КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDARSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Пятница, 11.02.2022
23:24  Глава Следклма России Бастрыкин предложил ужесточить миграционное законодательство
23:01  Когда США подожгут Донбасс, - В.Никифорова
21:04  В Народном банке Узбекистана 13 сотрудников подозреваются в хищении более $423 тысяч
20:54  Казнацинформагентство "Хабар" возглавил Ринат Кертаев
20:20  Байден заблокировал активы Афганистана в банках США
19:54  Узбекистан закупит у США военные беспилотники Puma 3 AE
19:19  Акимшу Кызылординской области Гульшару Абдыкаликову пытались захватить в плен во время январских событий

19:16  Токаев получил татарский орден "Дуслык"
16:07  Инвестиции как инструмент влияния: политика Китая в Лаосе и Непале
15:02  Великий Туран. Идеологические приоритеты Эрдогана, - Виктор Надеин-Раевский
15:00  Бюро национального стыда. О чем умалчивает Казстатистика? - И.Галкина
14:58  Чем обеспечены современные деньги, - В.Катасонов
14:57  Русские жители Казахстана - о расколе страны, языковых конфликтах и надеждах на Россию
14:52  Умерла одна из первых красавиц современного рос-кино Евгения Брик (Тодоровская)
10:43  Почему турецко-азербайджанский альянс не раздражает Москву и Пекин, - Ст.Тарасов
10:20  Атакованных не судят. Как и за кого Владимир Путин принял коллегу из Казахстана, - репортаж А.Колесникова
10:06  Местные выборы в 5 областях обойдутся Киргизии в 24 миллиона сомов
09:42  При СовБезе РФ создана Комиссия по мигрантам. Гастарбайтеры становятся угрозой НацБезопасности?
09:05  КазДепутаты продолжают уговаривать Даригу Назарбаеву подать в отставку
08:48  США пытаются технологично заблокировать новую рос-газ-трубу Сахалин-Китай
01:55  Какие вызовы стоят перед Касымом Токаевым в Казахстане? - А.Савельев
01:53  Рынок топлива. Почему для Кыргызстана недоступен казахский бензин, - 24.kg
01:52  Болат Назарбаев сам перечислил 1 млрд тенге в фонд "Народу Казахстана"
01:48  Средний жуз казахов – где находится, какие роды входят, известные выходцы
01:45  The Nation: Украина и угроза ядерной войны
00:52  Выборы-2024 в Казахстане будут напряженными, - Юрий Булуктаев
00:17  Возвращение из-за "Желтой реки". К 33-й годовщине вывода советских войск из Афганистана, - Ильяс Дауди
00:11  Индийские избиратели подвергнут испытанию курс премьера Моди, - Владимир Скосырев
00:03  Памирский курбаши Мамадбокиров вышел в эфир и клянется в верности Рахмону
00:00  Алишер Усманов стал владельцем "Капиталбанка", принадлежащего зятю Мирзиеева
Четверг, 10.02.2022
20:26  Умер последний академик-археолог ЦентрАзии Эдвард Ртвеладзе
20:10  Токаев обещает Путину изменить Казахстан, - Светлана Гамова
18:56  Путин и Токаев подписали в Москве 10 меморандумов. Договоров нет
18:52  Ослабление России как ключ к сохранению мирового господства для США, - Глеб Простаков
18:26  Легко ли быть собакой? Общественное сознание россиян необратимо изуродовано, - А.Проханов
18:16  Путин тоже разглядел в январском Казахстане следы "международных банд"
15:31  Что такое "имперская нация", и "рупоры Кремля", и нео-османизм, - Шоахмад Муталов
15:04  Китай: великий разворот внутрь себя, - В.Кашин
14:58  П.Густерин: Памяти американского альпиниста Дэвида Робертса, напомнившего западному читателю о природном мужестве русских поморов
14:55  Стадия гнева: промежуточные итоги украинского кризиса, - Т.Бордачев
14:52  Алматы. Среди погибших в январе опознан замкомандира 35 ДШБ подполковник С.Хаиров
14:50  "Они попросили"... Роспосол Кабулов объясняет зачем ему в Москве дипломаты от талибов
14:45  Пусть Украина гордо догнивает, - М.Валиева
14:32  США обещают Токаеву слить счета Елбасы и елбасят
14:23  Нацпаты, популисты, перебежчики из "Нур-Отана" и прохиндеи создали в Казахстане новую парламентскую группу - прообраз партии
14:04  Сына президента США Хантера Байдена обвинили в криминальной связи с арестованным казгосзаговорщиком Масимовым
13:09  Сладки ли остатки: что оставят Назарбаеву и его семье, - И.Джорбенадзе
12:15  Иранский горнолыжник и знаменосец Шемшаки попался на допинге на Олимпиаде в Пекине
06:50  Как распродают Украину туркам , - Святослав Князев
06:38  Младший жуз казахов – какие роды входили, известные выходцы
06:16  В Москву со своим Казахстаном. Прилетел Токаев к Путину, - "Къ"
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
Инвестиции как инструмент влияния: политика Китая в Лаосе и Непале
16:07 11.02.2022

Современный Китай прочно занял позицию ведущего актора мировой политики. В 2021 г. в рейтинге самых доходных компаний мира Fortune Global-500 китайские корпорации обошли США – 129 против 121. И хотя первое место, исходя из размера выручки за последний год, попрежнему занимает американский Walmart, далее следуют сразу четыре китайские компании: State Grid (электроэнергетика), Amazon (интернет-ретейл), China National Petrolium (нефтегазовый сектор), Sinopec Group (нефтехимическая промышленность), т. е. пятерка глобальных лидеров окрашена в красный цвет – четыре против одного. Серьезные изменения произошли еще в 2020 г., когда из семи компаний, работающих в сфере интернет-технологий и ритейла, четыре были китайские – JD.com, Alibaba, Tencent и Xiaomi. Удивительно, но именно пандемийный 2020 г. стал переломным – впервые в истории Китай обошел США. "Однако рост влияния Пекина определен не только значительными экономическими и человеческими ресурсами, уникальным политическим и управленческим опытом, но и наличием стратегического видения. Именно последнее формирует долгосрочные качественно значимые направления развития КНР". На уровне большой политической игры это выражается в экономическом присутствии в стыковых и особо значимых геополитических зонах: "политика есть концентрированное выражение экономики". В этом смысле значение Азиатско-Тихоокеанского региона для мировой системы сложно переоценить. Этот регион не только уникальная (поскольку до сих про еще до конца неосвоенная) кладовая природных ресурсов, но и важнейшая транзитная зона, а также составная и очень важная часть Большого евразийского пространства. Масштабное комплексное развитие транспортной, энергетической и информационной инфраструктуры в Большой Евразии, предложенное и реализуемое в проекте "Один пояс – один путь", естественным образом, хотя и с разным успехом, привело китайские компании в страны АТР. Появление столь серьезного, действующего согласно традиционному двухтысячелетнему принципу проникновения как поглощения пространства – цань ши ("пожирать медленно, как шелковичный червь пожирает лист"), игрока в крайне сложном исторически, этноконфессионально и геополитически регионе вызывает в экспертном сообществе разные оценки – от осторожно-нейтральных и до подчеркнуто алармистских. Однако "средняя температура" восприятия может быть выражена как повышение градуса волнения относительно среднесрочного и долгосрочного будущего региона.

Новый День

new.growfood.pro
реклама
Получить предложение
Китайские технологии присутствия: капитализм vs территориализм

Технологии и методы присутствия Пекина, как правило, мало зависят от страны приложения. Прежде всего, это акцент на инфраструктуру, комбинация из помощи и иных преференций конкретным правительствам, уважение к государственной собственности, относительно легкий процесс отмены задолженностей, поиски креативных путей к синхронизации китайских глобальных интересов с местными целями развития. Низкие проценты на инфраструктурные кредиты и демонстрируемая готовность КНР "прощать" долги бедных стран – важные методы экономической стратегии. В случаях, когда у реципиентов нет авансового капитала, Пекин предлагает хорошо отработанную схему: китайский инвестор берет на себя до 85% расходов. Поведение Китая в странах АТР, согласно диалектике противоположных логик власти – капитализма и территориализма Дж. Арриги, представлет особый микс территориальных и капиталистических интересов. Итальянский экономист и социолог убедительно доказал, что "территориальные правители отождествляют власть с протяженностью и населенностью своих владений и считают богатсво/капитал средствами или побочным продуктом стремления к территориальной экспансии. Капиталистические правители, напротив, отождествляют власть со степенью контроля над ресурсами и считают территориальные приобретения средствами и побочными продуктами накопления". По метафоре Э. Гидденса, государство, как "сосуд власти", может стремиться либо к увеличению его объема (территориализм), либо к концентрации власти – жидкости в сосуде – и увеличивать объем сосуда только тогда, когда это оправдано логикой накопления капитала (капитализм). Свой "сосуд власти" Пекин расширяет и наполняет более концентрированным раствором, практически одновременно. В отличие от родины капитализма в Китае граница между государственным и частным секторами призрачна и условна. Китайский капитализм представлен прежде всего государственными предприятиями, а банковский сектор и финансы подконтрольны партии и правительству. Именно особая роль государства в формировании и реализации политики влияния дает возможность утверждать, что логика территориализма Китая подчиняется логике капиталистического накопления. Еще в 2007 г., отмечая экономический и политический рост Пекина, Дж. Арриги писал, что вероятным вариантом развития Поднебесной может стать ориентация на расширение международного сотрудничества с целью построения нового глобального порядка, основанного на экономической взаимнозависимости, но с учетом политических и культурных различий, что является ярким контрастом с американской однополюсной моделью. По мнению ученого, Вашингтонский консенсус может быть заменен на Пекинский, в котором внимание будет акцентироваться не на демократии и правах человека, а на конфуцианской этике управления, отличающейся строгой функциональностью (всякая личность или, в нашем случае, всякая страна имеет свою функцию) и идеей преданности (чжун), что формирует отношения гармонии (лояльности) между начальником и подчиненными. В свою очередь, канадский исследователь С. Уэбб утверждает, что цель проекта "Один пояс – один путь" – создание региональной (а в идеале – глобальной) производственной и инфраструктурной цепочки, позволяющей Китаю не только конкурировать с США, но и постепенно вытеснять Вашингтон из АТР.

Китайские инвестиции в Лаосе – пример долговой ловушки

В настоящее время в Лаосе китайские компании реализуют несколько проектов. Один из самых значимых – высокоскоростная железная дорога Вьентьян (столица Лаоса) – Куньмин (центр китайской провинции Юньнань) общей стоимостью 5,95 млрд долл. Договоренность между странами о строительстве этого инфраструктурного объекта была достигнута за три года до старта проекта "Один пояс – один путь" (2010 г.). Однако приступили к ее реализации лишь пять лет назад. Торжественная отправка первого поезда с новой станции во Вьентьяне состоялась 3 декабря 2021 г.: железнодорожная линия соединила 45 станций, из которых только 20 обеспечивают пассажирские перевозки. Более половины ориентированы на грузооборот. Дорога протянулась на 1035 км, проходя через 167 тоннелей и 301 мост. Пассажирский поезд, идущий со скоростью 160 км/час, добирается из Куньмина в Вьентьян за 10 часов. Действительно, современная скорость. Строительство суперсовременной скоростной дороги крайне важно для эффективного развития экономики двух стран. Показательно в этом смысле заявлене China Railway Group: "Этот проект поможет превратить небольшой Лаос из страны, не имеющей выхода к морю, в страну, связанную с сушей". Железная дорога из Китая в Лаос – часть флагманской инициативы экономического сопряжения Си Цзиньпина "Пояс и путь". Особое значение этому проекту придает факт первенства: ветка Вьентьян – Куньмин впервые открывает сухопутный путь из КНР в Юго-Восточную Азию. Участок, соединяющий Вьентьян и Ботен (на северной границе с КНР), обеспечивает Лаосу наземную связь с глобальными и региональными цепочками поставок. Это, в свою очередь, сделает страну более привлекательной для инвесторов, создаст новые рабочие места, обеспечит приток туристов и ускорит экономический рост. "И все бы хорошо, да что-то нехорошо". Аналитиков волнует вопрос: сможет ли Вьентьян выплатить Пекину миллиардный долг? Общая сумма долга страны составляет 1,54 млрд долл. При этом недавний кредит почти в 480 млн долл. Предоставил правительству Лаоса Экспортно-импортный банк Китая (для погашения 2/3 доли в акционерном капитале). Как говорил В. Шаламов, "надежда – мать дураков". Поэтому надеяться на чудо не стоит. Бедная азиатская страна, конечно, не выплатит эти долги. Скорее всего, сработает схема, которую Пекин успешно применял в других странах. Так, Шри-Ланка, перегруженная инфраструктурными долгами китайским фирмам, вынуждена была передать Китаю в счет оплаты инвестиций крупный и стратегически важный национальный порт. Еще один пример – Уганда, правительство которой подписало контракты с китайскими инвесторами на сумму в 580 млн долл. на строительство магистрали от столицы страны Кампалы до аэропорта. Трасса должна была стать транспортным хабом для Уганды и сопредельных стран. Это был первый проект государственно-частного партнерства в стране. При этом китайская компания стала в итоге единственным конкурсантом торгов, а финальная стоимость проекта составила 1,5 млрд долл. Резкое увеличение стоимости проекта объясняется монополистической кредитной властью концессионера, а отсутствие других конкурсантов – косвенное подтверждение финансовой непривлекательности проекта. Вывод может быть один: концессионер, скорее всего, преследует не только экономические (капитализм), но и (гео)политические (территориализм) цели. Динамика роста долговой зависимости (левереджем которой являются долговые обязательства по инфраструктурным проектам) может в итоге привести к потере бедными азиатскими странами не только важных объектов недвижимости, но в перспективе экономической и политической самостоятельности. Как гласит одна из китайских стратагем, "цикада сбрасывает золотую кожицу" – доступность инвестиций и привлекательность будущих дивидендов приводит к росту экономической зависимости.

new.growfood.pro
реклама
Получить предложение
Подвинуть Индию: китайские инвестиции в Непале

В октябре 2019 г. состоялся первый за 23 года государственный визит председателя КНР в Непал. Встреча лидеров двух стран ознаменовала открытие новой эпохи в китайско-непальских отношениях. Показательны слова премьер-министра Непала Кхадга Прасада Шарма Оли: "Развитие и процветание Китая открывает важные возможности для Непала". В свою очередь Си Цзиньпин заверил коллегу, что "в будущем Китай продолжит наращивать масштабы инвестиций и капиталовложений в инфраструктуру и прочие сферы Непала, будет помогать экономическому развитию страны и улучшению жизни народа". Непал – особая зона интересов Поднебесной, что определяется как экономикой, так и геополитикой. На протяжении столетий Непал являлся буферной зоной между Китаем и Индией. Региональные гиганты всегда боролись за установление здесь своего влияния. Действующее правительство Непала, преодолевающее последствия тяжелой гражданской войны (1996–2006 гг.) и ликвидации монархии, стало в большей степени ориентироваться на Китай. Однако Нью-Дели не собирается сдавать свои позиции. Серия крупнейших землетрясений весной 2015 г. разрушила значительную часть страны и нанесла колоссальный ущерб экономике (оценивается в 50% ВВП, или 10 млрд долл.). Трагедия стала фактором усиления соперничества между Индией и Китаем, что вылилось в волну предложений по ликвидации последствий трагедии. Индия не только отреагировала первой, направив 13 воздушных судов в зону катастрофы, более 500 спасателей, гуманитарную помощь и необходимое оборудование для поиска раненых и погибших, но и заявила о готовности выделить миллиард долларов для восстановления Непала. Пекин ответил на эти шаги гуманитарной миссией Народноосвободительной армии Китая, которая стала самой масштабной, примененной за рубежом. К настоящему моменту, несмотря на то что индийский фактор в Непале остается весьма существенным, около 1% (3 млн) непальцев живут и работают в Индии, а индийское правительство предоставило Непалу право на транзитную торговлю через свою территорию с освобождением от уплаты таможенных пошлин, Китай становится приоритетным направлением внешних связей страны. Косвенным свидетельством тому является заявление Катманду о том, что правительство не потерпит у себя в стране никакой̆ антикитайской политической активности тибетцев. Медленное поглощение пространства по принципу цань ши на практике осуществляется Пекином, как и в других регионах, посредством инвестиций и культурной дипломатии. Китай стал крупнейшим иностранным инвестором и импортером в Непале в 2014 г.: страны заключили соглашение о мерах развития северных районов страны. После землетрясений 2015 г. именно Китай первым взял на себя инициативу восстановления инфраструктуры в Непале. Пекин в пять раз увеличил безвозмездную помощь, которая составила 130 млн долл. и была направлена на развитие инфраструктуры и гидроэнергетических проектов. 2015 г. был отмечен не только трагедий для миллионов непальцев. В результате так называемой "революции избирательных урн" без каких-либо гражданских выступлений Компартия Непала во главе с революционным лидером Хадгой Прасадом Шарма Оли одержала победу на выборах, и страна постепенно стала разворачиваться в сторону Китая. Важно напомнить, что в 2018 г. правительство Непала впервые отказалось участвовать в ежегодных военных учениях в Южной Азии под эгидой Индии и США. В том же году высшее военное руководство страны отменило участие в саммитах военных лидеров региона, ориентированных на Вашингтон и НьюДели. Годом ранее Непал не только объявил, что планирует участвовать в совместных военных учениях с Китаем, но и осуществил сказанное. Военные учения Sagarmatha Friendship – 2017 проходили в Катманду в течение 10 дней. Не менее важный фактор китайского заигрывания с Катманду – нейтрализация проживающих в соседних странах тибетцев, поддерживающих идею независимости Тибета. Существенное внимание Китай уделяет культурной дипломатии: в стране успешно работают десятки курсов изучения китайского языка, Институт Конфуция в Катманду функционирует с 2007 г. Таким образом, инструментами "мягкой силы" Китай формирует фундамент будущего лояльного, а в идеале и преданного отношения непальцев. И все же приоритетными инструментами влияния остаются экономические проекты. Используя свое географическое положение, Непал пытается балансировать в отношениях с геополитическими гигантами. С одной стороны, правительство Непала заключило сделку с индийской транспортной компанией GMR (Grandhi Mallikarjuna Rao) на строительство плотины в верховьях реки Карнали, а с другой – Китай профинансировал возведение пяти контрольно-пропускных пунктов на границе в районе Гималаев, строительство дорог в центральной части Непала и прокладку железнодорожных путей как внутри Непала, так и между странами. Таким образом, в сфере водно-энергетических проектов преимущество остается за Индией, но Китай доминирует по объемам инвестиций и товарооборота. Конкуренция за Непал обусловлена для Пекина не только необходимостью включения страны в проект "Один пояс – один путь", но и растущей потребностью в водных ресурсах. Возможности для развития гидроэлектроэнергии у Непала колоссальные: потенциально он может поставлять электроэнергию как для внутреннего, так и для регионального потребления. Однако в силу экономической слабости страна использует менее одного процента своего гидроэнергетического потенциала. Умелая политика конкуренции с индийскими компаниями существенным образом усилила присутствие Китая в стране: в 2017 г. Катманду предложил Пекину список из 35 потенциальных проектов. Итогом долгих согласований стали девять проектов, а Китай стал крупнейшим источником прямых иностранных инвестиций, оставаясь все еще вторым по величине торговым партнером. В период с 2017 по 2018 г. китайские инвестиции в Непал достигли 493 млн долл. В апреле 2019 г. на втором форуме инициативы "Один пояс – один путь" Непал был официально включен в проект, подписан китайсконепальский транзитный договор. Документ, в частности, содержит договоренности о морских перевозках непальских грузов и доступе непальских компаний к шести китайским портам, которые являются связующими точками трансгималайской сети.

new.growfood.pro
реклама
Получить предложение
Двойственные эффекты китайского проекта "Один пояс – один путь" отмечают все международные аналитические центры и финансовые структуры. С одной стороны, страны АТР получают инфраструктуру, в которой они остро нуждаются для выхода на новый уровень экономического развития. Сокращение инфраструктурного дисбаланса должно привести к стимулированию внутрирегиональной деловой активности и дальнейшему подъему отраслей экономики (в том числе за счет повышения совокупного уровня спроса, сокращения логистических издержек, диверсификации экспорта и усиления регионального взаимодействия), а с другой – китайское присутствие сопряжено с целым рядом издержек для бедных стран. Длинные кредиты могут превратиться в долговую ловушку. Китай всегда ведет долгую игру. Названные тактические шаги подчинены одной стратегической цели Пекина – использовать страны АТР в качестве транзитной зоны для продвижения проекта "Один пояс – один путь" в Европу и тем самым связать все (или почти все) евразийское пространство. Не стоит также исключать стремление Пекина закрепиться в политическом пространстве стран региона, эксплуатируя их слабые экономику и управление. Такой подход может быть выражен еще одной китайской стратагемой: "Объявить, что только собираешься пройти сквозь государство Го, и захватить его". Свой "сосуд власти" Китай расширяет и наполняет одновременно. Методология Дж. Арриги находит подтверждение в политике Пекина в АТР: логика территориализма (охват проектом "Один пояс – один путь" все большего количества стран) дополняется логикой капитализма, что означает рост инвестиционных предложений и участия в инфраструктурных проектах. Для бедных стран, в том числе для Лаоса и Непала, концентрация капитала китайских компаний в перспективе и наличие длинных кредитных "хвостов" может привести к переходу ряда объектов с китайским участием под полный контроль Пекина, что, в свою очередь, усиливает его политическое влияние.

Пономарева Елена Георгиевна – профессор, доктор политических наук, профессор кафедры сравнительной политологии МГИМО МИД России

Павлова Вихра Иванова – доктор философии, главный научный сотрудник секции "Социальные теории, стратегии и прогнозы" Института философии и социологии (Болгарская академия наук, София)

Источник: журнал "ОБОЗРЕВАТЕЛЬ–OBSERVER" № 1 2022

Источник - zavtra.ru
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1644584820


Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Инициированный депутатами закон по вопросам науки и образования одобрили сенаторы
- Олжас Бектенов и Глава Республики Саха Айсен Николаев обсудили вопросы торгово-экономического сотрудничества
- Олжас Бектенов с главами дипмиссий стран Европейского Союза обсудил вопросы управления водными ресурсами
- Госсоветник принял участие в Форуме представителей интеллигенции и творчества Казахстана и Кыргызстана
- Кадровые перестановки
- Казахстан готов провести торгово-экономическую миссию в Якутии
- О заседании Совета министров иностранных дел Казахстана и Кыргызстана в Астане
- КазМунайГаз, Сибур и Sinopec обсудили реализацию проекта строительства завода по производству полиэтилена
- Вопросы мониторинга распределения бюджетных средств по ликвидации паводков обсудили в Антикоре
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх