КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Воскресенье, 27.05.2007
23:32  Cреди задержаных в Москве буйных педерастов оказались депутаты: Европарламента, Бундестага и Нацсобрания Башкирии
17:47  Узбекистан оценивает "интеграционную" инициативу Казахстана
17:41  Согдиана представила поклонникам новый хит
13:05  Украинские политклоуны опять помирились. Выборы в Раду пройдут "по Януковичу" 30 сентября
13:04  ПоСредственная работа. Бюджет Казахстана 2007 года вновь перекроили
12:54  Власти Узбекистана продолжают давление на активистов Общества прав человека "Эзгулик"
12:06  Налоги по - милицейски. В Узбекистане без дачи денег по дорогам не проехать

11:56  Р.Алиев освобожден от всех должностей, в его с Д.Назарбаевой доме прошел обыск
10:24  Геокленова подарила Бердымухаммедову уникальный шелковый ковер
09:25  "Эзгулик" > Призываем демократические силы Узбекистана к активности в президентской кампании
09:08  А.Собянин, М.Шибутов: Дождемся ли российско-казахстанской глобальной экспансии?
Суббота, 26.05.2007
18:50  В Киргизии открылось новоучрежденное "Международное агентство по развитию и политике"
18:28  Т.Якубов: Узбекистан. Ни власть, ни пресса не любят правозащитников
18:22  Д.Холматов: Аммиак из Чирчика. Узбекистан начинает приватизацию химических предприятий
13:01  Иран опять заморозил выплату денег российским строителям "Бушера"
12:30  Точка в деле вузов-"карликов". Казахстан разом закрывает 30-ть "университетов"
12:28  В Шымкентском филиале МИМО выявлен профессор, преподававший одновременно 20 предметов
11:03  И.Тасмагамбетов (аким Алматы): "Больших сносов не будет..." (планы реконструкции Алматы)
11:01  "Къ" > Внешний долг Киргизии станет народным. Население страны призвали погашать его всем миром
10:57  Азербайджан создал прецедент в СНГ. 7% стабфонда страны передано Всемирному банку
10:50  "КазТрансГаз" стал стратегическим партнером в энергопроектах Боснии и Герцеговины
10:46  Журналист против террориста. В Бишкеке прошел медиафорум о роли СМИ в борьбе с терроризмом
10:45  Казахстанский "Нурбанк" возглавил мальтийский рыцарь и экс-директор Нацбанка Австрии Адольф Вала
10:42  Что скрывают воды Каспия? Казпрокуратура не исключает возможности отравления ластоногих помоями и отходами
09:09  "Будущее будет за нами. А не за Вами". Старший зять Казахстана Р.Алиев пошел в оппозицию (обращение)
02:13  International Herald Tribune: Вашингтон отказывается поддержать демократию в Пакистане
02:01  Wprost: Наступает эра постколониализма. Империи формируют собственную историю и истории покоренных народов
01:45  Regnum.ru > "Казахстан готов поглотить Киргизию как банкрота"
01:43  В Нацбанке Кыргызстана откроется "Народный счет погашения внешнего долга"
01:25  Н.Берч: Смерть дарвинизма. Турция стала мировым центром креационизма – учения о божественном сотворении мира
01:23  В Ялте подписано Соглашение по общему энергетическому рынку стран СНГ
00:23  Казахстанские исследователи завершили составление генеалогического древа Чингисхана
00:00  Сопредседатели МГ ОБСЕ заявили в Баку о возвращении Азербайджану 7 оккупированных районов
Пятница, 25.05.2007
17:06  Дело №: Чек от главы Пентагона - заключительный акт гансийского фарса
16:32  У.Мелисбек: Бакиевская власть наступает на Интернет
16:28  Италия просится поучаствовать в строительстве Прикаспийского газопровода
16:21  В Туркмении реформируют армию и создают госслужбу ЧС
16:18  Le Monde > Да сохранится иракская трясина. США уже не в состоянии манипулировать региональными силами
15:21  Кочарян согласился на встречу c Алиевым в Питере. Мирный договор между Арменией и Азербайджаном готов на 90%
15:00  Е.Ларина/О.Наумова: Классический ислам и традиционализм у российских казахов
14:47  Китай успешно запустил спутник дистанционного зондирования "Яогань-2"
14:24  Мамедьяров "сдвинул" Ашхабад. Намечается прорыв в азербайджано-туркменских отношениях
14:12  Депутат Киргизского Парламента Д.Садырбаев добровольно обследовался детектором лжи и (в награду?) просит пост посла в Турции
14:05  Счетную палату Киргизии возглавил Искандер Гайпкулов
13:57  "СК" > Россия и Киргизия: как снова быть вместе?
13:49  Gazeta.kz > Ударим латиницей по кириллице?
13:47  О.Сидоров: Будущее кыргызского энергетического комплекса. Ч. 2-я
13:41  Первый конноспортивный фестиваль стран ЦентрАзии и Монголии прошел в... Вене
13:31  Таджики привезли в Москву "КамАЗом" рекордную партию героина - 436 кг
13:29  "Я Рому всегда корила..." Главчукча Р.Абрамович зачастил в Алматы к своей новой пассии - модельке И.Кузенковой
13:23  "МС" > Страна взрослеет. Киргизия выпроваживает американскую базу
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   |   Казахстан   | 
А.Собянин, М.Шибутов: Дождемся ли российско-казахстанской глобальной экспансии?
09:08 27.05.2007

Собянин А., Шибутов М. Дождемся ли российско-казахстанской глобальной экспансии? Нефтегазовые удары по Грузии и Украине рикошетят по России из Казахстана.

Также в этом файле размещены статьи с графиками и картами нефте– и газопроводов:
Рубанов И. Не по праву силы [Путин не силой, а аргументами убедил Бердымухаммедова и Назарбаева поддержать Прикаспийский газопровод]. // Эксперт. № 19 (560). 21.05.2007.
Верхотуров Д., Кузьмин Н. Сводки с нефтегазовых фронтов. // Эксперт Казахстан. № 19 (121). 21.05.2007.

Дождемся ли российско-казахстанской глобальной экспансии?

Нефтегазовые удары по Грузии и Украине рикошетят по России из Казахстана.

Александр СОБЯНИН, Марат ШИБУТОВ

Россия встала на путь превращения в "энергетическую сверхдержаву". Это утверждение уже стало общим местом. Инструментами данной политики являются корпорации "Газпром" и "Транснефть", остальные игроки - вроде "Роснефти" и Лукойла, несмотря на размер своих зарубежных активов, существенного значения не имеют. Можно сказать, что вся политика России на постсоветском пространстве - это результат борьбы нефтегазового лобби и выразителей традиционных национальных российских интересов.

Основа российской политики - это хорошие отношения с покупателями, в данном случае с Европейским союзом. Но Европейский союз стоит перед проблемой - если он будет покупать углеводороды только у России, не будет ли он слишком уж от нее зависим? В этом с ЕС согласны США, которые тоже не хотят излишнего усиления России в мире, поэтому стараются ограничить влияние РФ в Восточной Европе и СНГ - можно отметить, это у них получается. Так, между ЕС и Россией возник союз стран, которые всецело ориентируются на мнение США, или, скажем, в случае Беларуси, им не оставляют другого выбора. Наиболее важным моментом является, что через эти страны идет основной поток углеводородов в Европу.
Кроме внешних проблем, у нефтегазового лобби есть внутренние - это недостаточность собственных ресурсов газа, в связи с чем газ закупался в Средней Азии, а потом перепродавался в Европу. Уже в ближайшие годы ситуация усугубится - запросы потребителей растут, а потенциал "Газпрома" наращивать добычу газа весьма туманен. Так что возможен переход российских ТЭЦ на уголь, подтягивание внутренних российских тарифов на газ до мировых и временные отключения вообще ряда регионов РФ - в общем, будет делаться все ради того, чтобы обеспечить поставку оговоренных объемов газа в Европу.

Газовая война с Украиной стала маленьким камешком, который послужил началом целой лавины - все постсоветские страны поняли, что Россия использует поставки углеводородов как инструмент политической борьбы. Но у меча, как известно, два лезвия, и поэтому такая же политика может использоваться против России. Центральноазиатские поставщики захотели тоже получить свою долю от оглашенных цен в 200 и больше долларов за 1000 кубометров газа - другого решения элиты этих стран не поняли бы. Туркменистан и Узбекистан хотят получить больше денег за свой газ, ну и некоторые политические преференции. Однако у Казахстана - наиболее динамичной постсоветской державы - совсем другие амбиции.

Что такое Казахстан

Начнем с того, что, несмотря на отставание в добыче газа от Туркменистана и Узбекистана (в 2005 году 25,2 млрд. куб. м против 63,0 и 58,9 млрд. куб. м), у Казахстана гораздо более крупные запасы и наличествует развитая нефтедобыча. Это все подкрепляется относительно развитой инфраструктурой и огромными западными инвестициями.

Казахстан сохранил союзнические отношения с Россией, стал стратегическим партнером США в Центральной Азии, наладил сотрудничество с Китаем и пытается стать председателем ОБСЕ в 2009 году. Также РК стремится войти в 50 наиболее развитых стран мира (сейчас 54-56 место в мире - прим. "Эксперт") и делает все, чтобы это было не на словах, а на деле, становясь лидером в Центральной Азии. Ключевое основание таких амбиций - нефтегазовые ресурсы Казахстана.

Всего в казахстанском секторе Каспийского моря открыто 120 перспективных нефтегазоносных структур, общие геологические запасы которых составляют 12-17 млрд. тонн, в том числе извлекаемые запасы нефти 4,356 млрд. тонн. Нефть в Республике Казахстан добывают в следующих областях: Атырауской, Мангистауской, Актюбинской, Западно-Казахстанской, Кызылординской. В рассматриваемом аспекте нам интересны Атырауская и Мангистауская области, так как именно нефть, добытая в этих регионах, должна пойти в обход территории России. Наиболее крупные производители нефти там - "Тенгизшевройл" (международный консорциум с преобладанием США), "Разведка Добыча "КазМунайГаз" (государственная нефтяная компания), "МангистауМунайГаз" (индонезийская компания) и "Каражанбасмунай" (казахстанско-китайское СП).

Политика компании "Разведка Добыча "КазМунайГаз" ориентирована на создание нефтехимического кластера, то есть на переработку нефти на Атырауском НПЗ, Актауском заводе пластмасс, Атырауском полипропиленовом заводе, а также экспорт газа на завод по производству удобрений в Актау. В общем, перспектив, как крупного экспортера сырой нефти, у данного предприятия не будет - все пойдет на переработку. Нефть с "Тенгизшевройл", "МангистауМунайГаз" и "Каражанбасмунай" в настоящее время идет в трубопровод КТК, который и задумывался как экспортный трубопровод для Тенгиза и других прикаспийских месторождений. Наибольший рост в ближайшем будущем из месторождений на суше будет наблюдаться на месторождении Тенгиз с 14 млн. тонн до 20-25 млн. тонн. Основной прирост добычи нефти в Казахстане ожидается от разработки месторождений казахстанского сектора Каспийского моря.

Первая каспийская нефть пойдет с месторождения Восточный Кашаган, которое разрабатывает международный консорциум "Аджип ККО". Она будет перерабатываться на установке комплексной подготовки нефти и газа на станции Карабатан в Атырауской области. Первая добыча, сроки которой постоянно отодвигаются (сначала передвинули с 2007 до 2009 года, теперь появляются слухи о 2012 годе), должна составлять 21 млн. тонн. В целом за 2006 год Казахстан добыл 65 миллионов тонн нефти, из них на экспорт ушло около 57 млн. тонн. По сравнению с добытыми 470 млн. тонн и экспортированными 252,2 млн. тонн нефти в России (данные за 2005 год) это небольшая величина - всего-то 22%. Но в дальнейшем эта цифра должна возрасти до 100 млн. тонн в 2010 году, и для ее транспортировки ранее задумывалась вторая очередь трубопровода КТК. В первой очереди КТК доля Казахстана составляет 28 млн. тонн, а во второй очереди должна быть 50,7 млн. тонн. Но в связи с новой политикой российского руководства с проектом расширения КТК возникли проблемы.

Глава Росимущества Валерий НАЗАРОВ заявил, что нынешние условия соглашения по КТК "не отвечают интересам России и ограничивают ее во влиянии на хозяйственную деятельность" консорциума. Он также сообщил, что "кабальные условия" КТК не останутся неизменными "навсегда". По словам Назарова, Россия будет добиваться на собрании акционеров КТК "повышения тарифа для нефти каспийского происхождения". До сих пор иностранные нефтедобывающие компании извлекали основные доходы от экспорта нефти за счет минимальных отчислений России за прокачку нефти. Чтобы добиться от КТК хоть каких-то доходов, российская сторона готова была даже объявить его банкротом.

Вокруг "Каспийского трубопроводного консорциума" было сломано много копий и сказано эмоциональных слов по поводу нежелания России наращивать объемы прокачиваемой через КТК нефти, однако преувеличивать конфликтность вопроса не стоит. Решением президента России Владимира ПУТИНА управление российским пакетом КТК передано "Транснефти". Характерно в связи с этим, что западные акционеры КТК подняли большой шум, а представители казахстанских компаний и республиканских министерств отреагировали на это решение очень спокойно.

Общая позиция казахстанской стороны: "Со специализирующейся на нефтетранспортном бизнесе госкомпанией нам будет гораздо легче договариваться, чем ранее с правительством РФ". И все же КТК ни при каком сценарии развития не покрывает быстро растущие экспортные потребности Казахстана. Казахстану и работающим на его территории международным консорциумам приходится искать альтернативные пути доставки.

Недавно был заключен меморандум о создании "Казахстанской каспийской системы транспортировки (ККСТ)" между НК "КазМунайГаз" и крупнейшими консорциумами "Аджип ККО" и "Тенгизшевройл". Основой этой системы станет нефтепровод от установки комплексной подготовки нефти и газа "Аджип ККО" до нефтеналивного терминала в порту Курык, откуда нефть азербайджанскими танкерами будет доставляться в Баку.
Отдельно отметим основательность подготовки проекта ККСТ - казахстанские компании владеют двумя российскими судостроительными заводами (ОАО "Выборгский судостроительный завод" и ОАО "Астраханский корабел"), а также готовятся создать судостроительное СП непосредственно в порту Курык. Решение начать строить танкеры и другие суда не только в России с ее судостроительными традициями, но и на Каспии опирается на многолетнее сотрудничество с татарстанским ОАО "Зеленодольский судостроительный завод", ранее специализировавшемся на военно-морском судостроении.
На первых этапах (до 2010-2011 года) объемы поставок нефти по ККСТ составят около 10 млн. тонн в Курыке - это будет нефть "Тенгизшевройла" и различных мелких компаний. Затем, после начала добычи на Кашагане, объемы поставок составят примерно 20 млн. тонн, а с возрастанием объемов до 38 млн. тонн, возможно, будет построен трубопровод или по дну Каспия, или в обход него через территорию Ирана (предполагаемая трасса совпадает с проектом советских времен трубопровода "Западная Сибирь - Иран").
Также нефть в объемах до 10 млн. тонн будет отправляться танкерами из порта Актау. Из Баку нефть будет транспортироваться по БТД в турецкий порт Джейхан и далее в Средиземное море или через Батуми в Одессу в трубопровод Одесса - Броды, заявленная мощность которого составляет 9 млн. тонн.

В то же время для компенсации влияния США и Европейского союза Казахстан, верный своей многовекторной политике, строит вторую очередь трубопровода Атасу - Алашанькоу и трубопровод Кенкияк - Атасу, а также продает китайским нефтяным компаниям "ПетроКазахстан" и "Каражанбасмунай". Этим, в частности, объясняется высокая лояльность западных правительств к любым политическим решениям Нурсултана Назарбаева во внутренней политике - объемы проектов на территории Казахстана растут быстро, но китайский противовес растет еще более быстрыми темпами.
Имеют ли реальное значение для экономики Украины, Польши, Грузии, Азербайджана и Турции (а возможно, и Беларуси) поставки каспийской нефти? На первых этапах - при объемах до 20 млн. тонн - не имеют. Существенный экономический эффект будет достигнут только при поставке 30-40 млн. тонн.
Каспийская нефть нужна этим странам больше как инструмент политического противостояния "энергетическому натиску" России, с одной стороны, и как интегрирующий фактор - с другой. Большая ли это нефть? На фоне российской нефти не очень, но создается определенный прецедент - наличие второго, альтернативного поставщика в определенных странах (Украина, Польша, Грузия) играет ощутимую роль при проведении переговоров.
Меморандум о создании ККСТ - и политическое давление на Россию, стремление показать ей, что может быть найдена альтернатива, и в то же время - в будущем прощупывание реальной альтернативы для транспортировки нефти.
Дальнейшее развитие проекта ККСТ во многом будет определяться тем, насколько конструктивной и приемлемой для Казахстана будет российская реакция.

Санитарный кордон

Ранее неоднократно в различных источниках описывалась идея создания кольца стран вокруг России, сдерживающих ее влияние на остальной мир. Периодически такие попытки предпринимались, но у ГУУАМ/ГУАМ не было, кроме приверженности к США и нелюбви к России, объединяющей идеи и того экономического "стержня", который позволит найти точки для сотрудничества.
Теперь все составляющие налицо - желание противостоять "энергетической державе", получение прибыли от транзита и переработки каспийской нефти, желание иметь альтернативного поставщика углеводородов, который сможет в крайнем случае обеспечить хотя бы минимально приемлемые для функционирования экономики поставки нефти и газа.
Также в эти страны пойдут казахстанские инвестиции, которые заработаны на продаже нефти. Успешны ли они? Вероятно да, как показывает опыт работы банка "ТуранАлем" в Грузии. Инвестиции БТА в Грузии идут по большей части в строительство объектов туризма и рекреации, в недвижимость в Аджарии, в нефтетерминалы и инфраструктуру идет меньшая доля инвестиций в Грузии.
Тем не менее вовремя вложенный в объекты туризма, нефтяной терминал и земельные участки $1 млрд. позволил президенту Михаилу СААКАШВИЛИ снизить градус социального напряжения в Аджарии и продемонстрировать свое превосходство над Абашидзе, который таких инвестиций привлечь не смог, опираясь лишь на капитал окружения мэра Москвы. Для жителей же Тбилиси ключевой стала покупка газовых сетей города "КазТрансГазом", который обещает наладить бесперебойное снабжение газом столицы страны. Грузины понимают, что россияне к казахстанской компании не смогут применять методы, ранее применявшиеся против грузинских и грузинско-американских компаний.
Такие вложения требуют ответных мер и политических гарантий. Вручение орденов Мухтару АБЛЯЗОВУ и Ерлану ТАТИШЕВУ, а также перенос памятника царю Давиду-строителю, для того чтобы казахстанцам можно было построить новую гостиницу, - это только видимые, хотя и знаковые события. Похожее соглашение достигнуто и после визита Нурсултана НАЗАРБАЕВА в Киев, куда он прилетел после встречи с Ангелой МЕРКЕЛЬ в Берлине. Казахстан обещал инвестиции в размере $1 млрд., закупку украинских самолетов и сотрудничество экономике.
Аналогичный сценарий с Польшей благодаря кавалерийскому визиту премьер-министра России Михаила ФРАДКОВА в Казахстан не сработал. Однако Лех КАЧИНСКИЙ, хотя и получил отказ в Астане, но своих амбиций по получению казахстанской нефти не оставляет.

Очень похоже, что уверенная политика Казахстана в Грузии и на Украине негласно поддерживается администрацией Джорджа Буша. Вероятно, кроме грузинских гарантий, казахстанские инвесторы в Аджарии и Тбилиси получили гарантии от США - основного покровителя Грузии. Кто в этом альтернативном российскому энергетическом альянсе главный, видно было при открытии трубопровода Баку - Тбилиси - Джейхан. Если со стороны Турции, Азербайджана и Грузии участвовали президенты и премьер-министры, то Астана прислала со своей стороны всего лишь министра энергетики и минеральных ресурсов Бактыкожу ИЗМУХАМБЕТОВА.
В не очень принятом в дипломатических отношениях стиле было продемонстрировано, что без казахстанской нефти БТД - это просто большая пустая труба. Это знак и для России - Казахстану нужны серьезные выходы на внешний рынок, но совершенно не нужно политическое противостояние России. Строить антироссийские санитарно-эпидемиологические конструкции Казахстан не будет. Чем это угрожает России, видно хотя бы на примере Беларуси, которая уже требует повышения цены на транзит нефти, а на очереди весь остальной транзит в Россию и из нее.

В общем,
>чтобы "кольцо анаконды" вокруг России не сомкнулось, ей необходимо было договориться с Казахстаном. Пока этого не делается - интересы нефтегазового лобби, облагороженные идеологическим концептом "энергетической сверхдержавы", оказались важнее.

Игра на обострение

Возникает другой вопрос - может ли Россия заставить Казахстан не участвовать в этом проекте? Если подробно проанализировать взаимоотношения РК и РФ, то можно с уверенностью сказать, что не может.
Дело не только в том, что в Казахстане расположены стратегические военные объекты России (например Байконур) или добывается столь необходимый уран. Казахстан является для России транзитной страной - через него идет Транссиб и газопроводы из Средней Азии.
Через Казахстан идет единственный путь к сохранению российского присутствия в Узбекистане, Таджикистане и Кыргызстане (в структуре перевозок железнодорожного монополиста "Казахстан темiр жолы" доля российских перевозок в Узбекистан и Таджикистан превышает долю перевозок направлениями Китай - Россия и Китай - Европа). Да и самую длинную в мире сухопутную границу РФ и РК тоже никто не отменял.
Кроме этого, нельзя заставить Казахстан что-то сделать, выслав, например, гастарбайтеров или закрыв канал для денежных переводов физических лиц, как это попытались сделать с Грузией. Во-первых, потому что из Казахстана в Россию денежных переводов идет больше, чем из России в Казахстан, а во-вторых, гастарбайтеров из Казахстана в России очень мало. Даже наоборот, по количеству легализовавшихся в РК нелегальных трудовых мигрантов Россия идет на "призовом" третьем месте - после Узбекистана, Кыргызстана и перед Таджикистаном.
Получается, прямо давить на Казахстан Россия не может, а договариваться не хочет. В этих условиях Путин сделал единственный оставшийся ему шаг: он стал договариваться с исламским миром - единственным центром силы, который остался в стороне от этого противостояния. Россия активно участвует в деятельности Организации Исламская конференция. Перед отлетом в Малайзию на саммит АСЕАН - Россия 12 декабря 2005 года Владимир Путин слетал на несколько часов в Грозный, чтобы на трибуне парламента Чеченской Республики сделать заявление, обращенное исключительно в сторону мира Ислама: "Россия всегда была самым верным, надежным и последовательным защитником - защитником интересов исламского мира (…). Россия начнет работать в ОИК в качестве наблюдателя на постоянной основе". Получить защитника в лице России в нынешнем мире хотят многие, и месседж дошел до адресата, встреча президента России Владимира Путина и генерального секретаря Организации Исламская конференция Экмеледдина ИХСАНОГЛУ летом 2006 года была гораздо плодотворнее предыдущих встреч премьер-министра и министров РФ с коллегами из стран ОИК.
Соглашаясь, что России очень важно договориться с лидерами мира Ислама - Ираном, Пакистаном, Малайзией, Индонезией, тем не менее следует сказать, что попытка российского нефтегазового лобби сделать исламский мир противовесом в своих отношениях с Казахстаном и другими странами СНГ - шаг очень рискованный. Идет противопоставление себя Западу и США в частности, и сразу возникает отторжение со стороны Казахстана и Средней Азии. Ведь все террористические исламистские сети, действующие в этих странах, а также талибы финансируются именно этими режимами, так что, несмотря на внешне хорошие взаимоотношения, - это прямая угроза национальной безопасности Казахстана и Средней Азии. В свое время талибы грозились дойти до Ташкента и Алматы, боевики "Исламского движения Узбекистана" повоевали на территории Ташкентской области Узбекистана и в кыргызском Баткене.
На словах, если послушать руководителей МИДа и других министерств РФ, противопоставления российской политики по отношению к ОИК и Казахстану нет. На деле, получается, есть, и это видят и понимают все. Разделить же подходы не удастся, пока российская внешняя политика исходит из императивов концепта "энергетической сверхдержавы".
Вопрос создания с исламским миром "газовой ОПЕК" и координация цен на нефть - прямая угроза экономики Казахстана и Средней Азии. Думать, что лидеры Казахстана, Узбекистана, Туркменистана позитивно отреагируют на этот шаг - опрометчиво. Однако в случае "смены вех" ситуация может оказаться гораздо менее опасной и даже потенциально благоприятной.
Но лишь в случае, если прекратится махание нефтегазовой энергетической дубинкой перед лицом независимого Казахстана и со стороны России будет протянута для рукопожатия ладонь надежного стратегического союзника.

Альтернатива - вместе на глобальном уровне

Альтернативой нынешней внешней политики России по отношению к Казахстану было бы четкое определение совместных интересов и выработка на их основе политических решений. У Казахстана есть свои национальные интересы, он тоже хочет получать прибыль от продажи углеводородов и, если не сделать его партнером, он автоматически становится конкурентом.
Если Россия не хочет, чтобы из Казахстана шли трубопроводы в обход нее, тогда надо просто соблюдать договоренности по КТК.
Если Россия хочет, чтобы трубопровод "Набукко" остался только бумажным проектом, надо повышать закупочные цены на газ или дать долю на европейском рынке.
В атомной отрасли продемонстрирован еще более эффективный подход. Вхождение Казахстана в СП "Центр по обогащению урана", которое создается на базе ФГУП "Ангарский электролизный химический комбинат", - это та самая третья стратегия асимметричных существующим вызовам действий, которая лучше и эффективнее стратегии "энергетической дубинки" и "конкурентного партнерства". Ангарская продукция предназначена не только и не столько для российского и казахстанского рынков, сколько для внешних рынков.
Уходить от тяжелого или даже эффективного двустороннего российско-казахстанского диалога к совместной работе на глобальном рынке, на рынке третьих стран - именно эта стратегия представляется авторам самой эффективной. В том числе и для решения каспийско-среднеазиатской патовой ситуации в нефтегазовом секторе, а также для вхождения в многообещающие добывающие, нефте- и газотранспортные и перерабатывающие проекты в Иране, Пакистане и Индии.

Рубанов И. Не по праву силы [Путин не силой, а аргументами убедил Бердымухаммедова и Назарбаева поддержать Прикаспийский газопровод]. // Эксперт. № 19 (560). 21.05.2007.
http://www.expert.ru/printissues/expert/2007/19/vizit_putina_v_srednyuyu_aziyu/
Материалы
График 1
Казахстан - лидер Каспийского региона по объемам и темпам роста добычи углеводородов

График 2
Особыми успехами в газодобыче Узбекистан и Туркменистан не отличились

График 3
Никому не понятно, как Туркмения сможет выполнить все взятые на себя обязательства по поставкам газа

График 4
В ближайшие 15 лет добыча нефти на Каспии вырастет в 3 раза. Страны региона ищут возможности для поставки этой нефти на мировые рынки

График 5
Добыча природного газа в Каспийском регионе также будет быстро расти, прежде всего в Туркменистане

Таблица
Оценки газовых запасов Туркменистана
Категория Величина, трлн кубометров Источник, год
Потенциальные запасы 20–40 Заявления туркменских официальных лиц, 2004–2006
Извлекаемые ресурсы 20,4 ГК "Туркменгеология", 2004
Доказанные запасы 5,5–6 Неофициальные источники среди туркменских чиновников, 2004–2006
Доказанные запасы 2,9 British Petroleum, 2006
Доказанные запасы 2,3–2,6 Российские эксперты, 2004–2006
Карта 1
Нефтепроводные проекты в Каспийско-Черноморском регионе

Карта 2
Газопроводные проекты в Каспийско-Черноморском регионе

Иван Рубанов
Фото: AFP Результаты поездки президента Путина по странам Средней Азии свидетельствуют об успешном для нас старте нового раунда борьбы за транзит каспийских углеводородов. За лояльность России продавцы углеводородов выжмут из нее множество уступок
"Запад потерпел поражение от Путина в состязании за энергетические богатства Центральной Азии", "План Москвы одержал верх над европейскими и американскими планами", "Газовая победа" - так зарубежная и российская пресса оценила итоги поездки Владимира Путина по странам Средней Азии. На фоне предыдущих довольно скучных визитов нынешний выглядел весьма эффектно. Серьезные договоренности и громкие заявления касались главного богатства региона - нефти и газа. Они укрепили позицию России в качестве основного посредника по доставке среднеазиатских углеводородов на мировой рынок. Но так ли уж весома и окончательна наша победа?

…именно по территории России

В ходе путинского турне президенты среднеазиатских государств подтвердили приоритетный характер сотрудничества с Россией в нефтегазовой сфере. Самый глубокий реверанс сделал глава Казахстана Нурсултан Назарбаев, заявивший, что "Казахстан абсолютно привержен тому, чтобы если не все сырье, то большая его часть проходила именно по территории России". Кроме того, Назарбаев договорился с Владимиром Путиным о расширении идущего из северо-западного Казахстана в Россию транзитного нефтепровода Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) с нынешних 29 млн до 40 млн тонн. Произошли некоторые сдвиги по привлечению российских инвестиций и ресурсов "Газпрома" для поддержания и развития газодобычи в Узбекистане и Туркменистане.
Все бы это осталось весьма приятным, но рядовым эпизодом межгосударственного сотрудничества, если бы не главное событие президентской поездки. Им стала подписанная 12 мая главами России, Казахстана, Туркменистана и Узбекистана декларация о строительстве прикаспийского газопровода мощностью 10 млрд кубометров, а также о расширении и модернизации трубопроводной системы Азия-Центр, связывающей между собой упомянутые страны (см. картосхему 1 и картосхему 2). В соответствии с документом до 1 сентября нынешнего года стороны обязуются подготовить технико-экономическое обоснование, межправительственное и коммерческие соглашения о создании консорциума по проекту прикаспийского трубопровода, а во втором полугодии 2008 года стартуют строительные работы. В результате мощности по транспортировке газа из Средней Азии в Россию должны возрасти с нынешних 60 млрд до 90 млрд кубометров в 2014 году.
Чтобы адекватно оценить значимость произошедшего, важно понимать, в каких условиях все эти соглашения были подписаны.
Обнаружение огромных запасов углеводородов в Прикаспийском регионе и последовавший рост их добычи превратил страны региона в арену столкновения интересов ведущих мировых и региональных держав. Все они после распада СССР начали прилагать неимоверные усилия, чтобы замкнуть перспективные углеводородные потоки на себя. Ставки в этой борьбе оказались высокие: ожидается, что в ближайшей перспективе Каспийский регион станет крупнейшим экспортером углеводородов после Персидского залива.

Крысиные бега. Второй раунд

Особенно острым противоборство оказалось между Россией, претендующей на роль главной региональной державы, и парой ЕС-США, стремящейся создать альтернативные нашей стране маршруты доставки углеводородов из Каспийского региона в Европу.
Первый раунд борьбы закончился вничью: России удалось сохранить лидирующее положение в газовой отрасли и реализовать проект Каспийского трубопроводного консорциума, занимающегося транзитом через российскую территорию казахтанской нефти. Успехом Европы и США, а также их региональных союзников (Турции, Грузии, Азербайджана) стала реализация крупного нефтепроводного проекта Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), который, правда, до сих пор остается недогруженным. Еще одному появившемуся на сцене игроку - Китаю - удалось реализовать проект по строительству нефтепровода с территории Казахстана и начать работу над аналогичным газовым проектом.
В последние годы в регионе наблюдалось некоторое затишье. Стороны "переваривали" запущенные проекты и ожидали дальнейшего увеличения добычи. Но в начале нынешнего года пауза закончилась оглушительным взрывом - за полтора месяца разные страны сделали громкие заявления о запуске аж пяти трубопроводных проектов в Каспийско-Черноморском регионе.
3 апреля пять входящих в ЕС стран - Румыния, Сербия, Хорватия, Словения, Италия - подписали соглашение о строительстве нефтепровода Констанца-Триест для транспортировки каспийской нефти в Центральную и Южную Европу.
15 апреля Россия, Греция и Болгария заявили о подписании долгожданных договоренностей по созданию нефтепровода в обход турецких проливов Босфор и Дарданеллы, который должен облегчить путь нефти из российских портов на европейские рынки (см. картосхему 1).
24 апреля в Турции было торжественно открыто строительство близкого по смыслу трубопровода Самсун-Джейхан.
Казалось, столько конкурирующих проектов - это уже явный перебор. Как бы не так!
В начале мая в Кракове был намечен саммит глав Украины, Польши, Литвы, Азербайджана и Казахстана, где европейские антагонисты России рассчитывали заключить союз по реализации трубопроводных проектов в обход нашей страны. 11 мая саммит состоялся. На нем тоже была достигнута договоренность по достройке нефтепровода от украинского местечка Броды до польского Полоцка. Если разделить уверенность его участников, на карте должен возникнуть еще один (четвертый за полтора месяца!) маршрут доставки углеводородов из Черноморского региона в Европу - до Гданьска на польской Балтике. Правда, здесь случился неприятный казус, связывающий это мероприятие с пятым, наиболее серьезным и, собственно, описываемым нами событием.
Главным на польской встрече должен был оказаться президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Ведь возглавляемая им страна - безусловный лидер по объемам и темпам добычи каспийских углеводородов, которая располагает и будет располагать значительными объемами "непристроенной" к трубопроводам нефти и газа (см. график 1). Так что именно от этой страны в значительной степени будет зависеть судьба запускаемых в Каспийско-Черноморском регионе проектов, в то время как другой "сырьевой" участник саммита, Азербайджан, в ближайшее время не сможет целиком покрывать потребности уже запущенных при его участии трубопроводов.
Президент Казахстана в Польшу не приехал, казахстанская делегация в Кракове была, но оказалась не очень представительной. Как раз в эти дни у Нурсултана Назарбаева с визитом (и, похоже, срочным) гостил президент России Владимир Путин. Дальше больше - лидеры двух стран собрались на собственный саммит в городе Туркменбаши, где главы государств Средней Азии подписали новые договоренности, прямо и косвенно зафиксировав приоритет в отношениях с Россией. Вышло так, что практически все способные экспортировать углеводороды прикаспийские государства, за исключением Азербайджана, встали на сторону России. Если ситуация не изменится, некоторые из обходных маршрутов развалятся сами собой. "Если большие объемы газа не будут экспортироваться в Турцию из России через "Голубой поток-2" или из Азербайджана и Туркменистана, то возникает вопрос о будущем трубопровода Nabucco, - отмечает экономист исследовательского центра Global Insight Эндрю Нефф. - Его строительство по плану должно начаться в 2008 году и закончиться в 2011?м, так что для Nabucco останутся лишь две альтернативы: газ из Ирака или Ирана. Но по поводу первого говорить пока рано, поскольку Ирак еще слишком нестабилен, а работать со вторым не позволит Вашингтон".
Казалось бы, можно праздновать победу.

Впереди на полкорпуса

Отечественные и зарубежные СМИ, да и аналитики высоко оценили российское турне (см. "Злопыхатели поморщились"). Действительно, при реализации планов по территории России в перспективе будет поставляться на экспорт немногим более половины казахстанской нефти и основная часть транспортируемого за пределы Средней Азии газа. "Договоренность - несомненная победа для России, хотя и с некоторыми оговорками, - отмечает аналитик ИГ "Атон" Артем Кончин. - Что касается газовой сферы, мы сможем избежать не нужной странам-экспортерам конкуренции российского и среднеазиатского газа в Европе".
Достижением можно считать уже то, что в Средней Азии были подтверждены прежний формат взаимоотношений с Россией и ее роль главного транзитера. И это несмотря на недавнюю смену политической элиты в Туркменистане, а также выглядевшую в последнее время прозападной политику Казахстана. Вопреки ожиданиям злопыхателей, России даже удалось закрепить свои позиции.
Но, конечно, главы Казахстана, Туркменистана и Узбекистана предпочли заявить о приоритетности сотрудничества с Россией вовсе не из уважения или страха перед "старшим братом". Как считают политологи, среднеазиатским республикам в последнее время все меньше хочется полагаться на ЕС и США, которые склонны увязывать вопросы нефтегазового сотрудничества с внутренней политикой государств. Узбекистан в последние годы и вовсе находится с двумя упомянутыми центрами влияния в конфликте по вопросам соблюдения прав человека. В то же время Туркменистан и Узбекистан, с их слабой и закрытой нефтегазовой промышленностью, остро нуждаются в зарубежных инвестициях в модернизацию собственной инфраструктуры и на поддержание и развитие добычи углеводородов. Последние годы добыча в этих двух республиках стагнировала (см. график 2), по большому счету они проедали советский задел, не очень-то заботясь о долгосрочных перспективах. Но с Россией им будет не только проще работать, с нее можно больше взять, меньше давая взамен.
Фото: East News Стоимость прокачки нефти по западным маршрутам скорее окажется более высокой по сравнению с российскими аналогами, так как первые обычно должны прокладываться в горных условиях или пересекать морские пространства, а вторые, помимо всего прочего, оказываются короче (см. картосхему 1 и картосхему 2). По тем же причинам обходные проекты существенно более капиталоемкие. Например, проект транскаспийского газопровода с достройкой последующих участков газопровода "Набукко" оценивается в 10 млрд долларов, в то время как российский вариант модернизации и расширения среднеазиатских газопроводов - в один миллиард. Присоединение к обходным прозападным проектам потребует от республик Средней Азии заметно большего участия и более существенных гарантий, чем работа с Россией.

Удачный старт - еще не финиш

Однако республики Средней Азии вовсе не собираются бросаться с цветами к нам в объятия. Достигнутые между странами договоренности по сути лишь успешный старт игры за транзит каспийских углеводородов, которая потребует от России серьезных усилий и по меньшей мере будет стоить ей серьезных уступок.
Некоторые обстоятельства играют против нас. Хотя по сравнению с транзитом через Россию обходные проекты менее надежны, поскольку проходят через большое число стран, да еще и потенциально нестабильных, и более затратны, однако и для потребителей, и для поставщиков они обладают привлекательностью политической. Европейские страны-импортеры уже давно недовольны слишком высокой зависимостью от одного поставщика - России. "Интерес Запада к газовым резервам Туркменистана (и Каспийского региона в целом) значительно вырос в последние полтора года, особенно после того, как "Газпром" использовал отключение газа против Украины в январе 2006 года", - отмечает научный сотрудник лондонского института Chatham House Джон Митчелл.
Если мнение непримиримых антироссийщиков, Польши, Грузии и стран Балтии, среднеазиатские государства могут игнорировать, на недовольную позицию Евросоюза и США им оглядываться придется. Наконец, среднеазиатские республики, в особенности это касается Туркменистана, при благоприятных обстоятельствах и сами будут рады воспользоваться возможностью диверсифицировать экспортные маршруты и ослабить свою слишком значительную зависимость от Москвы.
Вне всяких сомнений, такую возможность реализует Казахстан, который в прошлом году уже заключил договоренность о присоединении к проекту Баку-Джейхан и продолжает строительство газопровода в направлении Китая с параметрами, аналогичными нынешним российским достижениям (10 млрд куб. м в год на первом, 30 млрд - на втором этапе). Вопрос лишь в том, сколь значительную часть нефти и газа эта страна будет передавать обходным проектам; сделает ли она ставку на КТК или решится на строительство транскаспийского нефтепровода в качестве продолжения проекта БТД.
Но еще неприятнее для нас другое обстоятельство. Главы среднеазиатских государств всегда осознавали (а сейчас убедились): они просто обязаны воспользоваться противоборствующими интересами к их нефти и газу, и использовать это противостояние для достижения сказочных, по сравнению с прежними временами, условий транзита. Даже если альтернативные пугала-проекты выглядят не очень реалистичными и экономически необоснованными.
"У нас понимают, что идея с транзитной трубой из Туркмении в Китай через Узбекистан - вещь скорее политическая, чем экономическая, - отмечает наш источник в Ташкенте. - Природные условия прокладки трубопровода слишком сложные, отношения между двумя странами нередко доходят до конфликта - Каримов уже не единожды использовал контроль над газопроводом против туркмен". Тем не менее Туркменбаши успешно воспользовался страхами и взаимной конкуренцией своих покупателей. Похоже, игра продолжается. Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов, отвечая из-за спины Владимира Путина журналисту, заметил, что вопрос строительства транскаспийского трубопровода и экспорта газа, минуя Россию, с рассмотрения не снят. Ранее глава Туркменистана также отмечал, что его страна вовсе не собирается отказываться от обещаний нарастить экспорт газа в Иран и начать его транспортировку в Китай. Правда, никому не понятно, каким образом туркменский президент сможет обеспечить все обязательства (см. график 3).
Туркменский газ и долгосрочные договоры о его поставках для покупателей кот в мешке еще и по другой причине. Чиновники среднеазиатской республики постоянно говорят о несметных газовых богатствах на ее территории, но при этом отказываются раскрывать данные об этих богатствах: в 2005 году был проведен международный аудит запасов, но его итоги остаются секретными. При этом оценки специалистов оказываются намного скромнее национальных туркменских (см. таблицу). Можно сказать больше: они скромны настолько, что не в состоянии покрыть уже данные страной обязательства по всем долгосрочным контрактам. А это, видимо, означает, что Туркмении по крайней мере потребуется провести доразведку найденных ресурсов, которые еще могут и не попасть в заветную категорию "извлекаемых запасов".

Жертвы восточной хитрости

Надо понимать, за среднеазиатскую нефть и газ нам придется немало заплатить, вполне адекватно тем рискам, которые сопровождают работу в этом регионе.
В соответствии с нынешними газовыми договоренностям российская сторона покупает газ на границе среднеазиатских республик, его цена и станет основным предметом торга. В последние годы Туркмения и Казахстан весьма преуспели на этом поприще. За несколько лет цена так называемых долгосрочных контрактов выросла в несколько раз, приблизительно с 30 до 100 долларов за тысячу кубометров. Теперь они наверняка будут пытаться выжать Россию до конца. "Не исключено, что в скором будущем цены вырастут до 120–130 долларов за тысячу кубометров", - полагает старший экономист лондонского центра Economist Intelligence Unit Дафни Тер-Сакарян. "По слухам, речь сейчас идет уже о 160 долларах за тысячу кубометров", - сообщил нам Артем Кончин. Последняя цифра, по нашим оценкам, уже предельная, выше которой транзит центральноазиатского газа основным потребителям при нынешнем уровне цен утрачивает свою высокую экономическую привлекательность.
Возможно, поставщики газа пожелают совместно с "Газпромом" участвовать в продажах этого вида топлива в Европе, хотя при высоких закупочных ценах особой необходимости в этом нет. Так, существенная часть казахстанского газа теперь поставляется на Оренбургский ГПЗ (см. картосхему 2), где его переработкой занимается казахстанско-российское СП. Хотя условия его работы, которые не так давно утвердили обе страны, неизвестны, по некоторым данным, закупочная стоимость газа составляет 140–145 долларов за тысячу кубометров, а реализовывать его в Европе, возможно, сможет и само СП.
В области нефтяного транзита Казахстану (Туркменистан и Узбекистан нефти добывают немного) логично требовать наилучших условий доступа к инициированным Россией трубопроводным проектам, а также участия в управлении ими. "В ходе визита России пришлось пойти на некоторые уступки в отношении поставок нефти через КТК, - отмечает Артем Кончин. Россия была изначально против расширения трубопровода без увеличения тарифов и снижения процентных ставок по кредитам (см. "Трубу вам в руки", "Эксперт" № 17 за 2007 год), хотела, наконец, сделать этот маршрут рентабельным и высокодоходным. Но наша позиция смягчилась, и мощности трубопровода будут увеличены". Несколько дней назад министр энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Бактыкожа Измухамбетов сообщил, что Казахстан в ближайшее время начнет переговоры с Болгарией и Грецией по присоединению к проекту трансбалканского трубопровода Бургас-Александруполис, где он может получить квоту на прокачку до 17 млн тонн нефти в год за счет поставок по КТК.
Вывод из этого напрашивается простой: памятуя о политических плюсах и минусах, среднеазиатские лидеры будут действовать очень практично, стараясь выжать из конкуренции покупателей максимальную финансовую пользу. Россия в этом отношении обладает определенным преимуществом: используя более экономичные варианты и свою огромную территорию, она способна предложить лучшие условия сотрудничества. Но чтобы реализовать свой потенциал, нам придется основательно попотеть, быстро действовать и при этом не рассчитывать на сверхприбыли.

Неслучайный успех. Редакционная статья. // Эксперт. № 19 (560). 21.05.2007.
http://www.expert.ru/printissues/expert/2007/19/vizit_putina_v_srednyuyu_aziyu_editorial/
Визит президента Путина в Среднюю Азию стал серьезным внешнеполитическим успехом России. Особенно радует, что успех этот - договоренности о поставках углеводородов, расширении и строительстве новых трубопроводов - не локальный, а следствие системной работы российских властей. Из последних событий в том же ряду - начало строительства нефтепровода Бургас-Александруполис (51% российского капитала), активизация диалога с крупными газодобывающими странами (саммит в Катаре), конструктивные переговоры о создании СП "Газпрома" с "Белтрансгазом".
Сила России на энергетическом рынке в том и состоит, что наша страна может предлагать своим партнерам комплексные и реалистичные решения, учитывающие интересы заинтересованных сторон. Ведь почему президенту Путину удалось убедить своих коллег Бердымухаммедова, Каримова и Назарбаева?
Во-первых, во многом потому, что Россия имеет сильные позиции в европейском энергетическом секторе. Несмотря на все желание Брюсселя, свободного рынка газа в Евросоюзе нет, тут все строится на долгосрочных контрактах. Недостаточно, как Варшава или Тбилиси, иметь желание проложить в Европу новый газопровод из Средней Азии - и торговать газом по всей Европе. Прежде нужно убедить крупных потребителей газа, например европейские химические и энергетические концерны, в том, что поставки среднеазиатского газа - из Казахстана и Туркменистана по трубе, проложенной по дну Каспийского моря (с неурегулированным правовым статусом), через имеющие территориальные конфликты Азербайджан и Грузию, затем через балансирующую между исламизмом и очередным военным переворотом Турцию и еще через несколько восточноевропейских стран - будут более надежными в долгосрочной перспективе, чем поставки газа российского.
В случае с нефтью ситуация чуть проще, поскольку уровень первоначальных вложений меньше и есть глобальный рынок нефти, нет жесткой привязки к конечному потребителю - риски значительно ниже. Но в газовых делах всегда надо держать в голове позицию покупателя, а у России в этом случае огромное преимущество, исчисляемое десятилетиями работы с европейскими потребителями. К тому же серьезные европейские аналитики понимают, что эффект от налаживания поставок среднеазиатского газа в Европу будет эфемерным. Чтобы заткнуть дыру в собственном газовом балансе из-за переориентации среднеазиатских поставщиков, Россия вынуждена будет сократить свои поставки в Европу. Так что ощутимого прироста поставок газа в ЕС не произойдет и стоить азиатский газ в Европе будет не дешевле, чем российский. Ведь газопроводы надо еще построить, а страны-транзитеры рассчитывают и на свою долю в поставках, и на плату за прокачку.
Во-вторых, за последние годы Россия значительно усилила свои позиции в странах - экспортерах углеводородов. Установились неплохие отношения с Венесуэлой и Ираном. Налаживаются с Алжиром, Саудовской Аравией, Катаром, другими странами Персидского залива, в целом с ОПЕК. Развивается диалог в рамках Форума стран - экспортеров газа (ФГЕК - кандидат на превращение в пресловутую газовую ОПЕК). Таким образом, Россия становится одним из ключевых игроков на рынке углеводородов, а потому таким странам, как Казахстан, Туркмения и Узбекистан, лучше выходить на глобальный рынок в связке с таким сильным и влиятельным партнером. С которым у них к тому же существуют давние, проверенные историей отношения. Россия может быть полезна еще и потому, что способна сыграть свою роль в нормализации отношений государств Средней Азии со странами Персидского залива (а отношения эти традиционно непростые, вспомним хотя бы, что многочисленные исламистские организации, работающие в бывших советских республиках, финансируются именно нефтяными монархиями Залива).
Именно Россия в рамках ОДКБ выступает гарантом безопасности своих южных партнеров. И в этом качестве она гораздо надежнее ЕС или США. Ибо за последние годы лидеры постсоветских стран имели массу случаев убедиться, что Запад ни в грош не ставит лояльность. Нужен был Каримов - с ним заигрывали, но его тут же решили подвинуть, как только американцам на минуточку показалось, что другой лидер будет сговорчивей. Возможно, на такую роль согласны слабые президенты "бедных" стран (вроде Польши или Грузии), которым нечего терять и которые поэтому готовы выслуживаться (обычно безуспешно) в надежде получить от всемогущих патронов хоть какую-то подачку. Но среднеазиатским президентам терять есть что.

Константин Симонов, президент Фонда национальной энергетической безопасности: Злопыхатели поморщились. // Эксперт. № 19 (560). 21.05.2007.
http://www.expert.ru/printissues/expert/2007/19/qa_simonov/
Дополнительный материал к статье "Не по праву силы"
Злопыхатели поморщились
Представлено Фондом национальной энергетической безопасности
- Как вы оцениваете договоренности, которых удалось достичь Владимиру Путину и его среднеазиатским коллегам?
- Весьма хорошо, особенно на фоне предыдущего бездействия, - на семерку-восьмерку по десятибалльной шкале. Во время визита Путина я как раз был на экономическом форуме в Стамбуле, а затем на конференции в Чатам-хаусе в Лондоне и видел реакцию представителей НАТО, европейской комиссии, западных аналитиков - они не ожидали подобного удара и были шокированы публичным заявлением о тесном партнерстве. В особенности неожиданными оказались действия Казахстана, который рассматривался в регионе в качестве форпоста Запада.
Сейчас, похоже, наши политики поставили перед Назарбаевым вопрос о сотрудничестве ребром. Первый звоночек для европейцев прозвучал раньше, когда президент Польши Качиньский с делегацией нефтеперерабатывающей компании Orlen направился в Казахстан. Считалось, что поляки уже договорились о доступе своей компании к местной нефтедобыче. Но буквально за два дня до этого наш премьер Фрадков вылетел в Казахстан, и в результате Назарбаев не подписал ожидаемые соглашения. Это был мелкий эпизод, сейчас же Россия Евросоюзу показала: ребята, у нас хорошие позиции в Средней Азии.
Но о победе говорить, конечно, рано. Лидеры среднеазиатских государств - расчетливые люди, которые прекрасно понимают, что у них сейчас хорошие возможности играть на противоречиях России, Евросоюза и Китая, заинтересованных в их углеводородах. Этим, несмотря на все заявления и договоренности, они обязательно будут пользоваться, для того чтобы выжать из России максимум. Так, Туркменбаши, когда его переставали устраивать цены на газ, легко заключал договоры с другими странами, а "Газпрому" говорил что-то вроде "У нас долгосрочный контракт? Нет, у нас меморандум о намерениях". Борьба за Центральную Азию будет фантастической. Для нас опаснее даже не европейцы, напрасно рассчитывающие, что азиаты будут продавать им газ по дешевке, более опасны китайцы. Я недавно слышал, что китайцы готовы предложить Туркменистану хорошую цену - порядка 160 долларов за тысячу кубометров. Заметьте, это ровно столько, сколько Россия собирается платить Казахстану. Туркмены и узбеки тоже будут выходить на эту сумму.
- И почему же среднеазиатские углеводороды важны для Евросоюза?
- Я часто бываю на зарубежных энергетических мероприятиях и вижу, что позиция еврочиновников сводится к повторению стандартной мантры: 1) зависимость ЕС от импорта энергоносителей будет расти; 2) Россия использует энергоносители как оружие; 3) ни в коем случае нельзя допустить роста зависимости от России; 4) нас спасет Средняя Азия. Иногда добавляют пятый пункт о необходимости развития производства биотоплива, альтернативных источников энергии. Все, больше тезисов нет. Надежды на альтернативные поставки газа из одиозного Ирана растаяли. Европейцы прямо говорят: главная альтернатива России, которая так и хочет взять ЕС за жабры и что-то там политически требовать, теперь Центральная Азия.
- Какие проекты трубопроводов в обход России наиболее реалистичны?
- Газовые проекты - Транскаспийский и более общий, "Набукко", - выглядят нереалистично - никакой ресурсной базы у них нет. Можно прокомментировать слова нового президента Туркмении о сохраняющемся интересе к транскаспийскому трубопроводу так. Страны-экспортеры всегда приветствуют все трубопроводные проекты, не принимая в них финансового участия: вы стройте, а мы потом будем выбирать, что нам удобнее. При этом никаких долгосрочных контрактов на поставку газа с Европой страны Центральной Азии пока подписывать не будут. Нефтяные проекты ближе к реальности, самый продвинутый из них Самсун-Джейхан, строительство которого было открыто в апреле.
- Туркменистан не предоставляет данных о своих газовых запасах. Для нас это серьезная проблема?
- Да. Но для лоббируемого брюссельской бюрократией транскаспийского газопровода она серьезнее на порядок. "Альтернативный" России газопровод планируется прокладывать по территории моря, его цена на порядок больше, чем у российского варианта, поэтому и гарантии нужны куда более серьезные. В то же время, проанализировав структуру закупок и продаж, я вижу, что Россия в страны Западной Европы поставляет все больше своего газа (имеется в виду зафиксированное в юридических документах происхождение товара. - "Эксперт"), а в СНГ растут поставки среднеазиатского газа. Если возникнут проблемы с нашими азиатскими партнерами, пострадают страны СНГ, а не политически весомое ядро Евросоюза.
Что касается неопределенности политической - не ясно, кто станет преемником Назарбаева и Каримова, какую политику будут осуществлять новые лидеры в будущем, - Россия способна лучше работать в таких условиях.
- В чем такое удобство, почему Россия для Средней Азии - более подходящий партнер?
- Есть система налаженных коммуникаций между нашими странами, люди, которые работают вместе уже десятилетиями, а для менталитета восточного человека не так просто менять партнеров. Но важнее другое: Россия не склонна активно вмешиваться во внутренние дела азиатских режимов. В республиках Средней Азии прекрасно понимают, что при удобном случае им станут припоминать грехи недемократичности и нарушения прав человека. На той же конференции в Лондоне начальник отдела политического планирования НАТО говорил, что надо связать энергетику с правами человека, а еще использовать военные подразделения НАТО для охраны добывающих проектов за рубежом. Для стран Центральной Азии - серьезный повод задуматься.

Александр Кокшаров: В обход Босфора. // Эксперт. № 19 (560). 21.05.2007.
http://www.expert.ru/printissues/expert/2007/19/v_obhod_bosfora/
Дополнительный материал к статье "Не по праву силы"
В обход Босфора
Александр Кокшаров
Главной темой переговоров в туркменской столице стали поставки среднеазиатского газа через Россию, и они оттеснили на второй план вопрос транзита по российской территории каспийской нефти. Тем не менее данная проблема не менее важна, в особенности для Казахстана, практически весь нефтяной экспорт которого зависит от российского транзита.
Согласившись на транзит газа из Туркменистана в Россию, Казахстан оказался ключевым игроком в газовом соглашении между Москвой и Ашхабадом. "По всей видимости, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев решил пойти на уступки в вопросах газа для того, чтобы в обмен достичь своих целей в нефтяной сфере, что позволит Казахстану значительно нарастить поставки нефти, главного экспортного товара страны, на мировые рынки. Благодаря соглашению с Россией казахстанский нефтяной экспорт расширится через Новороссийск и пойдет по трубопроводу Бургас-Александруполис. Несмотря на все попытки Брюсселя наладить энергетическое сотрудничество с Казахстаном в обход России, Астана решила сделать ставку на Москву. И хотя в долгосрочной перспективе диверсификация маршрутов нефтяного экспорта выглядит логичной, быстро ее реализовать не удастся. Казахстан понимает, что наращивать экспорт необходимо сейчас, в условиях высокого мирового спроса на нефть и высоких цен, а проще всего это сделать через территорию России", - рассказала "Эксперту" Дафни Тер-Сакарян, старший экономист лондонского центра Economist Intelligence Unit (EIU).
Сегодня Казахстан добывает около 1,6 млн баррелей нефти в сутки, и уже к 2015 году эта цифра возрастет примерно до 3,5 млн баррелей. Согласно прогнозам тогда примерно 1 млн баррелей будет добываться на шельфовом месторождении Кашаган, 700 тыс. баррелей даст Тенгиз, 600 тыс. - Курмангазы и еще 500 тыс. - Карачаганак, что на границе с Россией. В более отдаленной перспективе добыча будет еще больше - уже в 2019 году на месторождении Кашаган ожидается уровень 2 млн баррелей в сутки. Уже сегодня Казахстан экспортирует около 1,3 млн баррелей нефти в сутки, через десять лет этот показатель вырастет в 2,5 раза. Благодаря масштабным инвестициям в разведку и добычу экспорт может увеличиваться на 15–20% ежегодно.
В рамках соглашения с Россией - в обмен на транзит туркменского газа по своей территории - Казахстан сможет увеличить мощности трубопровода Тенгиз-Новороссийск (оператор - Каспийский трубопроводный консорциум, КТК) и получит доступ к поддержанному Россией проекту Бургас-Александруполис. "Даже если бы и был построен нефтепровод между Казахстаном и Азербайджаном, о котором давно ведутся разговоры, он скорее всего в течение всего нескольких лет не смог бы справиться с ожидаемым ростом добычи нефти. Поэтому КТК останется в любом случае ключевым маршрутом для Казахстана, и именно поэтому Назарбаев решил увеличить мощности экспорта через Новороссийск", - рассказал "Эксперту" Джон Митчелл, научный сотрудник лондонского института Chatham House (Королевский институт международных отношений).
Сейчас по нефтепроводу Тенгиз-Новороссийск может транспортироваться 665 тыс. баррелей в сутки. Как заявил Назарбаев в Ашхабаде, экспорт в ближайшее время вырастет до 800 тыс. баррелей в сутки - почти на треть. В перспективе консорциум КТК надеется увеличить пропускную мощность до 1,4 млн баррелей в сутки, но и это может оказаться не окончательной цифрой.
Россия, которой принадлежит крупнейший пакет в КТК (24%), долгое время откладывала решение по поводу увеличения мощности трубопровода. "Увеличение доступа нефти из Казахстана на западные рынки - не в интересах России. Кроме того, Тенгиз-Новороссийск - единственный магистральный трубопровод в России, которым не владеет "Транснефть". Это не очень нравится Кремлю, который показал всем игрокам, что не собирается расставаться с контролем за энергетической инфраструктурой", - считает экономист центра Global Insight Эндрю Нефф.
Для Казахстана же увеличение мощностей КТК - лишь часть решения проблем. Оказываясь в Черном море, казахстанская нефть сталкивается с "бутылочным горлышком" турецких проливов. Через узкий Босфор ежедневно проходят около 30 танкеров, которые перевозят более 3,2 млн баррелей нефти в сутки. В Черном море нефть из Казахстана конкурирует с российской нефтью, которая также пытается попасть в Европу. Теперь же Россия согласилась предоставить Казахстану возможность экспортировать в обход Босфора - через нефтепровод Бургас-Александруполис. Проект обсуждался более десяти лет, и в марте 2007 года правительства Болгарии, Греции и России подписали наконец соглашение в Афинах о строительстве трубопровода. Российские компании будут контролировать 51% акций трубопровода, что даст возможность России решать, чья нефть пойдет в греческий порт Александруполис. По трубопроводу будет проходить около 350 тыс. баррелей нефти в сутки, притом что вся мощность проекта составляет 700 тыс. баррелей.
Увеличение мощности КТК и привязка Казахстана к проекту Бургас-Александруполис являются ударом по нескольким альтернативным проектам, которые не были поддержаны Россией. Первый - нефтепровод Одесса-Броды-Плоцк, по которому планировалась доставка каспийской нефти в Центральную Европу через Украину и Польшу. Ветка Одесса-Броды была построена именно с этой целью, но сейчас используется в реверсном режиме, для поставок российской нефти в Одесский порт. Хотя украинский президент Виктор Ющенко и власти Польши поддерживают реализацию проекта по первоначальному сценарию, без нефти из Казахстана он не может состояться.
Вторым проектом являются предпочитаемые Анкарой трубопроводы Баку-Джейхан и Самсун-Джейхан. Первый был открыт в 2006 году и сейчас используется для поставки 700 тыс. баррелей азербайджанской нефти в сутки на европейские рынки. Казахстан, как ожидается, будет поставлять нефть в Баку с помощью танкеров, откуда она затем будет поставляться в Джейхан (мощность трубопровода в будущем может достигнуть 1,7 млн баррелей в сутки).
"В последнее время власти Казахстана сменили риторику и однозначно исключают строительство транскаспийского нефтепровода, о чем много говорилось еще в прошлом году. Это произошло в значительной мере из-за позиции России. Перспективы же расширения мощности трубопровода Баку-Джейхан без нефти из Казахстана остаются под вопросом. Но даже удвоение мощности КТК не даст Казахстану достаточных экспортных возможностей для поставок нефти на мировой рынок, поэтому в долгосрочной перспективе Казахстан может направлять часть своей нефти через Баку, возможно, даже не только танкерами, но и по трубопроводу Атырау-Баку", - полагает Дафни Тер-Сакарян из EIU.
Другой турецкий проект - трубопровод Самсун-Джейхан, который надеются построить в Турции к 2013 году. Он сможет перекачивать до 1,5 млн баррелей нефти в сутки и имеет смысл только в том случае, если часть российской и казахстанской нефти из Новороссийска будет направляться не через Босфор, а в расположенный по прямой на юг порт Самсун. Если же нефть из Казахстана будет в основном направляться в Бургас или напрямик через проливы, то смысла в реализации данного проекта уже не будет.
Лондон

Верхотуров Д., Кузьмин Н. Сводки с нефтегазовых фронтов. // Эксперт Казахстан. № 19 (121). 21.05.2007.
http://www.expert.ru/printissues/kazakhstan/2007/19/energetichrskoe_sotrudnichestvo/
Дмитрий Верхотуров, Николай Кузьмин
Позиция Казахстана на двух параллельных "энергетических саммитах" – в Туркменбаши и Кракове – осталась неизменной. Предпочтение отдается более реалистичным и экономически выгодным проектам. По политическим мотивам никакие проекты не принимаются, но и не отклоняются
В "Энергетической стратегии России на период до 2020 года" в разделе "Внешняя энергетическая политика" говорится: "Стратегическим интересам России отвечают формирование единой энергетической и энерготранспортной инфраструктуры в сопредельных регионах Европы и Азии, развитие международных энерготранспортных систем, обеспечение недискриминационного транзита энергоносителей". В этом же документе отмечается: "Глобальный характер энергетических проблем и все большая их политизация, а также влиятельное положение ТЭК России в системе мировой энергетики выдвинули энергетический фактор в число базовых элементов российской дипломатии". Причем речь идет как об использовании нефтегазового фактора в качестве инструмента внешней политики, так и о содействии решению вопросов транзита энергоносителей с помощью политических рычагов.
В мае 2007 года "базовый элемент российской дипломатии" собрал в прикаспийском городе Туркменбаши президентов Казахстана, России и Туркмении.

Газовый фронт: наступление "юнионистов"

Для стран Центральной Азии предложение экспортировать свой газ по российским трубам пять лет назад было упаковано в красивую коробочку с надписью "Евразийский газовый альянс". Впервые идея о создании этого альянса была озвучена в конце января 2002 года, во время визита в Москву президента Туркменистана Сапармурата Ниязова. Предполагалось, что в газовый альянс войдут четыре государства – Россия, Туркменистан, Казахстан и Узбекистан.
Впрочем, в феврале 2003 года российский премьер Михаил Касьянов, выступая на экономическом форуме ЕврАзЭС, призвал создать Евразийский газовый альянс с последующим привлечением других членов СНГ. "В перспективе необходимо прийти к единому топливному балансу СНГ и единому порядку транзита энергоресурсов через наши страны", – заявил он. Позднее появились идеи создания энергетического клуба в рамках ШОС. Но что касается газа, то, как бы ни назывался предполагаемый союз – "газовый ОПЕК", альянс или клуб, речь всегда шла о туркменском (а в перспективе и казахстанском) газе. Собственно, в юридическом оформлении самого союза нет никакой необходимости – достаточно, чтобы он существовал на практике в соглашениях о поставках газа.
В ходе визита президента России Владимира Путина 9–15 мая 2007 года в страны Средней Азии было подписано два документа по развитию систем транспортировки газа: "Совместная декларация президента Республики Казахстан, президента Российской Федерации, президента Туркменистана и президента Республики Узбекистан о развитии газотранспортных мощностей в регионе Центральной Азии" (подписана 9 мая в Ташкенте и 12 мая в Туркменбаши) и "Совместная декларация президента Республики Казахстан, президента Российской Федерации и президента Туркменистана о строительстве Прикаспийского газопровода" (подписана 12 мая в Туркменбаши).
Согласно этим документам предполагается до 1 сентября 2007 года подготовить и подписать соглашение между Россией, Казахстаном, Туркменистаном и Узбекистаном по реконструкции газопровода Средняя Азия – Центр (САЦ) и соглашение между Россией, Казахстаном и Туркменистаном по строительству Прикаспийского газопровода.
Фото: Reuters-Ria Novosti-Kremlin Из трех авторов проекта Прикаспийского газопровода у двух есть запасные варианты
Нужно сказать, что крупные газопроводные проекты просто так не возникают, и проект Прикаспийского газопровода появился задолго до подписания этого соглашения. В апреле 2003 года президенты Туркменистана и Украины Сапармурат Ниязов и Леонид Кучма обсудили поставку газа в Украину по газопроводу вдоль Каспия, который предполагалось построить к 2007 году. Протяженность газопровода в проекте составляла 1745 километров, в том числе 605 км по туркменской территории и 1140 км по казахстанской. Туркменский участок должен был возводиться туркменской стороной, а остальная протяженность – совместными силами НАК "Нафтогаз Украины" и ОАО "Газпром". Мощность газопровода должна была составить 30 млрд куб. м газа, а его конечной точкой должен был стать Александров Гай на российско-казахстанской границе, где газопровод соединялся с российской Единой газопроводной системой (ЕГС). Стоимость проекта оценивалась в 1 млрд долларов.
Но после подписания долгосрочного соглашения Туркменистана и России по поставкам газа, которые не оставили топлива для Украины, проект был заморожен. Теперь, как видим, он возродился в виде Прикаспийского газопровода, совместного проекта России, Казахстана и Туркменистана.
В соглашении ничего не говорится о мощности предполагаемого газопровода. Об этом сказал Владимир Путин: "В середине 2008 года начнется практическая работа по реконструкции имеющегося и строительству нового газопроводов. Мы сделаем это. К 2012 году это будет плюс как минимум 12 млрд куб. м газа".
Иными словами, мощность газопровода САЦ (50 млрд куб. м) будет увеличена на 12 млрд, и будет построен Прикаспийский газопровод мощностью около 30 млрд. Итого мощность реконструированной газопроводной системы составит 92 млрд куб. м, что позволит выполнить российско-туркменские соглашения о закупке газа до 2028 года, подчеркнул министр промышленности и энергетики России Виктор Христенко. Но это пока только обещания, не закрепленные никакими документами и фактическим строительством. Христенко заявил, что о мощностях предполагаемых газопроводов говорить пока рано.

Отступать некуда – в России лишнего газа нет

В российской прессе визит Путина и заключение соглашений подаются как выдающееся достижение российской экономической дипломатии. Между тем в России наблюдается появление дефицита газа. По словам главы РАО "ЕЭС России" Анатолия Чубайса, в 2007 году дефицит составит 4 млрд куб. м, а через несколько лет вырастет до 40 млрд. Министр экономического развития и торговли России Герман Греф считает, что "Газпром" не в состоянии обеспечить добычу в 2010 году требуемых 717 млрд куб. м газа ("Газпром" может добыть 702 млрд) и требует обеспечения недискриминационного доступа к ЕГС независимых газодобывающих компаний.
Заключенное с Туркменистаном в 2003 году соглашение на поставки газа уже предусматривало использование импортных поставок для покрытия внутрироссийских потребностей. В него заложили рост поставок для покрытия увеличивающегося дефицита. С этой точки зрения реконструкция старых и строительство новых газопроводов нужны для снабжения не столько Европы, сколько самой России.
Причина сложившегося положения коренится в нескольких обстоятельствах. Во-первых, "Газпром" в 1990?х годах не освоил новых крупных месторождений, на которые можно было бы переложить добычу с истощающихся Медвежьего и Уренгоя. Во-вторых, происходит безудержный рост экспорта газа из России, который невозможно снизить из-за данных российским руководством политических гарантий. В-третьих, в РФ развитие производства электроэнергетики осуществляется за счет увеличения потребления газа. Сочетание этих трех обстоятельств лишает энергетическую политику России гибкости и делает ее крайне чувствительной к изменению рынка природного газа. Эта чувствительность вместе с резкими переменами на рынке газа в одночасье может перевести эту страну из энергетических лидеров в разряд зависимых стран.
В Прикаспийском проекте из трех участвующих в нем сторон у России наименее выгодные позиции. Дело в том, что строительство Прикаспийского газопровода не отменяет разработки проекта Транскаспийского газопровода, как подчеркнул президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов, а также проектов Трансафганского газопровода и газопровода в Китай. Туркменистан обладает потенциальной возможностью выбирать главное направление экспорта газа или провести удачную диверсификацию маршрутов. "Транскаспийского проекта не существует, это намерение, декларируемое рядом стран, находящихся далеко за пределами этого зала, как способ, как им кажется, решить вопросы, связанные с альтернативными маршрутами", – заявил Виктор Христенко, однако его сарказм трудно разделить. Стоит вспомнить, что несколько лет назад проект нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан также объявлялся утопичным. Казахстану тоже есть из чего выбирать. Лишь Россия вынуждена закрепляться на достигнутых еще в советское время рубежах, используя географические и отчасти политические преимущества.

Казахстан: благожелательный нейтралитет

В дни визита Путина в Казахстан и Туркменистан в Кракове прошел так называемый энергетический саммит, в котором участвовали президенты Азербайджана, Грузии, Литвы, Польши и Украины. На нем обсуждался транзит углеводородов в Восточную Европу в обход России. "На саммите были рассмотрены вопросы энергетической безопасности региона. Будет создана рабочая группа, которая проработает вопрос создания консорциума по транспортировке энергоресурсов в Европу. Большое значение в этом будет иметь присоединение к проекту Казахстана", – заявил министр промышленности и энергетики Азербайджана Натик Алиев.
Казахстан был представлен заместителем министра энергетики Ляззатом Кииновым. Нурсултан Назарбаев предпочел встречу с Владимиром Путиным и Гурбангулы Бердымухаммедовым.
Никаких соглашений в Кракове не принимали, но в совместном коммюнике, которое подписал и Казахстан, говорится о создании компании для развития общих энергетических проектов, в том числе проекта Одесса–Броды–Плоцк, а также межправительственной рабочей группы. При этом украинский президент Виктор Ющенко подчеркнул, что Одесса–Броды–Плоцк – это не проект, направленный против кого-то.
Ляззат Киинов сказал в Кракове, что Казахстан рассматривает любые варианты доставки углеводородов на внешние рынки и намерен участвовать в проекте Бургас–Александруполис, а также готов изучать проект Одесса–Броды–Плоцк.
Позиция Казахстана в отношении маршрутов транспортировки энергоресурсов на внешние рынки уже много лет остается неизменной. Ее можно выразить словами "больше трубопроводов, хороших и разных". Например, о заинтересованности в трубе, ведущей к иранским портам в Персидском заливе, Нурсултан Назарбаев несколько лет назад говорил даже во время визита в США.
Вопреки утверждениям российских СМИ, предложение о строительстве Транскаспийского газопровода Казахстаном отвергнуто не было. С Россией была достигнута договоренность о строительстве Прикаспийского газопровода, но отнюдь не об отказе Казахстана от участия в создании любых труб, идущих в обход России. Более того, визит Владимира Путина в Казахстан (в Астану и Актау) был для нас важен не только и не столько договоренностями о поставках газа. Например, сотрудничество с Россией в области атомной энергетики представляется гораздо более актуальным.
Да и интерес к Туркменистану не ограничивается вопросами транспортировки газа. Мы заинтересованы в выходе на рынок добычи углеводородов. Как сказал президент Казахстана, наши компании "готовы участвовать в освоении туркменского шельфа Каспия и вместе с российскими компаниями, и отдельно", а также в создании особой экономической зоны в Туркменбаши (туркменская сторона собирается вложить в нее около миллиарда долларов). Кроме того, он назвал "очень выгодным проектом" предложение Гурбангулы Бердымухаммедова о совместном строительстве железной дороги Ералиево–Туркменбаши. Впрочем, вопросы казахстанско-туркменского партнерства на трехстороннем саммите были лишь обозначены пунктиром. Их предметное и более детальное рассмотрение состоится чуть позднее, в конце мая, в ходе визита Гурбангулы Бердымухаммедова в Астану.
Интересно, что европейские страны, которые являются потребителями российского газа, больше беспокоит вопрос надежности поставок, а не диверсификации маршрутов. Зато Соединенные Штаты реагируют на российскую монополию довольно болезненно. Вот как откликнулся на предложение о создании "газового ОПЕК" аналитик Jamestown Foundation Владимир Сокор в своей статье в газете Wall Street Journal еще в 2002 году:
"Сравнение с ОПЕК упускает очень важные отличия. В то время как ОПЕК, действуя на мировом нефтяном рынке, нигде не обладает монополией, возглавляемая Россией ассоциация будет действовать на европейском газовом рынке практически в отсутствие там конкурентов. В то время как ОПЕК осуществляет экспорт нефти из многих стран-производителей, экспорт газа "евразийской" группы будет происходить главным образом из России. В то время как нефть стран–членов ОПЕК поступает на мировые рынки по множеству различных маршрутов, газ "евразийской" группы будет поступать в страны-потребители по трубопроводам "Газпрома" через Россию. И в то время, как ни одна из стран–членов ОПЕК не может определять политику этой организации, используя главенствующее положение или давление, Россия в предполагаемом "газовом ОПЕК" будет значительно сильнее среднеазиатских стран и уже обладает опытом господства и устрашения в данном регионе".
С тех пор в позиции США мало что изменилось. Государственный секретарь США Кондолиза Райс, находившаяся с визитом в Москве, высказалась по поводу соглашения о Прикаспийском трубопроводе стандартным набором фраз в пользу диверсификации маршрутов поставок и против монополизации этой сферы. Сказала она и о том, что поставки углеводородов "не нужно использовать в качестве политического инструмента, они должны иметь экономическую основу". Со стороны Казахстана никаких возражений по этому поводу нет, г-н Назарбаев мог бы подписаться под каждым ее словом. Именно на экономической основе и лежит проект Прикаспийского трубопровода. Для Казахстана важно, чтобы туркменский газ поставлялся на внешние рынки – в Россию ли, в Украину или Европу – через казахстанскую территорию. Что и отметил Нурсултан Назарбаев после саммита в Туркменбаши, подчеркнув, что проект этот чисто коммерческий и "здесь нет никакой политики".
Чуть раньше министр энергетики США Сэмюэл Бодман заявил, что реализация проекта Прикаспийского газопровода нанесет удар по диверсификации поставок в Европу. Но все дело в том, что участвовать можно лишь во вполне конкретных проектах, а к проектам, существующим только на карте, лишь "проявлять интерес". Как уже писал "Эксперт Казахстан" (№ 12 от 26 марта 2007 года), Европа пока ничего не может предложить Казахстану и его соседям, кроме "независимости от России". Причем эта независимость должна быть оплачена самими же центральноазиатскими странами. Но зависимость от России беспокоит наши страны даже меньше, чем пользователей персональных компьютеров – зависимость от компании "Майкрософт". А предложения Казахстана о создании с участием европейцев предприятия по производству сжиженного газа пока остаются без ответа. И это равнодушие Еврокомиссии, между прочим, наносит удар по диверсификации поставок в Европу.

Республика. Деловое обозрение. 25.05.2007.

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1180242480
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Сенаторы приняли Законы по поэтапной интеграции таможенных пошлин Армении и Кыргызстана к ставкам ЕАЭС
- А. Мамин встретился с главой французской атомной компании "Orano" К. Имовеном
- Крымбек Кушербаев провел заседание Комиссии при Президенте Республики Казахстан по вопросам противодействия коррупции
- Насколько Центральная Азия подвержена рискам землетрясений
- Более 5,6 тыс. этнических казахов получили статус кандаса с начала 2021 года
- Рассмотрено гражданское дело по иску Департамента экологии по Актюбинской области к ТОО "Парижская коммуна XXI"
- Рассмотрено уголовное дело
- Рабочий график главы государства
- Поздравление Первого Президента Республики Казахстан – Елбасы Нурсултана Назарбаева с праздником Ораза айт
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх