КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Среда, 14.05.2003
23:04  США и Иран обсуждают ситуацию в Афганистане, Ираке и другие вопросы (брифинг в госдепе)
20:37  Новые 20-долларовые купюры - "всемирный символ безопасности и честности" (фото)
17:05  Вслед за армией США в Багдад пришли проститутки и наркотики
16:32  На полях хатлонской области Таджикистана появился новый подземный вредитель
12:02  А.Таксанов - Главный цензор сидит в нас самих
09:27  "DW" - Раскол в рядах правозащитников Киргизии: "происки властей" или финансовые злоупотребления?
09:15  "Эхо" - США и Иран ведут тайные переговоры в Женеве (подробности)

09:14  "Политком Ру" - Узбекистан между США и Европой. "Господин назначил меня "главным стратегическим партнером!"
09:02  Газопровод Средняя Азия - Центр будет модернизирован, - обещает Миллер
08:53  Предложение от которого трудно отказаться. "Лукойл" зовут поприватизировать "Узбекнефтегаз"
08:46  Любить дракона. С.Хуссейн добывает нефть в туркменском шельфе Каспия
08:41  Быть в Казахстане вотуму недоверия? Декрет о Земле "подвесил" правительство Тасмагамбетова
08:39  10-летний юбилей благотворительного фонда "Мээрим" Мээрим Акаевой. Торжества в Караколе
08:38  Новые аэромобильные войска и конец военным округам. Подробности военной реформы в Казахстане
08:31  Интернационал сектантов. В Казахстане откроется филиал "Международной ассоциации религиозной свободы"
08:02  Эти "дай-дай" и портят все отношения... "Доноры" учат киргизские НПО расходовать гранты
07:58  Самые чахлые "души" в Таджикистане и Узбекистане. ВБ замерил доходы жителей ЦентрАзии
07:49  Мечта филателиста. Как белорусы "удревнили" киргизов еще на 1 тысячу лет
07:21  Права человека в Намангане (Узбекистан). Число мечетей сократилось с 1000 до 185
07:20  "РС" - Журналистика в ЦентрАзии. До позитивных сдвигов осталось ждать всего... нескольким поколениям?
07:00  Лучшему узбекскому футболисту 20 века исполняется 60 лет
06:49  "МК" - История "Удава". В Ташкенте арестован и готовится к выдаче в Россию убийца-душитель
06:27  Иран неумолим: 20% Каспия - наши. Итоги алматинской встречи
01:45  А.Саитов - "Утята" Аслона, или Плагиатор из "Немецкой волны". Кто несет дезу?
01:06  Главного киргизского оппозиционера Кулова скоро освободят?
00:55  Pak Tribune - Россия финансирует и поддерживает партизан "Талибана" против США
00:51  М.Катик - Болезнь Г.Алиева ставит под удар... проект "Баку-Джейхан"
00:31  Liberation - Как французский мафиози Деде-сардина работал советником по нефти у Ислама Каримова
00:27  "Агентура Ру" - Спецназ МВД Киргизии: история, структура
00:22  Наркодилеры в погонах. На примере УВД Согдийской области Таджикистана
00:19  Die Welt - Пост-иракский рынок оружия. Россия и... Узбекистан наращивают продажи
00:17  А.Шаймарданов: Узбекская адвокатура - пpaвoвoй инcтитyт гpaждaнcкoгo oбщecтвa, a нe гocyдapcтвa!
00:08  Кыргызстан также закрыл государственную границу с Китаем
00:06  "Эхо" - ПроНАТОвская и проамериканская ориентация ГУУАМ очевидна...
00:02  Банда в форме полиции остановила рейсовый автобус на юге Казахстана. Есть жертвы
Вторник, 13.05.2003
22:26  Великая исламская революция. США сделают из Ирака придаток Ирана
18:57  "Демократ" откинулся с кичи. Назарбаев помиловал Аблязова
15:03  В Кыргызстане учреждена национальная премия для "Нечеловека года"
14:24  Лишний свет. В Казахстане за два года в два раза сократилось количество вузов
14:17  "МС" - Киргизские учителя прекратили голодовку. Надолго?
13:32  В Китае опубликованы "Положения об экстренной реакции на чрезвычайные случаи в сфере общественной гигиены"
13:11  В Саратове начала работу конференция по связям Поволжья и Ирана
12:17  Кыргызстан ускоряет раскопку золотого месторождения Талды-Булак
11:53  "Красный террор" в Оше. Запад Киргизии захлестнул вал преступности
11:10  К.Арсланов - Опасная простота. Экстремизм угрожает каждой махалле...
11:02  Возвращение "короля юстиции". Самаркандский хоким Мардиев снова при деле
09:55  "МК" - Тайная власть, или Глобализация по Бильдербергу. Правда и вымыслы
09:17  И.Джадан - Лекарство от геноцида. Вне национального государства демократия обречена на падение
09:13  В расстреле автобуса с китайскими гражданами в Киргизии виноваты бойцы ИДУ. Первые задержанные
09:04  Д.Каримов- Новые элиты ЦентрАзии. Потеснись, номенклатура
09:00  Библиомафия. Из Киргизии в Россию пытались вывезти книги с автографами императора
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    Узбекистан   | 
А.Таксанов - Главный цензор сидит в нас самихА.Таксанов - Главный цензор сидит в нас самих
12:02 14.05.2003

Доклад, посвященный Международному дню свободы слова
Ташкент, 12 мая, гостиница "Интерконтиненталь"

Алишер ТАКСАНОВ, Центр "Азия-Монитор"

Предложение подготовить доклад о проблемах развития отечественной журналистики и выступить на Международном дне свободы слова я получил еще месяц назад. И обрадовался, что смогу открыто высказать свои мысли относительно далеко не простого вопроса, позволю подискуссировать с вами о тенденциях последнего времени в области масс-медиа. Даже стал доставать свои закладки, которые готовил для публикации, в том числе социологические исследования. Но остановился, решил не торопиться.

Потому что не все так просто. Не все так легко, как кажется на первый взгляд. Прошел ровно год, как в Узбекистане ликвидирован правительственный орган - "УзЛит", осуществлявший функции цензуры. Наивно думать, что эта организация занималась защитой государственных тайн и секретов. Что она защищала - мы все прекрасно помним, ибо это было совсем недавно, это не смылось за "давностью времени". Под гриф "Совершенно секретно" попадали не только статьи об экономическом положении государства, жизни населения, ошибках реформ, нищих, коррупции, теневой экономике, наших соседях, но те мысли, которые политическому режиму не нравились, считая их еретическими и чрезвычайно свободными. Никто из нас не мог покритиковать начальство, особенно высшее - это вообще табу. Правда, можно было развести критику только после ее одобрения в высших инстанциях. Порой цензура была согласовательным мостом между журналистом и этой высшей инстанцией.

Самое поразительное то, что цензура существовала и финансировалась правительством наперекор существующим статьям Конституции. Иногда высшие чины отрицали ее наличие, а иногда признавали, говорили, что, мол, цензура - это страж правды, он необходим при переходе к демократии. Добавляли, народ еще не готов воспринять свободные ценности. Когда этот период закончится - никто не говорил. Почему народ не готов воспринять демократию - тоже непонятно. Кто дает оценку, готов или нет народ к чему-либо - оставалось под завесой цензуры. Часто сваливали на Таджикистан - вот вам пример свободной прессы, которая привела страну к гражданской войне.

Эта позиция не столь глупая, сколько опасная, ибо путает причину со следствием, дает неверное толкование событий. Свобода - это не анархия, и не следует в оценке таджикской трагедии приписывать совершенно иные причины, в частности, прессу. Свобода слова вела к торжеству истины, тогда как цензура скрывала коррупцию, темные стороны жизни. И поэтому те страны, которые отказались от цензуры, быстрее пришли к демократии и к экономическому расцвету.

Через одиннадцать лет после провозглашения независимости в Узбекистане была упразднена информационная инквизиция. Кто сейчас вспомнит имена тех надзирателей, к которым мы бегали на третий этаж и перед которыми дрожали? Чтобы пробить статью приходилось даже подслащать, правда, не всегда успешно, инквизиторов, которые без всяких объяснений вычеркивали не только фразы и предложения, а просто выбрасывали в корзину целые газетные полосы. Не уверен, что кто-то подаст руку тем, кто рубил правду, кто пытался погасить пламя истины. Эти люди канули в лету. Им нет места в истории. Хотя, некоторые из них сохранили свои посты. Думаю, жизнь "оценит" и их "труд" - всему свое время.

Цензура осталась, и мы с вами это прекрасно понимаем. Нет, конечно, нет того прежнего "УзЛита". Ведь цензура - это хамелеон, который подкрашивается под любые политические обстоятельства. Более того, нас самих сделали цензорами. Журналист, прежде чем написать критическую статью, сто раз думает, а как это скажется на судьбе редакции. Редактор, беря такую статью, также задумается, а нужно ли ему ругаться с властью, пускай у него "горячий" материал, который играет на злобу дня. Собственное благополучие сильнее интересов общества, главнее правды. Самоцензура - это дракон, который трудно в себе убить. Его, как раба, необходимо выдавливать по капле. У кого-то тюбик легко выдавливается, а у кого-то содержимое остается на всю жизнь.

Кроме того, цензура стала ведомственной - часто учредители сами цензурируют материалы. Не перестали вызывать журналистов на "ковер" и вышестоящие инстанции. Не желая иметь неприятностей, не каждый стремиться писать острые статьи, а редакции - их публиковать. Правда, не отрицаю, что все-таки порой такие статьи каким-то чудом выходят на свет божий. И знаю, что за это глядят против шерстки.

Пока отечественная пресса подконтрольна правительству, но что делать с зарубежной? Ее же не вызовешь "на ковер", не впечатаешь в стену, не обложишь матом, не заставишь пресмыкаться. Лучший способ - это перекрыть доступ информации из страны туда, где эта информация станет достояние гласности. И в этом смысле механизм давно отлажен.

Запрещение деятельности иностранным журналистам - это опробованный и верный путь такой цензуры. Не буду говорить, сколько журналистам отказано в аккредитации в министерстве иностранных дел - точное число знают сами чиновники этого учреждения, но об отказе знают те журналисты, которые работают на иностранные информационные службы. Я сам бывший дипломат и помню, как презрительно называли таких журналистов в правительственной среде - "соткын" - предатель. Потому что они пишут то, о чем государство умалчивает, о чем не хочет говорить. "Эти писаки выносят сор из избы", - заявил как-то один из заместителей министра иностранных дел. Но если сор не выносить, то скоро изба полностью покроется дерьмом. И кто захочет жить в таком доме?

Я сам один из немногих журналистов, который добился письменного ответа МИДа, что мне отказано в аккредитации. Через 16 месяцев после подачи документов. В нарушении Правил об аккредитации, закона о гарантиях доступа к информации, закона об обращении граждан, где устанавливаются сжатые сроки рассмотрения запросов. Причин отказа мне не объяснили. Я уверен, что вопрос этот решался не стенах МИДа, в кабинете карательно-репрессивного органа, который призван, как ни странно, заниматься защитой национальной безопасности, в частности, с терроризмом, шпионами, коррупцией.

Второй путь - это поиск журналистов, которые пишут "из подполья", которые вынуждены прикрываться псевдонимами, зная, что в ином случае неприятностей - мягко говоря - им не избежать. Их ищет, естественно, не МИД, их ищут спецслужбы. Я помню, как в Москве пресс-секретарь узбекского посольства жаловался, что много статей негативных об Узбекистане выплескивается на страницы российской прессы. Посольство не вступало в диспут - боялось, что оппоненты закидают фактами, а ведь эти факты не прикроешь сказочной книжкой о великом будущем. Просто дипломаты-чекисты подкупали разными способами местных газетчиков, которые сами раскрывали источник информации в Узбекистане.

Еще один путь, используемый цензурой, - это запрещение ввоза в страну иностранной литературы. Опустили шлагбаум газете "Караван", потому что там описывалась узбекская действительность, которая не читалась через очки узбекских чиновников. Такая же история случилось с журналом "Центральная Азия и Кавказ", которая не прошла тест на политическую лояльность у экспертов Министерства культуры, была изъята таможенниками и конфискована Мирабадским судом. Долгое время не могут получить каналы вещания в Узбекистане западные радиоголоса.

Интернет - это новый и перспективный источник информации, который в республике не широко распространен из-за ряда технических трудностей и слабой материальной базы. Но сейчас все больше людей обращается к всемирной электронной паутине. Именно оттуда вычитываются самые актуальные и проблематичные страницы нашей истории, там ведут диспуты и споры по важным событиям в стране и за ее пределами. Только это обсуждается не всегда на узбекских доменах.

Более того, цензоры нашли способ борьбы с электронным свободомыслием. Провайдеры просто блокируют некоторые сайты или их части - я имею в виду те статьи, где критикуется реальное политическое и социально-экономическое положение в Узбекистане. Не думаю, что у провайдеров хватает "знаний" для цензуры, уверен, что им подсказывают, что и где нужно блокировать. Вспомним, что еще совсем недавно международным сообществом Узбекистан был включен в список врагов Интернета, и только после демонополизации государственного провайдера "УзПАК" он был вычеркнут из него. Думаю, нам рано еще радоваться.

Хочу вернуться к первоначальной мысли, почему я не сразу сел за перо. Свой этот доклад я написал два дня назад. Почему так поздно? Потому что ждал результатов недавнего международного форума и мне казалось, что ранее написанное для Дня свободы слова можно будет выкинуть в корзину. Я имею в виду Ташкентский саммит Европейского банка реконструкции и развития, который в рамках экономических проблем ставил задачи политического реформирования стран постсоветского пространства. Вспомните, как мы вслушивались в речи Жана Лемерра и других представителей международных институтов относительно сотрудничества с Узбекистаном. И не верили своим ушам. Впервые на форуме во всеуслышанье произносили слова, которые мы упоминали на кухне: пытки, преследования, политзаключенные.

Все мы читали "Краткое изложение стратегии ЕБРР по Узбекистану", в котором во главу угла ставилась задача политического реформирования, после чего Западом могли быть предоставлены инвестиции. Мы услышали ответы на наши вопросы, что Евробанк не знает, когда будет конвертируем узбекский сум, что Узбекистан имеет самые низкие показатели зарубежных инвестиций на душу населения по сравнению с другими странами-соседями и многое другое. Но как заявила одна журналистка, республика действительно начнет демократизацию, если все сказанное будет на следующий день опубликовано в местной прессе.

На следующий день я открыл газеты. И что я увидел? Всю ту же сладкую полуправду. "Стратегия" не была опубликована, речь руководителя банка - тоже, зато выпятились другие фразы, сказанные Лемерром, например, о том, что визитеры благодарили хозяев за хорошую организацию саммита и восточное гостеприимство. Давался обзор, какие проекты уже осуществлены, сколько вложено и куда - и все. Вспомним, что ЕБРР в течение года собирается проводить мониторинг, как проводятся политические и экономические реформы в Узбекистане, соблюдаются права человека, прежде чем решит, следует ли и дальше инвестировать в страну или отказаться от сотрудничества. Фразы Жана Лемерра были достаточно жесткими. Но что я прочитал об этом? Все национальные публикации сводилось к тому, что банк намерен в течение года определить объемы и направления инвестиции. Полное извращение сказанного.

Остается только развести руками. Правда, все-таки кое-какие полезные мысли проскочили. Так, на саммите Евробанка прозвучала одна фраза из уст симпатичной журналистки: "У нас много журналистов, которые ищут грязь под ногтями". Прозвучала она брезгливо и презрительно. И это навело меня на мысль, что в узбекской журналистике существует две противоположные тенденции:

Первая - эта журналистика, которая выполняет санитарное дело нашего общества. Она ищет и вычищает грязь из-под ногтей. Она делает пальцы-руки чистыми, чтобы они могли трудиться во благо человека. Думаю, что эта журналистика по своей сути - благородна. Ибо у нее нелегкий и порой опасный путь. Журналист, который вступил на нее, понимает, что он пойдет по дороге, не устланный розами, на ней больше колючек и колдобин. Оплата за "санитарный" труд не соизмерима с теми опасностями, которые поджидают такого смельчака. Но я рад, что такие люди в узбекской журналистике существуют.

Вторая тенденция - это маникюрно-педикюрная журналистика. Та, которая занимается косметическим ремонтом, облагораживает внешний вид разваливающего и дряхлеющего организма. Она не "ищет грязь", ибо это неблагородно и, как я говорил выше, опасно. Ее дело - лакировать ногти, показывать всему миру и внушать обществу, что у нас все хорошо, все нормально, нет никаких проблем - посмотрите, как сверкают наши ногти! А тем временем грязь распространяется на ладонь, охватывает руку и переходит на все тело. Инфекция отравляет организм, приводит к гангрене и порой только хирургически можно спасти человека.

Может, не стоит доводить дело до ампутации общественного организма? Может необходимо проводить профилактику - вовремя вычищать грязь из-под ногтей?

И еще одна тенденция, которая - тоже проявление нашего времени. Существует два лагеря журналистики - те, которые работают на правительство, поэтому благополучны, и те, кто не сотрудничает с ним, старается быть независимым. Я не осуждаю здесь никого и считаю, что это вполне естественно, раз мы говорим о плюрализме. Другое дело, что первые страшно боятся встречаться или даже контактировать со вторыми, словно те - зачумленные. Попавшие в немилость журналисты обретают статус "политических проказ", их отказываются принимать на работу в иные издания, печатать.

Наверное, поэтому у нас поляризовалась журналистика, которая смотрит на события разными глазами. Почитайте российскую и иностранную прессу, хотя бы интернет-ресурсы, типа "Фергана.РУ", "ЦентрАзия.РУ", сравните там написанное о саммите ЕБРР с нашей национальной прессой. Такое мнение, что это два полярных мира. Может, мы были на разных саммитах одного Евробанка?

На пресс-конференции с представителем австрийского банка, которое было одним из спонсоров форума ЕБРР, мы услышали, что в Ташкент не приехало много финансовых "титанов" являющихся основными игроками в Центральной Азии, и все из-за весенних праздников. Пасха давно закончилась, майские коммунистические даты вряд ли отмечаются на Западе, да и саммит такое дело - что не до веселья, можно отложить отдых. Думаю, австрийский банкир слукавил, не хотел говорить, что все-таки дело в политически и экономически неблагополучном климате Узбекистана. Поддержав США в антитеррористической борьбе, мы, однако, не получили "добро" на замораживание процесса демократизации. Нам опять напоминают, что права человека нарушаются, журналистов преследуют, инакомыслие подавляется. И этот кнут будет подстегиваться до тех пор, пока мы действительно не изменим наше общество.

А ведь наше общество больно паранойей. Везде секретность, подозрительность, недоверие, везде требуется разрешение от кого-то, чтобы озвучить какие-то мысли. А то вдруг что-то не так, а если это - тайна, может, здесь запрещено говорить, а мы хотим... Регулировщик нашего мировоззрения, слова, идей - власть - использует различные институты, в частности, карательно-репрессивную систему. За журналистами бдят чекисты, они отслеживают, кто, что и когда сказал. Они даже сумели внушить Европейскому банку, мол, в целях безопасности необходимо аккредитацию журналистов проводить через них. Я уже проходил подобную "аккредитацию" в МИДе и не удивился, когда СНБ не давала согласие мне на предоставление официального статуса, хотя такие же, как я, другие журналисты получали ее в течение двух-трех часов. Лишь вмешательство руководителя правозащитной журналистской организации "Озод Овоз" Бобомурада Абдуллаева через трое суток непосредственно к руководству Евробанка я получил аккредитационную карточку без СНБ. И как видите, с моей стороны не было ни теракта, ни каких-либо других криминальных проявлений. Точно также дипломат-чекист из Посольства Узбекистана в России сумел добиться того, чтобы мне отказали в участии Московской конференции, на которую имел приглашение от мэра Лужкова. Просто спецслужбы продолжают свою политику преследования свободомыслящих журналистов. Прошу извинить, что осветил эту проблему со своей персоны. Думаю, выступающие здесь коллеги поведают и о других фактах.

Нам говорят, о каких проблемах СМИ мы твердим, если изданий с каждым годом становится все больше! Но умалчивают, а сколько закрылось, сколько еле-еле на плаву. Сейчас на информационном пространстве функционирует свыше 700 СМИ. Мало это или много? Действительно, в советские времена изданий насчитывалось около 300. Зато их тиражи определялись цифрами в сотни тысяч экземпляров, чего не сниться сейчас многим газетам и журналам. Теперь судите сами, что лучше: сотня лилипутов или десяток великанов?

Я думаю, что все-таки "лилипутия" мне ближе. Нет, не по образу мышления и тем более поведения, а по тому, что эти маленькие издания выступают проводниками пускай маленькой, но общественной группы, выразителями ее интересов. У читателя должен быть выбор. В журналистике необходима конкуренция, если мы стали оперировать рыночными терминами. Ведь информация - это такой же продукт, как и любой другой, произведенный в иных секторах экономики. А "великаны" - это все-таки монополия, хотя она более удобна для власти.

Одной из важных проблем развития отечественных СМИ я бы назвал их сложное финансово-экономическое положение. Под независимой прессой мы часто подразумеваем негосударственную, ту, которая не дотируется и не финансируется правительством. Немного таких, кто сумело выжить в сложных экономических условиях. Конечно, правительственные и ведомственные издания всегда находятся на бюджетной подпитке. Правда, следует вспомнить, что бюджет складывается из наших с вами налогов, то есть это мы с вами финансируем издания, в которых, как говорит Бобомурад Абдуллаев, нам же и врут. Самоцензура и ведомственная цензура - это шлагбаум к свободным и правдивым мыслям, которые не ложатся строчками на статьи. Читатель не видит правды, но вновь возвращаться к сладким грезам не желает. Поэтому серьезные общественно-политические издания негосударственного сектора не пользуются спросом. Мне жаль, что не сумела стать рентабельной газета "Время и Мы", которая стала публиковать смелые и порой критические материалы. Я надеюсь, что все-таки когда-нибудь эта газета обретет вторую жизнь…

Печальная история произошла с узбекскоязычной газетой "Национальное образование": ее закрыли после трех выпусков. Причин называлось множество: и отсутствие материальной базы, и грамматические ошибки. Смешно. Газета такой направленности не может быть коммерческой, если конечно, не начнет печатать шпаргалки для вступительных экзаменов в вуз. Министерство-учредитель это понимало, и готово было ее финансировать. Достаточно сформировать штат, в котором есть место корректору и литредактору, то ошибки исчезнут на страницах. И все-таки ее закрыли. Редактора Исмата Хушева выволокли из кабинета руководителя бывшего Госкомпечати за шиворот. Не думаю, что они в разговоре не поделили колбасу или килограмм конфет. В чем причина? Однозначного ответа пока нет.

Частным изданиям приходится менять ориентацию - переходить на новые направления, заниматься "желтухой" - сплетнями, кино- и шоу-звездами, гороскопами, мистикой и летающими тарелками. Безусловно, этот жанр имеет право на существование, и он занимает свою нишу на информационном поле. Но должны быть и другие сферы журналистики, в частности, проблемная или расследовательская. У наших соседей по региону - Казахстане и Кыргызстане - она существует давно и пользуется серьезным влиянием на общество, политиков и государство. "Острая" по мыслям журналистика выполняет свою общественно значимую функцию - осуществляет народный контроль за деятельностью власти. Тут бы я хотел бы абстрагироваться от привычного термина "четвертая власть", ибо если пресса становиться властью, то она также получит признаки государства - монополизацию, секретность, подковерные игры и прочие атрибуты. Поэтому не следует придавать журналистике функции государственной машины.

Узбекский рынок прессы сейчас сложился и функционирует несмотря ни на что. Несомненно, по спросу лидирует "желтая", ее тиражи достигают десятков тысяч экземпляров, тогда как "серьезные" - значительно отстают. Средний тираж - десять-пятнадцать тысяч экземпляров, но есть и такие республиканские издания, чей тираж - 3 тысячи экземпляров. При таких объемах трудно говорить о рентабельности, если, конечно, в десятки не увеличить розничные цены. При наших скромных доходах газеты вообще перестанут скупаться.

Кстати, о доходах журналистов. В последнее время наметилась более-менее положительная тенденция к увеличению доходов журналистов. Только на фоне дикорастущих цен на продукты питания, промышленные товары и коммунальные услуги это вряд ли будет достаточным объемом для нормальной жизни. Вот и приходится некоторым заниматься "черным пи-аром", искать рекламу, писать за кого-то статьи. Как-то мне попался российский рекламный проспект "Работа". Так, там предлагаются должности редакторов и корреспондентов с окладом от 500 до 1200 долларов в месяц. Средняя зарплата узбекского журналиста - 30 тысяч сумов или 30 долларов. Сравните.

С другой стороны, я не хочу говорить о том, что при среднем доходе населения республики в 12-15 долларов требовать оклад по российским меркам этично. С другой стороны, если бы издания пользовались спросом, то и доходы у журналистов росли.

Чтобы издания пользовались спросом, нужно писать на те темы, которые волнуют читателей. До сих пор для нас существуют неприкасаемые темы. Нельзя писать об серьезных ошибках правительства в сфере экономических реформ, так как ошибок у нас нет; табу наложено на освещение нищеты и проблем беженцев; высшие чиновники также находятся вне внимания прессы, хотя международные организации выставляют нам самые высокие оценки в коррупции. Никто не высказал своего частного мнения о войне в Ираке, ибо все эксперты, которые выступали на страницах газет или с экранов телевизора придерживались правительственной позиции, в то же время я слышал в приватных беседах совершенно иные мнения. Не освещаются митинги и протесты, которые, не смотря на репрессии, имеют место в нашей стране. Еще много и много тем можно назвать, освещать которые журналисты не решаются.

И все-таки отрадно, что есть смельчаки, которые занимаются "санитарным делом". Стали выходить критические и проблемные статьи, раньше за которые цензор Эркин Камилов свернул бы нам шею. Стали подниматься вопросы, за которые потом вызывают на ковер.

Хочу затронуть еще один вопрос, часто выносимый на обсуждение: есть ли независимая пресса. Говорят, что она может существовать только теоретически, мол, кто платит, тот и заказывает музыку. Выскажу свою точку зрения: независимая пресса - это пресса, которая озвучивает мнения отдельных людей, партий, общественных организаций, независимо от политического курса правительства. Редакция, учредители сами выбирают, публиковать их или нет, но принимают такое решение самостоятельно, без давления государства. Вот тогда можно говорить о независимости прессы.

Среди всех насущных проблем отечественной журналистики я бы назвал отсутствие журналистской солидарности. У нас нет своего профсоюза, организации, которая защищала бы нас. Союз журналистов? Я не знаю, а существует ли он сейчас и кто в нем состоит, его голоса не было слышно, по крайней мере, десять лет. Фонд демократизации и поддержки СМИ? Я знаю, что в прошлом году он назвал десять лучших журналистов, но что это за организация, как она боролась с цензурой или поддерживала журналистов, находящихся за решеткой, мне, например, не известно. Думаю, мало кто знает и среди присутствующих об этих структурах.

Может, нам следует сплотиться? Только не надо создавать организацию типа комсомола с его демократическим централизмом. Думаю, это должна быть коалиция или ассоциация самостоятельных журналистов и изданий, где все были бы равными партнерами, а не строились по принципу начальник-подчиненный. Эту школу мы прошли и вряд ли к ней следует возвращаться. Кстати, некоторые западные организации предлагают нам эту схему. Мне кажется, сейчас журналистов не затащишь в структуры с жесткими рамками. Кому понравиться, что кто-то от нашего имени будет получать гранты, распределять их по своему усмотрению, ездить за рубеж и представляться от нашего имени, да еще командовать и указывать нам, что можно, что нельзя делать журналисту. В этом случае коррупции в журналистской среде тоже не избежать.

Безусловно, большие надежды узбекские СМИ возлагают на неправительственные организации и зарубежные общественные фонды, которые спонсируют некоторые журналистские исследования, выделяют гранты на творческую деятельность. Но здесь есть проблема, и ее я озвучу. Фонды работают с зарегистрированными организациями. Но как сложно, а порой и невозможно зарегистрировать свое ННО - это известно. И дело не только в том, что власти с подозрением относятся к структурам, которые своей целью ставят изучение социально-политической и экономической ситуации, или занимаются правозащитной деятельностью. Но и в том, что правительством тщательно рассматриваются лица, учреждающие ННО: если среди них есть политически нелояльные режиму, то отказа следует ожидать. Хотя можно не дождаться письменного отказа. А запретят по вполне заурядной причине - не там печать, не так составлен протокол, не тут росписи… И все вроде бы в рамках демократии и закона…

К итогу вышесказанного следует отметить, что за двадцать последних лет узбекская журналистика прошла пять этапов:

Первый - это до 1985 года, когда в Узбекистане, как и в целом по Союзу, свирепствовала цензура, печать несла функции партийной пропаганды и агитации, публикуемое на страницах изданий имело мало общего с реальностью. Авторитет прессы был не особенно высоким. Население предпочитала западные журналы и фильмы как источник информации.

Второй - с 1985 по 1991 годы - период "оттепели": в обществе стали подниматься острые и глобальные вопросы, ставиться под сомнения коммунистические идеалы и ценности, печать была одним из механизмов перестройки общественного мышления. Цензура уменьшилась до минимума. Правда, была существенная разница в развитии: если в западных и северных регионах Союза СССР происходили бурные политические процессы, то в южной части все происходило медленно. Это внесло свои коррективы с процесс демократизации в Центральной Азии, в частности, в Узбекистане. И все таки пресса стала читаемой и востребованной населением.

С 1991 по 1993 годы - это третий период, когда Узбекистан стал развиваться в условиях независимости. Печать перестала носить партийный и пропагандистский характер, статьи были направлены на укрепление нового политического статуса республики, они были более свободными, цензура существовала, но не была реакционной, ее задачей была контроль за недопущение материалов, разжигающих ненависть и призывающих к свержению конституционного строя. Масс-медиа считались основными идеологическими проводниками новых идей и мыслей, они несли прогрессивный характер.

С 1993 года по 2002 годы - это четвертый этап, характеризуемый свертыванием демократических процессов: цензура стала набирать обороты и приобрела всеобъемлющие масштабы. Появились гласные и негласные запреты, разные уровни цензуры. Детонатором этого стали, возможно, события в Таджикистане и статья "Россия не хочет быть дойной коровой", опубликованной в газете "БВВ". Пресса перестала играть функцию информатора реальных событий. В ее содержании все больше и больше стали проявляться элементы большевистской агитации. Журналистика не концентрировала внимание читателей на реальных событиях, имеющих жизненно важное значение для страны, а больше увлеклась второстепенными и только пропагандистскими статьями об успехах узбекского правительства. Исчезли серьезные аналитические и критические материалы. Пресса опять перестала быть авторитетной. Все больше населения, особенно в городах, стало подключаться через кабельное телевидение на российские программы, покупать российские издания. В журналистской среде появились диссиденты, которых преследовала власть. Репрессии усилились после Ташкентских событий в феврале 1999 года.

С 2002 года - новый этап - произошло упразднение "УзЛита" - главного врага свободной прессы. Прямая цензура исчезла, но остался контроль министерств и ведомств, местной администрации, учредителей. Цензура перешла в редакционные стены. Стала развиваться самоцензура - новый тормоз в демократическом мышлении. Интернет стал блокироваться спецслужбами. Несмотря на это появились критические статьи, в том числе раскрывающие острые проблемы нашей действительности. Власти это не нравиться. Однако замечу, что инициатором этого была все-таки не наше государство, которое устраивала ситуация четвертого этапа, а западный демократический мир, который поставил во главу всех отношений с Узбекистаном вопросы демократических и политических преобразований. Однако стало ясно, чего мы потеряли за одиннадцать лет властвования цензуры и подконтрольной прессы.

С мая 2003 года мы имели шанс открыть новую страничку в развитии журналистики, но этого, как видим, не произошло. Мы продолжаем "вариться в собственном соку". Тем временем наши соседи, даже тот же самый Таджикистан, ушли далеко вперед в информационной свободе. Думаю, нам будет нелегко нагнать их.

Хочу привести данные Международной организации "Репортеры без границ": в 2001 году количество стран, где условия для работы прессы нормальные - 96, трудные - 65, чрезвычайно трудные - 28. Узбекистан входит явно не в первое число.

В заключение я хочу сказать, что главный цензор - это не власть все-таки, это страх, который живет в наших душах. Пока он будет там, пресса не будет свободной и независимой.

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1052899320
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Импульс развитию туризма: Сенаторы приняли Закон
- Постановление Правительства Республики Казахстан от 31 марта 2021 года №187
- Развитие торгово-экономического сотрудничества государств-членов ЕАЭС обсудили участники заседания Совета ЕЭК
- Кадровые перестановки
- В "Самрук" приходит новый менеджмент
- Участились аварии в коммунальных сетях
- Нешутейный первоапрельский тариф
- Крымбек Кушербаев провел заседание Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий
- 200 тенге за литр: бензин резко подорожал в Казахстане
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх