КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Пятница, 26.04.2013
23:07  К.Маскаев: Средства войны и тыловой жизни. В Казахстане вновь упал самолет...
23:05  Б.Омар: Кашан Кашаган? Добыча на крупнейшем казахстанском нефтяном месторождении опять откладывается
22:53  Аль-Джафари: Запад стремится заменить арабо-израильский конфликт исламо-исламским
22:29  А.Хамдамов: Кыргызстан - родина современной анархии
22:27  Казахстан. Партии "Адилет" и "Руханият" объявили о совокуплении в "Бірлік"
22:25  М.Куббатов: Генофонд Кыргызстана под угрозой. Бешенство и брюшной тиф наступают
21:38  Заместитель хокима Наманганской области Эргашев отлупил на совещании восемь человек - бросал в бассейн и колол острым предметом!

21:22  Среди лауреатов литературной "Русской премии-2013 " поэт Вячеслав Шаповалов (Кыргызстан)
21:15  М.Муканкызы: Костанайский предприниматель Абдибеков пытается продать... две мечети
20:40  Счетный комитет РК уличил АО "КазАгро" в полном финансовом бардаке
20:36  Мусульмане Вены организовали митинг в поддержку бостонских террористов
20:32  Российский "Первый канал" фальсифицировал итоги "Больших гонок", украв победу у Казахстана и отдав России
19:40  В Алматы изъят из продажи первый номер "Правдивой газеты"
19:39  Желтком в белка. Министра собеса Казахстана Абденова закидали во Дворце студентов яйцами
19:22  Ю.Баранчик: Рунет разоблачает Бостонский "спектакль". Трагедия в США в контексте информационных войн
18:48  И.Панкратенко: Президентские выборы в Иране. Борьба элит вокруг внешнеполитического курса
18:40  А.Бенгард: ЧеловекоЗВЕРИ? Бишкек шокирует "бытовыми" новостями
18:38  Трагедия в Бангладеш привела к народному восстанию. Десятки тысяч демонстрантов парализовали спасательные работы в пригороде Дакки
18:34  Россия потратит 2 млрд руб. на создание рабочих мест в Центральной Азии. Иванов окончательно сбрендил?
18:29  Е.Черненко: Центральную Азию подсадят на труд. Глава Госнаркоконтроля РФ придумал, чем занять ее население
15:32  Скончался еще один ельцинский гвардеец - экс-вице-премьер и министр финансов России А.Лившиц
09:03  "Патамушта.Патамушта". Как Министр труда и соцзащиты Казахстана Абденов стал звездой интернета
08:58  Ю.Калинина: Национальный вопрос. Жизнь глазами подмосковной домохозяйки
08:54  Барабинские шкурники. Из Новосибирской области в Казахстан незаконно пытались вывезти 20 тонн невыделанных шкур
08:41  В.Путин: Как Вы отличаете жен от возлюбленных – по запаху? (диалог со страной)
08:21  С.Исабаева: А в ответ – тишина…Почему на протест народа в Казахстане никто не реагирует?
08:17  А.Олжас: Акимы - брали, берут и будут брать? О коррупции и выборности глав местных органов власти Казахстана
08:14  Елбасинова гвардия РК. Список лиц сдавших документы на зачисление в кадровый резерв корпуса "А"
07:48  Шли бы Вы в/на... МИД России вежливо ответил на ноту таджикской стороны
07:38  "АП": Таджикистан – Россия. Время платить по счетам…
07:35  "НГ": Минск и Астана за медленную экономическую интеграцию. К итогам визита премьера Ахметова в Беларусь
07:31  В.Панфилова: Таджикистан закрыл границу. Душанбе пугает мир исламской опасностью
07:21  Айгуль Рыскулова: Мигрант.kg - точка невозврата
07:10  Ариэль Коэн: Создание Евразийского Союза направленно также на то, чтобы более успешно противостоять исламской экспансии
07:06  К.Маликов: В реальности любой молодой человек в ЦА может оказаться под влиянием радикального ислама...
06:57  М.Колеров: Киргизия и Таджикистан – это просто единый Афганистан-2 – потенциальный театр военных действий...
06:54  А.Грозин: Если в Бишкеке или Душанбе будут продолжать политику лавирования и, прямо говоря, "восточный базар", Кремль...
06:25  В ОАЭ туристкам запретят носить бикини. Шариат против
06:17  Затянули в Сеть. Россия вышла на первое место в Европе по числу интернет-пользователей
06:03  Татьяна Ельцина (она же Хайруллина, она же Дьяченко, она же Юмашева) получила австрийское гражданство
02:00  Е.Джикибаев: Героическая "Малютка". Подводная лодка в степях Казахстана (история)
00:19  "Литер": Их молока не видали пока. Бизнесмены просят разрешить свободный ввоз сырья из Кыргызстана в Казахстан
00:01  А.Дубнов: Витки нервозности. Судьба Байконура может решиться после 29 мая
Четверг, 25.04.2013
22:42  В природоохранной зоне Алматы завершается снос незаконных особняков
22:22  Экипаж разбившегося в Казахстане МиГ-31Б проявил мужество и героизм, предотвратив падение самолета на населенный пункт
21:32  А.Саркорова: Душанбе возмущен высказываниями российских политиков
21:24  С.Василенков: Сирийский орешек США пока не по зубам
21:21  В Сирии разрушен один из старейших исламских памятников - минарет Великой мечети в Алеппо XII века
20:47  Рашид Гарипов: Я за вас свою работу делать не буду
18:45  "РГ": Казахстан "объявил войну" торговцам-челнокам
18:43  Закон о химической кастрации педофилов приняли в Кыргызстане
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
И.Панкратенко: Президентские выборы в Иране. Борьба элит вокруг внешнеполитического курса
18:48 26.04.2013

В масс-медиа и экспертном сообществе сложилось представление об Иране как о тоталитарном государстве, где небольшая кучка высших руководителей во главе с духовным лидером Али Хаменеи регламентируют каждый шаг. Исходя из положения Конституции Исламской Республики о том, что Верховный лидер может в любой момент отстранить от власти действующего президента, делается вывод о том, что во внешней политике самостоятельность этого президента сильно ограничена. А потому – нынешние выборы не имеют особого значения для международных "раскладов", со сменою первого должностного лица государства никаких изменений во внешнеполитическом курсе Исламской Республики не произойдет. Есть ли основания для данного утверждения? Достаточно внимательно прислушаться к выступлениям кандидатов, чтобы понять, что вокруг дальнейших шагов Исламской Республики на международной арене, вокруг отношений с США и его союзниками, вокруг переговоров по ядерной программе Ирана, вокруг Сирии и "Исламского пробуждения" между иранскими политическими элитами идет ожесточенная дискуссия. От исхода нынешних выборов во внешней политике Ирана зависит очень многое, конечно, авторитет духовного лидера очень существенный фактор, но основное слово, все-таки остается за народом Ирана.

Али Хаменеи и особенности иранских политических элит

Представление о "всемогуществе" Духовного лидера в вопросах внешней политики – достаточно распространенное заблуждение. Али Хаменеи - это скорее верховный арбитр в дискуссиях о внешнеполитической стратегии, в ходе которой политические элиты предлагают свое видение стратегии и тактики действий Исламской Республики на международной арене. В идеале, в созданной основателями Исламской Республики системе сдержек и противовесов, деятельность Верховного лидера должна приводить к определенному консенсусу, но, как правило, консенсус этот непрочен и недолговечен. Ни Великому аятолле Хомейни, ни нынешнему Духовному лидеру еще не удавалось прекратить фракционных войн, которые ведутся весь период существования Исламской Республики. Более того, политическим элитам порою удавалось "продавливать" те свои внешнеполитические шаги, которые были сомнительны с точки зрения и заветов Великого аятоллы Хомейни (вроде попыток установить тесные отношения с Египтом), и, если уж откровенно, с позиции принципов Исламской революции (вроде сотрудничества с МВФ в период президентства Хатами).

В этой борьбе элит нет ничего негативного. Наличие такой борьбы является признаком здоровья общества и – признаком демократии. Элиты Ирана имеют возможность открыто высказывать свою позицию в СМИ, с трибуны Меджлиса, узнавать о поддержке или неприятии своего курса на местных и президентских выборах. Есть ряд условий, нарушать которые не рекомендуется, но отсутствие цензуры существует только в утопических мечтах совсем уж больных на голову "засвободистов".

Как следствие демократичности политической системы Ирана – конфликты в вопросах внешнеполитических подходов между духовным лидером и политическими элитами возникают достаточно часто. Один из авторитетнейших иранских аятолл, Месбах Язди сказал недавно, что "всем иранским президентам за последние 24 года не хватало внутренней убежденности в непререкаемом авторитете Верховного лидера". Сегодня ситуация выглядит более драматично. На новом этапе своего существования Исламская Республика столкнулась с новыми угрозами и вызовами. А это делает дискуссию по внешнеполитическим вопросам между командами кандидатов на пост президента еще более ожесточенной. Критике подвергаются уже не тактические действия нынешней администрации Ахмадинежада. На нынешних выборах речь идет уже об изменении подходов в международных делах.
Но здесь мы сталкиваемся еще с одной, чисто исследовательской проблемой, которая серьезно затрудняет анализ хода выборов. Говоря о политической карте Ирана, нужно понимать: распределять политические силы на этой карте в традициях западной политологии, ориентируясь на политические взгляды лидеров партий и объединений – дело практически безнадежное. В одной и той же партии, в одной и той же политической фигуре одновременно могут уживаться максимальный прагматизм в экономике и социальных отношениях с крайним консерватизмом во внешней политике и культуре. На минувших парламентских выборах лишь у Мохсена Резаи (нынешнего независимого кандидата) была четко сформулированная и оформленная в привычном для нас виде программа действий. Остальные обходились и без этого, заставляя аналитиков буквально по крупицам выуживать программные моменты из их выступлений.

Сводить политическую жизнь Ирана к борьбе консерваторов с реформаторами, традиционалистов и прагматиков – это обеднять ее, загонять в тиски мертвых схем, которые не имеют ничего общего с действительностью и больше напоминают "сферического коня в вакууме". В Иране все одновременно и сложнее, и проще. Идет смена политических поколений. Консерваторы создавали это государство, поколение Ахмадинежада строило его в условиях войны, лишений и внешнего давления, а вступающая в жизнь молодежь имеет свои представления о том, какой должна быть Исламская Республика в нынешнем, быстро меняющемся мире. Наложите на эту картину имеющиеся противоречия между частным капиталом и сторонниками государственного капитализма из КСИР, разбавьте экономическими и социальными диспропорциями, личными пристрастиями и интригами сторон – и только тогда в первом приближении вы получите некоторое представление о кипящем котле иранской политической кухни. Однако есть ряд международных проблем, которые все же позволяют провести дифференциацию позиций кандидатов в президенты и создаваемых ими коалиций.

Ядерная программа

Иранское общество в абсолютном большинстве не сомневается в необходимости реализации мирной ядерной программы как гаранта независимости страны. Право Ирана на "мирный атом" признают и поддерживают даже самые радикальные из реформистов. Значимость и принципиальность ядерной программы для иранского общества подчеркивает тот факт, что два из двух бывших основных переговорщика по ядерным вопросам (Али Лариджани, нынешний спикер и Хасан Рухани) входят в список потенциальных кандидатов, а участие в выборах нынешнего переговорщика, Саида Джалили, активно муссируется в иранских СМИ.

Вопрос реализации ядерной программы и преодоления санкций Духовный лидер сегодня замкнул на себя, отстранив остальных политиков от участия в этом вопросе. Но в политических элитах, выдвигающих своих кандидатов на президентский пост, существует свое видение, свои нюансы, касающиеся как скорости реализации этой ядерной программы, так и глубины компромисса, на который можно пойти в переговорах о ней с международным сообществом.

Позиция команды проправительственных кандидатов достаточно ясна – форсирование ядерных исследований, производство обогащенного до 20% урана в Иране, развертывание масштабной программы строительства атомных электростанций в стране. Подобный радикализм вполне объясним, если учесть не раз звучавшие тезисы этой команды о необходимости хозяйственной автаркии для Исламской Республики (что, впрочем, совершенно не мешало нынешней администрации прикладывать массу средств и усилий для получения необходимых технологий через "серые схемы").

Позиция группы 2+1 (Али Акбар Велаяти, Голам-Али Хаддад Адель и Мохаммад Багер Галибаф) более конструктивна. Они допускают возможность компромисса, отказа от 20%-го обогащения, прямых переговоров с США и широкого международного сотрудничества. Но только на условиях полной отмены режима санкций и признания за Ираном прав на ядерные исследования в полном объеме, как и предполагает подписанный ИРИ Договор о нераспространении.

Но компромисс рассматривается ими как временная уступка Западу, что вполне объяснимо с точки зрения их видения процесса "Исламского пробуждения" в "шиитском полумесяце". Возникновение суннитской антииранской и антишиитской коалиции, "турбулентность" Ближнего Востока – все это служит новым вызовом Исламской Республике. А режим "калечащих санкций" резко снижает внешнеполитический потенциал Ирана, его финансовые и экономические возможности в противостоянии формирующимся угрозам.

Та же часть политической элиты, которая связана с бывшими президентами Хашеми-Рафсанджани и Хатами, считает, что речь должна идти не о временном компромиссе, а о заключении самого широкого соглашения с Западом в вопросе реализации ядерной программы. Данное соглашение, как им представляется, должно не только привести к отмене санкций, но и к политическому и технологическому "патронажу" Запада над "иранским атомом". В качестве примера такого патронажа приводится и египетская ядерная программа, и атомные исследования, ведущиеся сегодня в Саудовской Аравии и ОАЭ. Разумеется, это потребует таких шагов во внешней политике, которые заставят Запад признать Иран "ответственным" государством, но ведь в этом и суть усилий реформаторов.

Отношения с США и Израилем

Что вкладывается в понятие "ответственное государство", столь часто употребляемое западными экспертами в отношении Исламской Республики? В первую очередь – государство, имеющее "нормальные отношения" с США. В переводе на человеческий язык это означает государство, признающее справедливым современное однополярное устройство и разделяющее взгляды Вашингтона на существующее мироустройство.

"2+1" и "проправительственные" признавая необходимость нормализации отношений с США, снижение градуса накала "холодной войны", все же рассматривают такие действия во внешней политике как временный компромисс и четко определяют глубину этого компромисса. "Симптомом нормальности" в представлении западного сообщества выглядит отсутствие конфликта с Израилем, и консерваторы готовы отказаться от скандализированной внешней риторики в его адрес, не отказываясь от курса противостояния сионистскому режиму. Критика Галибафом высказываний Ахмадинежада по поводу отрицания последним "холокоста" вполне вписывается в стратегическую линию Духовного лидера, всегда говорившего о том, что нельзя отождествлять сионистский режим и еврейский народ, нельзя ставить знак равенства между Белым домом и американцами.

"Реформаторы" же готовы пойти несколько дальше. По сути, они предлагают иранскому обществу новое издание "теории конвергенции", ставшей одной из причин краха Советского Союза. В частности, предлагается отказаться от "инвестиций" в правительство Башара Асада, сократить сотрудничество с Хезбаллой, остановить реализацию концепции "Исламского пробуждения". Разумеется, все эти шаги объясняются "интересами Ирана", стремлением "уберечь страну от беспрецедентных внешних и внутренних угроз", как было написано в недавнем открытом письме Духовному лидеру от целого ряда политических деятелей, требовавших вернуть к руководству страны Рафсанджани и Хатами.

Лидер иранской демократической партии Мустафа Кавакебиан (на фото справа), один из нынешних кандидатов в президенты, достаточно точно отразил в своих выступлениях взгляды и позицию "реформаторов": "Мы будем стараться прекратить всякие международные санкции в отношении иранской экономики, деятельности банков и частных лиц. Разумеется, это потребует улучшения отношений с Соединенными Штатами… Я лично считаю, что прямые переговоры между Ираном и США могут быть конструктивным и полезным для обеих сторон". Было бы недобросовестным утверждать, что позиция "реформаторов" (к которым можно отнести и иранских либералов, и сторонников Рафсанджани, вот они, хитросплетения иранской политической кухни) не встречают одобрения в обществе. Это понимают и консерваторы, и реформаторы. Критикуя внешнеполитическую риторику Ахмадинежада, Галибаф отметил: "Сначала он (Ахмадинежад – И.П.) говорил о том, что санкции – это клочок бумаги. Сейчас он утверждает, что они нанесли нам огромный урон. Но может быть, этот урон и возник из-за того, что мы не отнеслись к ним серьезно?"

Негосударственные организации США недавно выступили с новой инициативой: в качестве "жеста доброй воли" разрешить некоторым иранским банкам совершать сделки, связанные с закупкою медикаментов, продовольствия и запасных частей для самолетов гражданской авиации западного производства. Было высказано также предложение об открытии в Тегеране офисов неправительственных организаций, которые, по замыслу авторов предложения, должны подготовить почву для прямых переговоров и нормализации отношений. Отказ иранской стороны выглядит вполне логичным. С одной стороны, "неправительственные организации США" давно стали во всем мире синонимами "штаб-квартир бархатных революций". С другой стороны, разрешение на некоторые виды сделок – чистой воды "подачка". Только британско-нидерландский концерн Royal Dutch Shell должен Ирану $2,3 миллиарда за нефть, поставленную еще до введения эмбарго ЕС на торговлю с Тегераном в июле минувшего года. Уже несколько месяцев Shell ищет возможность выплаты долга, если и не деньгами (транзакции с Ираном европейским банкам запрещены), то хотя бы зерном, продуктами питания и лекарствами, но пока эти инициативы наталкиваются на жесткую позицию британских властей. Но усилиями пропаганды и в мире, и в иранском обществе создается впечатление, что "Иран не желает сделать шаг на встречу"…

34 года становления Исламской Республики совершенно не были легкой прогулкой для иранского народа. Агрессия Ирака, послевоенная реконструкция, экономический кризис в период президентства Хатами, растущие экономические и социальные диспропорции, "калечащие санкции" и "необъявленная война" против исламской Республики – все это ведет к откровенной усталости общества от борьбы, к стремлению покончить с конфликтами на международной арене пусть и ценой значительных уступок. При таких настроениях - призывы реформаторов к "конвергенции" выглядят весьма заманчиво.

Особенности внешней политики во враждебном окружении

"Турбулентность" Ближнего Востока и следующие за нею новые альянсы, союзы, угрозы и вызовы, ярко высветили "стратегическое одиночество" Ирана, по выражению одного из исследователей – "островка шиизма и персидского элемента в тюркском и арабском суннитском море". Деятельность антииранской коалиции сейчас и сводится к тому, чтобы границы этого острова сужались подобно "шагреневой коже". Используя превосходство во внешнеполитическом ресурсе и экономическом потенциале, противники стремятся вытеснить Тегеран из "Большого Ирана", блокировать все его возможности в Леванте, Ираке и далее – до Центральной Азии, Афганистана и Пакистана.

Сильной стороной дипломатии Исламской Республики всегда было умение играть на противоречиях между основными акторами, гибкость и маневр. Сегодня возможность для маневра сужена до критического предела. В это же время объективной реальностью было и остается обретение Исламской Республикой статуса региональной державы. Лишить Иран этого статуса может только вооруженный конфликт, на который никто не пойдет. Значит – остается путь дипломатии, альянсов и союзов. И перед политическими элитами Ирана сегодня как никогда остро стал вопрос о выборе партнеров. Часть политической элиты, "проправительственные" и консерваторы - видят в этой роли Китай и Россию. Это тем более логично, что часть вызовов и угроз для этих трех стран являются общими.

Реформаторское же крыло рассматривает возможность альянса (под видом пакета соглашений о "нормализации отношений") с Западом. И не следует думать, что позиции этой, западноориентированной части элит в Иране слабы. И политического влияния, и поддержки в обществе у них достаточно. Готовность Запада к переговорам с этой частью элиты также не вызывает сомнений, при этом США готовы гарантировать, при соблюдении ряда условий, сохранения доминирующего положения Ирана в "шиитском полумесяце".

Разумеется, для Али Хаменеи и части консерваторов подобный "пакет соглашений" неприемлем. Не примет его вот так "сразу и сходу" и большинство населения. Но ведь никто и не говорит о нормализации в один день. Пожалуй, за все десять прошедших с 1979 года президентских выборов вопрос о дальнейшей внешнеполитической ориентации Ирана не стоял так остро. Элиты Исламской Республики, все иранское общество столкнулись с необходимостью принципиального выбора дальнейшего поведения на международной арене, поиска новых путей в отношениях с окружающим миром. Каким будет этот выбор?

Игорь Панкратенко в рамках проекта "Президентские выборы в Иране",
Специально для Иран.ру

26 апреля 2013

Источник - iran.ru
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1366987680
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Мажилис одобрил законопроекты, направленные на развитие сотрудничества между странами ЕАЭС в области электроэнергетики
- Вопросы обеспечения безопасности и охраны прав детей рассмотрены в Аппарате Совета Безопасности
- Кадровые перестановки
- По предложению парламентской фракции "Ак жол" Правительство рассмотрит вопрос о законодательном закреплении статуса "Детей войны" и их социального обеспечения
- Авторынок: штормам и дороговизне вопреки
- "Ак жол": При сдаче ЕНТ дети не должны страдать за пробелы дистанционного обучения
- В Казахстане заработала единая информационная система eQonaq
- "Ак жол" выступил в защиту предприятий строительной отрасли и просит Генпрокуратуру рассмотреть законность коэффициента зимнего удорожания по договорам о госзакупках
- О новом кодексе (АППК) и создании нового суда
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх