КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Среда, 23.04.2003
23:10  EuroNews - Кто будет красить Пентагон?
21:49  Утверждения о так называемом "армянском геноциде" абсолютно не соответствуют действительности
20:51  Ислам – новая надежда для американцев
19:24  Генерал Филатов - Саддам и Карла. Европа породила США, она их и убьет
17:28  "Пахтакор" не добрался до финала азиатской Лиги чемпионов
14:40  А.Таксанов, Т.Абдуллаева - Теневая экономика: краткая история и масштабы
10:27  Туберкулез - Новый вид пыток узников совести в Узбекистане. (обращение)

10:21  "El Mundo" - Год 2004: следующая цель - Иран
09:53  The Guardian - Америка стягивает земной шар обручем военных баз. В ЦентрАзии их - 13-ть
09:50  Новым директором Агентства по реорганизации банков и реструктуризации долгов Киргизии стал Т.Аташев
09:34  "КЗ" - Российское "Окно" в космос. Уникальный военый комплекс работает в таджикском Памире
09:17  Журналистов в Афгане расстреляли потому что они нашли российский боевой газ? Расследование
09:11  "Эхо" - Визит Хатами в Баку все еще ожидается. Конца дележу Каспия не видно
09:09  Страны ШОС укрепляют меры доверия на границах. 8-я сессия совместной контрольной группы
08:59  "Время МН" - Киргизский Кармадон. Жители Кара-Тарыка отказались спастись
08:58  "Los Angeles Times" обвиняет Казахстан и Армению в "отмывании" денег Саддама
08:57  Акун за ООН! Киргизский правозащитник снова пикетирует посольство США по поводу Ирака
08:53  Россияне-соотечественники и новый закон о гражданстве. Дискуссия на "Радио Свобода"
08:49  Киргизия вводит избирательное налогообложение. Казахстанские сигареты станут дороже, а российские - нет
08:48  Просвещенный ислам и экстремизм. "Немецкая волна" заглянула в ЦентрАзию
08:36  "НГ" - Россия затопит Среднюю Азию? Почему бы Лужкову не "перебросить" Ганг
08:31  В концлагере Гуантанамо содержатся афганские дети. Это "юные вражеские бойцы"
08:29  ЕБРР сомневается в экономических успехах Туркмении
08:19  Как банкротят "Металлист". Американцы, руками наемных менеджеров, губят лучшие оборонные заводы Казахстана
08:10  Почему Узбекистан поддержал антииракскую коалицию? John Q полемизирует с Ю.Кувватовым
08:06  Gazeta.kz - Барыня речка. Могут ли гидроресурсы Сибири помочь Казахстану
08:02  "Известия" - Наше ядерное оружие - в надежных руках. Взгляд из Исламабада
07:39  В Российскую армию действительно приглашают наемников из СНГ. План военной реформы
07:21  Афганистан подал заявку на вступление в ВТО
07:16  Определяемся с гражданством. Ниязов дал два месяца на ликвидацию "двойного гражданства" с Россией (новый указ)
00:18  Сокращаем бедность. В Киргизии создан "Национальный совет по социальной мобилизации"
00:09  Работа кипит. Омбудсмену Узбекистана за прошлый год поступило 6 тысяч обращений граждан
00:06  Возвращение к истокам. Китайские коммунисты вновь будут называть друг друга "товарищ"
00:04  Реформы идут. За 1-й квартал года в Узбекистане приватизировано 438 предприятий и объектов
00:03  "Газета" - Туркменбаши "надул" Россию на миллиарды
00:02  "DW" - Афганистан: ситуация на "тихом фронте" все ухудшается
Вторник, 22.04.2003
22:37  А.Ахмедов - Честь и совесть мужчины заключается в его тюбетейке
16:22  Оползень - убийца. Подробности трагедии в киргизских горах
16:18  "Мой белый город - Ашхабад". Идет международная вставка
12:47  "ЗН" - "Мы все будем не в обиде". Газовый альянс России-Украины-Туркмении
12:34  В.Портников - Азербайджанский обморок на постсоветском пространстве. Не опоздать с преемником...
12:20  Р.Рорти - Новый американский патриотизм. Почему у нас нет обязанности сменить режим в... Узбекистане
12:00  В Атырау (экс-Гурьеве, Казахстан) скоро совсем не останется памятников архитектуры
11:50  "ОР" - Где гранты? Скандал среди киргизских правозащитников
11:48  В Казахстанском Шымкенте обнаружен 7-летний беременный мальчик
11:41  О.Текебаев - Новая партия "Новое время". Киргизские власти готовятся к выборам
10:57  Таджикистан просит Россию помочь восстановить и достроить Рогунскую ГЭС
10:53  "КЗ" - Опасность новой войны. В Афгане все идет по кругу
10:27  Казахстан пересматривает бюджет-2003. Доходов будет больше на 70 млрд тенге
10:05  "СК" - Межэтническое согласие в Кыргызстане. Глазами ОБСЕ
10:03  Times - Китай не способен справиться с "легочной чумой"
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
А.Таксанов, Т.Абдуллаева - Теневая экономика: краткая история и масштабыА.Таксанов, Т.Абдуллаева - Теневая экономика: краткая история и масштабы
14:40 23.04.2003

Алишер ТАКСАНОВ, Ph.D. (Economics),
Центр "Азия-Монитор" (Ташкент, Узбекистан)
Тамила АБДУЛЛАЕВА, докторант
Уиверситета г.Бордо (Франция)

К ВОПРОСУ О ТЕНЕВЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Нелегальная экономика в странах с рыночными отношениями занимает заметное место в производстве ВНП. По данным эксперта Э.Уолтерса, ее доля в ВНП США колеблется в пределах 8-12%, в Канаде и Франции - 5-8%, в Норвегии и Швеции - 6-7%. Рост нелегальной экономики в развитых капиталистических странах стал особенно заметен с 70-х годов, когда темп роста нелегальной экономики во многих индустриальных странах был гораздо выше, чем легальной. Например, в ФРГ в 1975-80 гг. прирост производства в легальном секторе был 3,5%, в нелегальном - 14,5%.

Размеры нелегальной сферы, как показывает исторический анализ, был велик и в бывшем СССР: если в 70-х годах трудящиеся платили в виде дани теневой экономике седьмую часть своих доходов, к началу 80-х - более 18%, в 1985 году - 21%, в 1988-89 гг. - 25%, то на начальном этапе вхождения в рыночные отношения этот показатель возрос до 33%. В Центральной Азии, как считают специалисты, расходы населения на оплату услуг данной сферы на начало 90-х годов были одними из самых высоких в Союзе. В сравнении с громоздким, маломобильным и консервативным государственным сектором теневая экономика в сфере производства и услуг быстрее реагировала на конъюнктуру товарно-потребительского спроса, вытягивая из семейного бюджета колхозников до 60%, рабочих и служащих - до 70% совокупного дохода, и втягивала в свою орбиту примерно 10% экономически активной части населения. По мнению Л.Леветина и Д.С.Карлайла, "в этот период в Узбекистане были очень прочны позиции теневой экономики - главарей торговой мафии, акул в сфере распределения материальных и финансовых ресурсов, вожаков подпольных криминальных групп. Вкупе они представляли очень грозную силу, готовую в любой момент вмешаться в любые политические акции, в любые процессы, осуществляемые в высших эшелонах власти".

Большое внимание проблемам функционирования и развития теневой экономики и коррупции уделяется во многих странах СНГ. Так, Президент Узбекистана И.Каримов в марте 1994 года высказал свое мнение, что "самой большой угрозой в наш переходный период я считаю коррупцию, то есть работники государственных, властных и правоохранительных структур, из-за своих непомерных аппетитов, злоупотребляют служебным положением, вступают в заговор с преступниками... Поэтому против корыстолюбия, алчности, взяточничества, коррупции мы предпримем самые решительные меры". Президент России Б.Ельцин воскликнул в 1993 году, когда получил данные об организованной преступности: "Коррупция пожирает государство снизу доверху". По мнению специалистов, только в России общая сумма криминальных доходов, нажитых преступными формированиями в 1993 году, оценивалась ориентировочно в 2 трлн. рублей. От 30 до 50% доходов преступных сообществ идет на подкуп государственных должностных лиц.

Нужно признать сразу, что социально-экономические и историко-политические проблемы нашего общества, связанные с нелегальной экономической деятельностью граждан в рамках СНГ, исследованы пока слабо. Хотя теоретические и общеметодологические основы изучения подобных деформаций юристами разработаны, эмпирического материала, полученного на базе серьезных исследований о теневой экономике в настоящее время нет. Поэтому определенный интерес вызывает анализ результатов, полученных зарубежными учеными в указанной области.

Развитые капиталистические страны давно сталкиваются с проблемами нелегального хозяйствования. Специалисты обозначают нелегальную экономику различными терминами "shadow economy" (теневая экономика), "hidden economy" (скрытая экономика), "black economy" (черная экономика), "informal economy" (неофициальная экономика), "parallel economy" (параллельная экономика), "underground economy" (подпольная экономика), "irregular economy" (беспорядочная экономика), "subterranear economy" (тайная экономика), "secondary economy" (вторичная экономика).

Масштабы нелегальной экономики на Западе изучаются с помощью анализа движения денег, находящихся в обороте. Предпосылкой применения данного метода является то обстоятельство, что чем выше размеры налогов, тем больше желание увильнуть от их уплаты, что в свою очередь увеличивает спрос на наличные деньги. В сделках, совершаемых в рамках нелегальной экономики, приходится чаще всего платить наличными, чтобы не попасть в сферу контроля сборщика налогов (банки, сберкассы). Так, анализ П.Гутмана, реализовавшего данный метод, позволил установить связь между деньгами, находящимся в обороте и хранении, с одной стороны, и масштабами нелегальной экономики - с другой. Чем относительно больше денег оборачивается и чем меньше хранится в сбербанке, тем большее распространение получает неофициальная экономика, и наоборот.

Сравнительному анализу развития легальной и нелегальной экономики в разных странах посвящены труды Б.Фрея и Х.Века. Их исследования основываются на комплексном анализе многих показателей: величина налогов, уровень безработицы, продолжительность рабочей недели, численность управляющих. Эти показатели косвенно характеризуют уровень развития легальной экономики, однако, позволяют сделать определенные выводы и о развитии неофициальных форм хозяйствования.

Известный западный теоретик нелегальной экономики Э.Фейге утверждает, что имеется кризис не столько экономики, сколько концепции экономистов, не умеющих правильно измерять нелегальную экономику. В результате макроэкономические модели, основанные на сложных математических уравнениях и рафинированном эконометрическом анализе, предлагающие прогнозы инфляции экономического роста, перемен занятости и т.п., невозможно использовать для решения управленческих задач. Макроэкономические исследования зашли в тупик: нет согласования между научными исследованиями, построенными на абстрактных теориях и официальной статистике, с одной стороны, и каждодневной экономической жизнью - с другой.

Как показывают западные исследования, существует взаимосвязь между развитием легальной и неофициальной экономики. Так, в начале 80-х годов в странах, где наблюдался относительно незначительный рост легальной экономики (например, в Швеции, Норвегии и Голландии), нелегальная экономика быстро росла. Там же, где быстро росла официальная экономика, наблюдался умеренный рост неофициальных форм хозяйствования (Англия, Испания, Швейцария, ФРГ) или даже их сокращение (США, Канада и Франция). Таким образом, неофициальная экономика стала своеобразным стабилизатором экономики западных стран, а именно: чем меньше прирост производства в официальном секторе, тем выше подъем в нелегальном, и наоборот. Многие западные экономисты пытаются даже объяснить быстрое развитие нелегальной экономики в 70-е годы снижением темпов роста экономики ведущих стран, предполагая, что суммарный рост не был таким низким, как считалось ранее. По мнению П.Гутмана, дело только в ошибках измерения роста экономики.

По данным исследования Б.Свенсона, проведенных в развитых капиталистических странах в 80-х годах, можно утверждать, что доходы от нелегальной экономики приняли массовый характер. Так, исследования, проведенные в Норвегии в 1980 году, установило, что нелегальные доходы имели 18% жителей (старше 15 лет), а 26% утверждали, что они пользуются услугами лиц работающих в нелегальной сфере экономики. В итоге 37,5% населения Норвегии было связано с нелегальной экономикой в роли продавцов, либо покупателей. По данным шведского экономиста И.Ханссона, в неофициальных сделках велика доля молодежи и иммигрантов. Это вполне логично, потому что их доля велика и среди официально безработных. Встречаются случаи, когда они предпочитают деятельность в нелегальной экономике работе на легальном предприятии, ибо на последнем налоги могут достигать 30-50% и даже более заработной платы. В нелегальной экономике цены на услуги по большей части ниже обычных цен, причем разница составляет до 40%. Это в свою очередь делает нелегальную экономику притягательной и для определенного контингента потребителей.

Первые научные исследования о нелегальном хозяйствовании в СССР появились в 20-е годы. Например, в книге Р.Вайсберга отмечалось, что "черный рынок" образовался как результат ликвидации в стране свободного рынка и единых цен, установления высокой продразверстки и появления в обращении денежных суррогатов.

ЧТО ТАКОЕ ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИКА?

Какие версии имеются относительно теневой экономики? Так, одни специалисты высказывают мнение, согласно которому теневая экономика - это экономическая деятельность, противоречащая действующему законодательству, то есть представляет собой совокупность нелегальных хозяйственных действий, которые "подпитывают" уголовные преступления различной степени тяжести.. Согласно данного положения теневая экономика у данных экспертов ассоциируется с криминальными проявлениями, то есть преступными способами получения доходов.

Эксперт А.Бунич при анализе теневой экономики увидел в ней "механизм взаимодействия региональных и отраслевых мафий, их борьбу за перераспределение средств, прежде всего за распределение капиталовложений, фондов, налогов, цен, кредитов". По мнению ученого, заниженные планы, всеобщие приписки, искажение информации и отчетности обусловили возможность появления "фиктивного оборота" (сюда же он включил и необеспеченную денежную эмиссию). В результате этого мафиозные группы создают заведомо неправильные стоимостные и натуральные пропорции, а реально - просто-напросто изымают из произведенного общественного продукта на каждом витке ровно столько, сколь велик "фиктивный оборот". Далее, как указал Бунич, происходит перегруппировка все тех же переменных (товаров, фондов, лимитов, нормативов, налогов, цен и т.д.) внутри общесоюзной коррумпированой мафии, а также подкормка (подкуп) части населения в результате этого вторичного перераспределения.

Согласно другому мнению, под теневой экономикой понимается неучитываемые официальной статистикой и неконтролируемые обществом производство, распределение, обмен и потребление материальных ресурсов, денежных средств, различных благ. Этой позиции придерживалась в начале 90-х годов советский экономист и специалист по теневым проявлениям в народном хозяйстве Т.Корягина. Согласно ее материалам "под теневой экономикой в НИЭИ при Госплане СССР в основном понимается производство товаров и оказание услуг, не фиксируемые в официальной статистической отчетности. С правовой точки зрения такая трактовка включает как разрешенные, так и запрещенные законом виды деятельности, что примерно совпадает с определением анализируемой категории в некоторых зарубежных работах".

Э.Фэйг, рассматривая понятие теневой экономики, включает сюда всю экономическую деятельность, которая по каким-либо причинам не учитывается официальной статистикой и не включается в валовый национальный продукт.

Необходимо рассмотреть этот вопрос и с другой стороны. Если теневая экономика - это экономика скрытая. то выходит, что все легальные и разрешенные государством виды предпринимательства и хозяйствования к ней никакого отношения не имеют. Однако, на наш взгляд, необходимо уточнение данной трактовки: а к какой экономике отнести ту "штурмовщину", которая была характерна для социалистического планового управления, при которой выпускалась ненужная и недоброкачественная продукция? Куда также отнести проведенные в бывшем СССР мелиоративные работы, которые привели, например, к высыханию Аральского моря или выпадению из сельхозоборота целых земельных массивов? К какой экономике отнести планировавшийся для Союза государственный бюджетный дефицит, который, кстати, порождал теневую экономику? А разве не теневыми складывались отношения республики с Центром, когда производилась, покупалась несуществующая продукция из несуществующего хлопка-сырца, после чего громогласно объявлялось о миллионных урожаях? Разве не социалистическая плановая экономика породила сырьевую направленность Узбекистана и других Центральноазиатских республик в общесоюзном разделении труда, негативные социальные и экономические последствия которой не ликвидированы до сих пор. Парадокс заключается в том, что отечественная экономика периода социализма в преобладающей степени являлась легальной, однако постоянно воспроизводила теневую.

В соответствии со следующей точкой зрения к теневой экономике относятся прежде всего виды деятельности, направленные на формирование или удовлетворение деструктивных потребностей, культивирующих в человеке различные пороки (производство и продажа оружия, наркотиков, порнографии, садистской и кошмарной литературы и видеофильмов) Известна позиция, рассматривающая внутреннюю структуру теневой экономики как феодальный тип хозяйствования, где наблюдается общая иерархичность взаимоотношений и монопольно-рентный механизм распределения доходов снизу вверх. При установлении отношений с официальными институтами власти складывается своеобразный тип предпринимательства, который можно характеризовать как "государственно-монополистически-феодальный".

И.Рогов считает, что "теневая экономика представляет собой неконтролируемые государством производство, распределение, обмен и потребление товарно-материальных ценностей и услуг, включает в себя все неучтенные, нерегламентированные соответствующими нормативными документами и правилами хозяйствования виды экономической деятельности". К этой постановке близко мнение В.Исправникова, который считает, что "теневая экономика - это экономика, функционирующая вне правового поля. Ее ключевым признаком можно считать уклонение от официальной регистрации коммерческих договоров или умышленное искажение их содержания при регистрации".

О.Осипенко, Ю.Козлов, С.Плишкин утверждают, что "наша теневая экономика вряд ли может претендовать на оригинальный, неизвестный современному капитализму механизм функционирования", и поэтому некоторые положения зарубежных исследователей переносят на социалистическую действительность. Так, например используемое А.Сергеевым понятие "нетрудовые доходы предприятий, организаций и трудовых коллективов" напоминает появившийся среди западных ученых термин "преступность корпорации (организаций)". Например, Б.Фиссе (Новая Зеландия) считает, что многие преступления приносят корпорациям доход. Этот доход получает корпорация, а не отдельные ее служащие, и если оставить его нетронутым, то это способствует совершению подобных преступлений в будущем. Проф. Р.Крамер (США) под преступностью корпораций понимает виновное преступное деяние, совершенное лицом, выполняющим административные или организаторские функции. Решение принимается этим лицом в соответствии с оперативными целями корпорации (прежде всего для получения прибыли) и служат интересам самой корпорации. По мнению Д.Вогана (Бостон), противоправная деятельность ведется с помощью законных механизмов, которые могут создавать ей нормативную поддержку и механизм для осуществления незаконных актов, снижая риск раскрытия этих актов и применения санкции.

Правовед Ю.Козлов предлагает свою версию определения теневой экономики - это "есть совокупность альтернативных социализму экономических структур". По его мнению, речь идет об объективно не соответствующих экономической природе социализма явлениях, а также об устойчивых, воспроизводимых явлениях, с четко просматривающейся структурой и закономерностями развития. Но такое толкование, по нашему мнению, небезупречно. Ведь долгие годы теневым считался индивидуальный труд, между тем его признание несоциалистическим явлением - больше чем анахронизм. Поэтому сам Ю.Козлов приходит к новому пониманию теневой экономики: "пожалуй, логичнее считать теневыми противозаконные процессы, прямо или косвенно связанные с извлечением нетрудовых доходов".

По мнению О.Осипенко "под теневой экономикой следует понимать достаточно пеструю по своей социально-экономической форме совокупность экономических отношений, прямо или косвенно связанных с получением стабильных доходов вне рамок действующего законодательства и форм социального контроля". Он критически относится к существующему мнению, что теневую экономику формирует то, что противодействует здоровому развитию общества, равноправным взаимоотношениям субъектов по рациональному функционированию производства. Данное определение допускает, по его мнению, существование "легальной теневой экономики", куда попадают приписки, несовершенство распределительных отношений, прежде всего в государственном секторе, бесхозяйственность, дефицит госбюджета и прочие широко известные "болячки". Исходя из этой предпосылки, можно прийти к выводу, что идеально сбалансированное, рациональное, здоровое народное хозяйство есть "светлая" экономика, а существовавшая советская - "теневая". Хотя О.Осипенко против подобного теоретического "радикализма", однако такая постановка выводит на мысль что теневая экономика должна рассматриваться в широком и узком смысле понимания.

В широком под теневой экономикой нужно понимать глобальную социально-экономическую систему, которая возникла в результате искажения и деформирования исторических законов развития общества, насильно насаждалась группой людей (классами, партиями, движениями и пр.) во имя достижения узких интересов, в ущерб всему обществу. В этом смысле существовавший в течении семидесяти лет планово-директивный социализм может рассматриваться как искусственная и деформированная общественно-экономическая формация, и ее необходимо причислить к теневой.

Под узким смыслом нужно понимать конкретное хозяйство (промысел, производство или род экономической деятельности), незаконно функционирующее в любой социально-экономической системе. Здесь необходимо отметить, что в этом смысле теневая экономика близка к тем действиям, которые отражаются в Уголовном кодексе любой страны.

ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИКА - ЭТО ЕЩЕ НЕ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ

Многие эксперты не видят различий между теневой экономикой и экономическими преступлениями, а между тем это имеет концептуальное значение.

Интересно мнение И.Рогова: "экономическая преступность является наиболее опасной разновидностью теневой экономики. Будучи генетически связанной с последней, экономическая преступность между тем, как и всякое уголовно-правовое явление, обладает определенной самостоятельностью. Поэтому, если теневая экономика в целом должна изучаться как один из видов социальных отклонений, то экономическая преступность категория криминологическая и требует специальных криминологических и уголовно-правовых исследований" .

Таким образом, можно считать, что теневая экономика - это вся деформированная система социально-экономических отношений, а экономическая преступность - определенный законом вид криминальной деятельности в области экономики.

Кроме того, в экономической науке и юриспруденции иногда высказывается мнение: а стоит ли использовать понятие теневая экономика, если есть более строгое - нетрудовые доходы? По мнению диссертанта, эти категории близки, но не тождественны. Различие состоит в том, что теневая экономика - состояние, процесс, вызывающий нетрудовые доходы, а последнее - конечный результат функционирования теневой экономики. Однако мы уже замечали, что в каждом отдельном эпизоде из практики теневой экономики налицо извлечение нетрудовых доходов. Ведь теневой сектор способен порождать вполне трудовые доходы. Например, нажитые преступным путем деньги авансируются на создание ООО или ТОО, кооператива, частного предприятия и т.п. Тогда заработки законопослушных частников-производителей будут трудовыми, а вот доходы инвестора (конечная цель) признать таковыми нельзя. Кроме того, нами уже отмечалось, что нетрудовые доходы могут получаться и законным образом. Речь идет о получении зарплаты в результате уравниловки и выводиловки, перераспределения министерством доходов предприятий, завышения цен и премий, "шефской помощи" и сельхозработ при сохранении зарплаты по основному месту работы, взаимоамнистирования связанных договорными отношениями предприятий.

Сегменты теневой экономики: чего больше?

Отечественные и зарубежные эксперты по-разному рассматривают структуру теневой экономики, исходя, прежде всего, из условий ее функционирования в своей стране. Между тем, теневую экономику необходимо рассматривать в динамике, то есть в процессе исторического развития. Только тогда можно понять, из чего же она состоит.

Современный нелегальный сектор возник из социалистической системы и поэтому унаследовала многие ее черты. Поэтому теневую экономику нужно рассматривать в следующем разрезе:

Нерегистрированная или неофициальная экономика

По нашему мнению, сюда можно включить все виды социальной и хозяйственной деятельности и предпринимательства в существующих секторах экономики стран СНГ, которые разрешены законодательством и санкционированы государством, однако в них имеют место факты укрывательства от официальных служб (прежде всего, налоговой инспекции) источников и размеров доходов, объемы оборота, суммы произведенной и реализованной продукции, а также оказанных услуг. Они, как правило, не учитываются в бухгалтерской и статистической отчетности.

По мнению Т.Корягиной, раскрываемые налоговыми инспекциями суммы далеки от реально скрываемой и то, что получало государство в 80-х годах составляло лишь видимую часть айсберга, подводная же часть которого надежно была укрыта теневой экономикой. Как показывают расчеты тех времен, соотношение между потенциально возможными поступлениями, например, из индивидуального сектора и фактически имеющими место составляет 50:1. По подсчетам Министерства экономики РФ начала-середины 90-х годов, ежегодно в казну не попадало от 30-40% причитающихся налогов.

Как указывают эксперты, к настоящему времени сформировалось три вида неплатильщиков налогов:

Первый ведет свою деятельность без регистрации в налоговой инспекции и соответственно не платит налоги. Так, только в России в 1994 году усилиями налоговой полиции было разыскано немногим более 12 тысячи незарегистрированных в госналогинспекциях налогоплательщиков, фактически нелегально занимающихся предпринимательсткой деятельностью и таким образом полностью скрывающих доходы. В Беларуси в 1996 году, по подсчетам экспертов, 45% населения и 56% предприятий скрывали свои доходы; в Грузии этот показатель достиг 44% и 51% соответственно.

Второй частично платит налоги, потому что они ничтожно малы, например, налог на имущество, на пользователей дорог, но уходит от оплаты НДС и налогов на прибыль (доход).

Третий представляет справки в налоговую инспекцию, что деятельность ведет с нулевым балансом или заявляет, что финансово-хозяйственную деятельность не осуществляет.

Дезинформационная или фиктивная экономика,
которая имеет прочные основы в СНГ. Ее основы были заложены еще в период социалистических "побед", когда от предприятий, отраслей, регионов и всего народного хозяйства в целом требовались решения невыполнимых задач. Именно в этот период стало возможным путем фальсификации отчетности, приписок, мошенничества с документами получать материальные и духовные блага. Фактически фиктивная экономика проникла во все отрасли народного хозяйства СССР.

Экспертами были проанализированы пути частного обогащения на предприятиях советского периода, выпускающих, например, сталь, продукты нефтепереработки или другие средства производства, которые при "полном" социализме не должны были, как правило, выходить за пределы оборота между государственными предприятиями. И в качестве доказательства мы приводим следующие моменты практики теневого сектора:
- производится больше продукции, чем указано в отчетности, а доходы от продажи излишка идут в частную прибыль;
- в результате внедрения достижений научно-технического прогресса и улучшения организации труда снижается себестоимость, но это не указывается в бухгалтерской отчетности, а разница между истинной и "официальной" идет в частную казну;
- перепродается "налево" без отражения в отчетах часть сырья, материалов и других средств производства, получаемых предприятием;
- получают взятки от заводов-клиентов за поставку им продукции данного предприятия;
- дополнительные взятки берутся за своевременные и качественные поставки;
- участие в фиктивных платежах третьим лицам: собственным работникам, поставщикам, получателям продукции и т.д.;
- производство оплаты "мертвым душам";
- оформление сбыта несуществующей продукции предприятию-получателю, которое подтверждает фиктивные поставки и участвует в дележе.

Наиболее значительным по масштабам и опасным по последствиям явлением этой экономики следует считать приписки, или, по выражению С.Плишкина, "точнее, различные искажения экономической информации как способ получения коллективных нетрудовых доходов". Формы и способы приписок менялись, по нашему мнению, в период социализма практически одновременно с изменениями хозяйственного механизма, формами и методами планирования, управления, организации, оценки и экономического стимулирования.

Нелегальная или подпольная экономика,

включает все виды производственной и непроизводственной деятельности, запрещенные государством и действующим законодательством. Сюда необходимо отнести виды хозяйствования, которые являются или прерогативой государства (например, производство оружия и боеприпасов для нужд обороны, наркотиков и наркотических веществ для медицинских целей, лекарств и лечебных препаратов, а также услуги частно-розыскной службы, частной вооруженной охраны, научные исследования специфического характера и др.), или носят явный антиобщественный характер (порнобизнес, "кровавый спорт" и пр.).

Криминальная экономика,
которая является, по нашему мнению, составной частью всех совершаемых уголовных и хозяйственных преступлений. Данную сферу можно условно разделить на две крупные подсферы:

Первая подсфера: сюда относятся все виды экономических преступлений. В экономическом смысле эта .прибыль и доход, получаемые от сбыта ворованных вещей, рэкета, шантажа, вымогательства, организации притонов, сутенерства и проституции.

По мнению специалистов, наиболее криминогенными являлись в СССР в 60-80 гг. агропромышленный комплекс, государственная торговля и потребительская кооперация: на их долю приходится до 80% всех выявленных экономических преступлений и до половины хищений.

Как считают специалисты, объем незаконных присвоений в СССР за 1988-90 гг. составил примерно 40-50 млрд. рублей в год. Это 7-8% произведенного национального дохода, или около 10% заработной платы в народном хозяйстве СССР. На воровской промысел приходится солидная часть доходов теневой экономики. Его доля приближается к трети общего объема нетрудовых доходов.

Вторая подсфера - это те общественные потери, которые складываются в результате совершения криминальных действий. Преступления обходятся Западной Европе до $300-400 млрд. в год. Ежегодные доходы международной наркомафии в 500 млрд. долларов - это потери, прежде всего, населения.

Неэффективная экономика,
которая характерна, в основном, для социалистического планового хозяйства СССР. Неэффективная экономика проявляется в нескольких подсферах:

Растратная экономика - является неизбежной спутницей административно-командной системы. Проявляется она в гигантских потерях от бесхозяйственности и в результате этого питает теневые каналы черного рынка. По имеющимся расчетам, общие непроизводительные расходы и потери в народном хозяйстве СССР исчислялись в пределах от 580 до 629 млрд.рублей. В ВОП в 1989 году их доля составляла 38-40%. По мнению Ю.Козлова, определенная часть материальных ценностей, списываемых на всевозможные "потери", просто-напросто разворовывались и в конечном счете оказывается на "черном рынке". Непроизводительные расходы и потери в народном хозяйстве Узбекистана в 1989 году равнялись 1,62 млрд. рублей, в 1990 году - 1,26 млрд. рублей.

Потерянная экономика, которая складывается в результате упущений в планировании, организации и управлении производством. В 1990 году в промышленности Узбекистана из-за потерь рабочего времени (прогулов, целодневных простоев, неявок с разрешения администрации) было недодано продукции на 141,6 млн. рублей, в строительстве - 20,5 млн. рублей.

Нерентабельная экономика. Убыточные предприятия составляли половину экономики CCCР. В сельском хозяйстве, например, мало- и нерентабельными оказывались совхозы, их убытки покрывались государством, которое тщательно защищало свою форму собственности экономическими мерами.

Секретная экономика. Политика "поисков" шпионов и диверсантов привела к сверхзасекречиванию многих изобретений и открытий, которые так и не были пущены в производство из-за боязни предоставить потенциальному противнику возможность опережения в оборонном и экономическом развитии. Трудно оценить суммы невосполнимых из-за подобных явлений потерь. По западным оценкам в середине 80-х годов они достигали 29-38 млрд. рублей в целом по СССР.

Антиэкологическая экономика, которая в течении многих десятилетий оказывала активное воздействие на природу, вызывая негативные последствия. Поэтому включение данного аспекта в структуру неэффективной и теневой экономики представляется нами правильным и необходимым шагом в изучении поставленной задачи.

Антисоциальная экономика. Примером для отнесения антисоциальной экономики в часть теневой может послужить хотя бы динамика снижения уровня потребления населением Узбекистана многих важнейших продуктов питания: с 1985 по 1992 гг. потребление мяса упало с 29 кг до 21 кг на душу населения, молока и молочных продуктов - с 180 до 167 кг, яиц - с 107 до 67 шт, картофеля - с 26 до 23 кг. Причем даже самые высокие цифры оказывались ниже среднесоюзных.

Диспропорциональная экономика, сформировавшаяся в результате определенным союзным Центром места республик в общесоюзном разделении труда. Экономика Узбекистана все более приобретала однобокий, гипертрофированный сырьевой характер, не была сориентирована на комплексное развитие. Свыше 80% продукции аграрного сектора без какой либо переработки вывозилось за пределы республики, а доля готовой продукции промышленности составляла порядка 50%. О существовавших диспропорциях в структуре общественного производства свидетельствует и тот факт, что в составе вывозимой продукции 2/3 приходилось на сырье, материалы и полуфабрикаты, а во ввозе преобладали (до 60%) такие изделия, как машины, оборудование, продукция легкой и пищевой промышленности.

Сверхмилитаризированная экономика. Политическая борьба двух мировых систем, существующие локальные и региональные конфликты и противостояния породили крупнейшие затраты в государственном бюджете - на оборону. В настоящее время на эти нужды выделяются средства, исходя из принципа оборонной достаточности, например, в Японии - около 1% ВВП, в Германии - до 3%. В СССР на это уходило прямо и косвенно до половины госбюджета.

Выгодность теневых отношений в неэффективной экономике определяется тем, что она утилизирует часть огромных потерь, фиксируемых официальной статистикой. Известно, что в народном хозяйстве СССР в середине 80-х годов до 1/3 сельскохозяйственной продукции, 45-50% стекла, 20-25% металла, 20% цемента терялись. По существу, эти потери были легализованы государственными планами, материальными балансами и нормами расхода сырья и материалов. Некоторая часть улавливается теневой экономикой, заинтересованной в существовании бесхозяйственности и все это маскируется под общим объемом потерь.

Уголовно-беловоротничковая или интеллектуально-криминальная экономика,

которая связана с научно-техническим прогрессом. Эту теневую экономику также можно разделить на два крупных сектора: первый - присвоение и эксплуатация с коммерческой выгодой чужой интеллектуальной собственности без какого-либо законного права на нее; второй - использование новейших достижений НТП в преступных целях.

Первый сектор базировался на отсутствие СССР специальных законодательных положений, а также игнорирование существующих международных актов по защите авторских прав делает невозможным государственный контроль за процессом использования интеллектуальной собственности. По подсчетам западных специалистов, только на рынке СССР в 80-х годах многие зарубежные кинокомпании, компьютерные и музыкальные фирмы потеряли $10 млрд..

Свидетельством эффективности интеллектуально-криминальной экономики является, например, пиратство в области программного обеспечения во Франции и Германии, что нанесло американским компаниям ущерб в размере $3 млрд. в 1993 году, в Японии - $2,3 млрд. В Аргентине американские фирмы теряют $1 млрд. из-за пиратов в фармацевтике и программном обеспечении.

Ко второму сектору можно отнести кражу баз данных (электронный грабеж), преднамеренное разрушение или искажение информации, разработка специальных программных вирусов, злоупотребление и несанкционированное использование ЭВМ для частных или личных выгод. К примеру, только в ФРГ с использованием компьютеров похищается ежегодно до 4 млрд. марок, во Франции - до 1 млрд. франков, в США - несколько миллиардов долларов, и при этом в 85% случаев несанкционированного проникновения правонарушителей к информационным системам злоупотребления остаются нераскрытыми.

4. Как показывает исторический опыт, невидимые доходы всегда были, есть и будут при любых общественно-экономических формациях, режимах. Невидимые доходы - это официально не регистрируемые источники и средства жизнедеятельности людей. Фактически они составляют основу теневой экономики, поскольку формируются во всех ее структурах (неэффективной, подпольной, дезинформационной, криминальной и пр. экономике).

Какова же методика определения невидимых доходов населения? Диссертантом предложена следующая формула для расчетов:

НД = ОД - ДСП,
где НД - невидимые доходы, ОД - официальные доходы, ДСП - денежные средства населения на пользование.

Формула ДСП следующая:
ДСП = РОТ + ТОНР + ПУ + БУ + ВН + ВНКС + РЦБ + ОП + СП (2),
где РОТ - розничный товарооборот государственной и кооперативной торговли (включая общественной питание) в фактических действовавших ценах; ТОНР - товарооборот неорганизованного рынка; ПУ - платные услуги населению (включая продажу лесных, строительных и др. материалов); БУ - бытовые услуги; ВН - вклады населения в учреждениях сберегательных банков (на конец года); ВНКС - вклады населения в коммерческие структуры (инвестиционные и финансовые фонды, компании и фирмы); РЦБ - реализация ценных бумаг населению (сертификаты сберегательного банка, государственный свободно обращающийся заем, государственные казначейские обязательства, государственный беспроцентный заем); ОП - обязательные платежи и взносы населения; СП - средства населения на приватизацию объектов государственной собственности (жилье, предприятия и учреждения).

По мнению С.Меньшикова невидимые доходы можно трактовать как реальное отображение той дани, которую население платит за существование особого слоя бюрократии, сросшейся с теневой экономикой. Это - часть общественного продукта, присваиваемая на денежные средства, незаконно изъятые у государства. Доходы теневиков, согласно расчетам С.Меньшикова, возрастали не только абсолютно, но и относительно трудовых доходов. Если в середине 70-х годов трудящиеся платили в виде дани 1/7 часть своих доходов, то к началу 80-х - уже 18%, к 1985 - 21, а в 1988 и 1989 годах - четверть.

УСЛОВИЯ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ТЕНЕВОЙ ЭКОНОМИКИ

Хозяйственные преступления имеют место во всех странах и при всех типах экономики. В этом смысле СССР с первых лет советской власти не был исключением. Однако до конца 20-х годов преступления эти определялись преимущественно спецификой рыночных отношений (поскольку в этот период формировалась и развивалась Новая экономическая политика), характерных и для современных развитых стран, когда в зависимости от особенностей форм регулирования экономических процессов существует и нелегальный бизнес, и уклонение от финансового контроля и т.п. Такого рода хозяйственные действия выражались в стремлении - при наличии известных возможностей, а порой необходимости - вывести часть экономической деятельности из сферы контроля. С конца 20-х годов в условиях становления и укрепления административно-командных форм отношений в экономике ситуация изменилась - нелегальная деятельность стала быстро разрастаться, захватывая эти отношения. К данному периоду можно отнести появление "социалистической" теневой экономики.

Весьма интересен анализ причин появления теневой экономики в странах с различными социально-экономическими системами, проделанный Д.Касселем и У.Цичи. По их мнению, общим моментом является экономическая роль государства, особенности в сфере регулирования распределительных отношений. Что же касается конкретных причин, то они различны: на Западе в первую очередь усиление налогового нажима, на Востоке - инфляция. Именно эти причины лежат в основе роста теневой экономики и определяют пропорции между нею и официальной экономикой. Особенно ярко видны различия между двумя системами, по мнению вышеуказанных экспертов, на примере той роли, которую выполняет в них теневая экономика. На Западе ей принадлежит место стабилизатора экономического положения, и экономическая политика должна это учитывать и мириться с существованием теневого сектора, во всяком случае до определенных пределов.

Напротив, в странах с централизованно регулируемой, плановой экономикой теневая ее часть играет, скорее всего, дестабилизирующую роль, и экономическая политика должна быть направлена на ее ограничение, прежде всего, путем развития рыночных отношений и тем самым вовлечения отдельных видов теневой деятельности в сферу официальной экономики.

Сходного взгляда на причины возникновения подпольной экономики придерживается и Б.Даллаго: своим возникновением она обязана разного рода дефицитам, в то время как на Западе роль катализатора, с одной стороны, играет стремление капиталистических предприятий уменьшить свои затраты и увеличить прибыли, а с другой - увеличить доходы и обеспечить занятость работников.

Эксперты считают основными факторами функционирования теневой экономики в СНГ следующие условия:

Искажение отношений форм собственности

Так, Л.Никифоров, Т.Кузнецова, В.Фельзенбаум доказывают, что базой для расширения теневой экономики послужили постоянное усиление огосударствления, унифицированности, негибкости системы экономических отношений, все больший отрыв их от потребностей и интересов человека. Сложившаяся и культивировавшаяся система производственных отношений не могла обеспечить ни эффективного развития экономики, ни реализации и наращивания интеллектуального потенциала общества, ни социальной справедливости и защищенности человека, экономической свободы личности, ни реализации национальных интересов и подлинной межнациональной интеграции, ни политической демократии. "Эта отчужденность экономики от человека лишила общество источников его внутреннего развития, самодвижения, привела к экономическому, социальному и духовно-нравственному тупику".

Длительное время советские философы и экономисты утверждали, что отчуждение обусловлено исключительно господством частной собственности и присуще лишь буржуазному обществу. При социализме же, считали многие, с уничтожением частной собственности исчезнет и отчуждение. Между тем К.Маркс предупреждал, что "снятие самоотчуждения проходит тот же путь, что и самоотчуждение". Поэтому с позиции сегодняшнего дня можно сказать, нельзя было рассчитывать, что одновременно с обобществлением средств производства было снято бы отчуждение от них человека.

Согласно социалистическим догмам, социалистическая собственность, как экономическая категория, выражает отношения между членами общества по совместному присвоению ими материальных условий общественного производства. Сущность ее состоит в том, что все члены общества должны находиться в равном положении по отношению к средствам производства и создаваемому с их помощью общественному продукту. Отсюда даже чисто теоретически, не учитывая тех деформаций, которым за предшествующие годы были подвергнуты отношения социалистической собственности, необходимо признать, что она, безусловно, как и любая другая форма присвоения, содержит элементы отчуждения, ибо присвоение и отчуждение составляют парные категории, и одно не может существовать без другого. Это приводит к тому, что между общенародным присвоением и владением отдельных подразделений общественного производства возникают противоречия экономических интересов.

На индивидуальном уровне это проявляется в том, что человек одновременно выступает как собственник и как несобственник средств и продуктов производства. Как собственник он стремится к рациональному использованию средств производства, приумножению народного богатства, как несобственник он может безразлично относиться к социалистическому имуществу, и в этих условиях, естественно, возможны попытки использования его в узко эгоистичных, корыстных целях. Решающее значение для выбора варианта поведения имеет степень осознания субъектом своего положения хозяина социалистической собственности. Объяснять отсутствие или извращение такого осознания пережитками прошлого или отставанием сознания от бытия, с точки зрения современной политэкономии, нельзя. Осознание себя собственником возможно лишь в том случае, когда человек не только считает себя сохозяином социалистической собственности, но и в действительности находит этому подтверждение. Между тем, в период строительства и реформирования социализма этого не было. Излишняя политизация и - самое главное - огосударствление средств производства значительно изменили роль государства в экономической жизни общества. Государство из "ночного сторожа", присматривающего за тем, чтобы никто и ничто не нарушало естественного функционирования господствующих социально-экономических отношений, каковым оно было при капитализме, превратилось, по мнению экономистов М.Асташкина, В.Черковеца, Ю.Чунькова, в "главный хозяйствующий субъект в обществе". Иными словами, государство в сфере экономики стало выполнять не свойственные ему базисные функции, что еще в большей степени углубило отчуждение трудящихся от собственности.

По нашему мнению, постепенно функция распоряжения социалистической собственностью оторвалось от функции владения ею, произошло противопоставление и субъектов, являющихся носителями этих функций. Если на уровне всего общества субъектом владения средств производства декларировался Конституций советский народ, а на уровне предприятий - их трудовые коллективы, то субъектами распоряжения выступили, соответственно, управленческий аппарат центральных органов государственной власти, министерств и ведомств, администрация предприятия. А это ничто иное, как "подмена" собственника.

Рассматривая социалистическое имущество как чужое не только для него лично, но и всего коллектива, человек при наличии благоприятных ситуаций легко может встать на преступный путь. Криминогенность разрыва в отношениях распоряжения и владения собственностью усиливается еще и тем, как это не парадоксально, что управленческий аппарат, узурпировав функцию распоряжения средствами и продуктами производства, фактически не стал их собственником, ибо в противном случае от него можно было ожидать бережного, хозяйского отношения к "своему" имуществу. Однако этого не наблюдалось, социалистическое имущество осталось для него чужим, хотя и находящимся в его власти. Иными словами, в своем существовавшем виде социалистическая собственность имела "ничейные" свойства.

Это, естественно, не могло не сказаться на поведении как рядовых работников, так и должностных лиц. По нашему мнению, именно "ничейность" социалистической собственности лежит в основе мотивации хищений государственного и общественного имущества, а также проявлений преступной бесхозяйственности.

Другими факторами стали:
- командное распределение производимых благ и услуг,
- несбалансированность спроса и предложения,
- инфляционный процесс
- государственный бюджетный дефицит,
- искажение социально-психологической мотивации-труда и производства
- гипертрофирование налоговой системы
- отрицательное отношение среди населения к рыночной системе
- нетрудообеспеченность населения

КОГДА ВОЗНИКЛА ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИКА?

Становление теневой экономики совпадает с возникновением первых форм хозяйствования человеческого общества. Даже в период присваиваемой экономики происходил процесс несправедливого распределения добываемых продуктов, хотя в тех тяжелых условиях это могло сильно сказаться на существовании людей. Когда произошел переход на производящую экономику это негативное явление усилилось, поскольку излишек продуктов старейшины и вожди (то есть те, кто находился в структуре управления и распределения) могли присваивать.

Исторический анализ показывает, что все докапиталистические формации характеризовали в основном теневую экономику в форме криминальных деяний и внеэкономических изъятий. Доля нерегистрированной, подпольной или неэффективной экономики в тот период была незначительна.

Социалистическая формация создала несколько иные условия для развития теневой экономики, которая проявилась уже в первые дни Советской власти. Так, политика "военного коммунизма" с самого начала несла в себе элементы теневых отношений. То есть государство для решения своих собственных задач прибегало к методам насильственного и командно-административного давления. По некоторым оценкам, в 1919 году больше половины товаров ушло на рынок нелегальными путями, особенно это касалось продуктов питания.

Практика "военного коммунизма" показала, что изъять капиталы силовыми методами невозможно. НЭП был не только допущением свободного товарооборота, но и легализацией теневых капиталов. Существенную роль тогда сыграла разумная налоговая политика: налог составлял 25% доходов частника, который моментально активизировался, причем прежде всего во сферах, работающих на конечного потребителя. Когда было решено вытеснить частника, налоги начали повышать: сначала до 30%, а затем, с переходом к индустриализации и массовой коллективизации, - до 90% и более. В результате остатки капитала опять ушли в подполье.

При Сталине процесс теневых изъятий у общества происходил при глобализации государственной собственности. Администрирование всех укладов общественной жизни, полувоенные методы руководства экономикой скрывали массовые хищения, разбазаривания, неэффективное использование национального богатства. При этом происходило и личное обогащение. Именно в этот период начался расцвет экономических преступлений, коррупции, добывание незаконных и нетрудовых доходов, проводились фантастические по масштабам хозяйственные аферы. Проконтролировать гигантскую массу государственной и общественной собственности - задача была непосильной для советской "сталинской" системы.

При Хрущеве теневая экономика набрала силу, особенно при необоснованных реформах и нереальных идей "обставить" капитализм и войти во втором поколении в коммунизм. Такая фантазия была далека от реальной возможности, но ради внешней видимости многие руководители пошли на фальсификацию данных. Резкое сокращение негосударственного сектора в конце 50-х - начале 60-х годов (ликвидация промысловой кооперации, перевод колхозов в совхозы, запрещение подсобных промыслов, ограничение на ведение личного подсобного хозяйства, запреты на содержание в нем скота и т.д.), тенденция к дальнейшему укрупнению производства, усиление явлений монополизма в экономике, идеологически провозглашенная близость перехода к коммунизму - все это сформировало тип хозяйства с двойным сектором - официальная и теневая, причем взаимодействующие друг с другом. Ведь государство само спровоцировало рост теневой экономики, ничего не дав взамен обществу, которое нуждалось в услугах и товарах, производимых в негосударственных секторах.

При Брежневе теневая экономика расцвела и приняла чуть ли не официальную окраску. Со всех трибун шли рапорты по стране о сборе несуществующего урожая хлопка-сырца, зерна, произведенного мяса, товаров народного потребления, в то же время за границей за золото скупались продукты питания и первой необходимости, за бесценок продавались богатства, раздавалась "социалистическим" странам помощь на миллиарды рублей.

В период перестройки значительная часть "плутократической" собственности ушло за рубеж и там, легализовавшись, приобрела форму частной. Деформации в экономике проявились при борьбе с нетрудовыми доходами и антиалкогольной кампании, когда только от свертывании производства и продажи спиртных напитков были вырублены виноградники, закрыты винные заводы, часть населения потеряла официальный источник заработка и труда, а государство не досчиталось в бюджете десятков миллиардов рублей. В тоже время резко увеличился рост самогоноварения, изготовления домашних алкогольных напитков, причем не всегда качественных, из-за чего страдало не мало людей. Хотя официально было зарегистрировано незначительное количество такого производства, однако, оценивая реально положение дел, данный вид хозяйствования имело более широкие масштабы.

Нередко расцвет теневой экономики в 80-х годах пытаются приписать хозяйственной реформе, перехода к рынку и многоукладной экономике. Однако необходимо уточнить, новые формы собственности, вступая в свои права, вынуждено было бороться за ресурсы и вообще место под солнцем, и поэтому культивировало в некоторой степени теневые отношения. Их теневая деятельность отчасти вынуждена конкуренцией и борьбой за выживание в условиях искаженной и деформированной социалистической системы, существовавших производственных отношений.

В 90-х годах с начала разрушения социалистической экономической системы теневая экономика стала приобретать явно криминальный характер.

МАСШТАБЫ НЕЗАКОННОГО БИЗНЕСА

Каковы были размеры теневой экономики в СССР в 80-х годах? Так, союзным Госкомстатом в 1989 году все статьи незаконных доходов граждан оценивались в 56,6 млрд. рублей. По расчетам НИЭИ при Госплане СССР общая сумма теневых услуг, оказываемых населению в конце 80-х годов, составила 20-22 млрд. рублей. Во ВНИИ МВД СССР приписки объемов выполненных работ оцениваются в 30 млрд. рублей, размеры необоснованных повышений цен - в 1,2-1,5 млрд. рублей, обман покупателей - в 4,5-9,8 млрд. рублей, а общая сумма незаработанной заработной платы за фиктивный труд - в 35 млрд. рублей.

А.Бирман оценивал долю "второго номера", то есть неучтенной продукции в общем промышленном производстве, в 7-8%. Это было в начале брежневской эпохи, к концу которой теневая экономика расцвела пышным цветом. С.Меньшиков показывает, что невидимые доходы теневой экономики совершили большой скачек в годы перестройки: в 1980 году - 52,5 млрд.рублей, в 1985 - 74,3, в 1988 году - 97,9 млрд. рублей.

Согласно материалам следственных органов, в 1990 году хищениями социалистической собственности, должностными, хозяйственными и другими преступлениями причинен ущерб на 254,1 млн. рублей. А по расчетным данным МВД СССР преступники присвоили в 1986 году 463 млн. рублей, в 1987 г. - 465 млн., в 1988 г. - 493 млн., в 1989 г. - 674 млн., в 1990 г. - уже 878 млн. рублей.

Причинами такого перепада связана с пониманием границ теневой экономики, о чем шла речь выше. И.Ханссон определяет размер нелегальной экономики как разность между общими доходами, которые использованы на потребление, сбережение, уплату налогов и т.п., и общими заявленными доходами, подсчитанными на основе налоговой статистики .Для более точного определения роли нелегальной экономики в капиталистическом обществе используются и различные макроэкономические исследования. Б.Свенссон среди них выделяет четыре основных метода: 1. Социологические опросы населения; 2. Исследования бюджетов рабочего времени; 3. Исследования данных полиции о налоговых злоупотреблениях; 4. Исследования денежного бюджета населения

По мнению некоторых экспертов, для изучения объема и масштабов влияния теневой экономики необходимо совершенствовать измерительный аппарат. Правда, неясно, насколько совершенствование методов измерения может точно отражать существующую ситуацию с теневой экономикой. Скажем, в медицине совершенствование метода регистрации повлекло за собой рост заболеваемости по официальной статистике. Видна прямая аналогия со скрытой экономикой. Правда, в отличие от медицины нельзя недооценивать или переоценивать ее опасность, потому что нелегальные формы хозяйствования значительно труднее выделить и зафиксировать, чем заболевания.

По мнению Т.Корягиной по абсолютному объему нелегальной экономики на первом месте среди всех отраслей народного хозяйства СССР в конце 80-х годов стояло сельское хозяйство - 23 млрд. рублей теневых доходов в год. На этот сектор приходилось около 1/3 всего объема теневой экономики в сфере материального производства.

На втором месте находилось государственная и кооперативная торговля, а также общественное питание. По бывшему СССР сюда приходилось ежегодного оборота на сумму 17 млрд. рублей. По расчетам К.Улыбина, ежегодная дань советских граждан теневой экономике в торговле составляла от 5 до 10 млрд. рублей. Эксперт Л.Никифоров утверждал, что органы управления официальной экономикой в своей хозяйственной деятельности исходили из существования теневой. Так, "оплата труда в торговле занижена в расчете на то, что добавочных доход торговым работникам будет получен им самим по известным рецептам - перепродажей, недовесами, взятками".

Далее, на третьем месте в СССР по теневым отношениям стояло строительство. По мнению Т.Корягиной в СССР за 25 лет теневая экономика в строительстве возросла в 60 раз и составила на конец 80-х годов 12 млрд. рублей.

Четвертое место в Союзе по доле теневой экономики экспертами было отдано промышленности - около 10 млрд. рублей теневых доходов в год. Бьем теневых услуг в области медицинского обслуживания достигали 2,5-3 млрд. рублей.

После свертывания НЭПа кооперативная и индивидуально-кустарная деятельность была ссужена до минимума. Формально Конституцией СССР 1936 года разрешалась индивидуальная деятельность, а Положением о кустарно-ремесленных промыслах 1949 года она регулировалась. Более позднее частными актами признавалось деятельность граждан в сфере оказания медицинских, педагогических услуг населению и др. видов деятельности.

В начале 60-х годов с принятием Программы КПСС обозначилось резкое негативное отношение к этой сфере, в результате чего численность занятых в кустарно-ремесленных производствах только в Узбекистане не достигала и 0,1% от общей численности занятых в народном хозяйстве. Далее эта группа вообще перестала фиксироваться госстатистикой, как несуществующая.

Возникший экономический кризис (тогда официально не признанный) в середине 70-х годов вынудил власти "реабилитировать" личное подсобное хозяйство граждан, которое в то время стало для многих основным источником существования. Советом Министров СССР в 1976 году была дана новая редакция данного Положения. И наконец, в 1977 г. в статье 17 Конституции СССР законодательно было разрешено заниматься индивидуальной трудовой деятельностью в сфере кустарно-ремесленных промыслов, сельского хозяйства, бытового обслуживания населения, а также других видов деятельности, основанных исключительно на личном труде граждан и членов их семей. Однако фактически данное положение не оказало должного эффекта, и индивидуальный сектор до середины 80-х годов оставался в "тени".

С середины 80-х годов из-за высоких налогов частники в основной массе просто вновь переходили на нелегальную или нерегистрированную деятельность. То есть значительную часть своих товаров и услуг не фиксировали в отчетностях. Если в начале "перестройки" индивидуалы в СССР скрывали 1/4 часть произведенной в собственных хозяйствах продукции или услуг, то к концу - уже 2/4. В начале 90-х годов сумма неучтенных услуг и товаров оценивалась в 65-75% от общего числа. По расчетам Т.Корягиной в конце 80-х годов госбюджет страны терял от неуплаты подоходного налога в индивидуальном секторе в 2,0-2,4 млрд. руб.

Что касается кооперативного сектора, то, по оценкам специалистов, доля нетрудовых доходов составляла около 20% от общей суммы заработков здесь. Здесь же отмечалась высокая доля подпольного и неофициального производства. Если в начале действия Закона СССР "О кооперации" только 1/6 произведенной продукции здесь уходила на неофициальные каналы реализации, то есть на "черный" рынок, то в последующие годы эта тенденция возросла: к 1987 году уже 1/5, а к 1991 году - 1/3 и даже 1/2 части.

В середине 80-х годов доля правонарушений в кооперации составляла в общем объеме преступности в сфере экономики около 3-4%. Доля же нетрудовых доходов кооперативов в общем объеме доходов теневой экономики равнялась около 5%, что сопоставимо было с удельным весом кооперации в экономике СССР.

Как показывает анализ, формирование в то время кооперативов при государственных предприятиях задумывались чаще как ширма для перекачки государственных средств в личные карманы тенекратии..

По расчетам российских экспертов, криминальные доходы в странах СНГ в экономической сфере составили в 1993 году около $200 на душу населения, тогда как в среднем по миру - не более $100. Кроме того, в странах Содружества криминальная экономика в 1994 году стала также одним из самых значительных каналов перераспределения ВВП. Кроме того теневая экономика стала весьма существенным инфлятогенным фактором. Например, в России фактический рост цен в 1992 году составил 26 раз, в 1993 г. - 9 раз, в 1994 году - 3,1 раз, итого за 1992-94 гг. - в 730 раз. Если же оценить рост цен в предположении, что не было криминальной эмиссии, то получается реальный рост цен в 1992 году составил 17 раз, в 1993 году - 7,5 раз, в 1994 году - 3 раза, итого за 1992-1994 гг. - 390 раз, что относительно к фактическому составило 53,4%. То есть фактический (с криминалом) рост цен опережал реальный в 1,87 раз.

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1051094400
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Указ Президента Республики Казахстан от 24 февраля 2020 года №272
- Рабочий график первого президента
- Премьер-Министр РК Аскар Мамин поручил принять комплекс мер по обеспечению готовности к паводковому периоду
- Нурлан Нигматулин принял делегацию Европарламента
- Необходимо ускорить принятие 8-го пакета мер по улучшению бизнес-климата
- Fitch подтвердило рейтинг Казахстана на уровне "BBB", прогноз "Стабильный"
- Премьер-Министр Казахстана Аскар Мамин провел переговоры с Президентом Узбекистана Ш. Мирзиеевым
- Запрос депутатов Мажилиса о мерах по повышению уровня грамотности и качества образования
- Сенаторы рассмотрели ратификацию Соглашения с Узбекистаном по борьбе с незаконной миграцией
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх