КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDARSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Пятница, 20.09.2013
21:42  "Le Monde": Туниски отправляются в Сирию на "сексуальный джихад"
20:47  Казахстанский школьник Илья Дик завоевал "золото" на чемпионате мира по каратэ-до в Токио
20:42  Туркменская бегунья Рябова и казахстанская ходунья Кожахметова обвинены в употреблении допинга
20:40  Самой первой "Мисс мусульманка мира" стала 21-летняя Обабия Айша Аджиболы из Нигерии (фото)
20:08  Кыргызский фильм "Таштанбек - крепче камня" получил главный приз на фестивале "Соль земли" в России
19:50  В Нью-Йорке Кирвласти презентуют очередную "Стратегию устойчивого развития Кыргызстана на 2013-2017 годы"
19:46  "АП": Таджикская школа. От реформы к реформе, или Опять двадцать пять?

16:16  В.Дубовский: Кыргызский тротил в Таджикистане - новая статья экспорта
15:57  И.Мадрахимов: Общественное питание в Таджикистане. Чехарда в борьбе с антисанитарией
12:40  Н.Сотволдиев: Кыргызская стратегическая высота… на узбекской земле
12:07  Дунганский юбилей. 135 лет назад они прибыли и поселились в ЦентрАзии
11:59  Е.Ларина, В.Овчинский: Гибкая сила. Политика в эпоху кибервойн
11:52  "Караван": Находки Берельской долины. Сокровища разбуженных курганов Казахстана
11:41  Адиль Урманов: Таможенный союз держит оборону
11:34  В.Титов: США начали шантажировать Россию из-за Сирии
10:46  О.Акулов: По законам толпы. В Алматы задержано 10 активистов погрома "Прайм плаза"
10:24  В Центральной Азии проблема принудительных браков остается актуальной...
10:19  Схваченный в Киргизии боевик из Казахстана Лескевич рассказал о подготовке в сирийском лагере
10:11  Ю.Жихорь: Новый квартирный вопрос для Казахстана
10:03  "The Wall Street Journal": Китайский интернет возмущен арестом микроблогера, который боролся с коррупцией
09:56  Трофеи "революции"? Отсутствующие протоколы по Кумтору обнаружились у экс-МВД Киргизии Шера
09:47  У.Э.Хей: После империй. После холодной войны...
09:44  С.Чериков: Дала - взял... Как кыргызбаши старушку Европу уломал
09:37  В.Симонов: Сирия. Дипломатический натиск Москвы
09:20  Г.Михайлов: Атамбаев поехал в Европу за деньгами. Тяжелое экономическое положение вынуждает Бишкек просить о помощи
09:16  Е.Новикова: Башар Асад рассекречивает химические арсеналы. США собрали пухлое досье на лидера Сирии для международного суда
09:13  В.Скосырев: Иран готов к ядерному компромиссу. Из тюрем в Тегеране освобождены диссиденты
09:09  Умеджон Юсупов: Проститутка. Нужна ли она нам?!
09:06  "АП": Таджикская оппозиция: шаг вперед, два назад?
09:04  "Къ": Власти США конфискуют иранский небоскреб. Его владельцев обвиняют в отмывании денег
08:59  К.Белянинов: Резолюция по Сирии подвергается военному вмешательству
01:40  Ж.Асанов: Азберген Мунайтпасулы - казахский батыр и Хивинский хан (история)
00:44  Руководство Евросоюза извинилось за задержку 30 млн евро, предназначенных бюджету Киргизии, - извиняет 1-й вице-премьер Оторбаев
00:39  Д.Подольская, М.Ниязова: Кыргызстан. "Мыльная опера" со знаком "минус"
00:32  Глава "Национального центра гигиены труда и профессиональных заболеваний" Минздрава Казахстана И. Аманжол задержан за махинации
00:18  Хиджаб или карьера? Нелегкий выбор казахстанок
00:10  Е.Пожидаев: Несостоявшаяся империя: кто, кому и почему противостоит на турецких улицах?
Четверг, 19.09.2013
22:24  Мухтар продолжает ...топить Мухтара? Дело "Казатомпрома"
21:24  Казахи провели Чемпионат по кок-бору с "огромным количеством нарушений правил", - протестует кыргызская федерация козлодранцев
21:21  Ареал обитания грызунов-чумоносов в Кыргызстане составляет 3,2 млн га
21:06  В Казахстане готовят к печати ученый талмуд - Словарь "100 новых терминов Стратегии "Казахстан-2050"
20:40  Ф.Юлдашев: Узбеки, таджики... Мы один народ, говорящий на разных языках
20:18  В.Агафонов: Особенности китайской экспансии в Таджикистане
18:09  В Казахстане будет выходить новый научный исторический журнал "Менгі ел"
12:16  С.Кожемякин: Сирийский феномен. Почему у Асада получилось то, что не получилось у Хусейна и Каддафи
11:25  В Алматы пройдет 1-й Детский благотворительный цирковой фестиваль "Балабандия" (анонс, 21/09)
11:12  В Алматы набирает обороты "аптечная наркомания"
11:11  Депутаты Мажилиса РК хотят запретить американцам усыновлять сирот из Казахстана
11:01  Талип Ибраимов: Невосприимчивость к критике – достоинство никчемных народов
10:55  Б.Шукенов: Казахстанское кино - terra incognita. Для кого оно снимается?
10:12  Узбекистан устанавливает на границе с Киргизией все новые КПП. Затрудняя проезд, проход и прополз
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
Е.Пожидаев: Несостоявшаяся империя: кто, кому и почему противостоит на турецких улицах?
00:10 20.09.2013

Евгений Пожидаев: Несостоявшаяся империя: кто, кому и почему противостоит на турецких улицах?

Вот некоторые из тезисов, которые были озвучены молодыми людьми: "мои ожидания - справедливость и демократия"; "я могу покинуть страну"; "я ничего не жду от 2023 года, достаточно того, что не будет хуже, чем сегодня"; "я не могу представить свою жизнь даже через 5 лет".

Государство "занимает 24-е место в мире среди стран с наивысшим показателем уровня "утечки мозгов" за границу. 73% студентов вузов желают жить за границей. 77% получающих образование за границей не намерены возвращаться. 58% мигрантов имеют высшее образование".

Это не репортаж с Болотной, и не описание ситуации в России - речь о Турции. Внешним выражением этих чемоданно-пессимистических настроений являются идущие с мая бунты, периодически охватывающие почти все крупнейшие города Турции. Они, в свою очередь, провоцируются фундаментальными факторами, предвещающими стране длительный период нестабильности.

Первым фактором, типичным для всего исламского мира, является демографический. Турция, безусловно, не Йемен и не Египет - рождаемость в Турции находится ниже уровня простого воспроизводства, составив в 2012-м 1,9 ребенка на женщину (примерно уровень Англии и США) против 2,5 в Ливии, 2,69 в Египте, 2,87 в Сирии, 5,09 в Йемене (все данные за 2011-й). При этом примечательна географическая дифференциация рождаемости - если консервативный восток страны застрял где-то между Йеменом и Египтом (рождаемость 3,42), то вестернизированный запад - между Германией и Голландией (рождаемость 1,55). Средний возраст населения для мусульманской страны достаточно велик - 30,1 год (Йемен 18,1 года Сирия - 21, 9 года, Египет - 24,3 года, Ливия - 24,5 года).

Однако еще в начале 90-х турчанки от Стамбула до Карса рожали в среднем трех детей. Как следствие, в стране сейчас весьма велика доля молодежи. В целом, демография Турции почти идеально совпадает с демографией Туниса (2,13 ребенка на женщину и средний возраст 30 лет). Как и в Тунисе, именно молодежь 19-25 лет составляет основную массу протестующих. Иными словами, как и в большинстве проблемных стран Большого Ближнего Востока, мы видим в Турции "молодежный бугор" - хотя и с нюансами, характерными для наиболее вестернизированных стран региона. Иными словами, для страны характерна гонка между быстро растущей численностью трудоспособного населения младших возрастов и экономикой, создающей рабочие места. До недавних пор экономика эту гонку выигрывала - число рабочих мест росло хотя и не намного, но быстрее численности населения.

До самого последнего времени экономическая история Турции - это, в основном, история успеха. Турецкая экономика в 1980-1990 гг. росла в среднем на 5,3% в год, в 1990-1998 гг. - на 4,5%. Экономический кризис 1999-2001-го сократил ее почти на 10%, но затем начался новый, еще более мощный рывок. В 2002-2007 гг. ВВП рос, в среднем на 7,4%, 2008 - он вырос еще на 5,8%. В итоге к 2007-му ВВП на душу населения по паритету покупательной способности составил 87,7% российского. Аграрный статус страны (в конце 60-х сельское хозяйство страны давало 30% ВВП) остался далеко в прошлом - к 2007-му аграрный сектор давал 8,9%, меньше, чем, например, в Австралии.

Однако турецкий рост имел свои особенности. Во-первых, он в огромной степени стимулировался притоком прямых иностранных инвестиций. Дважды либерализовав свое законодательство в их отношении (в 1980-м и посткризисном 2002-м), Турция добилась гигантского роста объемов ввозимого капитала. Так, если 1979-м. объем инвестиций в экономику Турции составил лишь смехотворные $75 млн, то в 1990-м. - уже $684 млн, в 2001 г. - почти $3,4 млрд. С 2005-го начался особенно мощный инвестиционный бум, и в 2007-м объем прямых иностранных инвестиций достиг $22 млрд. Во-вторых, в отличие от Китая, превратившегося в "мастерскую мира", и предшествующей "линейки" "азиатских тигров", процессы индустриализации в Турции были выражены относительно слабо до середины "нулевых" - доминирующей в экономике оказалась сфера услуг. На долю промышленности в 2005-м приходилось 25% ВВП, при этом на услуги приходилось 64,3% по сравнению с 58% в 1995-м. Так, в 2005-м Турция зависела от туризма даже в несколько большей степени, чем РФ - от нефтегазового комплекса (7% ВВП). Структура промышленности также была архаична - даже во второй половине нулевых в промышленном производстве преобладали легкая и пищевкусовая отрасли. К 2007-му доля промышленности в ВВП достигла 30%, а доля услуг составила 59,3%.

Особенности экономической структуры предопределили место Турции в глобальном разделении труда. Экспорт рос более чем вдвое быстрее, чем экономика в целом (16,8% за 2005), однако имел весьма специфичную структуру. Если отбросить причуды турецкой статистики, считающей "промышленным" экспорт продуктов первичной переработки сельскохозяйственного сырья (например, растительные и животные масла, соленую и копченую рыбу), то фактическая доля готовых изделий и полуфабрикатов в экспорте Турции не превышала 25% даже в 2007-м. При этом речь в основном шла о продукции легкой и пищевкусовой промышленности. С поправкой на специфику местной статистики, продолжал преобладать экспорт сельскохозяйственной продукции, при этом зачастую далеко не первой необходимости. Так, очень значимую часть сельскохозяйственного экспорта Турции составляют орехи и табак.

Между тем, конъюнктура на рынке того же текстиля в "нулевых" была не слишком благоприятной из-за конкуренции Китая, Вьетнама, Индонезии, Бангладеш и других стран с дешевой и еще более многочисленной рабочей силой. В итоге, несмотря на быстрый рост экспорта, он хронически отставал от темпов роста импорта. Как следствие, к 2007-му сложилась ситуация, когда экспорт составил $144 млрд, в то время как импорт - $178 млрд. (отрицательное торговое сальдо - 23,6%). Следствием стал быстрый рост внешнего долга - уже в первом квартале 2007-го он составил $112,7 млрд (рост за 4 месяца - на 2,7 млрд.). Внешний долг компаний тогда же достиг $158,9 млрд (рост на 9,5 млрд. за тот же период). Сам по себе объем долга, осторожно говоря, не являлся критичным (ВВП Турции в 2007-м составлял $647 млрд.), но темпы роста настораживали.

Иными словами, турецкое "чудо" имело две из ключевых слабостей китайского (зависимость от экспорта сырья и от иностранных инвестиций, причем в гораздо больших, чем Китай, масштабах), и при этом не имело его сильных сторон. В итоге кризис достаточно сильно затронул Турцию. ВВП, достигший $730 млрд в 2008-м, сократился до $615 млрд, номинальный подушевой ВВП упал с $10293 до $8560. Тем не менее, турецкая экономика стала быстро восстанавливаться: рост за 2010-й составил 8,9%, за 2011 год - 8,5%. Подушевой ВВП уже в 2011-м несколько превысил показатели 2008-го года.

Однако чрезмерная зависимость от иностранных инвестиций дала о себе знать. Прямые иностранные инвестиции в промышленность в 2009-м упали на 62%. В следующем году снижение продолжилось. В 2011-м поток восстановился до $14,34 млрд, однако в прошлом году инвестиции вновь упали - до $12,38 млрд. Параллельно происходило сжатие спроса на ключевом для Турции рынке ЕС (чуть менее половины экспорта). В итоге темпы роста экономики в 2012 составили лишь 2,2%. При этом Турция, восстановив и превысив докризисный объем ВВП, так и не смогла восстановить его докризисную структуру - доля промышленности в ВВП сейчас меньше, чем в 2007-м и составляет 28%.

Иными словами, в Турции мы наблюдаем классический набор фундаментальных предпосылок для долгосрочного политического кризиса: во-первых, классический "молодежный бугор"; во-вторых, резкое торможение экономики после длительного периода быстрого роста. Последнее само по себе вызывает "кризис ожиданий"; в сочетании с "приливом" трудоспособного населения на рынок труда замедление роста привело к тому, что турецкая экономика проиграла гонку турецкой демографии - уровень молодежной безработицы достиг 20,4%. Это еще не Тунис с его 31%, однако в сочетании с другими факторами уже достаточно, чтобы спровоцировать "болотные" эффекты. Наконец, торможение экономики в сочетании с сохранением ее архаичной структуры и массой достаточно образованной молодежи выбрасывает на улицу весьма специфический контингент, обладающий достаточно высокими притязаниями - среди лиц с высшим образованием безработица достигает 58%. В итоге, хотя Турция - не Египет, и пока даже не Тунис, лицо Таксима поразительно напоминает лицо Тахрира.

Между тем, на экономический и демографический фон в Турции накладываются чисто политические противоречия - в том числе, внутриэлитный раскол, который, как известно, является третьей ключевой предпосылкой для "революции". Итак, кто и кому противостоит на турецких улицах?

Оппозиция в той или иной мере является носителем кемалистской парадигмы, господствовавшей в политическом поле Турции на протяжении восьми десятилетий. "Шесть стрел" Кемаля Ататюрка включали в себя "революционность" - т.е. борьбу против традиционного общества и вестернизацию; секуляризм (лаицизм) - т.е. отделение религии от государства; республиканизм - принцип народовластия (страной правит премьер при декоративной роли президента ровно потому, что новая Турция изначально мыслилась как парламентская республика); национализм.

На последнем стоит остановиться подробнее. Османская империя, султан которой считал себя повелителем всех правоверных (панисламизм предполагался по умолчанию), представляла собой своего рода суннитский интернационал, в котором этнические турки зачастую оказывались далеко не на первых ролях. Однако с 1870-х, по мере вестернизации, в империи начинает набирать силу турецкий этнический национализм (с производным от него пантюркизмом), наиболее яркими выразителями идей которого стали младотурки.

Придя к власти в фактически превращенной в развалины младотурками стране, Кемаль выдвинул концепцию "гражданской нации", почти буквально дублирующей французскую. Отныне все граждане Турецкой республики, независимо от происхождения и вероисповедания, считались турками и, теоретически, обладали равными правами. Ценой вопроса оказывалась добровольно-принудительная ассимиляция на основе общего языка и единой светской культуры: "Как счастлив говорящий: "я турок!". В итоге республика заполучила конфликт с не жаждавшими расставаться со своей идентичностью курдами, длящийся, практически, с начала ее существования (1925 г.).

В современной Турции опорой этой парадигмы в той или иной степени является средний класс крупных городов, особенно на западе страны, армия и крупный бизнес.

Однако уже изначально проблемой кемалистов стали не только курды. Большинство населения, мягко говоря, было не в восторге ни от секуляризации, ни от модернизации, разрушавшей устои традиционного общества - итогом стало установление опирающегося на армию авторитарного, а затем полуавторитарного режима, призванного оградить идеи Кемаля от излишних проявлений "народности". Оппозицией ему, начиная с 1970-х, стал "политический ислам", опирающийся на консервативный нижний класс, "глубинку" и столь же консервативную традиционную буржуазию востока и центра страны. Оппозиция предложила избирателю набор из "исламских ценностей", антикапиталистической и антизападной риторики. Так, идейный предшественник Эрдогана, Эрбакан, предпочитал развивать отношения не с Западом, а с исламскими странами. Так, он выступил инициатором создания "Исламской восьмерки". За исламистским проектом, по определению интернациональным, по тому же определению маячил призрак неоосманизма.

Впервые исламисты оказались у власти в 1996-м, когда Эрбакан стал премьер-министром. Однако уже в 1997-м он был отстранен от власти военными, и ортодоксальный политический ислам канул в лету. На смену ему пришел компромиссный проект, приемлемый не только для консерваторов, но и для космополитичного крупного бизнеса. Умеренные "исламские ценности" были дополнены сменой вектора с Востока на Запад (курс на вступление в ЕС) и экономическим либерализмом. В такой форме проект оказался приемлем практически для всех групп населения и элиты - и в 2002-м исламистская Партия справедливости и согласия выиграла парламентские выборы. Премьер-министром стал Абдулла Гюль, за которым стоял Эрдоган, а в 2003-м в кресло премьера сел сам "шеф".

Однако компромисс был недолгим. С 2007-го Эрдоган открыто заговорил о неизбежности исламизации Турции, и слова достаточно быстро вылились в конкретные действия. При этом стоит отметить, что кроме исламизации и явных авторитарных тенденций Эрдогана на повестке дня оказались и попытки внедрения полиэтнической "неоосманской" идентичности - так, исламисты пытаются использовать термин тюрклы (местный аналог термина "россиянин") вместо традиционного "тюрк"/турок. Кроме бесконечных проблем с курдским меньшинством, кемалистский формат "государства-нации" ожидаемо оказался не слишком удобен для расширения турецкого влияния за пределами собственных границ. Между тем, к этому Анкару подталкивает не только "исламистский интернационализм", но и объективные причины - именно Большой Ближний Восток, а не Европа являются для Турции наиболее выгодным торговым партнером (из всех стран ЕС у республики положительное сальдо торговли только с Британией). Однако "османистская" политика столь же ожидаемо вызывает протест у националистически настроенных турок.

Иными словами, шаткий компромисс был нарушен. Намерение премьера демонстративно снести культурный центр Ататюрка (где располагался стамбульский театр оперы и недостаточно исламского с точки зрения премьера балета), и построить на месте парка Гези торгово-развлекательный комплекс, стали лишь последней каплей, переполнившей чашу терпения и спровоцировавшей протесты. Иными словами, на демографическое давление и резкое торможение экономики наложился традиционный конфликт между "западниками" и "почвенниками". Как будет развиваться ситуация дальше?

За первые пять месяцев 2013-го объем прямых иностранных инвестиций в экономику Турции составил лишь $4,22 млрд, что на 35% меньше, чем за тот же период прошлого года. При этом торговый и платежный баланс остаются отрицательными - и в условиях снижения притока капитала компенсировать их дефицит нечем. Как следствие, в июле Турция была вынуждена потратить $2,25 млрд из своих небогатых (менее $45 млрд.) золотовалютных резервов на поддержку падающей лиры, однако ее курс все равно снизился, что создает риски инфляции. В итоге Турция может либо дальше тратить свои золотовалютные резервы (между тем, на стране лежит довольно внушительное долговое бремя, в составе которого растет доля дорогостоящих краткосрочных обязательств), либо поднимать процентные ставки, подавляя тем самым наметившееся ускорение роста экономики. С другой стороны, подстегиваемая демографией безработица растет (плюс 0,8% по сравнению с тем же периодом прошлого года - до 8,8%), выбрасывая на рынок труда очередные "порции" образованной и амбициозной молодежи.

Иными словами, все предпосылки для дальнейшей экономической стагнации у Турции есть. Есть они и для роста числа недовольных. При этом политическая конъюнктура для исламистов в долгосрочной перспективе неблагоприятна. Полуаграрная турецкая "глубинка" после периода экономического роста в изрядной степени растеряла свое экономическое значение, некогда покоившееся на прочном основании из табака и хлопка. Тактика удушения армии, которой, например, придерживался тунисский президент Бен Али, при систематическом массовом недовольстве дает зачастую нетривиальный результат. Шансов эффектно выступить на внешнеполитической арене у Эрдогана нет - денег на "маленькую победоносную войну" у Турции банально не хватит.

Безусловно, проблемы Турции пока не идут ни в какое сравнение с проблемами Египта или хотя бы Туниса. Однако период нестабильности для нее практически неизбежен. Неоосманские амбиции Эрдогана пока отправляются на задний план. Что мы увидим в итоге: крах исламистского проекта или откровенно авторитарный режим - определить пока крайне трудно.

Евгений Пожидаев - международный обозреватель ИА REGNUM

19.09.2013

Источник - regnum.ru
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1379621400


Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Сенаторами утверждена повестка заседания Палаты
- Состоялось заседание Совета по молодежной политике при Президенте Республики Казахстан
- Серик Жумангарин поручил активизировать работу по расширению и увеличению пропускной способности коридоров "Север-Юг" и ТМТМ
- Кадровые перестановки
- Организатор подразделения финпирамиды "Eolus" приговорена к длительному сроку заключения
- Рабочий график главы государства
- Указ Президента Республики Казахстан от 13 февраля 2024 года №481.
- Спикер Сената встретился с Генеральным секретарем Мусульманского совета старейшин
- Спикер Мажилиса принял посла Китайской Народной Республики
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх