаях, смертная казнь может применяться лишь тогда, когда необходимость ее назначения обусловлена особыми обстоятельствами, отягчающими ответственность и наряду с этим исключительную опасность лица, совершившего особо тяжкое преступление.

По данным Верховного суда (более реальные данные в Генпрокуратуре), за последние пять лет осуждено к смертной казни: в 2002 году – 22 лица, в 2003 году – 17, в 2004 – 1, в 2005 – 2 и в 2006 – 3. Все они осуждены к смертной казни за совершение убийства при отягчающих обстоятельствах, то есть за особо опасные преступления со смертельным исходом, убийство двух и более лиц.

В 2005 году к пожизненному лишению свободы осуждены 10 лиц, в 2006 – 5, 2007 – 9, 2008 – 13, 2009 – 6, 2010 – 5, 2011 – 10, 2012 – 9.

Как я уже отметил, с 2004 года вынесенный приговор о смертной казни не исполняется, в 2003-м указом Президента объявлен мораторий и с этого момента смертная казнь судами нашей страны не назначается. Как вы знаете, в УК предусмотрен альтернативный вид наказания – пожизненное лишение свободы за особо тяжкие преступления, за террористические преступления, за преступления, совершенные в военное время, сопряженные с гибелью людей. Такие преступления не рассматривались судами, то есть они не совершались.

Верховный суд неоднократно озвучивал свою позицию о целесообразности дальнейшего сужения сферы применения смертной казни вплоть до полной ее отмены.

Евгений Жовтис, председатель Совета Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности, эксперт Общественного фонда "Хартия за права человека"

Я не собираюсь говорить о сокращении применения смертной казни в нашем уголовном законодательстве или подробно анализировать те статьи проекта нового Уголовного кодекса, где она упоминается, а попробую еще раз призвать к ее полной отмене и аргументировать свою позицию.

В пояснительной записке к проекту нового Уголовного кодекса ничего не говорится о том, почему смертная казнь сохраняется в нашем уголовном законодательстве, несмотря на действие моратория на исполнение приговоров к смертной казни и целый ряд деклараций руководства нашей страны о ее поэтапной полной отмене, что, очевидно, предусматривает ее исключение из Уголовного кодекса.

На протяжении почти двадцати лет казахстанские правозащитники, так же, впрочем, как и многие зарубежные и международные организации, призывали власти ряда государств, в том числе и Казахстана, к отмене смертной казни и ратификации Второго факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, направленного на отмену смертной казни. Эти усилия не прошли даром.

По состоянию на 11 февраля 2013 года, 75 государств ратифицировали или присоединились к этому международному договору по правам человека, в том числе наши соседи по бывшему Советскому Союзу – Азербайджан, Грузия, Кыргызстан, Литва, Молдова, Туркменистан, Украина, Узбекистан, Эстония. При этом за эти же последние двадцать лет около 50 государств отменили смертную казнь, и на настоящий момент 97 государств мира запретили ее за все преступления. Восемь государств сохраняют ее за особо тяжкие преступления, совершенные в военное время, а 36 – объявили мораторий либо на вынесение приговоров к смертной казни, либо на их исполнение, в том числе Таджикистан и Россия. То есть 141 государство, или более двух трети государств мира не применяют смертную казнь в законодательстве или на практике. И еще в 10 государствах за последние 10 лет никого не казнили. Единственное государство на постсоветском пространстве, где до сих пор сохраняется смертная казнь и в законодательстве, и на практике – это Беларусь.

Эти международные тенденции не оставляют сомнений в том, куда движется мир, и непонятно, почему наша страна так упорно держится за этот не соответствующий принципам современной уголовной политики правовой институт. На определенном этапе складывалось впечатление, что, придерживаясь общепризнанного международного курса, Казахстан проводит политику поэтапной отмены смертной казни, о чем уже выше сказали, поэтому не буду повторяться.

В рамках выбранного подхода к постепенному решению вопроса отмены смертной казни Казахстан присоединился к Заявлению Европейского Союза об отмене смертной казни, сделанному на 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 19 декабря 2006 г., а также поддержал резолюцию 62-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН "Мораторий на высшую меру наказания с дальнейшим рассмотрением возможности отмены смертной казни", одобренную 18 декабря 2007 г.

В ноябре 2005 г. Казахстаном был ратифицирован Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП) и к концу 2007 году в повестку дня встал вопрос, связанный с ратификацией Второго Факультативного протокола к МПГПП, направленного на отмену смертной казни, который так и не был решен.И с того времени, в течение более пяти лет, налицо два принципиально различных подхода.

Первый. Формальное приведение уголовного и уголовно-процессуального законодательства в соответствие с изменениями, внесенными в Конституцию РК в мае 2007 г., и, таким образом, создание очевидных препятствий в ратификации Второго Факультативного протокола к МПГПП, направленного на отмену смертной казни.

Второй. Полное исключение такого вида наказания, как смертная казнь, из уголовного законодательства РК и, таким образом, устранение любых препятствий в ратификации Второго Факультативного протокола к МПГПП, направленного на отмену смертной казни, причем без оговорок.

Первый подход и реализуется в настоящее время. Подобные различия связаны с тем, что внесенные в мае 2007 г. поправки в ст.15 Конституции, несмотря на определенный прогресс в вопросе поэтапной отмены смертной казни, являлись, по нашему мнению, все же половинчатыми и не вполне последовательными. Не буду снова излагать все аргументы в пользу отмены смертной казни, но попробую ответить на два ключевых аргумента в пользу сохранения в Уголовном кодексе РК такого вида уголовного наказания.

Первый – это то, что формулировка конституционной нормы в п. 2 ст. 15 Конституции: "Никто не вправе произвольно лишать человека жизни. Смертная казнь устанавливается законом как исключительная мера наказания за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей, а также за особо тяжкие преступления, совершенные в военное время, с предоставлением приговоренному права ходатайствовать о помиловании" не дает возможности исключить смертную казнь из уголовного закона.

Я не согласен с такой интерпретацией этой конституционной нормы. С моей точки зрения, данную формулировку надо понимать не как императивное установление смертной казни за указанные преступления, а как определение процедуры – "устанавливается законом", и как ограничение сферы применения – "за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей, а также за особо тяжкие преступления, совершенные в военное время". То есть Конституция не содержит нормы об обязательном закреплении в уголовном законе такой меры наказания как смертная казнь за террористические и военные преступления, а лишь закрепляет обязательность установления такой меры наказания исключительно законом, и строго определяет сферу возможного применения только за указанные в Конституции преступления. Эти рассуждения подтверждаются и тем, что всех случаях совершения указанных преступлений уголовное законодательство предусматривает альтернативные меры наказания, в том числе пожизненное лишение свободы.

В связи с этой позицией, неоднократно изложенной на заседаниях Межведомственной комиссии по гуманитарному праву и Комиссии по изучению вопроса об отмене смертной казни, мне представляется совершенно обоснованным тезис о том, что конституционная новелла определила максимально допустимые пределы возможного применения смертной казни, но не предусматривает ее применение в качестве обязательного условия при приведении уголовного законодательства в соответствие с Конституцией. То есть, отсутствие в уголовном законе такой меры наказания как смертная казнь, в том числе за указанные преступления, не будет противоречить Конституции РК, тем более, если рассматривать конституционные нормы в их внутренней взаимосвязи, например, имея в виду п.1 ст.1 Конституции: "Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы". Таким образом, на мой взгляд, исключение из уголовного закона такой меры наказания как смертная казнь, с одной стороны, не будет противоречить Конституции, а с другой – снимет все препятствия в отношении ратификации Второго Факультативного протокола к МПГПП.

Второй аргумент касается обоснованности применения смертной казни за особо тяжкие преступления террористического и военного характера. Возражая против этих доводов, хочу привлечь внимание к тому, что мировое сообщество действительно признает акты терроризма или ведения агрессивной войны как серьезную угрозу международному правопорядку и интересам всего человечества. Тем не менее, ни в одном из принятых по этому поводу решений Совета Безопасности ООН, конвенций ООН и других международных документах, принятых международными организациями и направленных на борьбу с терроризмом, нет даже упоминания о возможности применения смертной казни за террористические преступления.

Ни одно из государств-участников Второго Факультативного протокола к МПГПП, в том числе подвергшихся террористическим атакам (Великобритания, Испания и др.), не ставило вопрос о пересмотре этого международного договора. Аналогично ни одно из государств-участников, подвергшихся террористическим атакам, не ставило вопрос о внесении изменений в свое уголовное законодательство и восстановлении в нем такой меры наказания.

Наконец, нужно обратить внимание на то, что террористические преступления в 21 веке в значительной степени приобрели международный характер и необходимо посмотреть на международную практику в этом вопросе. Согласно принятому в 1998 г. и вступившему в силу в 2002 г. Римскому Статуту Международного Уголовного Суда, п. 1. ст. 5: "Юрисдикция Суда ограничивается самыми серьезными преступлениями, вызывающими озабоченность всего международного сообщества. В соответствии с настоящим Статутом Суд обладает юрисдикцией в отношении следующих преступлений: преступление геноцида, преступления против человечности, военные преступления, преступление агрессии". То есть, Международный Уголовный Суд рассматривает дела о самых серьезных преступлениях, зачастую имеющих международный характер и характеризующихся гибелью большого количества людей.

Тем не менее, согласно ст. 77 Римского Статута Международного Уголовного Суда "… Суд может назначить одну из следующих мер наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления, предусмотренного в статье 5 настоящего Статута:

a) лишение свободы на определенный срок, исчисляемый в количестве лет, которое не превышает максимального количества в 30 лет, или

b) пожизненное лишение свободы в тех случаях, когда это оправдано исключительно тяжким характером преступления и индивидуальными обстоятельствами лица, признанного виновным в его совершении…". То есть наиболее строгим видом наказания за особо тяжкие преступления, имеющие международный характер и характеризующиеся гибелью (иногда массовой) людей, является пожизненное лишение свободы.

В Римском Статуте Международного Уголовного Суда, ратифицированном более чем 100 государствами, нашла свое отражение международная тенденция безусловной и полной отмены смертной казни, в том числе за наиболее серьезные преступления, вызывающие озабоченность мирового сообщества.

Несколько слов о вызывающих сомнение основаниях применения смертной казни за ряд преступлений военного характера. Например, спорным является отнесение к преступлениям военного характера в военное время планирования, подготовки, развязывания или ведения агрессивной войны. Эта формулировка скорее относится к преступлению агрессии. Неправомерным и несоответствующим интерпретации в международном праве понятия "особо тяжкое преступление", за которое может быть установлена такая мера наказания, как смертная казнь, является сохранение, согласно проекту нового УК РК, смертной казни за государственную измену, даже и во время войны, поскольку здесь нет прямого умысла на убийство и нет непосредственно наступивших тяжких последствий в виде лишения жизни.

Это же замечание относится и к сохранению смертной казни за неповиновение или неисполнение приказа, сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей, насильственные действия в отношении начальника, дезертирство, уклонение от военной службы путем членовредительства или иным способом, нарушение правил несения боевого дежурства, сдача или оставление противнику средств ведения войны. Недостаточно указать в уголовном законе, что смертная казнь за эти преступления назначается только, если они совершены в военное время. В соответствии с современной интерпретацией понятия "особо тяжкие преступления", за которые может быть назначена смертная казнь (в том случае, если она полностью не отменена в данной стране), необходим прямой умысел на убийство и наступление тяжких последствий в виде лишения человека жизни. Перечисленные выше преступления этим требованиям не соответствуют.

Призываю решить вопрос о полной отмене смертной казни в уголовном законодательстве Казахстана.

Каирбек Сулейменов, депутат Мажилиса РК

Я обладаю (может быть, к сожалению), большим опытом по участию в расследовании такого рода преступлений, где общество однозначно высказывалось за применение смертной казни. Как говорится, знание умножает печаль. Поэтому я пессимист в вопросах перспективы полной отмены смертной казни. Тем не менее, нам надо быть реалистами, тенденция к сокращению сферы применения смертной казни налицо.

У нас применение смертной казни остается за совершение особо тяжких преступлений в военный период и за акты терроризма. Если говорить о преступлениях, совершенных в военный период, то, полагаю, эта ситуация вообще выглядит весьма виртуальной и, может быть, даже недостойна того внимания, которое уделяет общественность этому аспекту.

Дело в том, что в случае войны поменяется все! И никакого суда и никакого расследования может вообще не быть. Как говорится, расстрел на месте. Поэтому это общие рассуждения в пользу бедных.

Что касается терроризма. Наши уважаемые коллеги сетуют, что нет четкого определения, что такое терроризм. Какой-то намек, что мы здесь исходим из какого-то местечкового подхода к квалификации такого рода преступлений. Это абсолютно не так. В конце концов, обсуждение тонкостей объективной стороны этого состава преступления имеет самое отдаленное отношение к обсуждаемой теме.

Я все же не верю в сказку, что во время исполнения смертной казни в отношении вора-карманника, другой вор-карманник в это же время в толпе лезет к кому-то в карман. Также я не верю, что смертная казнь не является фактором профилактики. Возникает вполне закономерный вопрос: мировой оазис демократии США не отменяют смертную казнь, и многие у нас думают, а почему не отменяют? Уважаемый мной юрист Евгений Жовтис ссылается на то, что это штатное законодательство. А есть ведь конституционный суд в США и я знаю, что подавались иски о не конституционности законов в Штатах на предмет противоречия Федеральной Конституции страны. Так вот, Федеральная Конституция США предполагает возможность применения смертной казни. Не прямо, а по своему смыслу и содержанию. И поэтому до тех пор, пока такие государства как США окончательно не снимут эту проблему, в Казахстане общество никогда не будет воспринимать эту меру как объективную и созревшую. Я всегда выступал за целесообразность сохранения в Уголовном кодексе, уголовном законодательстве – в некоторых составах преступления – смертной казни.

Кроме того, есть мнение народа, и я бы рекомендовал нашим правозащитникам акцентировать внимание на пропаганде сути и понятия пожизненного заключения, приводить соответствующую статистику. У нас ни один человек, который заслуживал смертной казни и, приговоренный к пожизненному заключению, не вышел на свободу, и они практически не имеют никакой перспективы выйти и это действительно реальная альтернатива смертной казни. И тогда народ поймет – разницы нет. Давайте отменим смертную казнь, потому что пожизненное заключение – это то же самое.

И самое главное, сейчас необходимо дать анализ, а созрели ли в нашем обществе объективные условия, готовы ли мы к тому, чтобы отменить смертную казнь? А когда эти условия созреют – правовые, экономические, социальные и так далее? Думаю, если ученые, практики и общественность придут к однозначному выводу, что такие возможности в Казахстане уже есть, тогда можно обойтись без всяких аргументов о "карманниках".

Ну а мое мнение как частного лица, как государственного деятеля, многолетнего министра, карателя, как меня иногда называют, так как я действительно имел отношение даже к исполнению смертных приговоров, что там скрывать – смертную казнь вполне можно отменить, если мы будем расширять сферу применения пожизненного заключения в практике. И четко сформулируем условия, когда можно будет избежать этого пожизненного заключения, находясь уже там. То есть, чтобы никому никаких исключений не делать. Народ боится, что будут создаваться какие-то исключения.

В целом разговор об отмене смертной казни в Казахстане уже давно потерял перспективу, не имеет конкретного результата, и мы все удовлетворяемся только процессом. Но не результатом.

Николай Белоруков, член Конституционного Совета РК

Почти десять лет у нас действует мораторий, а это означает, что почти десять лет на территории Казахстана смертные приговоры в исполнение не приводятся. Более того, на территории Казахстана вот уже десять лет нет даже осужденных к этой мере наказания. И это главное, что смертная казнь не применяется. Здесь звучали разные цифры, называли, сколько стран полностью отказалось, на законодательном, конституционном уровне от смертной казни, кто-то отказался де факто, кто-то объявил мораторий и так далее. Казахстан в числе стран, которые де факто отказались от смертной казни.

По судебной статистике, в Казахстане за последние 30-40 лет смертная казнь, включая советский период, назначалась исключительно за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. Не за бандитизм, не за разбой и даже не за изнасилование, какими бы тяжкими эти преступления ни были. Поэтому, когда была внесена поправка в Конституцию, это фактически означало отказ от смертной казни, об этом говорил и Президент.

Жемис Турмагамбетова (исполнительный директор Общественного фонда "Хартия за права человека" – Т. Н.) всегда повторяет, что решение вопроса об отмене смертной казни – это акт политической воли, что нельзя его решать на референдуме. В какой-то степени это мысль здравая, но это отнюдь не означает, что мы не должны работать с населением. Когда готовился мораторий, и Указ Президента о введении моратория, была проведена огромная работа. Во всех без исключения областях, во всех отраслях проводились социологические исследования, все министерства и ведомства приводили свои аргументы. Были публичные слушания на "Хабаре" и в ходе всего этого мы получили для себя много интересного (я тоже имел отношение к подготовке пакета документов по мораторию).

Допустим, те же самые социологические исследования. Когда я читал эти материалы, просто диву давался. Вроде бы люди образованные, грамотные, но на вопрос – почему выступаете за сохранение смертной казни, приводили просто смехотворные аргументы. Например, доктор наук, академик, фамилию называть не буду, выступает категорически за сохранение смертной казни. Ниже была графа – причина? И в качестве причины он пишет, что в Казахстане и так населения не много, зачем нам смертная казнь? Как будто речь идет о поголовных расстрелах или еще что-нибудь в этом роде. В общем, суть тех анкет, которые я пролистывал, сводилась к тому, что люди попросту не знали элементарных аргументов "за" и "против" смертной казни.

Вот Жемис Турмагамбетова назвала цифры на тот период – 30 процентов за отказ от смертной казни и 70 – за сохранение. Откуда такие цифры? От незнания ситуации. Люди попросту не уверены в действии принципа неотвратимости наказания. По мнению обывателя, или большинства населения, если смертная казнь приведена в исполнение, то справедливость восторжествовала, злодей, убийца наказан справедливо, законно и так далее. И неверие в другие меры наказания. Ну, дали пожизненное заключение. Завтра появится справка, что он болен и не может отбывать наказание в виде лишения свободы, сошел с ума, нуждается в лечении в психиатрической клинике и прочее. Что, у нас нет таких примеров? В Южном Казахстане был случай, когда особо опасные преступники оказывались на свободе с липовыми справками, гуляли по улицам.

Поэтому я не раз говорил – и Каирбек Шошанович тоже сомневался в выводах – о том, что смертная казнь не имеет предупредительного значения. Доказано это или не доказано? Нет доказательств ни "за", ни "против". Но должна быть неотвратимость наказания, когда население поверит, что вот дали преступнику 20 лет, и он отбудет этот срок, и никакая коррупция этому не помешает, никакие фиктивные справки, что он будет отбывать то наказание, которое назначено судом. У нашего населения такой уверенности пока нет, поэтому надо работать с ним, разъяснять аргументы "за" и "против".

Далее. Евгений Жовтис отметил, что десять лет прошло с момента введения моратория и ничего не изменилось. Я с этим не согласен, многое изменилось. У нас появился международный терроризм, экстремизм. Несколько лет назад я выступал в Париже, Лондоне по этому поводу и с гордостью говорил, что мы в Конституции оставили смертную казнь за террористические преступления, повлекшие смерть, но это, дескать, на перспективу, это профилактика, потому что у нас в Казахстане терактов попросту нет, а значит, и смертная казнь применяться не будет.

Но прошло время, и мы убедились, что терроризм, оказывается, у нас уже есть, эта беда не минула и Казахстан. Я с уверенностью могу говорить, что мировое сообщество не выработало сегодня эффективных мер по борьбе с международным терроризмом. Посмотрите, правительства некоторых стран ведут настоящие войны с международными террористическими организациями, с применением тяжелого вооружения и так далее. Это косвенное подтверждение тому, что нет эффективных правовых средств борьбы с терроризмом. Великобританию, Испанию тоже потрясали теракты, гибли люди, но этим странам сложнее, они уже давно отказались от смертной казни, они взяли на себя международные обязательства, а обратно возвращаться всегда трудно.

А мы этого пока не сделали. У нас мораторий, но в этой ситуации надо подумать, стоит ли нам торопиться или нет, когда международный терроризм набирает обороты. Я не говорю, что надо возвращать смертную казнь, но у нас действует мораторий и спешить не надо. Поэтому правильная идея звучала, что эти вопросы нужно обсуждать, нужно готовить общественное мнение. Если мы когда-нибудь придем к такому решению – да, оно будет приниматься на политическом уровне – но в какой-то мере будет приниматься с учетом общественного мнения, и общество будет знать аргументы "за" и "против".

Что касается нового Уголовного кодекса, конечно, в нем много шероховатостей, много спорных моментов. Думаю, не все вопросы там принципиально разрешены, поэтому на уровне Парламента, видимо, еще будут дискуссии, будут приниматься правильные решения.

Подготовила Торгын НУРСЕИТОВА

Астана, Мажилис

Источник - Закон. КЗ
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1362479100
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Указ Президента Республики Казахстан от 19 июля 2021 года №624
- Указ Президента Республики Казахстан от 30 июля 2021 года №636
- А. Мамин - проект "ASHYQ" позволяет работать бизнесу в условиях карантинных мер
- Опыт Жамбылской области по повышению доходов сельского населения показал свою эффективность - А. Мамин
- "Государство на это просто неспособно"
- В Правительстве рассмотрели ход реализации антикризисных мер по поддержке бизнеса
- Кого обвинят в народных волнениях в Казахстане?
- Кадровые перестановки
- Токаев объявил выговор акиму Жамбылской области Сапарбаеву
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх