КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Четверг, 14.02.2008
23:58  Не замерзайте! Туркмения подарила Таджикистану 500 тонн дизтоплива
22:44  Омбудсменом Кыргызстана избран Турсунбек Акун
22:41  Женщины в мусульманских странах могут быть президентами, - толкование шейха М.Тантави
22:16  Independent: Буш и Блэр нанесли роковой удар по "концепции гуманитарной интервенции" и "идеалам продвижения демократии за рубежом"
21:59  Путин пообещал нацелить на Украину ядерные ракеты, если она разместит у себя базы НАТО, - последняя большая пресс-конференция ВВП
20:43  Анонимная ликвидация. Самый знаменитый террорист "Хезболлы" Мугния убит неизвестно кем
19:28  Новые назначения в Казахстане: О.Жумабеков - глава Высшего Судебного совета, Е.Карин - зав. отделом внутренней политики Администрации и др.

19:16  За воспитание сына? Сват Н.Назарбаева Аскар Кулибаев получил российский орден Дружбы
18:48  С.Юсупханова: В День всех влюбленных по Бишкеку идет шествие "Я люблю тебя, Киргизия"
18:47  Н.Бухари-заде: Конституционному суду Таджикистана расширили полномочия
17:41  И.Кушматов: Политика и политиканство в Киргизии. Делая ставку на людскую глупость...
16:28  Бермет-заговорщица. Дочь Акаева ведет тайные переговоры на кыргызско-казахской границе
15:12  Премьер Казахстана К.Масимов: "Впервые о своей работе отчитывается Правительство парламентского большинства" (речь)
14:49  Дж. Кусера: Бюджет финансовой помощи странам Евразии - монумент "межведомственной мелочности"
14:10  Сапа Мекебаев: Положа руку на сердце, трудно удержаться от того, чтобы не потискать грудь...
14:04  Мехди Эбрагими Вафа (иранский экстрасенс): "Отставки правительства в Казахстане не будет" (интервью)
13:42  Л.Бондарец: Российская авиабаза "Кант" в Киргизии - о чем и зачем врет министр Т.Калимбетова
13:16  Д.Сатпаев: Тюркский эль. Турция пытается вернуться в Центральную Азию
13:11  Е.Кожевникова: Глобальное замерзание. До конца света в Таджикистане осталось 2,5 метра
13:01  Б.Хабибов: Согреют ли таджикские дома проекты новых ГЭС? … Плюс теплофикация всей страны
12:51  Libеration: Мао хотел отправить в США 10 млн китаянок. Зачем?
12:45  "МК": Олигарха взяли приступом. Патаркацишвили умер уж как-то очень вовремя
12:30  ВТО официально обвинила Китай в протекционизме комплектующих
11:42  Нефтяной аналог "Газпрома". "Роснефть" готовит экспансию в Китай, Германию и Индию
11:38  А.Кадыров: В Андижане возводится молодежный центр. Власти страны любят и ценят молодежь
11:08  "АП": Кыргызстан снизил объем поставок электроэнергии в Таджикистан в угоду Казахстану?
10:26  М.К.Бхадракумар: Американо-российская ядерная сделка оставляет Иран не у дел
10:04  В аэропорту Еревана перевернулся и взорвался белорусский самолет СRJ-100LR
09:45  КНБ Казахстана ликвидировал "одну из крупнейших центрально-азиатских наркоструктур". Изъято 230 кг героина и опия
01:24  Подорвать доллар. Иран грозит Америке созданием собственной нефтяной биржи с расчетами в евро
01:23  "ВН": Титанические планы. Россия договорилась с Индией о крупных инвестициях в совместные предприятия
00:49  Казахстан интересуется, когда Кыргызстан погасит долг за газ в $18,4 млн
00:48  Р.Назаров: Узбеки и туркмены - история, проблемы, перспективы
00:35  А.Таксанов: Казан узбекской дипломатии - краткие истории бывшего сотрудника МИД. Ч. 7-я
00:32  Транспортный монополизм депутата М.Махкамова, - обращение узбекского правозащитника М.Захидова к руководсту СНБ
00:28  А.Бакустин: Расколет ли мусульманский платок светскую Турцию?
00:27  К.Нордонов: "Основатель эпохи великого Возрождения, уважаемый Президент-реформатор!"
00:23  В Узбекистане выпущены почтовые марки в честь великого андижанского завоевателя Бабура
00:21  "НГ": Русские в Бишкеке боятся погромов
00:19  А.Караваев: Проблемы и перспективы строительства Транскаспийской газовой магистрали
00:01  Б.Бабаджанов: К экстремизму призывает не Коран, а некоторые его комментаторы
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    Узбекистан   | 
А.Таксанов: Казан узбекской дипломатии - краткие истории бывшего сотрудника МИД. Ч. 7-яА.Таксанов: Казан узбекской дипломатии - краткие истории бывшего сотрудника МИД. Ч. 7-я
00:35 14.02.2008

"Скажи мне, кто твой друг, и я скажу – друзья ли мы тебе.
Внешнюю политику делают не дипломаты, а кухарки в столовой президента"
(из анекдотов сотрудников МИД РУ середины 1990-х годов)

"Почему есть ошибки, которые нельзя исправить, и нет ошибок, которые нельзя было бы совершить?
Сколько нужно нагрешить за день, чтобы уснуть сном праведника?
Нет, что ни говори, а это мгновение прекрасно - когда все крысы уже убежали, а корабль еще не утонул!
Раньше как было: поговорили и разошлись, а теперь: поговорили и разошлись не на шутку!"
(Владимир Туровский, Канада)

Итак, я хотел рассказать о некоторых специфических отношениях Узбекистана и России. Вопрос не простой и нельзя давать однозначных ответом. Повторю, то что я пишу – это не историко-политическое исследование, а лишь мемуары с освещением и размышлением о тех или иных событиях в пространстве экс-СССР и позиции Узбекистана по некоторым аспектам. Впролне возможно, что мои суждения поверхностны, и есть более глубокие течения, которые я не уловил. И все же...

ХОЧЕШЬ МИРА – ГОТОВЬСЯ К ВОЙНЕ!

Как я ранее говорил, внешняя политика Ташкента была персонофицирована в первые годы независимости страны и остается таковой и сейчас, в 2008 году, то есть она подстроена не под нужды и цели узбекского государства, а интересы одной личности, коим является Ислам Каримов. Поэтому не удивительно, как изворотлива и непостоянна позиция МИДа и его руководителей, в частности, Абдулазиза Камилова, который всячески старался угодить правителю и при этом принебрегал истинными интересами страны. Этот человек приложил немало труда (именно труда! – прим. А.Т.), чтобы в 1990-х годах между Узбекистаном и другими странами усилился холод, порой мороз пробирал. Помню, как Останакул Мирзаев, начальник Управления стран СНГ, поручил мне подготовить документ по участию Узбекистана в структурах Содружества. Это был не простой вопрос.

Дело в том, что в нашем управлении было три отдела: Европейских и закавказских стран СНГ (Россия, Молдова, Грузия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Украина), Центрально-азиатских государств (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан), Исполнительных органов СНГ. К последним относились межгосударственные, межправительственные и межведомственные организации, в частности, Совет глав-государств, Совет глав правительств, Исполнительный комитет СНГ (в Минске), Совет министров иностранных дел, Совет министров обороны... внутренних дел, туризма, здравоохранения, Организация Договора о коллективной безопасности, Центрально-Азиатское Экономическое сообщество, СВМДА и т.д. Совещания происходили интенсивно, но в большей части безрезультатно. Может, результаты и были, но они никак не усиливали интеграционную состовляющую. Уж больно сильны были противоречия между государствами. Никто не хотел ни на йоту уступать другому, больше выкладывал свои претензии, чем воспринимал противоположную точку зрения.

Хотя я уверен, что все равно можно было бы все разрешить, если на то была политическая воля лидеров. А именно лидеры и их коррумпированное окружение служили тормозом в интеграции. Причин для этого были разные, например, И.Каримов просто ненавидел Россию и поэтому игнорировал подписанные договора и соглашения, или в соглашениях проставлял особое мнение, которое означало: мы исполним это тогда, когда будет то или это. А когда то будет – одному богу известно. То есть, ловко избегали участия в различных структурах. Один раз я подсчитал, сколько документов подписала наша страна, какова в них доля экономических, политических, военных, социально-правовых и прочих. Около 30% заняли экономические соглашения и договора, однако лишь 2-5% из них были реализованы, да и то в первые годы независимости стран. Мои коллеги разводили руками, когда нужно было дать негативную оценку мероприятию, хотя полезность его лежала прямо на поверхности. В большинстве своем в Управлении работали отличные ребята, все прекрасно понимали, неудомевали от гипертрофированной политики. Однако были и "паршивые овцы", которые, кстати, стучали на других и радовались шагам А.Камилова, когда нужно было унизить соседей по региону, повернуться спиной к партнерам и чванливо отнестись к друзьям (вот уж точно, политические извращенцы! – прим. А.Т.).

Так вот, Ташкент подписал План интеграционного развития СНГ в октябре 1994 года. Сам по себе он был неплохим, предполагалось сближение экономик по следующим этапам:
- создание зоны свободной торговли и таможенного союза;
- создание платежного союза;
- создание валютного союза.
Это интеграция в экономической сфере. В социальной: признание дипломов, аттестатов, переводы пенсий и пособий, унификация льгот для участников ВОВ, воинов-интеранционалистов, ликвидации Чернобольской катастрофы и т.д. В политической: создание Экономического суда СНГ, Межпарламентской Ассамблеи (функционирует в Санкт-Петербурге), усиление роли СНГ в военных конфликтах (миротворческие силы), и как составляющая политической сферы – военное сотрудничество (в рамках вначале Объединенных сил СНГ, а потом и ОДКБ), координация правоохранительных сил. Но, естественно, у каждого состава есть локомотив, и в его роли выступала Москва. Да, она уже не была центром притяжения бывших "братьев", однако обладала еще значительными ресурсами. Но это не нравилось И.Каримову, который считал, что страна набирает силу и может быть лидером в регионе, а там смотришь... ах, и в Содружестве! Он поручал своим ведомствам как можно меньше контактировать по линии интеграции с соответствующими структурами России и СНГ, чтобы уязвить "старшего брата" явным игнорированием. "Ни в коем случае наши депутаты не должны иметь связей с Межпарламентской Ассамблеей", - говорил замминистра Ш.Шоисламов, имея на это наказ свыше. Видимо, им мерещилось, что узбекские парламентарии научаться чему-то нехорошему у коллег из СНГ и начнут проводить антигосударственные мероприятия в республике... Может, боялся того, что они станут самостоятельнее, начнут выполнять требования избирателей, а не "человека, определившего эпоху". А это пахнет "переворотом"...

Поэтому План интеграции был вскорее похоронен. Немалую роль в этом сыграл и Узбекистан, как, впрочем, и другие страны. Министр Абдулазиз Камилов утверждал, что нам легче решать вопросы в двустороннем порядке, чем в формате СНГ. Но и тут мы всячески ставили тормоза, не хотели этого самого сотрудничества, декларируемого на всех встречах и со всех трибун. Не удивительно, что уже более 15 лет Ташкент имеет натянутые отношения практически с всеми соседями по региону, хотя на разных саммитах ручки жмет И.Каримов другим лидерам, улыбается, рассыпается в любезностях, обещает... Но в тот момент нам нужны были какие-то действия по улучшению сотрудничества, и я сел за подготовку проекта такого интеграционного развития. Когда я показал начальнику, тот потребовал пояснить каждый пункт. Я рассказал все. Тот с удовлетворением чмокнул и убежал докладывать А.Камилову. И вскорее вернулся злой и начал орать на меня:
- Почему ты предлагаешь нам координировать действия с русскими на международной арене? Ты не забыл, что мы уже самостоятельное государство и не обязаны со всем советываться с Москвой? Совсем рехнулся! К чему ты нас ведешь? Это же измена нашим интересам и диверсия против нашего государства!..
На что я ответил:
- Я знаю позицию И.Каримова, но я брал эти установки из тех документов, что подписал Узбекистан. В таких делах, как миротворческие миссии мы не можем игнорировать Россию, так как именно ее войска сейчас выполняют эти операции в Таджикистане и на Кавказе. А раз мы создаем "ЦентрАзбат", то такая координация просто необходима.

Я приводил ему еще много доводов по другим пунктам (увы, все их не помню). Мирзаев для порядка еще поворчал, но потом ушел, видимо, жалея, что не сумел также аргументировано ответить министру. Впрочем, это его личная проблема, если вместо головы тыква – то это уже по медицинской части, а не дипломатической. Я этого говорю к тому, что не было иллюзий в отношении узбекской политике к "старшему брату". Мы подписали соглашения о финансово-промышленной группе "Илюшин", и пару дополнений и протоколов к нему, и где же она, эта ФПГ? (...Кстати, на тот период была практика подписывать со всеми подряд Договора о создании ФПГ, не особенно задумываясь, а для чего и к чему? Есть ли условия для этого? Например, какое ФПГ мы моглим создать с Туркменией, а ведь такой документ подписали? – прим.А.Т.). В феврале 2008 года Ислам Абдуганиевич как побитая собака бежит к Владимиру Владимировичу, чтобы как-то сохранить ТАПОиЧ и совместно выпускать военно-транспортные самолеты. Ведь китайский заказ на "Илы" Ташкент самостоятельно выполнить не мог, и в Кремле об этом прекрасно знали. Не реализованы были планы по созданию российско-украинско-узбекского консорциума по созданию самолета АН-70, хотя были неплохие идеи. Еле дышали узбекско-российские СП, конвертация их капиталов или доходов, или платежей затянулась на многие годы. Опаздывали обещанные инвестиции. То есть Москва не хотела просто так вкладывать в подозрительного И.Каримова, она просто играла в многовариантную игру, итогом которого станет то, что Ташкент сам прибежит в лоно "старшего брата".

Уже в посольстве я встречался с предпринимателями или руководителями фирм, которые "закопали" свои капиталы в Узбекистане и отчаялись когда-либо их вернуть. Каждый день – по 2-3 встречи с такими горе-бизнесменами. И не только России, но и Центральной и Восточной Европы. Как вы знаете, к 1996 году острым была проблема конвертации узбекских сумов. Как-то ко мне зашел представитель структуры, связанной с финансовой и экономической безопасностью (крутая фирма с участием экс-сотрудников спецслужб), он интересовался, можно ли получить деньги за продукцию, которые одна фирма отправила какому-то заводу в Узбекистане (не помню точно, что за завод был). Вынужден был его огорчить: увы, этот вопрос решается на уровне правительства, специально созданной комиссией, а не дирекцией завода. "Приостановлена конвертация, - пояснил я. – Может, деньги у завода и есть, но они не конвертируются в СКВ – вот в чем загвозка!" Короче, представитель ушел с ни с чем. Невозможно было ничем помочь таким бедолагам. Более того, посол Шамансур Шахалилов приказал подобные письма с просьбами склыдывать в архив и не тревожить узбекские власти такими злободневными делами. "Если так сделал Кабимин, значит, так нужно", - констатировал мне смысл приказа советник Бахром Мамаджанов... Впрочем, это информация к теме, но не сама тема.

Как я заявил, Ташкент прибежал к трону Кремля, но это было значительно позже. А тогда, в середине 1990-х годов было все иначе. Желание выйти из военного сотрудничества стало активно проявляться уже в тот период. Должность представителя в Штабе по координации вооруженных сил СНГ и военного советника в посольстве Узбекистана в Москве была ликвидирована, а сам экс-представитель быстренько перебежал на военную службу в Россию. Уже меньше ездил на встречу коллег министр обороны Узбекистана, продолжала лишь на бумаге существовать ОДКБ. Ведь в ней было заложено сложное и противоречивое условие. К примеру, Армения является членом ОДКБ и только-только прекратила войну с Азербайджаном. Под ее контролем – 20% территории Азербайджана. Естественно, Баку имеет намерения вернуть их и заодно Карабахскую автономную республику. Возможен новый конфликт, и все члены ОДКБ обязаны встать на защиту Еревана. Значит, война с партнером по СНГ Азербайджаном. Пойдет ли на это Ташкент? Я уверен, что нет. А значит, эта военная группировка лишена смысла, если участники не защищают друг друга.

А тут свергнута власть Наджибуллы в Афганистане, приобретает силу Талибан, есть реальные угрозы Узбекистану со стороны террористических групп. ОДКБ мало как реагирует на это, впрочем, и нет сил реагировать – у самой России на Кавказе давно не спокойно, сепаратизм растет, страна может развалиться. На призывы И.аримова мало кто реагирует даже в ООН. Это и понятно: ведь у мирового сообщества есть не меньшие беды – Руанда, Сомали, Югославия...

Осознавая угрозу с юга, между тем Россия не стремилась особенно помочь Узбекистану в военно-техническом сотрудничестве. И это было заметно в поставках вооружений. Сотрудники Минобороны, которые приходили в МИД для уточнения тех или иных вопросов, постоянно жаловались, что Москва не выполняет свои обязательства по продаже вооружений. И дело не только в том, что годами вооруженные силы республики ожидали новых танков или БМП российского производства, что никак не вписывалось в графики, но и цены постоянно поднимали. "Мы уплатили за десяток танков, а нам через год говорят, что сейчас другие цены – доплачивайте, а наш Минфин больше валюты не даст", - с горечью говорил мне один офицер из Минобороны (ФИО его, увы, я запамятовал). В итоге, Узбекистан оперировал только советским вооружением, ресурсы использования которого уже истекали. Поэтому в поисках запчастей вынуждены были разбирать один танк, чтобы были готовы к бою два других. Ислам Каримов, рассказывают, просил у ФРГ предоставить советское вооружение, которое было у ГДР и сейчас оказалось в ненадобности. Но Берлин отказал. А попытка создать свою летную школу в Джизаке не выдерживает никакой критики: выходили с дипломами лейтенанты, которые никогда не сидели за штурвалом боевого самолета. Это были летчики теоретических полетов. С таким же успехом можно было готовить космонавтов или водолазов для глубоководных работ.

В итоге это сильно надоело И.Каримову. Он уже в этот момент начал ориентироваться на НАТО и США. Была подписана программа "Партнерство во имя мира" - первый шаг к военной интеграции к Северо-Атлантическому союзу (вступить в этот блок – мечтал И.Каримова с 1990-х годов). В рамках него усилились подвижки в военных поставках США (незначительные, правда, типа старые авто, приборы ночного видения, радисвязь и т.п.), зачастили в Ташкент многозвездные генералы и сенаторы. Самое интересное, что назло России и к удовлетворению Ташкента бывшая госсекретарь Мадлен Олбрайт заявила, что Узбекистан считался верным союзником США во время Второй Мировой войны. Вы это себе представляете, чтобы предЦИК Юлдаш Ахунбабаев в обход Сталина мог контактировать с Вашингтоном? Понятно, что это несерьезное заявление, но зато как подсластило пилюлю для И.Каримова.

Как-то Ш.Шоисламов, ведя "политинформацию", заявил, что Ташкент на полном серьезе рассматривает вопросы перехода Узбекистана на американское и европейское вооружение и вообще военные стандарты НАТО. "Мы теперь намерены направлять на военные курсы в Европу и США своих граждан, - сказал он. – Сейчас наши в Минфине и Минобороне просчитывают, какие суммы нужны нам на прибретение современного оружия американского и европейского производства. Нам не нужно российское. И вообще, чем дальше мы от Москвы, тем ближе к НАТО". То есть с этой структурой Талибан, типа, не страшен...

Но этого не произошло. То есть, конечно, свое членство в ОДКБ мы приостановили, а потом вообще вышли из этой организации, а вот американскую технику закупать не стали. Или денег в казне мало было (что вероятнее всего), или США не давало скидку на оружие потенциальному партнеру (что тоже не исключено). Посол Узбекистана в НАТО и в Бельгии (по моему, Алишер Файзуллаев) ничего не смог сделать, фактически он был свадебным генералом в этой серьезной структуре, протирал штаны и пил вино на разных там встречах. Даже последующее военное присутствие США в Ханабаде не дало позитивных результатов. Американцы с подозрением смотрели на диктатора и его политику, ведь И.Каримов своими действиями вызывал агрессию у соседей, а США никак не хотели быть втянутыми в войну в Центральной Азии, ведь итак захлебываласть антитеррористическая операция в Афганистане, а в Ираке тем более она переросла в непонятно что.

Правда, совместные маневры мы проводили, причем с яркими лозунгами. Самое интересное, что если с американской стороны это были обычные рядовые и сержанты, то с узбекской – офицеры или кадеты последних курсов, переодетых в рядовой состав, то есть Ташкент делал все, чтобы показать и хватку и сноровку наших вооруженных сил. К чему эти были маневры? Конечно, общая "шапка" - борьба с терроризмом. Но на самом деле – щекотание нерв Кремлю. Ибо в сердце Центральной Азии расположилась мощная группировка НАТО, которая могла контролировать южные рубежи России, западную территорию Китая, север Индии, северо-восток Ирана. Практически, это был буфер для так называемой "мусульманской дуги" (территория от Индонезии и Малайзии – через Западную Азию до Марроко и Алжира). Вашингтон выражал свою благодарность за отказ Ташкента от участия в ОДКБ. Одновременно, я в этом уверен, прощупывалось серьезность участия Ташкента в ШОС (ведь это тоже своеобразный блок в противовес НАТО).

Ситуация изменилась после 2004 года. Между Ташкентом и Вашингтоном проползла толстая черная кошка с длинным хвостом и большими усами. Это вызвало появление белой кошки перемирия между бывшими братьями. Вначале президенты В.Путин и И.Каримов подписали в 2004 г. – Договор о стратегическом партнерстве, а потом в 2005 г. – о союзнических отношениях, прямо после осуждения мировым сообществом (кроме некоторых стран СНГ) подавления массовых выступлений граждан в Андижане. Хочу заметить, что идея "стратегического партнерства" активно обсуждалась в начале 1990-х годов, хотя никто не давал пояснение этому. В чем мы партнеры, к тому же стратегические? Если Каримов был против Москвы, то что означают эти слова? Мы не хотели выступать вместе в ООН, давать СНГ статус международного субъекта права, ограничивали свои миссии в различных структурах, не брали на себя определенные обязательства... А слово "союник" - это было раздражителем узбекского президента, он хотел быть таковым только для США и Западной Европы. Увы, тогда он просчитался, а вот врнуться к России ему пришлось.

И.Каримов, злой на Америку, выпинул авиабазу из республики. Он объяснял это тем, что война в Афганистане завершилась, а Пентагон к тому же не платит деньи за аренду аэропорта. Вообще-то, это не было оговорено соответствующим документом, и в этом была полная бездарность министра А.Камилова, не указавшего на данный пробел, и близорукость самого президента И.Каримова, не думавшего об интересах Узбекистана. Дело в том, что размещение авиабазы – это серьезное мероприятие экономического плана (я не говорю о военно-политическом аспекте, ведь в случае чего наша республика может стать целью для нанесения ядерного удара со стороны противников НАТО). И то, что не были оговорены финансовые стороны, это на совести Ислама Каримова. И кричать после этого о деньгах, о которых ничего не говорится в документах, – не глупо ли?.. А ведь любая страна, предлагающая территорию под иностранную военную базу, вправе расчитывать на инвестиции и финансовые платежи. Так и делается все в мире. А мы как-то засунули этот вопрос коту под хвост.

Однако... В новых договорах с Россией оговаривалось о взаимной аренде баз. Не торговых, именно военных. Но я считаю маловероятным, чтобы Ташкент держал свою группировку где-нибудь в России, например, на границе с Китаем или Прибалтики. Зачем? Понятно, что документ подписывался для сугубо российских интересов. Не сейчас, так позже на территории Узбекистана будут такие базы, как они есть в Кыргызстане и Таджикистане. Москва возвращает к себе "непутевых братьев", но все ли так благосклонно относятся к ней? – вот в чем вопрос. Уверен, что для Каримова это был мучительный ход, унизительный. Ведь не получилось у него идея - стать проводником "американских интересов" в Центральной Азии. Об этих мыслишках нам рассказывала Алла Каримова, замнача УПАП, а потом и замминистра Ш.Шоисламов.

Но что было в то время. Россия действительно, не была надежным партнером. "Кидали" не только на военных поставках. Были проблемы с признаниями долгов, имущественные споры, денежных расчетов и т.д. Каримов негодовал, что доля России во внешнем торговом обороте Узбекистана в СНГ достигает 52%, мол, пора снизить ее, так как мы должны меньше всего зависеть от Москвы. А в 2006 г. объем взаимного товарооборота возрос на 42 % и превысил 3 млрд. долларов, то есть режиму И.Каримова было уже некуда деться, пришлось дружить с северным "братом". А вообще, после смены курса на Россию, вместо американских чиновников Ташкент массированном порядке стали наведываться московские. То сам ВВП, то вице-премьеры, в частности, Сергей Иванов, то министры разных портфелей, то губернаторы... Можно радоваться, конечно, тому, что в Узбекистане действуют более 450, а в России – около 300 совместных российско-узбекских предприятий. Но ведь не всегда у них все гладко идет...

Когда я работал в посольстве Узбекистана в России как-то советник Б.Мамаджанов сказал, что на территории РФ остались около 100 предприятий, принадлежащих нам. Они были построены на бюджетные деньги Узбекистана и ориентировались на обслуживание его потребностей. Насколько я помню, значительную часть занимали предприятия по переработке дерева, лесопилки и т.п. Но в их управлении, получении прибыли были проблемы, так как у нас не было сил и возможностей контролировать их, а мафия, которая там осела, прибирала все это к своим рукам. Были попытки создать на их базе СП, чтобы заинтересовать и российскую сторону, не отнимать все у нас, но насколько они были эффективными – не знаю.

Через некоторое время в Москву прибыл начальник отдела Госкомимущества Хасанов (имя не припомню), и он сообщил, что на начало 1997 года в России было 70 объектов, принадлежащих Узбекистану. "Мы стараемся от них быстрее избавиться, так как сложно ими управлять, да и нет уверенности, что их как-нибудь не отнимут", - сказал он, видимо, имея ввиду историю с гостиницей на Рязанском проспекте. Кстати, он именно для этого и прибыл в Москву – на судебное решение.

Коротко расскажу предисторию. Вообще-то это был многоэтажный Дом аспирантов и ученых Академии наук УзССР, построен в конце 1960-х годов. Здесь проживали жители из Узбекистана, пока проходили стажировку, учебу или защищали диссертации в столице Союза. Естественно, дом строился на республиканские деньги, а Мосгорисполком выделил земельный участок. В конце 1980-х годов на волне аренды и кооперации Дом был каким-то образом взят под арендный подряд хитрыми московскими дельцами. Говорят, кто-то в Академии наук подмахнул соответствующую бумагу, услужливо преподнесенную делягами, а через некоторое время Дом был переименован в Гостиницу, а потом и вообще в Закрытое акционерное общество "Отель "Азия". Сами же арендаторы и скупили пакет акций, и таким образом в одночасье Узбекистан лишился своей собственности. Того человека, который подписал бумагу, выпроводили из АН УзССР, однако это не помогло вернуть гостиницу. Пытались доказать, что служащий Академии превысил полномочия, что дом не подлежал к сдаче в аренду или приватизации – все было бесполезно.

Нужно сказать, что хитрецы сразу стали сдавать помещения в аренду инстранцам, в основном китайцам, южнокрейцам. Когда я был там осенью 1993 года, то мне и моему товарищу отказали в расселении, мол, места нет, и вообще это теперь не собственность Узбекистана, хотя у моего коллеги было письмо на комнату. Пришлось нам искать тогда частное жилье...

Видимо, деньги там крутились огромные, причем "черный нал". Потому что двух директоров-евреев застрелили, причем одного достали за границей. Новый уже работал с мафией, старался откупиться. Но тут на них насело Московское горгосимущества, мол, платите за землю, платите нам за аренду, так как это вдруг стало российской собственностью, и суммы накрутили "хозяевам" в несколько миллиардов рублей. Суммы эти, хотя и недеминированные, однако впечатляющие, а у отеля не оказалось таких в обороте. Платить было не из чего (ну, не из собственного же кармана доставать деньги! – прим.А.Т.). И тогда они обратились к узбекской стороне, мол, это же ваше имущество, подсобите, и мы пойдем на уступки. И мы обрадовались, так как появился реальный шанс вернуть хотя бы 50% стоимости здания и создать узбекско-российское СП. Откровенно говоря, мне до сих пор не ясно, что же на самом деле там было и как все вертелось, уж больно в тумане происходило все, многие участники не договаривали тонкости и уходили от острых вопросов.

Хасанов привез документы о принадлежности гостиницы на Рязанке Узбекистану. Они были легализованы через консульский отдел Посольства. Предыдущие документы почему-то "исчезали" в Мосгоримуществе и в арбитражных судах – ну, чистые Бермуды! Мэр Москвы Юрий Лужков считал, что этот дом нужно у узбеков экспроприировать. С этим была не согласна узбекская сторона, в частности, Виктор Чжен, председатель Госкомимущества Узбекистана, вице-премьер. Однажды он прибыл с визитом и хотел обсудить эту проблему, но Лужков отказался с ним встречаться. "Представляешь, какая наглось, - говорил мне Б.Мамаджанов. – Уровень мэра, пускай и мегаполиса, и уровень вице-премьера? И градоначальник не желает принимать Чжена! Вот это хамство!"

Впрочем, с хамством я еще встретился и позже, но об этом чуть ниже. А сейчас я с Хасановым бегал по Арбитражному суду г.Москвы и фиксировал процесс, чтобы предоставить отчет послу. На суде представитель горимущества просила отсрочки, мол, не все документы, доказывающие принадлежность гостиницы "Азия" России, найдены, а адвокаты гостиницы громко смеялись и язвили, мол, еще 100 лет будете искать и не найдете несуществующие материалы, просто дурака валяете и измором берете, чем вызывали у соперницы злость и оскорбления. Судья даже просила прекратить скандал. Потом выступил Хасанов, предъявил документы. На этом заседание завершилось до очередного слушанья... через месяц. Но и через месяц его не было, все откладывалось и откладывалось. По-моему, все решилось лишь через несколько лет созданием СП на паритетных началах: 50% доли узбекское, 50% - российское.

Также остро стоял вопрос и признания за Узбекистаном здания, расположенного на территории Российского Выставочного центра (бывшее ВДНХ). Оно тоже было построенно за счет узбекистанского бюджета, но было "экспроприировано" теневыми дельцами Москвы. Вернуть ее считалось делом престижа МИДа и Посольства. Дело в том, что РВЦ "приватизировало" узбекский комплекс и сдало в аренду иностранцам и разным там диллерам. Весь РВЦ представлял собой огромный базар, где вращались вещи и деньги на фантастические суммы. Не знаю, все ли там всегда было чисто (скорее всего, 70% - это теневые операции), но деньги уплывали явно мимо узбекского бюджета. Грузии удалось через суд вернуть здание и навести там порядок. Более того, на тот момент он ставили вопрос о возмещении экономических потерь от эсплуатации здания и возвращении прибыли, которая была получена РВЦ в результате сдачи в аренду. Не знаю, к каким результатам грузины пришли, только считаю, что сделали они все верно и точно.

На тот момент у узбекского Госкомимущества руки не доходили до этого. Как признался Хасанов, "президент Каримов дал указ быстрее распродать все имущество, чтобы не иметь головной боли", – поступок, демонстрирующий недалекий взгляд и подход хозяйственника республиканского масштаба. Потому что иметь свой объект на территории Москвы, где квадрат земли исчисляется в десятки тысяч долларов, это значит иметь солидные возможности и определенные перспективы. Хорошо что никто не покушался на гостиницу Узбекистана, расположенную по Казачьему переулку, ее вовремя признали собственностью посольства, да и само посольство переоформлено ранее было из постпредства УзССР в Совете Министров СССР. Правда, тут были определенные сложности. Дело в том, что одна из компаний предложила реконструировать здание посольства, причем на 2 млн., конечно, не монгольских тугриков. Тогдашний посол спросил разрешения, говорят, у самого Исмоила Джурабекова, и тот дал согласие. Реконструкцию произвели (хотя я не видел, что там тянуло на 2 млн. долларов! – прим.А.Т.), да только с выплатой стали тянуть. Фирма постоянно запрашивала, а мы постоянно отвечали, мол, вопрос находится на рассмотрении правительства. Тоже не знаю, как выкрутились...

Потом были еще свободные участки вокруг посольства, и мы писали отчаянные письма в правительство Узбекистана, мол, пока есть бросовая цена на них – покупаем, построим свои объекты и прибыли хватит на четверть бюджета республики. Но там решили, что нам нечего делать в России – нас ждет с распростертыми объятиями Запад. Короче, как поется в песне: "дан приказ ему на Запад..."

Гостиница при посольстве контролировалась Управляющим делами Мелисом Шакировичем и его заместителем (русский мужик, ФИО не помню). Здание сдавалось в аренду разным структурам из Узбекистана, в частности, представительствам НАК "Узбекистон хаво йуллари", Нацбанку ВЭД (потом одно крыло ушло под банк "Азия", где замом председателя был Петр Каримов, сын президента). Работала она и как гостиница, то есть принимала постояльцев. Место было центральное, очень удобное, да и цены относительно невысокие – от 25 до 40 долларов за двухместный номер. Моя супруга некоторое время проработала там дежурным администратором. Работа, правда, была нервной, охраны как таковой не предоставили, были среди клиентов и хамы. Может, сейчас все по-другому...

Чуть сложнее было с общежитием по улице Большая Полянка. Именно в этом пятиэтажном здании проживали дипломаты и сотрудники посольства. На третьем этаже было представительство НК "Узбектуризм" и там, по-моему, жила охрана посольства – ребята из МВД. Четвертый и пятый этаж – советники, рядовые дипломаты и технический персонал (бухгалтера, инженеры). Жизнь была интересной и в тоже время скандальной. Об одном скандале я уже поведал – это история с Баходиром Хусановым, третьим секретарем. Но были и другие, и об этом я поведаю в 8 части мемуаров.

Так к чему это я? А к тому, что Москва оспаривала это здание у Узбекистана. Подробностей я не помню, только знаю, что подвал и два этажа были российской собственностью, а три мы достроили сами еще в 1950-х годах. Вообще, это здание на ладан дышало, все деревянное, ненадежное, горячей воды зимой не было, а приборы "Атмор" не могли согреть воду на кухне в холодные дни. Стены тонкие, слышно было у соседа каждый чих, а Б.Мамаджанов вполне обоснованно злился на Б.Хусанова, что тот прыгал по полу (специально, чтобы разозлить), и у того раскачивалась на потолке люстра и падала штукатурка. Такое ощущение, что одна искра неисправной проводки, и общага вспыхнет. Один унитаз и ванная на 3-4 семьи – это не очень удобно. В общем, одно слово – коммуналка. Да, только не думайте, что с нами тут жил посол. О, нет. Шамансур Шахалилов жил в отдельном блоке мраморного посольства, там стояла охрана, были все удобства и прочее. Короче, начальство не разделяло с нами все тяготы и проблемы совместного общежития. Зато нам не давали жить в квартирах (хотя, со слов некоторых дипломатов, на это были соответствующие статьи расходов в бюджете посольства), потому что пустующее здание общаги могли экспроприировать россияне.

Летом 1997 года пришлось бегать по проблемам денег, которые зависли на расчетном счету "Биржевого банка России". Точнее, банк был признан банкротом, все суммы изъяты для проведения расчетов вначале с государствоим, и потом с клиентами. Мы были последними в списках, и на деньги расчитывать не приходилось. Дело в том, что компания "Узбекнефтегаз" нуждалась в соответствующем оборудовании, валюты не хватало, и для этого правительство Узбекистана пришлось продать хлопок на эту сумму, а Россия разместила деньги на расчетном счету "ББР". Пока то, да се, чиновники не торопились покупать оборудование, и тут банк лопнул. Тогда сложилось впечатление, что кто-то специально подставил нас. Уверен, что денег республика не получила... И труд тысяч дехкан ушел как взорванный паровоз с моста под воду...

После этого Ш.Шахалилов приказал продумать, как защитить деньги дипмиссии, если банки так кидают клиентов и добиться справедливости невозможно. По-моему, поэтому позже и был трансформировано представительство НБУ ВЭД в банк "Азия", и там посольство и другие миссии хранили свои финансовые ресурсы. Мы тоже не верили местным финансовым структурам и держали получку, образно говоря, в "носках", "чулках", но только не на счетах. В этом была своя логика. Вообще, мы старались ненадежные тогда российские рубли конвертировать в доллары. Хотя некоторые дипломаты клали деньги на расчетные счета, чтобы снимать проценты. Уверен, что после валютного кризиса августа 1998 года они пожалели об этом...

А теперь о государственном долге. На заседании Кабинета Министров 8 февраля 2008 года президент Ислам Каримов заявил: "Необходимо с удовлетворением отметить, что по международным меркам объем нашего внешнего долга и уровень его годового текущего обслуживания характеризуется самыми низкими параметрами. Совокупный внешний долг к ВВП на конец 2007 года составил всего 17 процентов, а к годовому объему экспорта товаров и услуг 44 процента, что ставит Узбекистан в ряд самых надежных и платежеспособных партнеров, гарантирующих своевременные выплаты по своим обязательствам".

Но раньше нигде не публиковались подобные признания, более того, отрицалось о наличии долгов Узбекистана кому-либо. А ведь долг появился не на пустом месте. В 1992-1993 годах Ташкент взял у России кредит в несколько миллиардов советских рублей. Инфляция "сожрала" эту массу, нам достались пустые ничего не значащие бумажки, но пересчеты велись потом по отношению рубля к доллару на день взятия кредита. Получилась огромная сумма в 600 млн. долларов. Она была потом переоформлена в государственный долг. Не знали, как с ним расчитаться, все оттягивали моменты, просили российскую сторону пожалеть бедных узбеков и снизить планку или реструктуризировать так, чтобы можно было безболезненно расплачиваться. Москва на это не пошла. Первый раз проценты за долг начислили за счет:
- долга российской телекомпании перед Узбекистаном за ретрансляцию ее программ;
- продажи санатория "Узбекистан", расположенного на Кавказе.

Это было в 1997 году. Долг ОРТ составлял около 1,8 млн. долларов, а санаторий оценили в 5 млн., хотя эксперты считали, что это явно заниженные цифры. Просто некому было делать аудит, проводить аукцион, легче было его отдать, что и было сделано. При написании документов на русском и узбекском языках выявились грамматические ошибки. Причем это заметили россияне на узбекском тексте. Тогда Б.Мамаджанов сказал, что это позор для нас, ибо мы показали свою элементарную безграмотность. Потом долго решали вопрос, как же исправить это: или просто заменить страницы, или переподписать. Но второй раз заносить на подпись высоким чинам россияне отказывались. Но как-то отрегулировали этот момент. Но не знаю, как мы расчитывались дальше с Москвой по долгу, который с процентами достиг 730 млн. долларов.

Зимой 2001 года представитель МВФ в Ташкенте Кристофер (фамилию точно не помню, по-моему, Розенберг) озвучил, что внешний долг Узбекистана превышает 4 млрд. долларов, из них он должен только в текущем году обслужить 1 млрд. "Как это будет сделано – нам неизвестно", - подчеркнул он. И я оставался в неведении – действительно, как? И последнее выступление И.Каримова остается загадкой: как расчитывается Узбекистан с другими, если даже с Россией были такие проблемы...

Конечно, проблем было много. Это и хамство милиционеров при виде зеленого паспорта гражданина Узбекистана, и произвол в отношении моих земляков. Мой однокурсник Мухитдин Шадыбеков как-то рассказывал, что его постоянно тормозят менты у метрополитенов, требуют предъявить регистрацию. "Я им показываю, а они на глазах моих ее рвут и говорят: нет никакой регистрации. Пошли в отделение - разбираться, - говорил он. – А в отделение идет прессинг и вымогательство. Я всегда с собой ношу сумму денег на откуп. Но устаю давать взятки. Это так мешает мне, нервирует, а ведь бизнес требуект ясного ума и хорошего настроения". Знало ли наше посольство об этом? Конечно! В консульский отдел такие жалобы приходили постоянно. Но не уверен, что мы могли что-то изменить. Ведь пока холодные отношения между странами, такое будет и дальше продолжаться.

Да, о хамстве, что я упомянул выше. В 1997 году состоялся визит узбекского премьера Уткира Султанова в Москву. Российские мидовцы предложили ему встречу с министром экономики Евгением Ясиным и включили этот пункт в программу визита. При обсуждении его в Посольстве был поставлен вопрос: а как произойдет эта встреча? Меня направили в Минэкономики по Новому Арбату прояснить обстановку. Я там нашел руководителя протокола и стал обсуждать организационные вопросы: где, как, почему и т.д. Удивительно, что этот человек отказывался брать на себя окончательное решение, и все ссылался на помощника министра.
"Давайте я с ним поговорю", - тогда резонно заметил я. Но начпротокола огорчил меня:
- Увы, эта женщина сейчас с министром за границей, в командировке. Приедут такого-то...

У меня глаза на лоб полезли:
- Подождите-ка, но ведь в этот день должна состояться встреча... Если они приедут, то как встретяться? Или у вас принято: с корабля на бал?
Мужчина успокоил меня, типа, все будет нормально.
Я прибыл в министерство в день встречи, утром. Визит нашего премьера уже шел по полной катушке, правда, проходил по другим объектам. Я же встретился с начпротоколом и тот меня повел к помощнику министра. Это была женщина, лет сорока, еврейка, судя по фамилии и лицу, а также поведению. Она только что прибыла с аэропорта и не особенно была расположена к беседе.
- Сегодня встреча узбекского премьера с Евгением Григорьевичем, - заметил начпротокола.
Женщина скривила губы.
- Ах, да, эти узбеки... этого нам не хватало... - в ее голосе было столько призрения, что возмутило меня.
- А вы имеете что-то против узбеков? – поинтересовался я.

Женщина подняла глаза на меня, мол, кто это? Что эта персона тут делает? Начпротокола представил меня.
- И что вам нужно? – без всякой вежливости спросила она, всем видом показывая, что ей чихать на дипломатические нюансы и ранги. Было видно, что эту дамочку никогда не воспитывали, а попороть ремнем стоило бы. Может, спеси и наглости было бы меньше...
- Прояснить кое-что относительно протокола...
- И что же? – помощник явно не хотела заниматься этой проблемой. Еще бы, она была в Европе, беседовала с людьми "голубых кровей", а тут какие-то азиаты привалили без особого приглашения.

Начпротокола пояснил. Что министр должен встречать премьера у двери министерства или хотя бы кабинета. Это вызвало бурю эмоции.
- Что? Еще не хватало! – орала женщина. – Да что себе узбеки возомнили! Да кто они такие, чтобы наш министр встречал его у дверей! Сам пришел – сам вошел! Не хрена его встречать! Может, и цветы ему преподнести?
- Цветов не надо – Султанов не девушка. Хочу подчеркнуть, к вам едет не министр, равный по должности Евгению Григорьевичу, а премьер-министр, глава правительства, - заметил я. – И есть определенные процедуры встреч-проводов. Вообще-то, это должны были сделать ваши мидовцы, а не я. Но раз это прошло мимо их рук (что минус им! – прим.А.Т.), наше вынуждено посольство решать такие вопросы.

Но помощницу было трудно остановить. Она продолжала возмущаться, брызгая слюнами и махая руками:
- Да с нами встречаются президенты мировых банков, финансовых корпораций, и никого из них Ясни не встречал даже у лифта! Вы только что выползли из феодализма, а нам ставите какие-то условия? Да вы кто такие? Думаете, что стали независимые и сразу вровень с Россией? Да мы без вас проживем! Чего вы себе возомнили!..
Я не буду говорить, что мне в те минуты пришлось выслушать. Такого ярого национализма я еще не слыхал, а такого высокомерия не видел. В тот момент мне просто хотелось плюнуть ей в лицо и удалиться. Еле сдержал себя. Было видно, что и начпротоколу тоже не по себе от такого хамского поведения. Лишь я потом подумал, что не зря многие страны недолюбливают Россию. Наверное, из-за таких вот чиновников. Конечно, я составил докладную об этом инценденте, она легла на стол послу. Жаль, что не была отправлена нота протеста в российский МИД, может, там бы остудили таких помощников.

Конечно, были и нормальные люди. Я как-то был направлен поздравить с Днем рождения министра по делам Содружества Амана Тулеева, так он оказался очень любезным и дружелюбным человеком, никакого высокомерия и чванства. Честно говоря, в тот момент был он под шафе, и предложил мне рюмочку конъяка. Отказываться было неудобно, и в течение 15 минут мы вели теплую беседу под конъяк и шоколад. У меня осталось вполне хорошое впечатление об этом человеке.

Отдельно скажу об отношениях Узбекистана с некоторыми другими "стратегическими" партнерами. Возьмем для начала Израиль. Как-то меня приставили к мероприятию, связанному с проведением референдума по продлению полномочий И.Каримова. Это был 1995 год. Посолы многих стран выступали наблюдателями, и меня рекомендовали в сопровождение послу Израиля Мойше Гетцу. Это был умный человек, выходец из Латвии, инженер по специальности, кандидат наук. Мы с ним ездили по избирательным участкам и он наблюдал, как идет процесс. Он удивился, почему один человек голосует за всю семью. Я знал, что это нарушение, но и ответить прямо не мог. Когда я посоветовался с ответственным за это по МИДУ (ФИО человека не помню, скажу только, что он закончил Университет им.Патриса Лулумбы, был начотдела Договорно-правового управления, потом его посадили, через несколько лет он вышел, через суд доказал свою невиновность, но и в МИДе работать не стал), тот поговорил с А.Камиловым, и тот посоветывал отвечать, мол, это наша традиция, народная, а мы против этого не идем, нужно уважать устои общества. Я тогда пожал плечами, потому что говорить такую чушь не хотел, да слава богу, М.Гетц не поднимал больше этого вопроса.

Но тогда, в автомашине, он спросил меня:
- Почему Узбекистан не открывает свое посольство в Израиле? Есть только консульство, но этого недостаточно для более тесного сотрудничества?
Я тогда не знал тонкостей этого, и поэтому ответил, что взбрело в голову:
- По-моему, это пока сложно в экономическом аспекте. Посольство – это дорогое удовольствие для бюджета.
Но М.Гетц усмехнулся:
- Полноте, господин Таксанов. Мы подписали столько документов, пришли к взаимоприемлемому решению по борьбе с оппозицией и терроризмом, зачем делать шаг назад? У нас общие враги, общая цель...

Я был в расстерянности. Не знал, что и сказать. И лишь с годами все понял. Уже тогда И.Каримов рубил мост на Ближний Восток, но не к арабам, а к тем, кто боролся с ними, кто мог содействовать в противодействию исламского радикализма. Это можно понять по отдельным кускам исторического процесса. Вспомните, что только три страны проголосовали в 1997 году на Генеральной Ассамблее ООН за экономическое эмбарго Кубы – США, Узбекистан и Израиль. Только Израиль никогда не критиковал Ташкент за отсутствие демократии и подавлении прав человека, за пытки и прочее, ибо у них самих это приветствовалось (например, официально разрешены пытки). 13 мая 2005 года в Ташкенте у стен израильского посольства был убит узбекский гражданин Георгий Александров, который шел в нотариальную контору оформлять сделку. Его убили ни за что. И никто не понес наказания. Более того, Генпрокуратура и МВД всячески огораживают израильских убийц, а посол Израиля обвиняет человека в терроризме, не имея никаких доказательств. Только израильским спецслужбам разрешается допрашивать узбекских граждан на улицах Ташкента. Гнусно! Отвратительно! Но такова цена дружбы с "другом", который против нашего врага. То есть, то не с нами, тот против нас, - таков общий принцип внешней политики И.Каримова.

Украина. Это наш тоже стратегический партнер времен 1990-х годов. У Киева сложные отношения с москалями, и этот повод часто использовался И.Каримовым. На "политинформации" Шокасим Шоисламов часто говорил, что мы можем надеятся на украинцев в противодействии влияния России в СНГ. "Нужно использовать их противоречия, чтобы иметь выгоды", - утверждал он. Поэтому так горячо был встречен в Ташкенте премьер Украины Павел Лазаренко, были подписаны множество соглашений и договоров. Потому что была определена цель: мы вместе против одного. Правда, потом этого премьера посадили за коррупцию, но это не смутило узбекского лидера, он сам был сделан не из другого теста. Чем больше напряжений между Киевом и Москвой, тем сильнее протирает ладошки от удовольствия Ташкент.

Мы прыгнули в ГУАМ не от того, что хотели участвовать во всем, что происходит в мире, показать всем, мол, какие мы активные и хорошие. Нет, Узбекистан намеревался совместно с партнерами снизить роль России, не дать ей доминировать в СНГ, фактически последующий ГУУАМ был противовесом Таможенному союзу, а потом – ЕвроАзЭС. Проект ТРАСЕКА активно пробивался и Украиной, так как ее порты на Черном море ждали узбекского груза. Сюда и подтягивались и прибалтийские страны, ибо они тоже исторически недолюбливали Россию. Озлобленность были и у Грузии, и у Молдовы, и у Азербайджана... Короче, всеми шагами Ташкент демонстрировал, что Россию в бывшем Союзе ССР не все жалуют.

А что потом стало с ГУУАМ – всем известно. А все началось с "цветных революций" на Украине и в Грузии, где к власти пришли оппозиционеры. Само слово "оппозиция" было ненавистным И.Каримову, а тут у стратегических партнеров смена правительства, теперь рулят те, кто был по другую сторону "баррикад". Помните, как он поспешно поздравил Виктора Януковича, проправительственного кандидата, с победой на выборах в президентской борьбе. И вдруг – бац! – перевыборы, и штурвал государства у Виктора Ющенко, "оранжевого революционера". Тут челюсть у Ислама Абдуганиевича и отвисла. Ну, не брататься ему же с теми, кого не "переваривает".

До этого - "Розовая революция" в Грузии, и вместо "Седого Лиса" Шеварднадзе – оппозиционер Михаил Саакашвилли. Хорошо ли это или плохо – это решать народам этих государств, но никак не И.Каримову. Однако он невзлюбил два этих государства, и поэтому срочно покинул ГУАМ. Чуть не попало и Кыргызстану, ибо там "революция" не имела успеха. Но Курманбека Бакиева узбекский лидер не признавал, ибо к власти он пришел, как ни крути, но в результате этой же "цветной революции". А аскар Акаев, который был объектом постоянных насмешек и укоров со стороны И.Каримова, выбыл из политики и остался лишь в истории...

А теперь остановлюсь об участии нашей республики в интеграционных сообществах. Непонятно, а для чего мы участвовали в Исполнительном комитете СНГ (местопребывания - г.Минск) и создавали Исполком ЦАЭС (тогда еще ЕЭС, г.Алматы), если практически эти структуры остались аморфными. А ведь представители стран в этих структурах считались в рангах министров, для функционирования были выделены здания, имущество, работники, финансы, а это немаленькие объемы. Причем, накладные для бюджетов. А что в итоге? Ни-че-го-ше-нь-ки! Если скажете, что удалось к сегодняшнему дню решить серьезные проблемы, то подниму руки в знак признания поражения. А вообще, СНГ создавалось для безкровного развода бывших советских республик, и эта миссия удалась, может, и не обошлось без крови... Но не смогла она стать центростремительной силой. Тогда вполне очевидно, что страны пытались найти выход в формировании новых интеграционных группировок.

Вообще, а сколько структур было на территории СНГ? Подсчитаем:
- само СНГ (12 бывших советских республик, правда, у Туркменистана и Украины особые статусы);
- ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова, был когда-то и Узбекистан);
- Таможенный союз, который трансформировался в ЕвроАзЭС (Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Беларусь, плюс потом присоединился Узбекистан);
- союзное государство Россия-Беларусь;
- ЕЭП/ОЦАС/Экономомический форум ЦА/ЦАЭС - наименование одной группировки, четырежды менявшей название (Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан);
- Организация Договора о коллективной безопасности (Россия, Беларусь, Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, Армения) – оборонительный союз.

С участием зарубежных стран:
- ЭКО (Организация экономического сотрудничества) – некоторые страны СНГ (Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, Азербайджан) и Западной Азии (Пакистан, Иран, Турция), организация, которая особо себя не зарекомендовала;
- Организация стран Черноморского бассейна (Украина, Грузия, Румыния, Болгария, Россия, Турция) – но пока она в стадии формирования;
- Организация стран Каспийского моря (Иран, Азербайджан, Россия, Туркменистан и Казахстан), но и она пока в стадии проекта, бо пока не решены проблемы раздела Каспия, нет интеграции и сотрудничества;
- ШОС – Шанхайская организация сотрудничества (Россия, Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, Китай), созданная вначале как структура для решения спорных пограничных вопросов, потом как военный блок, а в последние годы стремящаяся решатьи экономические проблемы.

Были еще какие-то идеи создания хлопкового союза (Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, Азербайджан), нефти и газа, типа ОПЕК (Россия, Азербайджан, Туркменистан, Казахстан, Узбекистан).), воды (Россия, Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан) металла, и прочего, но практического решения (в виде официального оформления) они не нашли. Их функции отдали уже созданным.

Хочу сказать, что ни одна из этих структур не выполнила в полной мере экономических проблем, а то с чего это вдруг в рамках ОДКБ стали говорить о таможенных тарифах, визах, общей политике в сфере транзита и грузоперевозок и т.п. Это же поднимали и в рамках ГУУАМ, и ШОС. Это ранее было на пространстве СНГ, потом ЕЭП, ЦАЭС, ЕвроАзЭС. Это же проявлялось и в ЭКО. А в последнее время казахстанкий президент Норсултан Назарбаев заговорил о создании новой экономической группировке Центральной Азии – не многовато ли? Нет эффекта от старых, затем еще одно мертворожденное дитя? Хотя за каждым выпадом есть политические интересы – этого не стоит забывать.

Самый главный вопрос с начала 1990-х годов – это таможенное пространство экс-СССР. Первая попытка была сделана еще в 1995 году, но к полному согласованию ставок таможенного тарифа страны-участницы подошли в 1996 году. И все же структура осталась формальной, так как большинство его документов парламентами не было ратифицировано. Тогда соглашение о формировании единого таможенного тарифа не имело успеха, ибо не была решена проблема по всей номенклатуре товаров. А потом, в 2000 году группировка трансформировалась в международную экономическую организацию ЕврАзЭС. В чем состояло ее отличие от ОЦАС? А в том, что в первой не было Узбекистана (он вошел в январе 2006 года), а в второй – России и Беларуси. Да, еще, в мае 2002 года Молдавии и Украине был предоставлен статус наблюдателя при ЕврАзЭС, а в 2003 году была удовлетворена аналогичная просьба Армении.

Но потом произошло слияние двух группировок под вывеской ЕвроАзЭС. Но было ли оно – слияние? Не уверен, так как ни один докумен ОЦАС не интегрировался в нормативнуо-правовую базу ЕвроАзЭС. Узбекистан не особенно торопиться выполнять обязательства в рамках этой организации. Парламент республики ратифицировал некоторые из них, но пока топчемся на месте. Вот, к примеру, 25 января 2008 года в Москве на заседании межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества всего лишь трое из шести премьер-министров подписали девять документов, формирующих договорно-правовую базу таможенного союза. Как отметили журналисты, "другие страны-участницы ЕврАзЭС - Киргизия, Таджикистан и Узбекистан - пока только наблюдают за интеграционным процессом создания таможенного союза. Этот союз создается в соответствии с планом до 2010 года, утвержденным президентами России Владимиром Путиным, Казахстана Нурсултаном Назарбаевым и Белоруссии Александром Лукашенко в октябре 2007 года в Душанбе. А всего планом предполагается проработать 29 вопросов".

То есть, пока наблюдаем... Хотя премьеры заключили заново те документы, которые были еще в Таможенном союзе. Идем по кругу, называется. Не хочу иронизировать, но пока не будет политической воли, и эти документы будут сушиться на телеграфных проводах. Предыдущее десятилетие тому факт. Понятно, что не боги горшки обжигают, и Европейское сообщество тоже не сразу формировалось, и евро как денежная единица возникла не за пять минут. Но ведь умеют решать, подходить серьезно к проблеме без амбиций, идти на компромиссы...

А тогда, в середине 1990-х была гласная и негласная установка из Аппарата президента: притормозить все процессы участия республики в различных структурах СНГ. Меньше ездили на саммиты, меньше подписывали документы, меньше принимали ответственность за судьбу СНГ. На всех резолюциях ставилось: "Игнорировать!", "Отложить!", "В архив!" и т.п. подписи. А мне припоминаются ухмылки экс-коммунистов Ш.Шоисламова и О.Мирзаева, когда спускалась команда на отмену того-то или того-то, связанного с Содружеством.

Снова повторюсь: внешняя политика обслуживала интересы И.Каримова, а не государства. Вообще шла путаница личных амбиций с приоритетами Узбекистана. И пока это имеет место, не будут у нас друзья – только равнодушные и враги.

P.S. Данная версия мемуаров не является окончательной. Автор может вносить изменения, сокращения и добавления в процессе очередного творчества, вспоминания новых фактов.

Алишер ТАКСАНОВ
(12.02.2008)

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1202938500
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Мажилис одобрил в первом чтении законопроект о порядке организации и проведения мирных собраний
- Госкомиссия по обеспечению режима ЧП при Президенте РК усилила ограничения в Нур-Султане, Алматы и Шымкенте
- О продаже части экспортной валютной выручки субъектов квазигосударственного сектора
- Что грозит за нарушение карантинного режима
- По ипотечным программам "7-20-25" и "Баспана Хит" предоставлены отсрочки ежемесячных платежей до 90 дней
- Информационное сообщение о работе обменных пунктов уполномоченных банков на территории города Алматы
- ЭЦП начали выдавать онлайн
- Причиной смерти умершей от коронавируса казахстанки стала тотальная пневмония
- Информация о сборе данных для доставки продуктовых корзин, распространяемая в мессенджерах, является фейком
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх