КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDARSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Понедельник, 15.01.2024
22:10  Никогда не освобождайте болгар... - А.Добров
22:00  Лапка в лапку. Разворовавших Президентскую академию РАНХиГС "ученых" увели от реальных сроков
21:41  На греческом острове Эвбея археологи раскопали доселе неизвестный 34-метровый храм Артемиды (видео)
20:24  Запутанная стратегия окончательного разрешения карабахского конфликта, - А.Аваков
18:34  Наконец-то! Ракета хуситов поразила американский сухогруз "Eagle Gibraltar"
15:19  Первыми в мире: Когда китайские тайконавты планируют высадиться на Марсе
13:16  В Мексике открыли древнейший вид тиранозавра

13:14  "Спрос колоссальный": В России нуждаются в трудовых мигрантах
11:40  Одному из столпов южно-казахстанской коррупции Заманбеку Нуркадилову установят памятник
11:38  Бишкек. Кыргызский ГКНБ проводит обыск в редакции информ-агентства 24.kg
11:10  Население Земли ждет войн и экономических конфликтов в 2024 году
11:07  Интервенция, с которой начался "новый мировой порядок"
10:57  Заканчивается 10-дневная свадьба Брунейского принца Абдулы Матина и красавицы Аниши
10:56  США - мировой злодей и главный источник масштабных потрясений, - Global Times
10:55  Либерал-глобалисты готовят миру новую смертельную пандемию, - С.Аксенов
10:53  Век войн? Статья первая, - Сергей Караганов
10:52  Китай строит крупнейший в мире излучатель-синхротрон, чтобы изучать новые миры
10:26  Мутнейший каз-олигарх Итемгенов прикупает у россиян 32% железнодорожного оператора Globaltrans
09:31  Изврат во власти. Министром экономики Хорватии назначен открытый гей Хабиян
02:24  Америка - как поле боя за новый передел миропорядка, - В.Ильин
01:21  100 дней войне на Ближнем Востоке: от Газы до Йемена, - А.Яшлавский
01:06  Тайвани, родства не помнящие... Победа Лая - худший вариант для Си, - Н.Портякова
00:37  Арабский мир становится заложником ударов по Йемену, - Игорь Субботин
00:32  "Список Эпштейна": педофилия - оружие в президентской кампании США, - В.Михеев
00:30  Элиты вывозят на свалку, - Платон Беседин
00:24  ТВ врет: Положение на фронте отнюдь не такое веселое
00:16  Право сильного и Конец двойных стандартов, - Дм.Попов
00:15  Мифы о теории власти: настоящие элитарии пишут "правила игры", - Андрей Школьников
00:12  Запад превратился в прошлое человечества, - Николай Сорокин
00:11  НАТО идет в Азию. Япония становится проводником альянса в АТР, - Валерий Кистанов
Воскресенье, 14.01.2024
22:07  Почему замерзает Подмосковье? (видео)
22:00  В Исландии вулкан уничтожает старейший город Гриндавик, идет эвакуация
15:18  Миллер-кадры. Вице-президент российского "Газпромбанка" по пиару Волобуев сбежал на Украину и записался там в тероборону
13:12  Капкан захлопнулся в Йемене: США нарвались на противника, который не может проиграть, - С.Латышев
12:08  Короли и капуста: насколько могущественны криминальные картели, - Виктор Хейфец
12:06  Что БРИКС и новые члены могут дать друг другу? - Мюрсель Байрам
12:04  Оглядываясь на "Русскую весну". Цивилизационный реализм, - Борис Межуев
11:54  В Киев полетят иранские баллистические ракеты
11:53  "Удержаться на вираже". Траектории децентрализации в Советском Союзе и Китае в период реформ
11:50  "Израиль страшно деградирует", - писатель Гидеон Леви
11:42  Кому повезет в 2024-м: названы годы рождения счастливчиков (кармическая тарология)
11:40  РосТВ: рухнули рейтинги бездарного и брехливого Епрст-канала
11:26  Главное преимущество Европы теперь ее уничтожает, - Ирина Алкснис
11:02  Экономика ЕС не восстановится в 2024 году, - Чэнь Бо
10:16  Правила получения гражданства изменят в Казахстане
09:07  Демографическую проблему России смогут решить отцы, - Виталий Трофимов
01:02  Африка переселяется в Америку, - Ирина Акимушкина
00:50  Бандеровцы замучили в тюрьме критиковавшего их за зверства амер-журналиста Гонсало Лиру
00:35  Президент Узбекистана: "Если не удовлетворять спрос на новости и аналитику, это будут делать другие" (видео)
00:24  "Мясорубку" в Йемене устроили саудиты, а у американцев - "обратка", - Е.Сатановский
Суббота, 13.01.2024
18:25  Казахстанский жеребец Кабирхан выиграл престижные скачки в Дубае
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
Интервенция, с которой начался "новый мировой порядок"
11:07 15.01.2024

Для начала "нового мирового порядка" нужна война

01.01.2024
№1 2024 Январь/Февраль

ИВАН САФРАНЧУК
Профессор кафедры международных отношений и внешней политики России, директор Центра евроазиатских исследований ИМИ МГИМО МИД России.

АНДРЕЙ СУШЕНЦОВ
Декан факультета международных отношений МГИМО МИД России, программный директор Международного дискуссионного клуба "Валдай", кандидат политических наук.

Политическая эпоха, которая сейчас завершается либо уже завершилась, продолжалась примерно три десятилетия. Ее отсчет можно вести с момента, когда перемены в Советском Союзе и Восточной Европе на рубеже 1980–1990-х гг. положили конец холодной войне, и до ее возобновления в другой и намного более острой форме в начале 2020-х годов.

На заре изменений наступавший этап было принято характеризовать в возвышенных выражениях. Советское руководство объявило о "новом политическом мышлении" для страны и мира, а американское возвестило о наступлении "нового мирового порядка". Исходно казалось, что это схожие, перекликающиеся концепции. Однако довольно быстро стало ясно, что стороны имели в виду разное. Если Михаил Горбачев и его соратники рассуждали в категориях совместного созидания новой международной конструкции, то Джордж Буш-старший и его команда не предполагали никакой альтернативы американскому доминированию. Международный кризис в связи с вторжением Ирака в Кувейт в 1990 г. стал катализатором оформления американского видения мира после холодной войны.

Война с Ираном обернулась для Ирака огромными долгами[1] и подорвала его материальное положение. Однако угрозу распространения Исламской революции удалось снять, Иран был ослаблен. Саддам Хусейн добивался от монархий Персидского залива компенсации за оказанные им геополитические услуги – сдерживание экспансии Исламской революции. Хусейн шел на сотрудничество с официальным Вашингтоном (хотя некоторые круги в США резко критиковали его), но жестко пикировался с Великобританией и особенно Израилем. Эпицентром споров стал Кувейт (имевший давние разногласия с Ираком и традиционно полагавшийся на покровительство британцев), к которому Багдад предъявлял множество претензий, экономических и территориальных. В конечном счете Хусейн решил взять, как он считал, "свое" силой, и тем самым выправить экономическое положение, а также самоутвердиться политически. 2 августа 1990 г. Ирак вторгся в Кувейт и сместил эмира.

Дальнейшие события, апофеоз которых наступил в начале 1991 г. в виде операции "Буря в пустыне" под эгидой США, стали первым проявлением "нового мирового порядка".

На фоне сегодняшних драматических событий полезно вспомнить, как более тридцати лет назад СССР и США пытались стать партнерами при формировании тогда нового, а теперь разрушающегося американоцентричного мироустройства.

СССР и США используют кризис для сближения

Иракское вторжение застало глав внешнеполитических ведомств СССР и США Эдуарда Шеварднадзе и Джеймса Бейкера в Иркутске. Это была одна из множества их встреч в том году, поскольку они плотно работали по нескольким темам (Ближнего Востока среди них не было): переговоры по СНВ-1 и ДОВСЕ, объединение Германии, а также вопросы внутреннего положения в СССР – экономического и политического. Иркутск выбрали с учетом графика Бейкера, который оттуда собирался с визитом в Монголию. Шеварднадзе и Бейкер поговорили о том, полномасштабное ли это вторжение или Ирак захватит только несколько районов, и продолжили работать по прежнему плану. Но когда они разъезжались[2], стало понятно, что имеет место полноценное вторжение, и Бейкер попросил остановить советские военные поставки Ираку.

Вскоре после этого в Нью-Йорке началось экстренное заседание СБ ООН. Во время его подготовки случился такой показательный курьез. Около полуночи в Секретариат доставили письмо постпреда США Томаса Пикеринга на имя генсека с запросом о проведении чрезвычайного заседания СБ, а буквально через несколько минут появился постпред Кувейта и был смущен тем, что подает свой запрос после американцев[3]. Согласовали мягкий вариант повестки – "Ситуация в отношениях между Ираком и Кувейтом". Американцы внесли в соавторстве с восемью другими членами СБ[4] проект резолюции, тоже достаточно мягкий: осуждалось "вторжение", от Ирака требовали вывести войска и вернуться к состоянию на 1 августа, обе стороны призывались к переговорам, выражалась поддержка всем усилиям, им способствующим, особенно со стороны ЛАГ. К началу заседания было уже известно, что семья эмира эвакуировалась в Саудовскую Аравию, Ирак захватил весь Кувейт (хотя отдельные боевые столкновения еще продолжались), и там появилось временное правительство, дружественное Багдаду.

Заседание началось в шестом часу утра и продлилось чуть меньше часа. Сначала выступили представители Кувейта и Ирака. В пространном заявлении (оно заняло практически четверть заседания) кувейтский дипломат рассказал о хорошей репутации его страны в мире, а потом подчеркнул, что Кувейт не считал переговоры, проходившие перед вторжением, оконченными и ждал их продолжения. Кувейт просил способствовать выводу иракских войск. Представитель Кувейта особо акцентировал, что никакого внутреннего переворота не было. Иракский представитель, наоборот, был краток, и уложился в три-четыре минуты. В его заявлении не было прежних претензий Ирака к Кувейту, и оно сводилось к следующему: в Кувейте внутренний конфликт, оппозиция свергла эмира, сформировала новое правительство и попросила Багдад помочь обеспечить порядок в переходный период. Иракский представитель обещал, что войска будут выведены через несколько дней (максимум через несколько недель), и подчеркивал, что вопрос не должен рассматриваться СБ ООН, кувейтский народ сам определит свое внутреннее устройство. Американский представитель опроверг иракскую версию событий, напомнив, что сообщения о новом правительстве Кувейта появились только после иракского вторжения. Жестко, называя происходящее "агрессией", выступили представители Великобритании, Канады и Финляндии. Остальные, скорее, представляли дело так, что происходящее принципиально не отличается от других конфликтных ситуаций и требуется аналогичная реакция. Общим во всех выступлениях было признание спора между Ираком и Кувейтом и неприятие действий Багдада по его разрешению. Инициированный американцами проект резолюции отражал такие настроения и был одобрен 14 голосами (представитель Йемена, дружественного Ираку, не голосовал). Так появилась резолюция 660.

В Москве примерно в то же время (вторая половина дня 2 августа) подготовили два коротких заявления (они будут официально опубликованы на следующий день). Одно выражало критическое отношение к действиям Ирака: "Никакие спорные вопросы не оправдывают применение силы". Говорилось, что это усложняет ситуацию на Ближнем Востоке и "идет вразрез с позитивными тенденциями оздоровления международной жизни". Правительство СССР в мягких формулировках высказывалось за вывод иракских войск из Кувейта[5]. Второе заявление сообщало одной строкой о приостановке поставок вооружений и военной техники в Ирак[6].

В Вашингтоне в тот же день готовили гораздо более жесткие заявления. Утром Буш подписал указ, где не только осуждалась агрессия Ирака, но и замораживались все иракские активы в США (а также кувейтские, чтобы Ирак не смог ими воспользоваться), вводился полный запрет на торговлю с Ираком. Буш опасался, что Сенат выступит еще жестче, так и произошло. Во второй половине дня Сенат принял резолюцию[7], где нашли отражение тезисы, которые весь год продвигали негативно настроенные в отношении Ирака сенаторы. Присутствовал стандартный для них набор обвинений в нарушении прав человека, разработке ОМУ и ракетных технологий, Багдад выставлялся угрозой для всех соседей.

3 августа мир должен был узнать о советских и американских заявлениях, тональность которых была совсем разной. Однако поздним вечером 2 августа в Москве развернулась бурная деятельность по подготовке документа, который менее чем через сутки стал сенсацией. Сейчас, после множества совместных заявлений, которые подписывали в последние десятилетия Россия и Соединенные Штаты, трудно понять, насколько необычным, даже для 1990 г., было выражение совместной позиции Москвы и Вашингтона по сложнейшей мировой проблеме. Именно над таким документом закипела работа. Как именно она началась – кому пришла идея и как приступили к ее реализации – доподлинно неизвестно. Однако поздно вечером 2 августа Шеварднадзе проинформировал по телефону Михаила Горбачева (находился на отдыхе в Форосе) об идее совместного советско-американского заявления, тот поручил согласовать документ с членами Политбюро. Шеварднадзе занимался этим в ночь со 2-го на 3-е, преодолевая настороженное отношение руководителей силовых ведомств. Утром выяснилось, что советский проект не нравится американцам, его стали дополнительно править. 3 августа Бейкер принял решение лететь в Москву ради совместного заявления с Шеварднадзе. Последнюю правку утрясали перед самым объявлением, и Шеварднадзе по телефону, на слух, согласовал ее с Горбачевым.

3 августа во второй половине дня в аэропорту Внуково-2 Шеварднадзе и Бейкер огласили текст совместного заявления. В нем советскую позицию явно подтянули к американской. С самого начала говорилось об осуждении иракского вторжения (использовался язык резолюции СБ ООН, впрочем, американцам удалось втиснуть в документ и слово "агрессия"[8]), прозвучал призыв вывести войска и восстановить суверенитет, национальную независимость, законную власть и территориальную целостность (в опубликованном в тот же день советском заявлении "законной власти" в этом ряду не было), выражалась надежда на посреднические усилия Лиги арабских государств и Движения неприсоединения. Но главное в документе, вокруг чего и шли весь день основные согласования, был призыв к совместным действиям: "СССР и США идут на необычный шаг – совместно призывают все международное сообщество присоединиться к ним и в международном масштабе приостановить все поставки оружия Ираку"[9].

Огласив текст заявления, Шеварднадзе и Бейкер ответили на вопросы журналистов. Некоторые из них были о самой сути: как далеко сверхдержавы готовы идти вместе? Бейкер: "Что касается будущих шагов, то я в данный момент считал бы нецелесообразным исключать какой-либо из вариантов". Впрочем, Шеварднадзе тут же выразил надежду, что Ирак выведет войска, "избавит и свой народ, и мировое сообщество от этой неприятной ситуации". Советский министр подчеркнул, что у СССР нет планов военной операции, и добавил – "насколько мне известно, нет их и у США"[10]. Бейкер промолчал.

Для начала "нового мирового порядка" нужна война

3 августа Буш в разговоре с французским президентом Франсуа Миттераном дал понять, что делает ставку на военное решение. Он рассказал, что провел переговоры с лидерами Египта, Иордании, Саудовской Аравии, Йемена, и все они высказались в пользу дипломатии, убеждая американского президента в возможности добиться вывода иракских войск из Кувейта. Однако, поделился американский президент с французским, он не верит, что дипломатия и даже экономические санкции[11] дадут результат. Буш считал, что дело дойдет до военных действий, и он уже обсудил это с премьер-министрами Великобритании и Турции. Буш проинформировал Миттерана, что США в ближайшее время перебросят войска в Персидский залив, в том числе на территорию Саудовской Аравии (хотя согласия саудовцев еще не было – американцы им даже не сказали прямо, что хотят это сделать). Буш разговаривал с Миттераном всего через 12 часов после того, как Шеварднадзе на встрече с Бейкером в Москве говорил, что Кремль исходит из отсутствия у американцев планов военного решения кризиса (правда, госсекретарь, напомним, не комментировал эти слова). Именно ставкой на военное решение кризиса определялись дальнейшие действия Вашингтона.

Ирак не хотел войны с Соединенными Штатами. Он пытался по-своему разрядить обстановку. 3 августа был объявлен состав нового правительства Кувейта, а 5-го – решение о выводе основных иракских войск. Хусейн пытался зафиксировать свое приобретение – оставить в Кувейте подконтрольное правительство, и считать на этом кризис законченным, что предполагало отсутствие новых агрессивных действий с его стороны, но также и против него. Многие вполне могли принять подобное развитие событий. И, насколько можно судить, Хусейн всерьез рассчитывал повернуть их в такое русло. У него было устоявшееся представление о заговоре Израиля, Великобритании и "некоторых кругов в США", но и уверенность, что президент Буш заинтересован иметь с ним дело (иракского президента в этом убеждали предыдущие несколько лет).

Однако в Вашингтоне уже решили, что ни в коем случае не смирятся с контролем Ирака над Кувейтом. В первые сутки после вторжения такой вариант фигурировал. Но практически в самом начале заседания Совета национальной безопасности 3 августа Брент Скоукрофт заявил, что, мол, есть такие разговоры, и они недопустимы. Его решительно поддержали заместитель госсекретаря Лоуренс Иглбергер и министр обороны Дик Чейни. На замечание последнего, что в связи с такой установкой надо готовиться к серьезному вооруженному конфликту, Скоукрофт предупредил о недопустимости утечек на этот счет в прессу[12].

Американцы стали представлять дело так, что Хусейн может напасть еще и на Саудовскую Аравию, поскольку претендует на лидерство, причем не только региональное. Если у него в руках, кроме одной из крупнейших в мире армий (к тому же с боевым опытом), окажется и значительная часть ближневосточной нефти[13], он сможет диктовать свою волю на мировом уровне. 6 августа в Эр-Рияде король Саудовской Аравии принял Чейни и генерала Нормана Шварцкопфа. Им удалось получить согласие колебавшегося в предыдущие дни Фахда на размещение американских войск в Саудовской Аравии. Американцы убедили саудовского короля не только принять их войска, но и полностью (совместно с эмиром Кувейта) оплатить связанные с этим расходы. Переброску начали незамедлительно (официально объявили через два дня). В тот же день СБ ООН принял резолюцию о полной экономической блокаде Ирака.

Ирак тоже перешел к эскалации. 8 августа территорию Кувейта присоединяют к Ираку (формально в ответ на просьбу нового кувейтского правительства вернуть землю в лоно родины). 10 августа Хусейн выступает с жестким заявлением, называет размещение американского контингента в Саудовской Аравии попранием мусульманских святынь и призывает всех мусульман подняться на священную войну. Необходимо учитывать, что в 1990 г. массовое размещение западных военных контингентов на Ближнем Востоке воспринималось как нечто совершенно экстраординарное в широких исторических категориях. Иностранное военное присутствие прочно ассоциировалось с колониальным прошлым. В соответствии с такими настроениями требовалось общеарабское обоснование для прибытия сотен тысяч западных военных.

На 10 августа в Каире назначили саммит ЛАГ, на котором планировали не просто осудить Ирак, но и легитимировать приглашение в регион иностранных военных через решение о выделении военных контингентов арабских государств для совместных действий с американцами. Но сделать это было не просто. На саммите разгорелись споры, участники очень по-разному понимали события в регионе. Одни хотели сконцентрироваться только на действиях Ирака, другие ставили происходящее в более широкий контекст мировых событий и американской политики. Содержательные разногласия дополнились процедурными: как принимать резолюцию, содержащую пункт о выделении арабскими странами контингентов для совместных действий с американскими военными? Некоторые настаивали, что только единогласно. Особенно упорно этого требовал ливийский лидер Каддафи. Другие считали, что резолюцию можно принять простым большинством голосов. В конечном счете председательствовавший Хосни Мубарак остановил дискуссии, уже на повышенных тонах прерывая Каддафи, и вынес резолюцию на голосование. 12 делегаций проголосовали "за", и Мубарак закрыл заседание, объявив решение принятым простым большинством голосов. Соединенные Штаты, естественно, трактовали его в свою пользу.

Можно было представлять дело так, что это не американцы лезут в арабские дела, а сами арабские страны не способны разрешить кризис и приглашают США, чтобы действовать совместно.

Через два дня, 12 августа, Ирак сделал новый ход, и достаточно сильный. Суть заявления (иракцы называли его мирным планом) сводилась к тому, что на Ближнем Востоке есть другие случаи спорных оккупаций (Израиль в секторе Газа и на Западном берегу, Сирия в Ливане), и кувейтский вопрос нельзя рассматривать изолированно. Более того, надо решать все проблемы в хронологическом порядке, то есть кувейтский – в последнюю очередь, а сначала все остальные. Тактическая подоплека иракского предложения была понятна – снять остроту темы, отложить ее на потом, перевести в разряд долгосрочных, а пока оставить все как есть. Однако нельзя было полностью отрицать логику иракского предложения и наличие некоей фундаментальной основы. Действительно, почему некоторые проблемы "зависли" на десятилетия? Особенно права палестинского народа на создание своего государства.

За месяц США добились принятия пяти антииракских резолюций. Даже введение полной экономической блокады прошло относительно легко, международные санкции за неисполнение резолюций СБ ООН (а примеров их неисполнения было множество) не вводились никогда ранее, и некоторые страны обращали на это внимание во время дебатов в Совбезе. Спорили с американцами Йемен и Куба, идея не нравилась СССР и Китаю, сомневалась Франция.

Кризис активно обсуждался по всему миру. Например, Тунис и Иордания предлагали разместить на Ближнем Востоке ооновские войска, а не американские. Впрочем, никто не хотел оказаться в оппозиции Вашингтону. Москва вела активную дипломатическую работу. Советские дипломаты пытались затвердить, что переброска американского контингента на Ближний Восток – мера временная, и он будет выведен после разрешения кризиса (американцы говорили, что именно так намерены поступить). СССР предлагал мирную конференцию по ближневосточной проблематике. В общем, советское руководство было в центре событий. В последних числах августа помощник Горбачева по внешнеполитическим вопросам Анатолий Черняев записал в личном дневнике: "В общем-то, мы пока там (в иракском вопросе. – Прим. авт.) "в белом жабо". И сохраняем новое мышление". Впрочем, тревожные предчувствия в советском руководстве уже были, потому что сразу следовала оговорка: "Но если Хусейн не отступит, будет кошмар"[14].

В начале сентября американцы пришли к тому, что их цель – не только защита Саудовской Аравии и освобождение Кувейта, но нечто большее. В США сформировалось представление, что иракский кризис и способы его разрешения – не текущий сюжет ближневосточной политики, а вопрос мирового порядка, который приходит на смену холодной войне.

Соединенные Штаты претендовали на то, чтобы действовать во имя и от имени мирового сообщества, они полностью отождествляли свои подходы и практические интересы с мировыми.

Годом ранее, в сентябре 1989 г., была опубликована нашумевшая статья Фрэнсиса Фукуямы "Конец истории?", в которой текущие мировые события рассматривались через призму гегелевского идеализма и диалектики: все альтернативы западному пути (демократии и рыночной экономике) провалились, механизм исторического процесса остановился. Суть его заключалась в том, что у тезиса (превалирующего взгляда) появляется антитезис (альтернатива), они борются, потом происходит их синтез, который становится новым тезисом, затем опять возникает антитезис и так далее. Теперь альтернативы западной системе нет и не будет – так Фукуяма зафиксировал доминировавшие в США настроения. Осенью 1990 г. американцам уже не на теоретическом, а на практическом уровне, в рамках выбранного подхода к иракскому кризису, было важно, чтобы никто им не противодействовал и не представлял альтернативы.

Сотрудничество с США не проще, чем конфронтация

В начале сентября американцы еще не сообщили советскому руководству о готовности применить силу и опасались реакции Горбачева. Когда 7 августа Госдепартамент информировал Шеварднадзе (сначала через американского посла в Москве, потом звонил Бейкер) о начале переброски войск в Саудовскую Аравию, они столкнулись с серьезным недовольством и раздражением настроенного на сотрудничество с ними министра. Бейкер заверял, что войска нужны только для защиты Саудовской Аравии, и скоро их выведут, но Шеварднадзе напомнил, что американцев просили не принимать военных мер, тем более односторонних, а если уже и делать какие-то военные приготовления, то через военно-штабной комитет ООН[15]. Недовольство Шеварднадзе стало для его собеседников неприятной неожиданностью. Теперь им надо было донести еще более неприятную информацию (расходившуюся с недавними заверениями) и не потерять поддержку Москвы.

9 сентября на встрече в Хельсинки[16] Джордж Буш, наконец, лично изложил Горбачеву подход к иракскому кризису, который уже полностью сформировался в США: ради "нового мирового порядка" необходимо добиваться от Ирака полного отказа от его позиции, при необходимости применить силу. (Буш предлагал послать советские войска на Ближний Восток, а также уверял, что не собирается оставлять американский контингент в регионе после кризиса.) Горбачев ухватился за тему "нового мирового порядка", которая для него перекликалась с "новым политическим мышлением". Советский лидер представлял дело так, что главное достижение в деле формирования нового мирового порядка – это мировое единство и согласие, сотрудничество, СССР уже много для этого сделал, теперь свой вклад должны внести Соединенные Штаты. Применительно к иракскому кризису Горбачев представлял ситуацию таким образом, будто мировое сообщество объединилось для осуждения Ирака и оказания давления на него. Если Ирак нападет на Саудовскую Аравию или кого-то еще, военные действия против Багдада получат полную поддержку. Но сам Ирак, подчеркивал Горбачев, ни на кого больше нападать не собирается, и американцы в непубличном формате с этим не спорили. Если же просто начать военные действия против Ирака, мировое согласие разрушится. Соответственно, Горбачев предлагал выдвинуть дипломатические инициативы для разрешения кризиса.

Он полагал, что увязка с другими ближневосточными проблемами может даже помочь. Американцы выступали категорически против таких увязок, видя возможность для Хусейна затянуть время и сохранить контроль над Кувейтом. А советский президент считал, что Хусейну ради решения других проблем, важность которых он же сам и подчеркивает, придется пойти на уступки в Кувейте, если же он этого не сделает, то полностью дискредитирует свою позицию. Буш хотел поставить Хусейна в безвыходное положение и показать, что никто теперь не сможет безнаказанно совершать действия вопреки мнению международного сообщества (которое американцы полностью отождествляли со своим). Горбачев парировал: Хусейна не надо загонять в угол, надо дать ему дипломатическую возможность вывернуться, и все будут удовлетворены. Американцы донесли, что всерьез рассматривают возможность военного сценария и рассчитывают на советскую поддержку, даже если Москве такой сценарий не нравится. СССР дал понять, что не готов поддержать немедленную, неспровоцированную какими-то новыми обстоятельствами военную акцию против Ирака, но принципиальную возможность ее признает.

Несмотря на существенные разногласия, Буш и Горбачев стремились не разойтись по иракскому вопросу, а остаться в одной связке. Позиция Советского Союза, несмотря на его стремительное материальное ослабление, оставалась значимой, и американцам было важно, чтобы она не оказалась альтернативной. Горбачев же верил в философскую составляющую "нового политического мышления" и искренне стремился сотрудничать с американцами.

В следующие месяцы стороны упорно работали над предпочтительными для них вариантами разрешения иракского кризиса.

США готовились в войне: к концу 1990 г. коалиция из 37 стран сосредоточила в монархиях Персидского залива военную группировку, в которую в общей сложности было вовлечено около 800 тыс. человек, 225 кораблей и 2800 самолетов[17]. Американцы также поддерживали такую международно-политическую атмосферу, в которой никто им не противодействовал. В СБ ООН одобрили новые резолюции, ужесточили санкции, ввели воздушную блокаду. Соединенные Штаты раскручивали тему грабительского поведения Ирака в Кувейте (мол, вывозятся ценности и т.д.). Большая пропагандистская кампания велась по вопросу "заложников" и иностранных дипломатов в Кувейте.

В то же время СССР искал дипломатическое решение кризиса. В начале октября Ирак со специальной миссией посетил Евгений Примаков[18]. Хусейн демонстрировал решительный настрой, но был готов к переговорам. Становилось ясно, что он может уйти из Кувейта, если эмир согласится на некоторые территориальные уступки, с Ирака снимут санкции, американцы выведут войска из региона, а также начнется решение палестинской проблемы. Хусейн хотел максимальной увязки всех этих вопросов, хотя международный настрой был против формального увязывания.

Советские дипломаты разработали предложения, которые стали называть "невидимым пакетом", поскольку они предполагали согласование последовательных действий, но без формальной связи друг с другом. Американцы приняли их холодно. Официально они не отвергали контакты с Хусейном, но сводили невоенное решение к тому, что СССР должен убедить его выполнить все резолюции СБ ООН, а любые обязательства по действиям после выхода Ирака из Кувейта американцы называли вознаграждением агрессора. Еще жестче реагировала на советские предложения Великобритания. Маргарет Тэтчер не пыталась прикрыть желание разгромить Ирак дежурными фразами о желательности дипломатического решения. В конце октября Примаков вновь посетил Багдад. Иракская позиция изменилась, но совсем незначительно. Хусейн демонстрировал готовность к переговорам, будучи настроенным на жесткий торг.

Содержательная сторона позиции Ирака устраивала многих в мире. Например, 29 октября, как раз когда Примаков был в Багдаде, в Париже встречались Горбачев и Миттеран, и последний изложил контуры урегулирования. В более долгосрочном плане надо приступать к решению палестинской проблемы, а в краткосрочном – удовлетворить некоторые материальные пожелания Ирака (в том числе уступить некоторые территории Кувейта) и восстановить суверенитет Кувейта без возвращения эмира[19]. Такие параметры урегулирования (хотя по деталям могли быть споры, например, саудовцы не возражали против передачи Ираку некоторых кувейтских районов, но хотели возвращения эмира к власти) встречали понимание во многих странах. Но, как признавал Миттеран, с этим были совершенно не согласны США и Великобритания.

С американцами никто не был готов обострять отношения, и единственная возможность избежать военного сценария состояла в том, чтобы убедить Хусейна пойти на существенные уступки.

Тогда, рассчитывали многие, в том числе и советские дипломаты, верх взяли бы такие настроения, в которых Соединенные Штаты не смогли бы провести военную операцию, зато возник бы импульс приступить к решению застарелых проблем (палестинской, прежде всего), провоцирующих кризисы на Ближнем Востоке. Но Хусейн хотел формальных гарантий, постоянно указывая, что американцам верить нельзя, а его уход из Кувейта они используют не для решения остальных вопросов, а для продолжения давления на него. Теоретическая возможность договориться существовала, и это широко признавалось, параметры тоже были понятны, но практически выйти на них было невозможно. Проявился и такой парадокс. Убеждение Хусейна фактически превращалось в его запугивание: его убеждали, что американцы готовы к применению силы, а потому лучше уступить.

С начала ноября США начали продвигать проект резолюции СБ ООН, которая больше напоминала ультиматум – Ираку ставился конкретный срок для выполнения всех предыдущих резолюций, прежде всего для освобождения Кувейта, в противном случае после установленной даты санкционировалось применение силы. В беседах с советским руководством американцы осознанно манипулировали обозначенным выше парадоксом. По итогам встреч в Москве 8 ноября Бейкер описал свою тактику. Он уверял Горбачева, что нужно продемонстрировать единство мирового сообщества и его решимость, и тогда тем, кто пытается договориться с Хусейном, будет легче добиться уступок. Одновременно Бейкер предлагал (американцы в течение осени делали это неоднократно) присоединить советские войска к международной коалиции на Ближнем Востоке. У Бейкера получалось так: США вместе с СССР давят на Хусейна дипломатически, но тогда и при переходе к военному сценарию Москва не должна отказывать Вашингтону в поддержке, тем более если Кремль не хочет посылать войска (мол, не участвуете сами, так не мешайте другим).

Американцы уже поняли, что не только они "покупают" советскую поддержку, но и СССР готов "платить" за то, чтобы быть в связке с Соединенными Штатами.

Бейкер так резюмировал рассуждения о своих переговорах с Горбачевым: "В конечном счете они будут с нами. […] Я уверен, что их ставка на хорошие отношения с нами и желание быть нашим партнером поведут их в правильном направлении. Но понадобится некоторое время и силы, чтобы привести их, куда нужно"[20].

Советское руководство старалось смягчить формулировки новой резолюции. Москва настаивала, что нужно больше времени для переговоров. Но США не хотели больше ждать. Логика, которая наметилась еще во время переговоров в Хельсинки в сентябре, теперь начинала воплощаться на практике. Американцы настаивали, что, если переговоры с Хусейном не дали результатов, надо применять силу. 29 ноября СБ ООН принял резолюцию 678, которая санкционировала применение "всех необходимых средств" для освобождения Кувейта после 15 января. Китай воздержался, Йемен и Куба голосовали против. Советский Союз поддержал резолюцию.

В декабре и январе СССР предпринимал попытки убедить Вашингтон дать дипломатии дополнительное время. Впрочем, из Багдада не было сигналов о готовности отойти от жесткой позиции. Американцы тоже стояли на своем.

16 января международная коалиция во главе с США начала бомбардировки Ирака. На этом этапе главной задачей Кремля становится не дать американцам полностью разгромить Ирак и предотвратить начало сухопутной операции. СССР указывает, что антииракская коалиция выходит за рамки мандата резолюции 678, занимаясь систематическим разрушением инфраструктурных и экономических объектов Ирака. Горбачев проводит в своих контактах с зарубежными лидерами линию, что Ирак уже достаточно ослаблен, теперь нужно еще раз попытаться добиться от него уступок. 12 февраля в Багдад вновь едет Примаков. Иракцы готовы к уступкам. Следующие десять дней – интенсивные переговоры, удается составить план выхода Ирака из Кувейта, при работе над которым учитывались замечания США. Но с финальной версией мирного плана американцы все равно не согласны. 24 февраля они начинают наземную операцию. В следующие несколько дней Ирак еще пытается торговаться. Но 27 февраля соглашается уйти из Кувейта и выполнить все резолюции. 28-го американцы останавливают военные действия.

* * *

Советское руководство на всем протяжении иракского кризиса пыталось удержать американцев от реализации военного сценария, но не было готово это делать ценой обострения отношений с США. Наоборот, расчет был на то, чтобы улучшить отношения, поэтому уступок пытались добиться от Ирака. Выбранная линия не дала результатов. Горбачев и его окружение были недовольны американцами, появилось ощущение фундаментальных сдвигов в мировой политике и изменения положения СССР, возникло понимание, что американцы использовали кризис как моральное прикрытие для действий с позиции силы в своих интересах. И тем не менее ставка на американцев считалась безальтернативной. В конце иракского кризиса Анатолий Черняев записал в личном дневнике: "Обречены дружить с Америкой, что бы она ни делала: иначе опять изоляция и все кувырком"[21].

Авторы:

Иван Сафранчук, профессор кафедры международных отношений и внешней политики России, директор Центра евроазиатских исследований ИМИ МГИМО МИД России.

Андрей Сушенцов, декан факультета международных отношений МГИМО МИД России.

Данный текст является сокращенной версией главы из готовящейся к выходу монографии "Холодная война и распад биполярной системы" под ред. А.С. Маныкина и Л.С. Белоусова.
Статья отражает результаты исследования, выполненного за счет гранта Российского научного фонда № 22-18-00664, https://rscf.ru/project/22-18-00664/.

Источник - Россия в глобальной политике
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1705306020


Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Законы о госзакупках и международных грузоперевозках рассмотрят сенаторы на заседании Палаты
- Мажилис рассмотрит поправки по реформированию судебной системы и совершенствованию процессуального законодательства
- Указом Главы государства ветеран из Алматы награжден орденом "Барыс" I степени
- Индекс промышленного производства в январе-мае 2024г. в Казахстане составил 103%
- Цены на социальные продукты продолжают снижаться в РК
- Цифровую систему прогнозирования и моделирования паводков разрабатывают в Казахстане
- Об осуждении наркодельцов
- Экс-гендиректор ТОО "Астана-Зеленстрой" подозревается в совершении коррупционных преступлений
- Неучтенный спирт производили и незаконно продавали на заводе в Шымкенте
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх