КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Пятница, 31.07.2015
21:07  Греф пробрался на прием к Путину и отчитался о санкциях "Сбербанка" против России
20:00  Охлобыстин, Прилепин и Лукьяненко создают в России телеканал "Ракета" с "традиционными ценностями"
18:51  Казахстанская элита: история и современность в контексте эпохи, - Д.Ашимбаев
18:29  "Мемориал" в сербской Сребренице. Памятник ИГИЛ в центре Европы? - М.Ямбаев
18:22  В Кабинете министров Узбекистана введены новые вице-премьерские позиции
18:17  Таджикистан на пороге социального взрыва, - И.Саиднури
18:00  В Ташкенте откроется Политехнический музей

16:37  Мулла Омар умер, но дело его живет. После смерти лидера талибов Афганистан оказался на перепутье, - "Къ"
16:34  Омар не первой свежести, - А.Братерский
16:30  За драку между кыргызами и дунганами в Токмаке уволили начальника ГОВД
16:27  Резервация для 60 миллионов. Американский магнат Бузи предлагает создать для всех беженцев мира отдельное государство
16:20  Пакистан и афганские беженцы: неначто содержать и некуда отправить, - Наталья Замараева
16:19  Турция – новая фаворитка Белого дома, - В.Одинцов
15:47  Зачем афганцы переселяются в Туркмению? - Г.Каретов
15:41  Россия и Турция вроде как договорились о скидке на газ
15:31  "Меня заставляли писать неправду". В московском аэропорту Шереметьево найден японец-журналист, скрывавшийся там от американской оккупации
15:05  17 кыргызских полит-партий благополучно прошли 1-й этап регистрации в ЦИК на грядущие выборы
15:03  Заноси калым! Джулия Робертс снова свободна
15:01  Юные готки долго не живут. В Астане опять резонансный групповой суицид
14:32  Станет ли Ливан новой жертвой Исламского государства? - Дарья Асламова
14:29  "Земные боги. Через небо". Вышел первый роман казахстанской писательницы-фантастки Ксандры Силантье
14:23  В Приаралье из-за массового падежа овец объявлен режим ЧС
14:17  Алма-Ата проиграла Пекину. Зимняя Олимпиада-2022 пройдет в Китае
13:39  Смерть муллы Омара - конец эпохи, - Флориан Вайганд
10:45  Удары по курсу. Метания киргизского сома, - А.Урманов
10:41  Кто поджигает машины в Алматы? - А.Мыскина
10:14  У Казахстана свои проблемы. Урожай девать некуда, - О.Шишанова
10:03  В Бишкеке погиб (сбит автомобилем) народный артист Мукамбет Токтобаев
10:01  В Кыргызстане создадут "Шариатский совет". Пока только по халал-продукции
09:46  Таджикистан и ЕврАзЭС: вступать или не вступать? - А.Хабибов
09:34  Почему Россия заблокировала создание Международного трибунала по "Боингу"? - Р.Носиков
08:54  Терроризм в Туркменистане: факторы риска и уязвимость. Что связывает Ашхабад, Багдад и Дамаск? - Д.Кочоян
08:53  Иранский рынок АЭС: будет ли Китай конкурировать с "Росатомом"? - Вл.Хрусталев
08:52  Что "накопают" на экс-директора Алматинского метро? - "Караван"
08:22  Пост-СССР: пожизненное президентство и революция, - Сергей Шиптенко
08:21  О чем свистит финансовый клапан Красного дракона. В Китае обрушились фондовые индексы, - А.Запольскис
08:17  Cмерть муллы Омара расколола его движение. Новый раунд мирных переговоров между талибами и Кабулом отложен, - В.Скосырев
07:54  Из Пекина в Баку за шесть дней. Апробирован маршрут Китай–Казахстан–Азербайджан, - С.Мамедов
00:11  Логика Эрдогана. "Турецкий гамбит" и интересы России, - Петр Искендеров
00:07  ФМС: коридоры тоски и полубезнадеги. Как Россия русских принимает, - М.Слободской
00:00  Прямо во время лекции скончался экс-президент Индии (в 2002-2007 гг.) Абдул Калам
Четверг, 30.07.2015
22:18  Почему Анкара ударила по Сирии и Северному Ираку? - И.Сабиров
22:13  Три мифа о соглашении с Ираном, - Игорь Панкратенко
21:59  Ядерная проблема Корейского полуострова и двоемыслие США, - А.Воронцов
21:55  ЦИК Киргизии придумал особый "меморандум" о сотрудничестве с интернет-СМИ
20:25  Кризис с беженцами. Франция превращается в одну большую Лампедузу, - El Mundo
18:42  Вышел в свет фундаментальный труд "Научное обоснование углеводородного потенциала Республики Казахстан"
18:25  Тревожные звоночки по поводу возможной войны с Ираном звучат все громче, - Time
17:16  Новым вождем Талибана является Мулла Ахтар, - Hama Press
16:29  Один из командирован бандеровского полка "Азов" Бабич найден повешенным
15:37  Китайцы запустили в кыргызской Орловке новую золотодобывающую фабрику "Алтынкен"
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
Станет ли Ливан новой жертвой Исламского государства? - Дарья АсламоваСтанет ли Ливан новой жертвой Исламского государства? - Дарья Асламова
14:32 31.07.2015

Полночь в Бейруте. Таксист-шиит, везущий меня в отель из аэропорта, вполне сносно болтает по-английски. "Хорошее вы себе выбрали местечко, - с насмешкой говорит он. - Этот отель - суннитская лавочка. Полгода назад там подорвали себя два террориста-саудовца. Целый этаж снесли. Они там уютно устроились среди своих. Спокойно делали бомбы, планировали устроить несколько терактов в городе. Но кто-то донес. А когда их брали, то терять им уже было нечего". У меня резко портится настроение (я просто везунчик в выборе отелей! Два месяца назад в Македонии я забронировала номер в гостинице, где скончался от Эболы одинокий англичанин. Таксисты сразу переименовали гостиницу в "Эбола-отель". Растерянный портье успокаивал меня, что англичанин скончался не в моем, а в соседнем номере: "Мы провели тщательную дезинфекцию").

– Провезите меня через центр города, - прошу я болтливого таксиста.

Мой гид радостно показывает мне "достопримечательности".

– Вот памятник премьер-министру Харири, - говорит он, указывая на столб огня, застывший в камне. - Как раз тут его и подорвали. И еще 20 человек погибло. А вот здание известной газеты "Ан-Нахар", у них убили главного редактора. Громкое было дело".

После "экскурсии" мне настоятельно требуется выпить. Минибар в моем номере пуст. Я спускаюсь к стойке портье и прошу рюмку арака.

- Это невозможно! В Рамадан! - возмущается портье. - У нас приличная гостиница.

- Настолько приличная, что здесь предпочитают останавливаться террористы, - парирую я.

Портье бледнеет и лихорадочно перекладывает бумажки на столе.

- Мы тут ни при чем! - восклицает он. - Нам просто не повезло!

- Мне, судя по всему, тоже, - замечаю я.

Час ночи. Я выхожу на улицу и ловлю такси. В Хамре, в христианском районе, еще должны работать бары. Там можно найти все излишества цивилизации. Каких-то десять минут - и вокруг меня кипит праздник людей и вещей. Под вопли и гиканье в ночном клубе идет настоящая оргия в алкогольном тумане.

Немолодые европейцы в пляжных нарядах, непристойно извиваясь, танцуют румбу. За стойкой бара терпеливо ждут клиентов проститутки, чувственные тигрицы, скорее раздетые, чем одетые. Виски возвращает мне ощущение действительности.

"Это Бейрут, детка!" - как говаривал мой приятель-голландец, сбежавший из Ливана с шиитской возлюбленной (семья была против брака). Десять лет назад мне тоже пришлось уносить отсюда ноги. Но по другим причинам, о которых опасно вспоминать. Но я упрямая. Я вернулась в Бейрут, в его бессонные ночи, где жизнь и смерть бьют ключом, и где ВСЕ ненавидят друг друга.

Ливан - крошечное ближневосточное нервическое государство, раздираемое бесконечными религиозными и политическими склоками. Здесь проживают аж 18(!) религиозных конфессий. В сущности, это совершенно самостоятельные общины, похожие на острова, разделяемые несудоходными проливами. В интересах выгоды они заключают временные союзы, всегда спорные и непрочные. Все вопросы решаются на уровне представителей крупных кланов. Если кланы так сильно ненавидят друг друга, что даже кушать вместе не могут, а проблемы надо решать, находятся посредники. В стране уже два года нет президента, и, кажется, это никого не беспокоит. В июне его пытались выбрать в 24-й раз, но так и не выбрали.

В конце восьмидесятых годов Ливан пережил кровопролитную пятнадцатилетнюю гражданскую войну (1975–1990 годы), жертвами которой стали 150 тысяч человек. Людей убивали, как скот на бойне.

"Я рос во время войны и вместе с войной, - вспоминает доктор Али Кубеси. - Каждый день я ходил в школу, а на соседней улице проходила линия фронта. В старших классах я и сам решил воевать. Утром я шел в школу, а вечером уходил на фронт на стороне коммунистов". (Коммунистов можно назвать 19-й конфессией Ливана).

Война, собственно, так и не закончилась. Весь прошлый год в Ливане происходили теракты, столкновения между алавитами и суннитами, похищения людей и бои на ливанско-сирийской границе, которые в нынешнем году перешли в решающую стадию. Но жителей Бейрута это абсолютно не волнует. К примеру, в 2006 году, когда Израиль бомбил Бейрут, в многочисленных кафе на набережной яблоку негде было упасть. Все шли смотреть ночные бомбардировки. Бейрут живет сегодняшним днем и обожает удовольствия и пороки. "Завтра не умрет никогда". Почему же люди здесь так беспечны?

"Ливан - это не страна, а гостиница для всех сомнительных постояльцев, - объясняет журналист Имадеддин Раеф. - Здесь сидят все разведчики мира. Это шпионская столица. Сюда стекается информация со всего Ближнего Востока. Ливан может исчезнуть, но Бейрут нужен всем, как переговорный пункт. Даже врагам надо где-то встречаться. Когда-то мы надеялись, что у нас есть шанс построить государство, но не получилось. Ливан - это совокупность конфессий, которые вынуждены жить вместе. Они имеют крышу в виде формального государства, но никогда не пересекаются. А где? Даже в университете люди учатся раздельно, согласно их религиозным убеждениям. Общественного транспорта у нас нет. Ну, где?"

Однажды заход солнца застал меня и моего друга Имада Ризка на ливано-сирийской границе в суннитском доме. В Рамадан после наступления темноты вы не можете покинуть дом, не разделив трапезы с его хозяевами. Это было бы оскорблением. И мы неожиданно оказались на семейном ужине в образованной суннитской семье. Отец-бизнесмен, мать-стоматолог и красавица-дочка, фармацевт с университетским образованием, отлично говорившая по-английски.

Она была просто прекрасна, эта современная девушка, пухленькая и сладкая, как рахат-лукум, с глазами газели и блестящими каштановыми волосами, не покрытыми хиджабом. И я задала ей мучивший меня вопрос:

- А если ты влюбишься не в суннита, ты выйдешь за него замуж?

- Это невозможно! - воскликнула она, даже не задумавшись.

Наступила напряженная тишина. Даже ее отец попытался смягчить ситуацию:

- Послушай, если это любовь, я не буду возражать против брака. Все может случиться.

- Здесь живут христиане, шииты, друзы, атеисты, иностранцы, да кто угодно! - соблазняла я. - В конце концов, мужчина - это мужчина, и не важно, как он молится. А может, и вообще не молится. Но любовь - божественное чувство.

Мы ждали ее ответа, и мне казалось, я слышу, как тикают часики ее маленького упрямого сердца.

- Никогда! - лицо моей юной собеседницы внезапно ожесточилось. - Я выйду замуж только за человека из своей общины!

"Мы один народ с сирийцами, ближе, чем украинцы и русские, - говорит журналист Имадеддин Раеф. - Одни и те же фамилии. Каждый день в Ливан привозят трупы из Сирии. Шиитов, которые воюют под флагом Асада, и суннитов, которые сражаются за Ан-Нусра и ИГ (Исламское государство). Мы были прифронтовым государством, а теперь фронт пришел к нам. В Ливане только официально больше полутора миллионов беженцев из Сирии. Прибавьте к этому бездомных палестинцев, не только изгнанных из Израиля, но из Сирии. Все христиане Ирака тоже у нас. Им некуда бежать. Они живут в ужасных условиях. Сейчас, слава Богу, лето, а зимой они умирали от холода и голода в своих шатрах под снегом. Молча. Дело ведь не в Асаде. Американцам нужен хаос на Ближнем Востоке, пока Бог не осушит у нас нефть и газ, и мы снова вернемся к своим верблюдам.

Карта Ближнего Востока поменяется так, как задумали американцы. ИГИЛ (ИГ) сменит название и риторику, и возникнет огромное суннитское арабское государство. Сейчас игиловцы даже раздают паспорта. Все налеты американцев на ИГ (якобы они хотят уничтожить исламистов), - это картинка для СМИ. Своими бомбардировками они просто рисуют границы для игиловцев: не двигайтесь дальше. А Ливан со временем расширит свои границы: сюда сбегутся все преследуемые меньшинства с Ближнего Востока. Уже сейчас ливанская Хезболла (шиитская военизированная группировка) отчаянно борется против террора. Еще в прошлом году в Дахии (пригород Бейрута, контролируемый Хезболла) рвались бомбы, но они зачистили район от террористов. Хезболла сейчас воюет с исламистами на ливанско-сирийской границе и в самой Сирии. И успешно воюет. Дело в географии. Вся граница - горы, пещеры, тайные тропы. Трудная война".

Идет конфликт между двумя образами жизни. Американским, прозападным и мультиполярным, свободным, на стороне которого выступают Россия, Китай, Иран, страны БРИКС и ШОС. Если конкретнее: идет борьба между Америкой и Россией...

"Американская пропаганда активно использует шиитско-суннитскую риторику, - говорит политолог Имад Ризк. - Но все гораздо сложнее. Идет конфликт между двумя образами жизни. Американским, прозападным и мультиполярным, свободным, на стороне которого выступают Россия, Китай, Иран, страны БРИКС и ШОС. Если конкретнее: идет борьба между Америкой и Россией, морально возглавляющей новую коалицию стран, требующих независимости от Запада. Америка вовсе не хочет, чтоб саудиты выглядели как американцы. Они должны представлять ислам, но ислам проамериканский, которым легко манипулировать. США уже планируют, как направить ислам против Китая.

Мы видим, как Россия и Китай используют вето в сирийском кризисе. Как они вместе выступают против войны в Йемене. Россия поддерживает Иран, Асада и даже налаживает отношения с шиитской военной организацией Хезболла, которая сейчас активно воюет в Сирии, потеряв уже больше тысячи бойцов. Америка, в свою очередь, всячески - оружием, пропагандой, людьми, деньгами, логистикой - через Турцию и Иорданию помогает ИГ (Исламскому государству)".

К примеру, доктор, профессор университета, христианин Антуан Курбан ненавидит Иран и горой стоит за саудитов.

- Главная угроза для Ближнего Востока - это сирийский криминальный режим, поддерживаемый Ираном и Россией, - решительно заявляет он. - Если б Россия не поддержала Асада, его бы уже не было. Зонтик Ирана и России разрушил Сирию. А все эти Ан-Нусра и ИГИЛ - всего лишь реакция на преступления Асада.

- А вы не боитесь, что ИГИЛ придет в Ливан? Ведь вы христианин, и вас распнут первым.

- Это все русская пропаганда, что игиловцы убивают христиан, - отмахивается профессор Курбан. - Россия пытается выступить в роли защитницы христианства. Чушь! ИГИЛ убивает всех, кто не христиане. Они распинают первым делом мусульман-шиитов. Христиане имеют особый статус. Мой статус как христианина подтвержден Кораном. Я лишь должен платить джизью (налог), и меня не тронут.

Нотки самодовольства в его голосе вызывают у меня раздражение.

- Да вы просто слепы! Я общалась с христианами, бежавшими из Сирии. Они видели, как убивали их братьев по вере. Полгода назад я была в Ираке, на линии фронта. Я говорила с беженцами–езидами, рассказавшими о массовых убийствах немусульман.

- Езиды - это насекомые для исламистов, - небрежно бросает профессор теологии. - Они язычники, и все равно что нелюди в глазах фанатиков. Но исламский халифат - всего лишь утопия, какой когда-то была Москва - третий Рим. В сущности, что игиловцы контролируют? Скоростные шоссе, нефтяные скважины и источники воды. Мосул был взят за один час. В Пальмире вообще никто не воевал. Между Раккой, самопровозглашенной столицей ИГ, и Пальмирой - пустыня длиной в 300 километров, которую исламисты пересекли в полном вооружении без проблем на глазах у всех спутников. Их никто не бомбил. Не знаю, почему.

- Мне кажется, ответ очевиден, - замечаю я. - Вся антитеррористическая коалиция, возглавляемая американцами, - это блеф. Именно они создали ИГИЛ как инструмент влияния и прикрывают свое детище, как в свое время Аль-Каиду. ИГИЛ взял главное - воду, дороги, нефть. Чего ж вам больше?

- Американцы уходят с Ближнего Востока, оставляя хаос, - объясняет профессор Курбан. - Их главный интерес теперь - Китай и Ближний Восток. ИГИЛ легко вербует людей среди тех, кто потерял все во время войны. Организация дает беднякам хлеб, одежду, врачей, кормит, учит. А потом приходит день, когда их делают живой бомбой и говорят: иди и убей себя и других. Западники, которые едут в ИГИЛ со всего мира, - другой случай. Это нигилисты. Они напоминают нигилистов семидесятых годов прошлого века, которые присоединялись к красным террористическим бригадам в Европе и захватывали заложников, угоняли самолеты, убивали политических деятелей ради идеи.

-Чем закончится война в Сирии?

- Падением Асада. Главная задача мирового сообщества - покончить с ним.

- Но кто придет на его место?

- Мы увидим. Конец Асада - это не конец света, как твердит русская пропаганда.

- Опасная позиция! - восклицаю я. - Все твердили: главное, покончить с Саддамом Хусейном и Каддафи. А потом разберемся. Посмотрите, в какой кровавый хаос погрузились Ливия и Ирак.

- Да плевать мне на хаос. Главное, чтоб в моем маленьком Ливане царил мир.

Знаменитая долина Бекаа - царство Хезболлы, шиитской военной группировки. Здесь делают великолепные вина, сюда привозят туристов посмотреть на античные сокровища. Но Боже вас упаси отправиться в Бекаа в одиночку или отклониться от проверенного маршрута. До сирийской границы рукой подать, и никогда не знаешь, какие группировки проникают на территорию Ливана с дурными целями. (Пару недель назад недалеко от границы пропали пять чешских туристов и местный водитель. Была найдена лишь машина с пятью паспортами, видеокамерами, банковскими карточками и небольшой суммой денег. В 2011 в Бекаа были похищены семь эстонских велосипедистов. Их освободили из плена через 120 дней).

Перед поездкой мой друг Имад надевает зеленую шерстяную шапочку домашней вязки. Такую носил знаменитый террорист, начальник спецслужб "Хезболла" Имад Мугния. Шапочка что-то вроде пароля. Мол, мы свои. Мое дело, как женщины, - маленькое: молчать, не дергаться и не показывать голые коленки. Когда нас останавливают на блок-постах, Имад вместо приветствия говорит пышную витиеватую фразу, что-то вроде: "Я желаю, чтоб Аллах послал вам здоровья и долгие дни". Нас пропускают без проблем. Зато на обратном пути ночью он снимает шапочку и приветствует солдат по-французски "Бон суар". (Ливан - бывшая французская колония). "Почему ты перешел на французский?" - удивляюсь я. "Да потому что ночью солдаты крайне напряжены. Блок-посты регулярно взрывают. "Бон суар" обычно говорят христиане. Значит, мы не террористы".

Крохотный христианский городок Рас-Баальбек на сирийско-ливанской границе. Скорее, деревня, но богатая деревня. У всех знатных жителей есть специальные дома для приема гостей, обставленные со всевозможной роскошью. Рядом горы, где скрываются террористы. По ночам они спускаются в долину и воруют скот и людей.

Один из лидеров местной общины Рефаат Насралла выглядит усталым (всю ночь провел в добровольном дозоре). "В прошлую ночь шли столкновения между исламистами и нашим христианским сопротивлением. Вместе с нами воюет и "Хезболла". До границы с Сирией 16 километров, а до боевиков - всего шесть. То есть они уже пересекли границу и находятся внутри Ливана. Я бизнесмен, моя фабрика изготавливает резную мебель из камня. Месяц назад у меня похитили троих рабочих, резчиков по камню. 22 дня шел торг. Родственники собирали деньги, - 30 тысяч долларов за жизнь. Пришлось выплатить 90 тысяч долларов! В каждом доме у нас есть оружие, в основном "калашниковы". Каждый покупает для себя. Иногда бизнесмены закупают сразу на всю деревню".

После долгих препирательств меня везут на линию фронта. Наблюдательный пункт, где меня встречает католик Жорж, высокий голубоглазый блондин, весь в татуировках и с "калашниковым" в руках. "Отсюда мы не можем стрелять, - объясняет он. - Нас сразу вычислят, потому что террористы сидят выше нас, в горах. Но ночью мы видим, как они спускаются с гор, и уходим на позиции". Его друг, накаченный молодой мужчина, тоже весь разрисованный, разрешает снимать себя только со спины. Оба бойца выглядят профессионалами, и мне трудно представить, что эти собранные, как кобра перед броском, мужчины - всего лишь местные фермеры, защищающие свои дома.

Но в Ливане умение обращаться с оружием - это первое, чему учат детей. Один мой друг научил свою дочку разбирать и собирать автомат Калашникова уже в шесть лет. Сейчас в свои тринадцать - она отличный стрелок. В его доме приготовлен мешок - с водой, консервами, медикаментами. Раз в месяц он устраивает тренировки. В полной темноте дети, ориентируясь только по количеству шагов, должны как можно быстрее, на ощупь и бесшумно, найти оружие, боеприпасы и заветный мешок.

В город Арсал, расположенный в горах, мы не можем проехать. Арсал захвачен террористами "Ан-Нусра", там установлен шариат. Ливанская армия окружила его со всех сторон, но пока боится вмешиваться. Сгущается ночь. Никто не хочет брать на себя риск впускать женщину-иностранку - самую удобную мишень для похищения.

Мы заезжаем на чашечку дьявольски крепкого кофе к местному бизнесмену Адибу Хужейри. Хотя он суннит, в гостиной на стене висит портрет Асада. Я ошеломлена: "Но ведь сунниты считают его своим врагом!" "Это западная пропаганда. Есть две коалиции. Одна - проамериканская, действующая через Саудовскую Аравию и Турцию, - хочет разрушить этот регион. Другая - Сирия, Иран, Россия, Китай, - остро нуждается в мире на Ближнем Востоке. Я - уроженец Арсала и суннит, но когда пришли террористы из так называемой "сирийской оппозиции", мне пришлось бежать вместе со всей семьей. В Арсале проживают 40 тысяч человек. А потом туда явились сто тысяч беженцев из Сирии, противников Асада. Только сегодня в Арсале похитили моего родственника. Идет постоянный шантаж. Кто-то задолжал в лавке, и когда продавец просит у должника оплаты, то слышит в ответ: "Я тебя познакомлю с "Ан-Нусрой". Кто-то из беженцев не платит за аренду квартиры и угрожает хозяину: "Молчи, а то завтра придут мои ребята из "Ан-Нусры". Ливан абсолютно отличается от всех стран мира. Он поделен на две непримиримые части: проамериканскую и антиамериканскую. А проблема между суннитами и шиитами создана искусственно".

О том, каким ужасным путем это было создано, мне рассказал христианин и политолог Искандер Фурия: "Все началось с войны в Ираке. При Саддаме Хусейне христиане, сунниты, шииты жили мирно. Когда американцы захватили Ирак, первой их задачей было стравить суннитов и шиитов. Я много общался с ребятами из Фронта сопротивления Ирака. И вот что они мне рассказали. Едет грузовик с водителем-суннитом. Его останавливают на американском блок-посту. Говорят: что-то ты подозрительный, придется тебя допросить. Уводят его в пункт досмотра, допрашивают. В это время его машину фаршируют фугасами, управляемыми ракетами. Потом парня отпускают. Он садится в грузовик. За ним следует американский вертолет. В нужный момент рядом с шиитской мечетью американцы взрывают машину. Проходит несколько дней. Та же история с водителем, только шиитом. В свою очередь, его взрывают рядом с суннитской мечетью. Ненависть растет как на дрожжах. Американцы платили деньги местным продажным шейхам, которые воспитывали молодых фанатиков. "Видишь, как сунниты убивают шиитов?" Откуда этим пацанам знать, что они всего лишь инструменты? И на кого работает их шейх?"

Ливанский Триполи - древнейший город-порт на берегу Средиземного моря (не путать с ливийским Триполи). 80 процентов населения - сунниты. Исламское государство сделало большую ставку на Триполи. Мечта исламистов - прорваться к морю. Полгода назад в Триполи шли ожесточенные столкновения между суннитами и алавитами. Дорога, разделяющая два религиозных района (люди селятся, по обыкновению, свои со своими), по иронии судьбы называется Сирийской дорогой.

Еще пару месяцев назад дорога полностью простреливалась. Сейчас Триполи фактически контролируется ливанской армией. Мы едем по Сирийской дороге, и я ужасаюсь, как изувечены дома со всех сторон. Пуль и снарядов явно не жалели. В этот период перемирия открылись даже грязные, жалкие кафе, где, несмотря на Рамадан, можно днем выпить кофе и затянуться сигаретой. (Ливан - одна из самых курящих стран мира. Последствия войны).

Журналист и суннит Амер Аль-Чаар твердит, что для сирийского режима и для Хезболла выгодно представить Триполи террористическим городом.

- Но, позвольте, - возражаю я, - что вы думаете о террористической сирийской организации "Ан-Нусра", которая обосновалась в Триполи?

- Нельзя называть их террористами, потому что они борются против террористического режима Асада! - пылко восклицает господин Аль-Чаар. - Да, они совершают ошибки, но это, так сказать, в пылу борьбы.

– Убийства христиан и гражданских лиц - это тоже борьба против Асада, который, кстати, является законным президентом? - спрашиваю я.

– Нет, - сникает мой коллега. - Убийство невинных ничем нельзя оправдать. Но мы можем сказать, что террористы "Ан-Нусра" сражаются с террористами Асада.

Шейх Сафван Аль Зугби, известный салафит, куда более прагматично и даже цинично смотрит на политику. В разгар дня в Рамадан он угощает нас изысканными пирожными: христианам можно.

- С ИГ (Исламским Государством) вышла та же история, что и с "Аль-Каидой", - объясняет шейх. - Американцы использовали исламистов против СССР в Афганистане, саудовцы, их партнеры, воспитывали и финансировали Усаму бен Ладена, а потом он вышел из-под контроля. ИГ, руками саудовцев и турок, также создали американцы. Им нужен был пожар в лесу, обложенном со всех сторон камнями, чтоб не дать огню разрастись. Но налетел ветер, и пламя перекинулось на соседние участки. Словом, на ТАКОЙ пожар американцы не рассчитывали. А теперь они неожиданно просят Иран остановить распространение огня и даже идут с ними на переговоры. Можно уверенно сказать, что Иран в регионе переходит в наступление, а Саудовская Аравия проигрывает.

- Все эти бесчисленные террористические группировки, воющие между собой в Сирии, - они и в самом деле противостоят друг другу? Или это игра на публику? К примеру, "Ан-Нусра" и ИГ - это хороший полицейский и плохой полицейский?

- Это тот же самый полицейский, - усмехается шейх. - Только сегодня он в маске, а завтра - без маски. Поймите, все исламисты на Ближнем Востоке - одни и те же люди.

- Вам приходилось встречаться с игиловцами лично? - спрашиваю я шейха.

- А куда же от них денешься? И ан-нусровцы, и игиловцы сидят в Триполи, я вижу их в мечетях. Разумеется, у нас есть контакты. В конце концов, я тоже салафит, но не разделяю их видение джихада. К примеру, я считаю, что джихад надо вести против коррупции, а они уверены, что надо убивать иноверцев. Они активно вербовали людей в прошлом году, но сейчас их поприжали. В Триполи приезжает множество чеченцев, но мы им не верим. Это все ваши люди, из ФСБ. Они громко кричат, что едут сражаться в Сирию, но у них вполне определенные задачи. Впрочем, 90 процентов салафитов связаны со спецслужбами - Турции, Иордании, Саудовской Аравии, с англосаксами. Работа у них такая.

"Терроризм - это театр", - так говорит мой американский коллега Франклин Ламб, живущий в Бейруте. Да, но кровавый театр, где вместо краски - кровь.

"Рано или поздно американцы заключат сделку с русскими по поводу Сирии, - уверяет он. - Москве придется сдать Асада и искать стратегию выхода".

На сирийском фронте временное затишье. Какой сюрприз готовят американцы?

"Америка уже заявила, что начала тренировать новую оппозицию Асаду, - говорит политолог Имад Ризк. - В Иордании и Турции. Все молчат об Иордании, но каждый день сотни людей пересекают иордано-сирийскую границу. Цель иорданцев - вытеснить исламистов из страны в Сирию. То же самое делает Турция. Исламисты могут выйти из Турции беспрепятственно, но обратной дороги нет. Пограничники открывают стрельбу. Турция поддерживает оружием Ан-Нусру и ИГ, покупает у них контрабандную нефть, чтобы иметь свою козырную карту при обсуждении будущего Сирии. Также Турция выталкивает сирийских беженцев через острова и греческую границу в Европу".

"К сентябрю новая сирийская оппозиция, которую тренирует Америка, будет готова сражаться, - продолжает политолог Имад Ризк. - Но ей придумают новое имя. Терроризм использует приемы маркетинга. К примеру, один и тот же производитель выбрасывает на рынок кока-колу, спрайт или колу-лайт. То же с терроризмом. Сначала была Свободная сирийская армия, потом "Ан-Нусра", потом ИГ. Но люди-то одни и те же. Я встречался с ребятами из Свободной сирийской армии. Они говорили: если мы хотим получить деньги из Саудовской Аравии и Катара, нам нужно отпустить бороды, сменить имидж и стать исламистами. И вот когда американцы осенью пошлют новую, тщательно подготовленную и вооруженную до зубов оппозицию под другим модным именем, начнется новая битва против Асада. Главным образом, за дорогу жизни, связывающую Бейрут и Дамаск".

Асада уже столько раз хоронили, а он зубами держится за свою землю, что большинство политологов остерегаются давать прогнозы. Одно ясно: с Асадом или без, Сирия будет разделена.

"Я не думаю, что Асад, человек, потерявший сто тысяч солдат, отдаст власть кому-либо, - говорит журналист Аббас Саббаг. - Он будет воевать до конца. Он законный президент, избранный в прошлом году на пять лет. Он контролирует важнейшие города: Дамаск, Хомс, Хаму, крупный порт Тартус. На его стороне воюют солдаты из Ирана, Пакистана, Ливана, Афганистана, Ирака. Это уже не секрет. Война в Сирии - лишь часть большой войны за многополярный мир, которая идет и на Украине, и в Венесуэле".

"В России есть наивные люди, которые твердят: а что нам эта Сирия? - замечает политолог Искандер Фурия. - У нас и с Украиной проблем хватает. Это очень недальновидная позиция. Прежде всего, здесь, на Ближнем Востоке, идет настоящая борьба против новой чумы: исламского терроризма, вскормленного американцами. Это изощренное оружие и против Европы, и против России. Америка далеко, а ваш Кавказ близко. Если американцы и саудовцы уберут Асада, они возьмутся за ливанскую "Хезболла" (это наши "вежливые люди"). Иран без Сирии и "Хезболла" ослабнет и станет новой мишенью. После Ирана кто будет следующим? Запомните: Россия не защищает в Сирии Асада. Россия защищает себя".

Дарья АСЛАМОВА

Источник - КП
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1438342320
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Насколько живо гражданское общество Казахстана – Г.Илеуова
- Минздрав опровергает президента?
- Кадровые перестановки
- Популяризация нацпроектов и брендов объединит казахстанцев в возрождении национальных традиций - Е. Тугжанов
- Депутат Мажилиса от Демпартии "Ак жол" Андрей Линник по обращению жителей г.Семей изучил проблему городского транспорта и встретился с предпринимателями сферы общественного питания
- Более 15,7 тыс. иностранных граждан осуществляют трудовую деятельность в Казахстане
- Скончался известный казахстанский врач-фтизиатр
- Сообщения об итогах выборов акимов сельских округов
- Данияр Ашимбаев: Маленькая победоносная война
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх