КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDARSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Суббота, 11.03.2023
23:13  Жители Нарына митингом протеста заставили пообщаться с ними президента Жапарова
19:51  Почему русские опять массово покидают Казахстан, - МК
19:31  Индийская дилемма России. Почему буксует "Большая стратегия" Москвы в регионе, - Ниведита Капур
19:30  Сто шагов назад, цугцванг или рокировка: что происходит между КНР и ЕС?
19:27  Uzbekistan Airways возглавил Шухрат Худайкулов
19:19  Шагнуть за порог глобального мира, - Дм.Евстафьев
19:14  Бекзод Шукуров стал пресс-секретарем премьер-министра Узбекистана

19:11  Цель Эрдогана - качественно повысить статус Турции в международных делах, средства же могут быть разными
18:39  Казахстан решил вычислить предложившую внести его в "черный список" Шенгена страну ЕС
18:35  Мазари-Шариф. Террорист-смертник подорвал афганских журналистов в иранском культурном центре
18:23  Брат по расчетам: доля юаня в российском экспорте подскочила в 32 раза
18:20  Патогенная инженерия: биолаборатории США продолжают работать на Украине
16:30  "Запретные земли" Центральной Азии по сведениям русских путешественников, - Р.Почекаев
16:27  Пригожин (ЧВК "Вагнер") заявил, что в 2024 году будет баллотироваться в президенты
16:23  Казахстанский гимнаст Милад Карими стал первым на этапе Кубка мира
16:11  Политика открытости Узбекистана изменила политико-экономический климат в регионе, - Р.Махмудов
11:45  Новый поворот с турецким хабом: Анкара выбивает деньги из Москвы, - МК
11:17  Свыше 80 мечетей в Жалал-Абадской области построены незаконно
11:12  Депутат ЕП Уоллес: Европу ждет страшное будущее из-за ссоры с Китаем
11:08  Факторы развития стратегии мировой гибридной войны, - Александр Бартош
11:07  Скандальные выборы в Эстонии: электронное голосование предпочло войну
11:05  Как инвестиционный фонд BlackRock спровоцировал глобальный энергетический кризис
09:40  Жапаров объяснил кыргызам. Зачем нужна новая 20-тысячная мечеть в селе Орто-Сай
09:36  Узбекистан вновь хочет обновить Конституцию. Теперь более чем наполовину
09:21  Визит главы Пентагона в Ирак: подготовка удара по Ирану и вытеснение России
08:57  В Китае избрали нового премьера. Им стал - товарищ из Шанхая Ли Цян
02:31  Кадровые перестановки в Узбекистане: уволенные чиновники уходят либо в бизнес, либо в тень, - И.Арбышев
02:01  Россию заменят Казахстаном? США будут покупать уран по-новому, - СП
01:34  Зачем Китаю нужен "газовый союз" России, Казахстана и Узбекистана? - М.Белова
00:07  Россия подарила Казахстану искусственный спутник Земли "Экран-М"
Пятница, 10.03.2023
22:39  ЧВК "Вагнер" прогрызает оборону бандер у Артемовска
22:25  Российское посольство в Турции прокомментировало остановку транзита товаров
22:23  Трамплин для майдана. Чем Грузия поплатится за отмену закона об иноагентах
20:40  Ближневосточная сенсация: Китай помирил заклятых врагов, - А.Яшлавский
20:17  На Байконуре вспыхнул космический скандал: Казахстан наложил на имущество Роскосмоса многомиллиардный арест, - МК
20:15  БандерВласти национализируют православную Киево-Печерскую Лавру. Монахи - геть!
20:12  Промышленный номадизм, - katehon.com
20:09  Блинкен в ЦАзии. Маршруты материковых плит, - Виктор Дубовицкий
20:06  Геополитика энергосетей, - Л.Савин
20:02  Живее всех неживых. Байден против Трампа.., - И.Титов
19:17  Зеленский заявил о непричастности Киева к подрывам "Северных потоков"
19:13  Попавшие в паутину. Чем сообщество "Редан" привлекает подростков в Узбекистане
19:12  Кыргызстан и Узбекистан утвердили "дорожную карту" по продвижению приоритетных проектов
18:37  Китай начинает издеваться над Америкой, - Дм.Косырев
18:33  Бишкек. На месте ресторана "Нарын" построят бизнес-центр. Президент Жапаров наложил в капсулу
18:32  В городе Ош ликвидирован Музей изобразительных искусств имени Асранкулова. За ненадобностью...
18:00  Индия в угаре шовинизма, - Сергей Кожемякин
14:35  Иран и Саудовская Аравия договорились о нормализации отношений
13:22  Референдум по новой Конституции Узбекистана назначен на 30 апреля
12:18  Пентагон попал в ловушку собственных преступлений, - "Взгляд"
11:46  Национальная трагедия в Греции ставит все с ног на голову - массовые беспорядки после жуткой ж.д. катастрофы
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
Индийская дилемма России. Почему буксует "Большая стратегия" Москвы в регионе, - Ниведита Капур
19:31 11.03.2023

Индийская дилемма России
Почему буксует "Большая стратегия" Москвы в регионе

НИВЕДИТА КАПУР
Научный сотрудник Международной лаборатории исследований мирового порядка и нового регионализма Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики".

Стратегическое партнерство Индии и России, с одной стороны, характеризуется отсутствием прямых конфликтов по конкретным вопросам, что открывает обоим партнерам пространство маневрирования в региональной и мировой политике. Для Индии связи с Россией особенно значимы и актуальны в связи с крупномасштабным импортом вооружений и тем местом, которое Россия занимает в континентальной Евразии. Москва же приветствует превращение Индии в могущественную державу, оказывающую влияние на мировую политику.

С другой стороны, эти позитивные факторы не смогли предотвратить стагнацию отношений, поскольку двусторонняя повестка застопорилась на вопросах, выходящих за рамки оборонного и энергетического сотрудничества. Общеэкономическое взаимодействие пребывает в состоянии застоя уже несколько лет, а региональные многосторонние структуры, в которых Индия и Россия играют ключевые роли – РИК, БРИКС и ШОС, – функционируют с переменным успехом, демонстрируя сложную динамику из-за присутствия других игроков.

Индийско-российское партнерство необходимо наполнить более существенным содержанием.

У России пока отсутствует "Большая стратегия" в отношении Азиатско-Тихоокеанского региона. Изъяны российской политики в регионе объясняют, почему "особое и привилегированное стратегическое партнерство" с Индией не приносит больших дивидендов.

"Большая стратегия" России на Востоке: концептуализация

По мнению Нины Силове, "Большая стратегия" имеет три значения или смысла: план, организующий принцип и модель поведения[1]. "Большая стратегия" России как план действий ставит во главу угла укрепление страны в качестве центра влияния в системе международных отношений, проведение независимой внутренней и внешней политики, продвижение взаимовыгодных и равноправных отношений с иностранными государствами, сопротивление внешнему давлению. Российская "Большая стратегия" четко ориентирована на Восток в целом и Индию в частности, о чем говорится в программных документах, а именно в Концепции внешней политики РФ 2016 г.[2] и Стратегии национальной безопасности (СНБ) 2021 года.[3]

Кроме того, на высшем государственном уровне отмечается, что центр тяжести в мировой политике смещается в АТР[4], поэтому важно обеспечить там стабильность и безопасность. Значительный рост интереса Москвы к этой части мира особенно очевиден после того, как отношения России с Западом скатились в долгосрочный кризис[5]. В Стратегии национальной безопасности 2021 г. отсутствуют разделы, касающиеся сотрудничества с США, НАТО и ЕС, которые имелись в предыдущих версиях. Вместо этого СНБ-2021 оговаривает необходимость выстраивания отношений в форматах СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, БРИКС и ШОС, а также отдельно с Индией и Китаем.

Второе значение "Большой стратегии" – как организующего принципа – предполагает рассматривать ее в качестве "базового стратегического обзора" или "всеобъемлющей внешнеполитической доктрины", менее детализированных по сравнению с планом. "Поворот на Восток" России может расцениваться как раз так, поскольку включает в себя повышенное внимание к Евразии, Азиатско-Тихоокеанскому бассейну и Индии.

Третье значение "Большой стратегии" – как модели поведения – подразумевает "долгосрочную схему распределения и использования государством военных, дипломатических и экономических средств для достижения поставленных целей"[6]. Именно здесь российская "Большая стратегия" на Востоке испытывает наибольшие затруднения: отсутствие последовательной концепции распределения средств для достижения целей усугубляется несоответствием между устремлениями и реальными возможностями. На протяжении многих лет государственные ресурсы Москвы в основном направлялись на проведение политики в отношении ближайшей постсоветской периферии и Запада, в то время как на Востоке, и конкретно в АТР, усилия носили фрагментарный характер, а основная часть усилий и ресурсов приходилась на Китай.

Россия на Востоке в постсоветский период

В начале постсоветского периода внешняя политика России была направлена на диверсификацию отношений с незападными странами, особенно с ключевыми центрами в Азиатско-Тихоокеанском регионе, на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке[7]. Эти усилия предпринимались на протяжении двух десятилетий и активизировались после украинского кризиса 2014 г., который предвещал разрыв отношений с Западом. Признавая важность Азиатско-Тихоокеанского региона как движущей силы мировой геополитики и геоэкономики, Россия переключила туда внимание, приняв программу "поворота на Восток", о которой официально объявили на саммите АТЭС во Владивостоке в 2012 году. Цели "поворота на Восток" носят как экономический (интеграция российского Дальнего Востока и Сибири с экономиками Азиатско-Тихоокеанского бассейна), так и стратегический характер (повышение влияния России в АТР).

Хотя разные регионы незападного мира важны для России по разным причинам, есть и такие, без которых не обойтись, если Россия хочет сохранить позиции независимого центра в формирующемся многополярном мире. К ним (наряду с Северной Америкой и Европой) относится Азиатско-Тихоокеанский регион – одна из трех ключевых движущих сил мирового экономического роста. Успех в АТР важен для России, стремящейся стать евразийской державой и извлекать максимальную выгоду из своих обширных географических просторов. Подобные ожидания просматриваются в отношении "многоуровневой интеграционной модели" Большого евразийского партнерства (БЕП), предложенной в 2015 году[8]. Сердцевиной инициативы является создание Евразийского экономического союза, который укрепляет связи со странами-членами ШОС, АСЕАН и другими евразийскими государствами, простирающимися от Атлантики до Тихого океана[9].

Чтобы оценить успех заявленной стратегии на Востоке, важно рассмотреть политику России в отношении АТР с точки зрения распределения и использования ее военных, дипломатических и экономических возможностей. Россия остается вторым по величине (после США) поставщиком вооружений в регион и крупнейшим экспортером оружия в Юго-Восточную Азию, Китай и Индию, что является весомым фактором сохранения партнерских отношений. Возможности России по части обычных вооружений в Северо-Восточной Азии и более тесное взаимодействие с Китаем обеспечивают ее солидное присутствие, хотя оборонные связи России в регионе слабее, чем у других держав[10]. В 2011–2015 и в 2016–2020 гг. общий объем российского экспорта в Азию и Океанию снизился на 36%. Стокгольмский институт исследования проблем мира (SIPRI) объясняет это сокращением заказов со стороны Индии и Вьетнама, стремящихся диверсифицировать источники импорта вооружений[11]. В этом отношении Китай в ближайшем будущем может стать сильным конкурентом России на азиатском рынке, поскольку он заинтересован в экспорте оружия собственного производства.

В Юго-Восточной Азии статус России как ведущего поставщика оружия не означает автоматически более широкого геополитического влияния. Это объясняется отсутствием значительного экономического присутствия России в регионе. Другие заинтересованные стороны, включая западные государства, имеют давние оборонные и военные связи с АТР, поскольку тесно интегрированы в экономические и инвестиционные структуры азиатско-тихоокеанских экономик.

Ведущие торговые партнеры России в регионе – Китай, Япония и Южная Корея, на долю которых приходится почти 80% всей региональной торговли, причем Китай значительно опережает остальные страны по объему экспорта и импорта. И Япония, и Южная Корея заинтересованы в экономическом сотрудничестве с Россией, в том числе на Дальнем Востоке. К сожалению, ограниченность иностранных инвестиций тормозит развитие российского Дальнего Востока. После начала специальной военной операции России на Украине в феврале 2022 г. Токио и Сеул присоединились к западным санкциям, что застопорило дальнейшее развитие торговых связей. Это в значительной степени усугубит и без того непропорционально большую зависимость России от Китая; на самом деле КНР уже стала центральным партнером России благодаря успеху Большого евразийского партнерства и сотрудничеству в формате ЕАЭС – "Пояс и путь".

Что касается дипломатического взаимодействия, Россия сохраняет тесные связи и с Китаем, и с Индией. В случае с КНР обе стороны не только решили пограничные вопросы и внесли огромный вклад в "мирный процесс"; их отношения официально названы "лучшими за всю историю". Нынешняя конфронтация с Соединенными Штатами также способствовала укреплению контактов, этому же благоприятствует взаимодополняющий характер экономик. Си Цзиньпин и Путин встречались много раз, и в совместном заявлении после одной из последних встреч говорится, что Китай одобряет линию России, которая противостоит расширению НАТО.

Индия и Россия регулярно проводят ежегодные встречи на высшем уровне с 2000 г. (за исключением 2020 и 2022 гг.), а в 2010 г. их отношения были официально повышены до уровня "особого и привилегированного стратегического партнерства".

Тесное сотрудничество в обороне и энергетике, взаимная заинтересованность в становлении многополярного мира помогли выстроить доверительные отношения.

Однако экономические связи по-прежнему слабы, а отношения все чаще воспринимаются как стагнирующие, подверженные влиянию внешних факторов, которым трудно противодействовать. Важно отметить, что Индия не осудила военную кампанию России на Украине и не присоединилась к западным санкциям, хотя на встрече в кулуарах саммита ШОС осенью 2022 г. премьер-министр Моди сказал президенту Путину, что "сейчас не время для войны".

Россия также прилагала усилия для установления благоприятных политических связей с Японией и Южной Кореей, несмотря на продолжающийся территориальный спор с первой. Однако сегодня отношения России с этими государствами сталкиваются с качественно более серьезными новыми вызовами.

Что касается взаимодействия России с АСЕАН, то на протяжении нескольких лет наблюдаются пробелы во встречах на высшем уровне, поскольку Владимир Путин нерегулярно посещает мероприятия АСЕАН/АТЭС/ЕАЭС. Юго-Восточная Азия, учитывая ее нейтральную позицию, воспринимает Россию положительно, но остается, по сути, низкоприоритетным регионом для Москвы, которая, похоже, отдает большую часть своего внимания отдельным традиционным партнерам, таким как Вьетнам.

В целом после окончания холодной войны Россия добилась в АТР неоднозначных результатов; использование ею военных и невоенных ресурсов оставалось неравномерным в большинстве стран региона, за исключением Китая. Между тем именно экономическое значение Азиатско-Тихоокеанского региона многократно повышает его стратегическую ценность. Описанные выше слабости России делают ее менее влиятельным участником дебатов по таким важным вопросам, как последствия соперничества между США и Китаем, выравнивание позиций ключевых средних держав, региональные торговые соглашения, влияние четвертой промышленной революции на динамику в регионе. Наблюдается стремление к переосмыслению Азиатско-Тихоокеанского региона как Индо-Тихоокеанского, а также к устойчивому развитию партнерских отношений в рамках "Четверки" (QUAD) и АUKUS (Трехстороннего оборонного альянса Австралии, Великобритании и США). Хотя Россия высказалась против этих последних изменений в региональной архитектуре, ее усилия по реализации "поворота на Восток" пока не увенчались желаемым успехом, а идея создания Большого евразийского партнерства все еще довольно туманная перспектива, поскольку не имеет четкого механизма реализации[12].

Хотя Россия возродилась после распада Советского Союза и расширила влияние в разных частях мира как держава "хорошего уровня"[13], она по-прежнему сталкивается с "ограниченностью ресурсов", что "структурно снижает ее возможности" при воплощении амбиций в действенную политику[14]. В Азии формируется новый региональный порядок. Он влияет на состояние глобальной системы и предвещает далеко идущие последствия для самой России в плане проецирования силы в недалеком будущем. Москва может столкнуться с препятствиями, поскольку старается быть субъектом нормотворчества в регионе с неясно выраженной многополярностью, а ее возможности, в том числе силовые, ограничены. Наследие и нынешнее позиционирование России приводит к тому, что ее стремление к великодержавному статусу в регионе признается не всеми, что делает ее положение более шатким по сравнению с другими державами Азиатско-Тихоокеанского региона.

Впечатляющая география России не означает автоматически ее способности действовать в качестве влиятельной державы на всей территории Евразии: такой статус создается сочетанием политической, дипломатической и военной мощи государства.

Кроме того, сохраняющийся "кризис идентичности" России[15] – постоянные рассуждения о том, является ли она европейской или евразийской державой, – с течением лет способствовал тому, что ее "статус в новом мировом порядке остается неопределенным"[16].

Рост напряженности в отношениях с Западом повлиял на присутствие России в Азиатско-Тихоокеанском регионе в двух аспектах. Во-первых, санкции усугубили и без того непрочное экономическое положение России: нехватка ресурсов ощущается острее, а возможности страны как привлекательного игрока на Востоке сузились. В долгосрочной перспективе серьезной проблемой может стать растущая зависимость России от Китая. Эксперты ожидают, что китайско-российские отношения станут более тесными и повлияют на планы Москвы по диверсификации в Азии[17]. Поддержка со стороны Китая сразу не придет, КНР выжидает, чтобы оценить риски, связанные с вторичными санкциями США за сотрудничество с Россией, определить благоприятные условия для выхода на российский рынок. В отсутствие альтернатив Пекин вполне может стать ведущим торговым и политическим партнером, с которым Москва будет обмениваться идеями по противостоянию американскому доминированию. Но, вероятнее всего, России предпочтительнее сохранить независимость в отношениях с Китаем, поэтому партнерство с Индией особенно ценно. Россия выигрывает от такого партнерства с учетом асимметричных отношений с Китаем, а Индии выгодна независимая позиция России, которая могла бы внести вклад в продвижение многополярного баланса сил. В то время, когда ключевые страны региона, такие как Индия, желают справиться с ростом напористости Китая, однобокое развитие китайско-российских отношений окажется еще большим препятствием попыткам Москвы позиционировать себя в качестве независимого балансира и играть такую роль, которую приветствовал бы Азиатско-Тихоокеанский регион.

Второй фактор, напрямую связанный с первым, – диссонанс между подходом России к региональным событиям и позицией, которую занимают некоторые ее партнеры в АТР. Россия рассматривает концепт Индо-Тихоокеанского региона и "Четверку" через призму антизападной политики. Другими словами, несмотря на заявленную приверженность Востоку, Россия отдает приоритет использованию своих ограниченных ресурсов на западном направлении. Историки ощущают дежавю, анализируя политику Москвы в Азиатско-Тихоокеанском бассейне. За два столетия Россия неоднократно объявляла о планах сосредоточиться на этом регионе, но они быстро сходили на нет[18]. По прошествии некоторого времени Россия вновь и вновь отворачивалась от АТР для решения насущных внутренних или внешнеполитических проблем с Западом. Это серьезный недостаток российской стратегии.

Кроме того, в теории "Большой стратегии" есть положение, требующее объединения военных и невоенных элементов для продвижения долгосрочных интересов[19]. Этого как раз не хватает в восточной политике России в целом и в ее азиатско-тихоокеанской линии в частности. Таким образом, Россия должна решить, какую роль она хочет играть в регионе, и выделить ресурсы, необходимые для достижения целей, поскольку это совершенно необходимо для реализации "Большой стратегии"[20].

Последствия отношений с Индией для внешней политики России

Кеннет Уолтц утверждает, что рейтинг великих держав зависит от сочетания разных факторов: "размера территории и численности населения, обеспеченности ресурсами, экономического потенциала, военной и политической стабильности и компетентности"[21]. В случае с Россией военный потенциал, географические просторы, ядерное сдерживание и обеспеченность ресурсами работали в ее пользу. Несмотря на постоянное отставание в экономическом и технологическом развитии, она использовала потенциал проецирования силы ограниченно, но целенаправленно для достижения стратегических целей. Однако сильные стороны России не могли скрыть недостаточное выделение ресурсов на программу действий в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Главная слабость в том, что убедительность дипломатическим инициативам Москвы придавал военный, а не экономический потенциал[22], и это предопределило шаткость позиций Москвы на Востоке. Еще до нынешнего украинского кризиса России нужно было как можно быстрее пересмотреть политику в отношении Востока, чтобы обеспечить себе роль глобальной державы в будущем. А сейчас Россия отрезана от западных – прежде всего экономических – связей, не создав аналогичных на Востоке.

В настоящее время Россия испытывает трудности во всех трех экономически динамичных регионах мира: АТР, Америке и Европе, что может стать серьезным препятствием для ее претензий на статус великой державы. Россия давно призывает отказаться от блоковой политики в АТР и установить полицентрический порядок.

Тем не менее она сама не выполнила основного условия достижения этой цели – не заняла здесь действенную многовекторную позицию, которая дополняла бы другие державы.

В этой ситуации, несмотря на сильные стороны индийско-российских отношений, российская "Большая стратегия", если рассматривать ее в более широком региональном контексте, обнаруживает экономическую ущербность, ограничивающую дальнейшее развитие "особого и привилегированного стратегического партнерства". За исключением активизации связей с Китаем, что вызывает обеспокоенность в Нью-Дели, Россия не смогла существенно расширить присутствие в регионе, который остается важнейшим для Индии. Цели последней – достижение экономического роста, решение проблем с Пакистаном и Китаем, которые чрезвычайно тревожат страну, сохранение позиции ключевой региональной державы в Азиатско-Тихоокеанском регионе, обеспечение стабильности в соседних странах. Все эти цели требуют от Индии взаимодействия с державами-единомышленницами – не только с коллективным Западом, но и с региональными средними державами[23]. Однако Нью-Дели пришлось столкнуться с тем, что Россия как стратегический партнер не является в АТР державой, решающей в военном или экономическом отношении. США остаются "существенной" силой, а Россия – "желательным" партнером[24]. Это объясняет, почему, несмотря на выгоды, получаемые обеими сторонами от добросердечных связей, отношения продолжают стагнировать[25].

Как и других региональных игроков, Индию все больше заботит подъем и усиление Китая. По этой причине она вынуждена полагаться на Соединенные Штаты как гаранта безопасности в регионе и важнейшую сторону в противостоянии с Китаем[26]. В последние годы это нашло отражение в присоединении Дели к "Четверке" QUAD и активном участии в формировании Индо-Тихоокеанского региона. Стремясь сдерживать Китай, Индия делает ставку на нейтральную Россию как важный актив и хочет, чтобы ее стратегический партнер играл балансирующую роль, не допуская возникновения в Азии однополярного или биполярного порядка. Однако Россия продолжает игнорировать роль региональных государств в формировании повестки дня Индо-Тихоокеанского региона, создавая новые разделительные линии даже в отношениях с дружественными державами[27]. Противодействие России идее Индо-Тихоокеанского формата также вызывает недовольство из-за отсутствия какой-либо жизнеспособной альтернативы, которую Москва могла бы вынести для обсуждения. Идея России создать общую архитектуру безопасности в АТР не подкреплена конкретными предложениями, поэтому не получает поддержки[28].

Именно в этом контексте неоспорима важность "Большой стратегии" на Востоке и необходимость направления в АТР дипломатических, экономических и военных ресурсов. Такие игроки, как США и Франция, похоже, осознают, насколько это существенно. Россия же, напротив, менее активна, и хотя партнерство с такими державами, как Индия, помогло ей избежать полной изоляции после февраля 2022 г., Москва не работает над устранением ключевых причин недостаточного взаимодействия с Востоком. Экономические последствия западных санкций способны подорвать даже скромные торговые отношения между двумя стратегическими партнерами и заставить Индию пересмотреть зависимость от импорта российского оружия. Несмотря на высокий уровень такой зависимости, опасения по поводу возможных перебоев в поставках и угроза вторичных санкций усиливают беспокойство Дели на фоне затянувшегося противостояния на китайской границе.

"Логика геополитики" до сих пор благоприятствовала развитию отношений между Индией и Россией[29], поскольку Дели высоко ценит способность России оказывать влияние в географически разных регионах. Тем не менее Россия не стала ключевым партнером Индии в Азиатско-Тихоокеанском регионе и все больше склоняется к антизападному курсу, солидаризируясь с Китаем. Кроме того, Москва не вполне точно оценила ущерб, который конфликт с Западом может нанести ее взаимодействию с Востоком.

Уже сейчас многие события в Азиатско-Тихоокеанском регионе происходят без участия России в качестве субъекта нормотворчества. Попытки Москвы вновь сблизиться со странами Востока в условиях, когда ей приходится преодолевать последствия войны на Украине и западных санкций, будут весьма непростым делом. Москве придется все сложнее в укреплении региональных экономических и политических связей, особенно учитывая, что некоторые азиатские страны – Япония, Сингапур, Южная Корея и Австралия – присоединились к антироссийским санкциям. Другие средние державы, которые не поддержали санкции и помогли России избежать международной изоляции, не склонны активно поддерживать военные действия России или ее противостояние Западу.

Сегодня Россия находится в ситуации, когда для нее критически важно взаимодействовать с Азиатско-Тихоокеанским регионом как будущим центром силы в мировой политике, хотя достичь этой цели стало труднее, чем когда-либо в постсоветский период. По сути, Россия разорвала отношения с Западом, пренебрегая при этом Востоком, а это значит, что, хотя она "ведет себя как великая держава", ее слабости не устраняются на фоне подъема нескольких новых держав[30].

Это ситуация, которой Индия стремится избежать, понимая, что обострение напряженности между Россией и Западом нанесет ущерб ее собственной азиатско-тихоокеанской политике и подтолкнет Москву к еще более тесному взаимодействию с Китаем.

Москва, конечно, продолжит поддерживать теплые дипломатические отношения с разными государствами, включая Индию. Последняя видит в Китае прямую угрозу и обеспокоена тем, как сокращение возможностей России скажется на ее дипломатической гибкости[31]. Кроме того, в ситуации санкций России будет трудно сразу предпринять крупные экономические шаги на Востоке; ее антизападная повестка вряд ли найдет поддержку среди региональных держав, которые, не применяя санкций против Москвы, одновременно сохраняют тесные отношения с Западом.

Помимо широкомасштабного социально-экономического воздействия санкции негативно скажутся на возможностях России по проецированию силы, что поставит под вопрос её роль в региональном балансе в Азии. Чтобы предотвратить дальнейшую стагнацию отношений со странами АТР, особенно с Индией, Москве придётся пересмотреть распределение ресурсов (дипломатических, военных и экономических), что потребует и переориентации экономики. Если Россия хочет в ближайшие годы упрочить позиционирование в регионе, ей придётся представить убедительное экономическое обоснование своей надёжности в качестве ключевого партнёра, продемонстрировать диверсифицированный набор взаимодействий с государствами региона и убедительно изложить собственный план реализации "Большой стратегии" во всём Азиатско-Тихоокеанском регионе. Важно также, что нынешнее противостояние на Украине, как ожидается, определит будущий статус России на Востоке. Если России не удастся утвердиться в качестве сильного игрока, не зависящего от Китая, такие державы, как Индия, могут пересмотреть связи с Россией как своим давним партнёром. Таким образом, будущее внешней политики России в отношении Индии и Азиатско-Тихоокеанского региона в целом также во многом зависит от исхода украинской кампании.

Источник - Россия в глобальной политике
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1678552260


Новости Казахстана
- Сенаторы одобрили законы об усилении защиты прав женщин и безопасности детей
- Спикер Парламента Грузии посетил Мажилис
- Олжас Бектенов: для защиты западных регионов от большой воды мобилизовано свыше 10 тысяч военнослужащих
- Усилить контроль за качеством питьевой воды в городе Петропавловске поручил Роман Скляр
- Дополнительная спецтехника отправлена в Иргизский район Актюбинской области для укрепления дамб
- О переговорах Министров иностранных дел Казахстана и Беларуси
- Казахстан и Россия продолжают активное сотрудничество в культурно-гуманитарной сфере
- О противопаводковых мероприятиях
- Кадровые перестановки
- В Казахстан экстрадирован руководитель преступной группы из Азербайджана
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх