КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Понедельник, 22.04.2013
21:44  К.Абуев: Его имя - символ единства и независимости. К 300-летию Абылай-хана
21:41  В Атырауской области упал российский беспилотник
21:37  Dialog.kz: Новая "планка" Казбизнеса. Оечественным предпринимателям выдан впечатляющий карт-бланш
21:00  Г.Айрапетянц: Отход от марксистко-ленинской диалектики - одна из причин распада Советского Союза
20:54  "Литер": Пенсионный ребус Казахстана. Что лучше – накопительная или солидарная пенсионная система?
20:42  Почему велосипеды в Ташкенте объявлены вне закона?
20:35  З.Эрмеков: Граница Киргизии под угрозой проникновения... киргизских пограничников

20:25  Министр энергетики и промышленности Киргизии А.Калмамбетов освобожден от должности
20:20  Наследники Чингиза Айтматова опровергают факт распродажи имущества писателя
19:34  С.Чериков: День сурка. Кыргызские разборки с криминальным душком
19:24  "DW": Интернет узбекский и туркменский - почувствуйте разницу
19:13  КырПремьер Сатыбалдиев предложил открыть в России центры домиграционной подготовки и изучения русского языка
19:06  МИД Таджикистана аннулировал аккредитацию иранских журналистов
18:33  Р.Устраханов: Бостон, наши дни. Теракт как провокация
18:29  "Талибан" взял в плен в Афгане российского вертолетчика и 8 турок-инженеров
08:23  Б.Абидов: Кадамжайские столбисты. Кыргызстан провоцирует очередной приграничный конфликт
07:59  Ринат Ахметов и Петр Порошенко попали и в список самых богатых евреев мира по версии Forbes Israel
07:53  Казахстанская сборная, порвав итальянцев и корейцев, пробилась в элиту мирового хоккея
07:52  Times of Israel: Бывший премьер Израиля Ольмерт возглавит "высокотехнологичное предприятие" вместе с казахским бизнесменом Ракишевым
07:51  Владелец Казахской Магнитки индус-буржуин Миттал потерял 4,12 млрд долларов и закрывает заводы в Евросоюзе
07:37  А.Мокеев/В.Плоских/В.Мокрынин: Происхождение кыргызского народа. Часть 1
07:36  К.Иманалиев: Тагай-бий (Мухаммед Кыргыз) – один из основателей кыргызской государственности
07:13  И.Сафронов: Дотянуть до Восточного. Что такое Байконур для России и Казахстана
07:01  Израиль готов "в одиночку" атаковать Иран, а Иран готов "в одиночку" уничтожить Израиль
06:57  В.Панфилова: Роберт Блейк проверит центральноазиатских союзников
06:53  Вл.Скосырев: Бомбистам не удалось сорвать выборы в Ираке
06:45  Актюбинский уфолог Гайдаржи вступил в регулярный контакт с таинственными существами - сопланетниками
06:40  М.Ростовский: "Плохой" террорист Царнаев и "хороший" террорист Басаев
06:37  "МК": Арестованы друзья Царнаевых - уроженцы Казахстана. Катались по Массачусетсу на машине с надписью "Террорист №1"
06:27  Д.Сытенкова: Кыргызские наемники в Сирии - кто завербован?
06:23  Оказывается, первый контакт землян с инопланетянами состоялся на территории Казахстана – вблизи города Державинска в июне 1979 года
06:17  С.Акимбеков: "Казахстан может сделаться второй Японией!". 130 лет со дня рождения Халела Досмухамедова -
06:15  Т. Кулибаев: Независимый мониторинг рынка закупок позволит Каз-предпринимателям выбирать наиболее выгодные предложения
00:42  А.Мусатов: Таджикистан на пороге социальной катастрофы
00:27  В Душанбе неизвестные жестоко избили замглавы ПИВТ М.Хаита
00:22  С.Кожемякин: Удержит ли власть Эмомали Рахмон?
00:21  Ш.Тургаев: Хаб.kg. Вызов принят?
00:12  И.Дудка: Горнорыдающая промышленность Кыргызстана
00:07  Бизнесмен Алишер Усманов признан самым богатым британцем
00:03  Борьба за укрепление советской власти в Туркестане в 1920 году (история)
Воскресенье, 21.04.2013
20:34  Когда старое лучше нового. Президентом Италии переизбран Джорджо Наполитано
20:26  Число жертв землетрясения в провинции Сычуань на юго-западе Китая превысило 150 человек
17:53  Белград променял Косово на Европу
16:00  В Китае опубликован доклад о положении в области прав человека в США
12:02  В Кыргызстане обсуждают проект строительства ж/д Китай - Узбекистан
11:14  Байконур. "Бион-М" № 1 выведен на орбиту, следующим стартует Прогресс 24-го апреля
03:13  КНДР и Южная Корея: что мешает помириться?
03:01  Краски на сиськи. В Алматы прошел очередной чемпионат ЦА по декоративной косметике GOLDEN ASIA (фото)
02:59  Пронзенная стрелой гламура. 17-летняя казахстанская модель Айя Сарбасова (фото) блистает на Парижской неделе моды
01:23  Голос Америки: Братья Царнаевы – чеченцы или американцы?
00:49  FM: Венесуэльский социализм при смерти
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    ЦентрАзия   | 
Борьба за укрепление советской власти в Туркестане в 1920 году (история)Борьба за укрепление советской власти в Туркестане в 1920 году (история)
00:03 22.04.2013

ИСТОРИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В СССР.

ТОМ ПЯТЫЙ.

КОНЕЦ ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В СССР. ЛИКВИДАЦИЯ ПОСЛЕДНИХ ОЧАГОВ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ.

(ФЕВРАЛЬ 1920 г. - ОКТЯБРЬ 1922 г.)

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

МОСКВА - 1960

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

стр. 255-279

БОРЬБА ЗА УКРЕПЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ТУРКЕСТАНЕ В 1920 ГОДУ.

1.
СОВЕТСКОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО В ТУРКЕСТАНЕ В 1920 ГОДУ.

Трудящиеся Советского Туркестана, находясь с весны до осени 1919 года в условиях полного окружения фронтами гражданской войны, героически сражались против интервентов и белогвардейцев. Под руководством Коммунистической партии и Советского правительства Туркестана они с честью отстояли завоевания Октябрьской социалистической революции от внутренних и внешних сил контрреволюции, во главе которых стояли английские и американские империалисты, стремившиеся превратить этот край в свою колонию. Огромную помощь Туркестану оказала Красная Армия РСФСР, громившая в 1919 году белогвардейские войска Колчака и Деникина. Она приковала к себе основные силы интервентов и белогвардейцев и тем самым лишила их возможности задушить Советскую власть в Туркестане.
Развивая победоносное наступление, войска Восточного фронта в середине сентября 1919 года соединились с наступавшими им навстречу частями Актюбинского фронта. Кольцо блокады было прорвано. Советский Туркестан окончательно соединился с Советской Россией. Это коренным образом изменило его положение. Опираясь на помощь Советской России, трудящиеся Туркестана завершили освобождение своего края. Вместе с частями Красной Армии Советской России войска Туркестанской республики, реорганизованные и подчиненные командованию Туркестанского фронта, в феврале 1920 года полностью освободили Закаспий, в апреле оказали содействие народу Хивы в свержении ханского деспотизма и установлении Советской власти и очистили от белогвардейцев Семиречье. Таким образом, весной 1920 года в Туркестане, в который по старому административному делению входили Закаспийская, Самаркандская, Семиреченская, Сыр-Дарьинская, Ферганская области, были ликвидированы все фронты. Однако в некоторых районах довольно долго сохранялись отдельные очаги контрреволюции. Главным образом это были шайки басмачей в Фергане. В Средней Азии оставалось еще формально не входившее в Туркестанский край, но территориально глубоко вклинившееся в него Бухарское ханство, в котором власть находилась в руках феодалов, тесно связанных с английскими империалистами.
С ликвидацией белогвардейских фронтов трудящиеся Туркестана получили возможность приступить к мирному строительству. Социалистическое строительство здесь развертывалось в особой обстановке, обусловленной своеобразием социально-экономического развития народов Средней Азии и еще продолжавшейся упорной борьбой против басмачества.
До Октябрьской революции Туркестан представлял собой одну из самых отсталых окраин России. 95 процентов населения было занято в сельском хозяйстве, четвертую часть населения составляли кочевники-скотоводы. Промышленность была развита слабо. В крае имелись главным образом хлопкоочистительные, маслодельные и кожевенные заводы, на которых в 1920 году работало немногим более 25 тысяч человек. Кроме этого здесь имелось около 24 тысяч железнодорожных рабочих. Число постоянно занятых в промышленности рабочих, включая и русских железнодорожников, составлявших ядро кадрового пролетариата Туркестана, не превышало одного процента населения. Экономическую отсталость дополняла ее неизбежная спутница - культурная отсталость. Грамотных среди коренного населения насчитывалось не более четырех-пяти процентов. И без того слабая экономика края была подорвана военной интервенцией и гражданской войной, отрезавшими Туркестан от Центральной России. Война, отвлекавшая все силы и средства, не давала возможности решить многие коренные задачи революции, в том числе и земельно-водный вопрос, имевший для Туркестана первостепенное значение. Советской властью в первые месяцы ее существования были конфискованы и переданы трудящимся дехканам крупнейшие земельные владения царских чиновников и некоторых баев, но основная масса земель продолжала оставаться в руках баев, мапапов и русских кулаков-переселенцев, всячески сопротивлявшихся мероприятиям Советской власти.
На немногочисленный рабочий класс Туркестана легла трудная задача - возглавить борьбу трудящихся за создание нового строя. Естественными союзниками рабочих были городские полупролетарии, беднота кишлаков и аулов, составлявшие основную массу населения. Лучшие, наиболее сознательные представители этих слоев трудящихся в период вооруженной борьбы с белогвардейцами и интервентами встали на защиту Советской власти. Одни из них героически сражались в рядах Красной Армии, другие - работали в тылу. Однако число их было сравнительно невелико. Основная же масса дехкан не только не была организована, но и не всегда еще осознавала противоположность своих интересов интересам баев и манапов. Между тем для упрочения Советской власти в отсталом сельскохозяйственном крае необходимо было приобщить трудящихся аула и кишлака к активной политической жизни и установить между ними и рабочими прочный союз. Это был длительный и трудный процесс. Он осложнялся тем, что в Туркестане сохранялись патриархально-феодальные отношения, а значительная часть населения была одурманена религией.
Трудности заключались еще в том, что Туркестан являлся краем с многонациональным населением, и отношения между национальными группами были сложными и запутанными. Каждая из областей, входивших в состав края, отличалась от других уровнем экономического и культурного развития, национальным составом и бытом населения. Были трудности и другого характера.
Молодая Коммунистическая партия Туркестана, организационно оформившаяся в июне 1918 года, не обладала еще достаточным опытом руководства трудящимися массами. Большинство коммунистов не имело за плечами той суровой школы борьбы с царизмом, которую прошли рабочие-революционеры в Центральной России. Даже в наиболее сильной в крае Ташкентской партийной организации осенью 1920 года насчитывалось только два процента коммунистов с дореволюционным стажем. Другие организации имели в своем составе еще меньше старых, опытных членов партии. Значительное число коммунистов, включая и некоторых руководящих работников, не обладало необходимой теоретической подготовкой.
На работе партийных и советских организаций края сильно отразился тот факт, что Туркестан был полтора года оторван от Российской Советской республики и не мог получать от нее необходимой помощи, без которой крайне трудно было укрепить Советскую власть.
У народов Средней Азии, испытавших на себе долголетний гнет царизма, не могло пройти сразу чувство недоверия к русским, как представителям господствующей в прошлом нации. Это недоверие в известной степени существовало и по отношению к русским рабочим и крестьянам. Требовалось время, чтобы избавиться от этого наследия прошлого.
Надо было терпеливо добиваться устранения этого недоверия практическим осуществлением национальной политики партии.
Впервые в истории человечества народы Средней Азии встали на путь перехода от феодализма к социализму, минуя капиталистическую стадию развития. Обосновывая возможность для народов отсталых стран совершить такой переход, В. И. Ленин ставил претворение в жизнь этой возможности в прямую зависимость от помощи этим народам со стороны пролетариата передовых стран, от организации среди них советской системы правления.
"Идея советской организации проста, - говорил В. И. Ленин, - и может быть применяема не только к пролетарским, но и к крестьянским феодальным и полуфеодальным отношениям".
Это были общие принципиальные указания о строительстве социализма в отсталых странах. Что касается конкретных форм и методов этого строительства, то они не были известны. Многое приходилось пробовать, отказываться от некоторых намеченных ранее форм и способов и искать новые, соответствовавшие условиям Туркестана. В этом невероятно трудном деле неизбежны были и ошибки. Вследствие отсталости и недостаточной организованности трудящихся, а также ошибок некоторых советских и партийных работников, в государственный аппарат Туркестана проникло немало карьеристских и классово чуждых элементов, извращавших политику партии и Советской власти. Требовались время и опыт, чтобы изучить и обобщить все лучшее, отбросить негодное и наметить правильный путь.
Строительство социализма в Туркестане имело всемирно-историческое значение. На примере Туркестана пролетарская революция показывала порабощенным народам Востока путь к освобождению от колониального ига, вдохновляла их на борьбу против империализма, за свое национальное и социальное освобождение.
Учитывая огромное международное значение строительства социализма в Туркестане, а также трудности, связанные с осуществлением этого строительства, ВЦИК и Совнарком РСФСР осенью 1919 года направили в Туркестан полномочную комиссию с задачей оказать всестороннюю помощь коммунистам и всем трудящимся края в ликвидации политической, экономической и культурной отсталости. ЦК РКП(б) дал комиссии партийные полномочия. В комиссию вошли Ш. З. Элиава (председатель), Г. И. Бокий, Ф. И. Голощекин, В. В. Куйбышев, Я. Э. Рудзутак, М. В. Фрунзе. Кроме того, ЦК РКП(б) направил в Туркестан для укрепления местного партийного и советского аппарата около 40 коммунистов в конце 1919 года и около 600 коммунистов в 1920 году. В числе посланных в Туркестан опытных партийных работников были П. Н. Лепешинский, М. А. Савельев, М. С. Сергушев, В. Г. Юдовский и многие другие.
В. И. Ленин в связи с направлением комиссии ВЦИК и Совнаркома обратился к коммунистам Туркестана с письмом, в котором объяснял задачи комиссии и подчеркивал особую важность правильного проведения советской национальной политики на Востоке.
"Установление правильных отношений с народами Туркестана, - указывал В. И. Ленин, - имеет теперь для Российской Социалистической Федеративной Советской Республики значение, без преувеличения можно сказать, гигантское, всемирно-историческое.
Для всей Азии и для всех колоний мира, для тысяч миллионов людей будет иметь практическое значение отношение Советской рабоче-крестьянской республики к слабым, доныне угнетавшимся народам.
Я очень прошу вас обратить на этот вопрос сугубое внимание, - приложить все усилия к тому, чтобы на примере, делом, установить товарищеские отношения к народам Туркестана, - доказать им делами искренность нашего желания искоренить все следы империализма великорусского для борьбы беззаветной с империализмом всемирным и с британским во главе его, - с величайшим доверием отнестись к нашей Туркестанской комиссии и строго соблюсти ее директивы, преподанные ей, в свою очередь, от ВЦИК именно в этом духе".
Письмо В. И. Ленина, наряду с более ранними директивами ЦК РКП(б), явилось программой деятельности комиссии ВЦИК и СНК и коммунистов Туркестана.
Делегаты V Туркестанской конференции РКП(б), состоявшейся в январе 1920 года, в ответном письме В. И. Ленину сообщили, что они положили его указания в основу всей своей работы и вместе с комиссией занялись устранением допущенных ими ошибок в области партийного, советского и экономического строительства.
"...Приступая к исправлению ошибок прошлого, - писали они, - мы торжественно обещаем Вам, дорогой товарищ, точно руководствоваться всеми указаниями ЦК РКП, строго соблюдать все его директивы и выполнить великое дело освобождения Востока от гнета империализма, как бы это трудно ни было и каких бы жертв и усилий это ни стоило".
Трудящиеся массы Туркестана под руководством Турккомиссии и крайкома РКП(б) развернули борьбу за укрепление Советской власти в крае. Прежде всего необходимо было оздоровить и укрепить партийные организации, являющиеся руководящей силой в социалистическом строительстве. Для этого надо было очистить местные коммунистические организации от враждебных элементов, преодолеть течения буржуазного национализма - великодержавный шовинизм и местный национализм.
Колониальная политика царизма в Туркестане не прошла бесследно для части русской интеллигенции и даже некоторой малосознательной категории русских рабочих, находившихся в Средней Азии. Это сказалось в том, что отдельные группы людей, в их числе и часть руководящих работников, из-за недостаточной теоретической и политической подготовки не смогли разобраться в сложной обстановке Туркестана и найти нужные, соответствующие его условиям формы и методы проведения советской национальной политики.
В. И. Ленин указывал коммунистам Туркестана, что надо не командовать, а с величайшей терпимостью и доверием подходить к местным народам, показывать на практике отказ рабочих России от политики, проводившейся царизмом, доказывать им это своей беззаветной работой, воспитывать трудящихся в духе пролетарского интернационализма, укреплять союз между трудящимися национальных окраин и Советской России, как единственную опору народов Востока в борьбе за свое освобождение.
В 1921 году В. И. Ленин вновь писал: "...Дьявольски важно завоевать доверие туземцев; трижды и четырежды завоевать; доказать что мы НЕ империалисты, что мы уклона в эту сторону не потерпим.
Это мировой вопрос, без преувеличения мировой.
Тут надо быть архистрогим.
Это скажется на Индии, на Востоке, тут шутить нельзя, тут надо быть 1000 раз осторожным".
Однако некоторые руководящие партийные и советские работники в Туркестане подчас нарушали эти указания. Они опирались в основном на русских рабочих и крестьян-переселенцев, живших в Средней Азии. Трудящиеся коренных национальностей привлекались ими к политической жизни, к управлению краем крайне недостаточно. Это было грубым нарушением ленинской национальной политики, проявлением великодержавного шовинизма, который представлял серьезную опасность для социалистической революции.
Не меньший вред наносили партии и местные националисты, которые добивались создания партийных организаций по национальному признаку, стремились противопоставить местные народы всем другим народам Советской страны и в особенности русским рабочим и крестьянам. Вместо того чтобы воспитывать всех трудящихся в духе дружбы, они пытались разобщить их, разжечь в них националистические настроения. Местные националисты использовали при этом ошибки, допущенные в решении национального вопроса отдельными работниками Туркестана, зараженными великодержавным шовинизмом.
"Оба эти вредных уклона от принципов коммунистического интернационализма, - указывалось в резолюции X съезда РКП(б), - черпают силу в неизбежной, на первых порах, засоренности коммунистических организаций на окраинах. С одной стороны, к партии примазываются кулацко-колонизаторские элементы, с другой стороны, в партию проникают представители местных эксплуататорских групп".
Турккомиссия и местные организации РКП(б) развернули борьбу против великодержавных шовинистов и национал-уклонистов, сосредоточив при этом главное внимание на борьбе с великодержавным шовинизмом, как главной тогда опасностью в Туркестане. По предложению Турккомиссии краевой комитет РКП(б) и Президиум Туркестанского ЦИК еще в ноябре 1919 года отменили решение о ликвидации Народного комиссариата по делам национальностей Туркестанской республики, как противоречащее принципам национальной политики партии. Зараженные великодержавным шовинизмом работники смещались с постов и отзывались из Туркестана. Решением Турккомиссии в конце 1919 - начале 1920 года были распущены, вследствие засоренности, партийная организация Семиреченской области, ряд организаций Самаркандской, Ферганской и других областей. Вместе с этим Турккомиссия и местные партийные организации развернули решительное наступление против местного национализма.
Одним из важнейших условий в борьбе за единство коммунистических рядов в Туркестане являлось преодоление организационной раздробленности партийных сил. В 1919 - начале 1920 года в Туркестане наряду с краевым комитетом РКП(б), призванным объединять и направлять деятельность всех партийных организаций, существовали Мусульманское бюро РКП(б) (Мусбюро) и краевой комитет иностранных коммунистов. Мусбюро объединяло коммунистов коренных национальностей, а крайком иностранных коммунистов - членов партии из числа бывших военнопленных.
Мусбюро было создано в апреле 1919 года для пропаганды идей коммунизма на Востоке и привлечения трудящихся из коренного населения в ряды партии. Оно сыграло в свое время положительную роль. Наряду с активной деятельностью в Туркестане, Мусбюро поддерживало связь с коммунистами Персии, Индии и других стран Азии, посылало в Хиву и Бухару членов партии для ведения революционной работы.
Однако довольно скоро после создания Мусбюро оказавшиеся у его руководства местные националисты начали обособляться от краевого комитета РКП(б), не выполняли его решений, добиваясь права непосредственного и прямого сношения с ЦК РКП(б) и центральными органами правительства РСФСР, и повели линию на создание отдельной "Коммунистической партии тюркских народов". Так, на III краевой конференции коммунистов-мусульман в январе 1920 года под влиянием местных националистов была принята ошибочная резолюция об образовании самостоятельной "Тюркской республики" и "Тюркской коммунистической партии", состоящей только из коммунистов местных национальностей. Требования местных националистов шли вразрез с основами пролетарского интернационализма и объективно выражали интересы буржуазных националистов, стремившихся к отторжению Туркестана от Советской России и подчинению его империалистам.
На V краевой конференции РКП(б) и январе 1920 года представители всех трех объединений коммунистов по предложению ЦК РКП(б) приняли решение о создании единой коммунистической организации Туркестана. В резолюции конференции говорилось, что существование отдельных комитетов в Туркестане является ненормальным и вредным для дела революции. Было признано необходимым объединить все "самостоятельные национальные коммунистические организации в единую коммунистическую партию во главе с единым краевым комитетом, с подчинением ЦК РКП (б)".
Это решение было важнейшим шагом вперед на пути сплочения коммунистических организаций Туркестана.
Однако местным националистам на той же конференции удалось протащить резолюцию о том, что единая партия в Туркестане должна быть "Коммунистической партией тюркских народов".
Это было ошибочное постановление. Против него решительно выступили члены Турккомиссии Я. Э. Рудзутак и М. В. Фрунзе. Их в дальнейшем поддержали и те члены Турккомиссии, которые первое время занимали колеблющуюся позицию в отношении названия партии. 4 марта Турккомиссия сообщила в ЦК РКП(б) о своем решении и просила дать указания по вопросам партийного и советского строительства в Туркестане. 8 марта ЦК РКП(б) принял специальное постановление, в котором указывалось, что на территории Туркестана должна существовать единая коммунистическая организация, носящая название "Туркестанская коммунистическая партия" и входящая в состав РКП(б). В соответствии с этим решением, Мусбюро и его местные органы, а также другие национальные организации были упразднены. Осуществление этого решения ЦК РКП(б) обеспечивало дальнейшее сплочение рядов партийной организации Туркестана и усиление ее влияния в массах. Оно оказало решающее воздействие на успех всего дела социалистического строительства в крае.
Большую роль в укреплении Советской власти в Туркестане сыграло уточнение государственных отношений между Туркестаном и РСФСР. Еще в 1918 году V краевой съезд Советов провозгласил Туркестан автономной Советской республикой, входящей в состав РСФСР. Таким образом, была установлена тесная связь между Советским Туркестаном и Российской Федерацией. В интересах строительства социализма в Туркестане эту связь надо было всемерно укреплять. ЦК РКП(б) помог Коммунистической партии и Советам Туркестана наметить правильное решение этого важного вопроса. В "Положении об автономии Туркестана", принятом ЦК РКП(б) в марте 1920 года, говорилось, что народы Средней Азии объединяются в "Туркестанскую Автономную Республику РСФСР" в составе Сыр-Дарьинской, Самаркандской, Семиреченской, Закаспийской и Ферганской областей. Высшему органу автономной республики - Центральному Исполнительному Комитету Советов Туркестана - принадлежала вся полнота власти, за исключением вопросов обороны, внешних сношений, железнодорожных, почтово-телеграфных и финансовых, ведение которых осуществляли центральные органы власти РСФСР в тесном контакте с высшими органами власти Туркестана. Сохранение за центральной федеративной властью широких прав диктовалось особой обстановкой того времени, необходимостью объединить усилия всех Советских республик для борьбы с внутренними и внешними врагами, для защиты завоеваний пролетарской революции.
Большинство коммунистов края одобрило "Положение об автономии Туркестана", разработанное ЦК РКП(б). Однако местные националисты и в этом вопросе заняли неправильную позицию. Они выступили против мер, предложенных ЦК РКП(б), и препятствовали их осуществлению, затрудняя деятельность Турккомиссии. Об этом стало известно Центральному Комитету партии.
В мае 1920 года ЦК РКП(б) вызвал в Москву членов Турккомиссии Я. Э. Рудзутака и Ш. З. Элиаву, чтобы получить от них подробную информацию о положении в Туркестане и обсудить вместе с ними дальнейшие задачи Коммунистической партии Туркестана. В это же время в Москву выехала так называемая "туркделегация" в составе Т. Рыскулова, Н. Ходжаева и Бех-Иванова, занимавшая национал-уклонистскую позицию. Она выдвинула требование ликвидировать Турккомиссию, Реввоенсовет Туркестанского фронта, создать "мусульманскую армию" и вывести из Туркестана немусульманские воинские части.
Оргбюро и Политбюро ЦК РКП(б), заслушав доклады членов Турккомиссии и доклад Рыскулова, обсудили широкий круг вопросов, связанных с дальнейшим упрочением Советской власти в Средней Азии и организационным укреплением Коммунистической партии Туркестана. Центральный Комитет РКП(б) терпеливо и внимательно рассмотрел все претензии группы Рыскулова и показал их полную несостоятельность. Требования национал-уклонистов были отвергнуты, ибо они вели к разъединению усилий трудящихся Советской России перед лицом иностранной и внутренней контрреволюции, стремившейся уничтожить страну Советов и закабалить ее народы. Выделенная ЦК РКП (б) комиссия разработала проект решения о задачах РКП(б) в Туркестане. В. И. Ленин 13 июня сделал свои замечания по проекту решения ЦК. Ленинские заметки вносили много нового и ценного в понимание принципов политики партии в Средней Азии и способов дальнейшего упрочения здесь Советской власти. Эти замечания явились дальнейшим развитием учения В. И. Ленина по национальному вопросу.
Основная идея ленинских замечаний состояла в том, чтобы предоставить больше прав туркестанским советским и партийным органам и еще шире привлекать трудящиеся массы к советскому строительству. В. И. Ленин предложил разработать способы борьбы с реакционным духовенством, панисламизмом, буржуазным национализмом, подчеркнув, что это "особенно важно". Он определил также дальнейшие задачи Турккомиссии.
29 июня Политбюро ЦК РКП(б) на основе указаний В. И. Ленина приняло постановления: "О наших задачах в Туркестане", "Об организации власти в Туркестане" и утвердило "Инструкцию Турккомиссии". В этих документах указывались основные задачи Компартии Туркестана. Они заключались в том, чтобы, во-первых, окончательно устранить отношения национального неравенства, сложившиеся в результате колониальной политики царизма, и, во-вторых, ликвидировать феодально-патриархальное наследие, сохранившееся в общественных отношениях местного населения. Решение второй задачи Центральный Комитет партии считал важнейшим условием для создания Советов трудящихся, способных избавить "население от всякой эксплуатации и осуществить союз с Республиками, в которых пролетариат в состоянии проводить переход к коммунизму".
Центральный Комитет партии уточнил круг полномочий органов власти РСФСР и Туркестана, расширив права ЦИК и Совнаркома автономной республики. ЦК РКП(б) рекомендовал Туркцику привести административное деление края в соответствие с его национальным составом.
Для успешного выполнения основных задач ЦК РКП(б) постановил в первую очередь наделить землей безземельных, отобрать у переселенцев казахских и киргизских районов, главным образом русских кулаков, все земли, которые были ими захвачены самовольно или при помощи царских властей, оставляя переселенцам участки в размере трудового надела. ЦК партии рекомендовал немедленно распустить все кулацкие организации, изъять у кулаков оружие, лишить их какой-либо возможности влиять на организацию местной власти. В постановлении указывалось на необходимость одинаково снабжать продовольствием как коренное, так и русское население городов и улучшить продовольственное положение аульной и кишлачной бедноты. Было предложено также немедленно принять меры к расширению сети школ для местного населения с преподаванием на родном языке, всеми силами и средствами поднимать культурный уровень народов Советского Востока.
В своих постановлениях Центральный Комитет партии подчеркивал, что успех социалистического строительства в Туркестане всецело будет зависеть от активности и самодеятельности трудящихся коренных национальностей - казахов, киргизов, узбеков, таджиков, туркмен от привлечения их к государственному управлению через массовые организации. Такими организациями, призванными объединить вокруг себя массы рабочих и трудящегося населения аулов и кишлаков, могли быть только Советы.
ЦК РКП(б) указывал, что только Советы, опирающиеся на широкие массы трудящихся, могут освободить бедноту от засилия баев и осуществить братский союз трудящихся масс Востока с рабочим классом передовых стран. Центральный Комитет РКП(б) призвал всеми силами укреплять местные органы Советской власти в Туркестане, собрать под знамя партии все лучшие пролетарские и полупролетарские трудовые элементы населения и повести их в бой за интересы трудящихся.
Решения Центрального Комитета партии, принятые на основе указаний В. И. Ленина и при его ближайшем участии, определили направление дальнейшей деятельности коммунистов Туркестана и Турккомиссии. Они имели большое значение не только для народов Туркестана, но и для всех других ранее угнетенных народов. Эти решения с новой силой показали, как Коммунистическая партия решительно борется со всеми остатками колониального прошлого, какое внимание она проявляет к политическому и экономическому развитию народов, освобожденных пролетарской революцией и вступивших на новый путь развития.
Однако местные националисты из числа членов крайкома выступили и против этих решений ЦК РКП(б). Поэтому в июле 1920 года краевой комитет РКП(б) был распущен. Вместо него был образован Временный Центральный Комитет Коммунистической партии Туркестана, в состав которого вошли Н. Тюракулов (председатель), К. Атабаев, Асфандиаров, В. П. Билик, Султан-ходжаев, К. Хакимов.
В конце июля 1920 года в соответствии с решениями IX съезда РКП(б) было образовано Туркестанское бюро ЦК РКП(б). С его помощью Временный ЦК Коммунистической партии Туркестана развернул работу по осуществлению директив ЦК РКП(б). Партия приняла решительные меры к тому, чтобы оздоровить и укрепить органы Советской власти, изгнать из них великодержавных шовинистов, буржуазных националистов, бюрократов, карьеристов, социально чуждые элементы и превратить Советы в подлинные массовые органы власти трудящихся.
Советское строительство в каждой из областей Туркестана имело свои особенности. Там, где Советская власть существовала непрерывно с 1918 года, вопрос шел об улучшении имевшегося аппарата, изучении и обобщении накопленного опыта работы. В таких же областях, как Закаспийская (Туркменская) и Северное Семиречье, которые недавно были освобождены от врагов, органы власти создавались заново. Были и такие районы, как, например, Ферганская область, где советское строительство проходило в условиях борьбы с басмачеством.
Поэтому здесь наряду с Советами продолжали существовать ревкомы, которые по мере ликвидации басмачества распускались.
Укрепление советского государственного аппарата происходило сверху донизу. 5 августа был избран новый Президиум ЦИК Советов Туркестана. Председателем его стал А. Рахимбаев, до этого работавший председателем Самаркандского обкома РКП(б). В состав Президиума Туркестанского ЦИК вошли также К. Атабаев, И. Любимов и другие. Были обновлены также местные Советы в областях и уездах. Принимались меры к созданию единства в структуре Советов, к строгому проведению принципа подчинения нижестоящих органов вышестоящим. Развернулась борьба с бюрократизмом.
Коммунисты Туркестана активно поддержали мероприятия Турккомиссии, направленные на оздоровление партийных организаций, Советов и исправление допущенных в прошлом ошибок. Состоявшаяся в середине августа конференция Ташкентской организации РКП(б), единодушно одобрив доклад М. В. Фрунзе о задачах Коммунистической партии Туркестана, в своей резолюции указала, что очищение партийных организаций и Советов от великодержавных шовинистов и местных националистов позволит сплотить трудящихся разных национальностей для совместной борьбы против эксплуататорских классов за свое полное освобождение. Подобные постановления принимались и в других партийных организациях. Деятельность Турккомиссии, проводившей линию ЦК РКП(б) и Советского правительства, была поддержана широкими слоями трудящихся Туркестана.
В укреплении местных партийных организаций и органов Советской власти большую роль сыграла огромная политическая и организационная работа, проведенная Коммунистической партией Туркестана в связи с подготовкой к V краевому партийному съезду и IX краевому съезду Советов. Решение о созыве этих съездов было принято еще в феврале 1920 года. Для проведения подготовительной работы к съездам на места, помимо большой группы инструкторов, выехали многие члены ЦК Коммунистической партии Туркестана, Туркестанского ЦИК, а также Турккомиссии и Туркбюро. В предвыборную кампанию включились также политотделы частей Красной Армии и агитационно-инструкторский поезд "Красный Восток".
В ходе подготовки съездов было выявлено как в центральном, так и особенно в местном государственном и партийном аппарате много буржуазных националистов и колонизаторских элементов. Разосланные на места инструкторы почти в один голос сообщали о невероятном засилии буржуазно-националистических групп, крепко спаянных между собой родственными, экономическими и групповыми связями.
Одновременно с избирательной кампанией проводилась чистка партийного и государственного аппарата от антисоветских элементов. Чистка проходила при активном участии трудящихся городов и кишлаков.
При подготовке к выборам в Советы было разработано положение, по которому лица, прибегающие к наемному труду, спекулянты, представители духовенства, царской администрации и т. п., лишались избирательного права. Списки этих людей вывешивались на видном месте для всеобщего обозрения.
Временный ЦК Коммунистической партии Туркестана обратился к трудящемуся населению края с призывом выбирать в Советы коммунистов, стойких и честных защитников бедноты.
Политическая работа в массах, проведенная коммунистическими организациями Туркестана во время подготовки к краевым съездам, дала положительные результаты. Местные националисты и великодержавные шовинисты оказались изолиpoванными. События все больше и больше подтверждали тот факт, что в своей массе трудящиеся Туркестана не были заражены национализмом, а проникшая на руководящие посты кучка местных националистов не являлась выразительницей их интересов.
Состоявшиеся в августе уездные и областные конференции партии и съезды Советов показали, что трудящиеся Туркестана начали активнее включаться в политическую жизнь, что они ближе стали к Советской власти, что усилилось классовое расслоение. Съезды подтвердили, что все мероприятия Коммунистической партии и Советской власти соответствуют желаниям трудящихся масс. Последовательное осуществление политики партии подрывало позиции буржуазных националистов в городах, кишлаках и аулах. Это было особенно заметно в Ферганской области. Так, 5 августа в Коканде состоялся уездный съезд Советов с участием около 300 делегатов, представлявших в большинстве бедноту. Делегаты от кишлаков выступали за решительную борьбу против байства.
12 сентября в Ташкенте открылся V съезд Коммунистической партии Туркестана. Из 147 делегатов почти половину составляли коммунисты местных национальностей, в том числе и женщины, что являлось особенно знаменательным для пробуждающихся народов Востока. Почетным председателем съезда был избран В. И. Ленин. Съезд горячо приветствовали представители коммунистического и рабочего движения Турции, Персии и Индии.
Заслушав доклад Временного ЦК Коммунистической партии Туркестана, съезд полностью одобрил решительную борьбу ЦК под руководством Турккомиссии и Туркбюро ЦК РКП(б) против мусульманских националистов и русских великодержавных шовинистов в рядах партии, подтвердил необходимость неуклонного проведения в жизнь принципа пролетарского интернационализма. На основе постановления ЦК РКП(б) от 29 июня 1920 года съезд выработал план решения неотложных задач, стоявших перед Коммунистической партией Туркестана. Свою главную задачу Коммунистическая партия Туркестана видела в том, чтобы через Советы организовать трудящихся коренных национальностей, помочь им избавиться от гнета кулаков-колонизаторов, баев, манапов и духовенства и укрепить союз с рабочим классом Советской России.
Съезд постановил откомандировать из Туркестана всех членов партии, зараженных великодержавным шовинизмом, и просить ЦК РКП(б) оказывать Коммунистической партии Туркестана постоянную помощь присылкой опытных партийных кадров. Съезд указал на необходимость беспощадными мерами очистить партию от разложившихся и примазавшихся элементов и укрепить партийную дисциплину. Предлагалось проверять действительные качества коммунистов на практических заданиях (субботники, военные мобилизации, военное обучение и т. п.), а людей, не оправдывающих звания коммуниста, исключать из партии. С этой же целью было решено провести перерегистрацию всех членов партии.
Съезд призвал партийные организации крепить связи с массами, смелее выращивать партийные кадры из местных сил и путем активной политической работы вовлекать в ряды партии лучших представителей трудящихся.
Съезд наметил ряд мер по оказанию неотложной помощи трудящимся коренных национальностей в политическом, экономическом и культурном развитии. Наряду с немедленным наделением безземельных землей было признано необходимым объединение кустарей и создание мастерских, работающих при самой широкой помощи государства и под его контролем. Съезд постановил всемерно развивать сеть культурно-просветительных учреждений, провести судебную реформу, неуклонно осуществлять трудовую повинность в отношении баев и манапов.
В тезисах по работе в деревне съезд признал одной из первоочередных задач создание в кишлаках и аулах классовой организации беднейших слоев деревни - "Союзов трудового дехканства" ("Кошчи"). Союзы должны были объединить чайрикеров (издольщики), мардекеров (сельскохозяйственные рабочие) и всех малоземельных дехкан.
"Эти союзы "Трудового дехканства", - говорилось в тезисах, - должны являться организацией профессионально-классовой, орудием экспроприации сельской буржуазии и средством классового воспитания пролетарских и полупролетарских масс кишлаков и аулов".
Союзы "Кошчи" были призваны способствовать освобождению бедноты Туркестана из-под влияния баев и манапов, привлечению широких масс трудящихся кишлаков и аулов к участию в политической жизни. Они должны были явиться одной из важнейших опор Советской власти в деревне. Решение съезда о союзах трудового дехканства основывалось на опыте первых союзов "Кошчи", возникших в Туркестане еще в начале 1920 года при поддержке рабочих продовольственных отрядов и с первых шагов показавших свою большую жизненную силу.
В заключение своей работы съезд избрал новый состав Центрального Комитета, в который вошли К. Атабаев, А. Бабаджанов, Б. Городецкий, И. Любимов, И. Правдин, А. Рахимбаев, Султанходжаев, Н. Тюракулов и другие.
V съезд явился поворотным пунктом в истории Коммунистической партии Туркестана. Он прошел под знаком творческого содружества русских и мусульманских коммунистов в борьбе за укрепление Советской власти в Туркестане. Историческое значение съезда состояло в том, что он выработал тактику партии применительно к условиям Средней Азии и наметил конкретные пути строительства социализма в Туркестане.
Центральный Комитет РКП(б) одобрил основную линию национальной политики в крае, намеченную V съездом Коммунистической партии Туркестана в полном соответствии с директивами ЦК РКП(б).
19 сентября в Ташкенте в торжественной обстановке открылся IX съезд Советов Туркестана. В его работе приняло участие 211 делегатов, из них 194 были коммунисты. Половину делегатов составляли представители коренных национальностей края, в основном посланцы кишлачной и аульной бедноты. Съезд обсудил текущий момент, заслушал отчетные доклады ЦИК Советов и Совета Народных Комиссаров Туркестана. Главное место в работе съезда заняли вопросы экономической политики Туркестанской республики и строительства советского государственного аппарата. В своей работе съезд Советов руководствовался решениями IX съезда РКП(б), V съезда Коммунистической партии Туркестана и указаниями ЦК РКП(б).
В резолюции о текущем моменте съезд призывал крепить всеми силами союз трудящихся Туркестана и Советской России, ибо только этот союз являлся надежной гарантией национальной свободы народов Средней Азии.
Съезд объявил ударной задачей создание в Туркестанской республике четко работающего аппарата Советской власти и постановил вместо ревкомов, которые еще существовали в некоторых районах, избрать исполкомы Советов.
В решениях по вопросам экономического строительства съезд наметил программу подъема производительных сил республики, подчеркнув необходимость планового ведения хозяйства, основанного на точном учете возможностей и максимальном напряжении всех сил. Центральному Совету народного хозяйства Туркестана было предложено разработать на ближайшие несколько лет единый хозяйственный план, выделив в качестве ударных участков экономической жизни производство хлопка, добычу угля и нефти, электрификацию края, улучшение ирригации. Съезд постановил неуклонно проводить в жизнь принципы управления промышленностью, определенные IX съездом РКП(б), и согласовать единый хозяйственный план республики с хозяйственным планом РСФСР. Было решено создать в Туркестане на местной сырьевой базе текстильную и химическую промышленность. Рекомендовалось широко применять премиальную систему оплаты труда, улучшить снабжение рабочих продовольствием, привлечь профсоюзы к организационной работе по налаживанию хозяйства.
В решении по земельному вопросу съезд Советов подтвердил, что все земли и воды в пределах республики являются государственным, общенародным достоянием. Купля и продажа земли запрещались. Вся земля нетрудовых хозяйств подлежала передаче в первую очередь чайрикерам и мардекерам, во вторую очередь - безземельным трудящимся деревень, аулов и кишлаков и в третью - для организации коллективных хозяйств. Особо ценные культурные хозяйства разделу не подлежали и превращались в советские или коллективные хозяйства. Право пользования землей, предоставлялось только тем, кто ее сам обрабатывал. В пользовании землей и водой все трудовое население было уравнено в правах. Органам Советской власти было предложено оказать содействие в возвращении на родину и обеспечении землей коренного населения, бежавшего из Туркестана от преследований царского правительства после восстания 1916 года. Кочевники, изъявившие желание перейти к оседлому образу жизни, наделялись землей на общих основаниях.
На съезде Советов была принята конституция Туркестанской республики, текст которой был составлен в соответствии с задачами социалистического строительства и изменениями, происшедшими в крае с 1918 года. Конституция законодательно закрепила принципы взаимоотношений Туркестанской республики и РСФСР, четко определив компетенцию краевых органов власти.
Съезд обратился к трудящемуся населению Туркестана с призывом каленым железом выжечь язву басмачества и мобилизовал 10 процентов своего состава на борьбу с этим контрреволюционным движением.
Последнее свое заседание съезд провел в старой части Ташкента. Приветствовать делегатов пришли сотни людей в праздничных национальных одеждах. Это было одно из свидетельств того, что Советская власть стала близкой широким массам трудящихся Туркестана.
Партийные организации Туркестана энергично взялись за претворение в жизнь решений краевого партийного съезда и краевого съезда Советов.
Центральный Комитет Коммунистической партии Туркестана обратился к партийным организациям с рядом писем, разъяснявших постановления партийного съезда. На места для укрепления партийных и советских органов был послан большой отряд коммунистов. Так, в Фергану, кроме мобилизованных делегатов IX съезда, выехало 100 коммунистов, посланных ЦК Коммунистической партии Туркестана, и 23 коммуниста, прибывших по командировкам ЦК РКП(б), в Семиречье - 100 местных коммунистов и 20 - прибывших из центра России.
Для подготовки национальных кадров были расширены существовавшие и созданы заново курсы и школы партийной и советской работы. Центральный Комитет Коммунистической партии Туркестана с целью очищения партийных рядов от чуждых элементов объявил всеобщую перерегистрацию коммунистов в Ташкенте с 15 ноября, а в остальных районах - с 1 декабря. Турккомиссия и Туркбюро откомандировали из Туркестана работников, зараженных великодержавным шовинизмом и мешавших проведению мер, намеченных ЦК РКП(б) и V съездом Коммунистической партии Туркестана.
Налаживалась все более тесная связь между органами центральной власти РСФСР и Туркестанской республики.
Энергичную деятельность развернули органы Рабоче-крестьянской инспекции Туркестана. К участию в их работе были привлечены передовые рабочие и трудящиеся деревень, аулов и кишлаков. Бюро жалоб Народного комиссариата Рабоче-крестьянской инспекции за первые три месяца своей работы получило от трудящихся около 4 тысяч заявлений и жалоб и приняло по ним меры. Этот комиссариат стал большой силой в борьбе с нарушениями советской законности, бюрократизмом, расхлябанностью.
В ноябре происходила перестройка областных органов профсоюзов, Рабоче-крестьянской инспекции и ВЧК.
В помощь местным органам Советской власти были посланы инструкторские группы, организованные из работников областных учреждений. Инструкторские группы провели в уездах 14 беспартийных конференций, в которых приняли участие десятки тысяч трудящихся, обсудивших земельный и продовольственный вопросы. Конференции выдвинули своих представителей в уездные, волостные, аульные и кишлачные продовольственные органы. Местные исполкомы были очищены от классово чуждых элементов, шкурников и карьеристов и усилены рабочими и трудящимися аулов и кишлаков.
Большая работа была проведена по укреплению партийной организации и восстановлению Советской власти в Закаспийской области. 4 февраля 1920 года в Полторацке (Ашхабад) был создан временный областной комитет РКП(б) во главе с членом партии с 1917 года А. Ф. Солькиным. Под руководством временного обкома была подготовлена 1-я конференция Закаспийской областной организации РКП(б), которая проходила 8-9 августа 1920 года в Полторацке. В это время в областной организации РКП(б) насчитывалось 73 ячейки, в которых состояло на учете 1818 членов и 768 кандидатов партии.
12 августа открылся 1-й съезд Советов Закаспийской области. В принятой на съезде резолюции отмечалось, что в области создан советский государственный аппарат, налажена связь с местами и вышестоящими органами.
Укрепление партийного и советского аппарата позволило Коммунистической партии более успешно заниматься начавшимся еще с первых месяцев 1920 года восстановлением разрушенного хозяйства Туркестана.
На пути экономического строительства стояли огромные трудности. Сельское хозяйство находилось в полном упадке. Население Туркестана, питавшееся в значительной мере за счет привозного хлеба, голодало. Посевы хлопка, являвшегося во многих местах края наиболее распространенной сельскохозяйственной культурой, приносившей основной доход населению, к 1920 году сократились в пять раз по сравнению с 1915 годом.
Тяжелое положение было в промышленности. Большинство хлопкоочистительных, маслобойных и других заводов бездействовало из-за отсутствия сырья, изношенности оборудования и недостатка рабочей силы. Много заводов было разрушено басмачами. К концу гражданской войны из 249 хлопкоочистительных заводов работали только 20, из 32 угольных копей - 9, из 14 нефтепромыслов - только 3.
Без всесторонней помощи правительства РСФСР и русского пролетариата трудящиеся Советского Туркестана не могли восстановить разрушенное хозяйство своей республики. В 1920 году, несмотря на продолжавшуюся гражданскую войну, правительство РСФСР нашло возможным оказать Советскому Туркестану более эффективную экономическую помощь, чем в предыдущие годы. Прежде всего необходимо было заняться восстановлением хлопководства. От хлопкового кризиса страдали как население Туркестана, так и текстильная промышленность Советской России.
Еще 30 января 1920 года Турккомиссия ВЦИК и СНК РСФСР организовала в Ташкенте широкое совещание представителей различных наркоматов Туркестанской республики, на котором были определены меры по развитию хлопководства. Этот же вопрос обсуждался в январе на съезде дехкан, который отметил большой недостаток специалистов по хлопковому делу в Туркестане. Представительству Туркестанской республики в Москве было поручено организовать набор таких специалистов.
Была упорядочена система расчетов с хлопкоробами. 21 февраля Совнарком РСФСР решил направить в распоряжение Турккомиссии более 17 миллионов метров мануфактуры, из них более 3 миллионов метров предназначалось для авансирования, а около 14 миллионов - для обмена на хлопок. Советское правительство отпустило 150 миллионов рублей в качестве безвозвратной ссуды тем хлопкоробам, которые особенно пострадали от неурожая 1919 года. В феврале в Туркестан из Центральной России был доставлен эшелон с сельскохозяйственным оборудованием. Сельскохозяйственные машины, инструменты и части к ним завозились и в дальнейшем.
Благодаря этим и другим мерам уже весной 1920 года удалось добиться увеличения посевной площади под хлопчатником на 25 процентов по сравнению с 1919 годом.
Делались первые шаги по восстановлению промышленности. Знаменателен тот факт, что уже в те трудные годы по инициативе М. В. Фрунзе Советское правительство поставило вопрос о строительстве в Средней Азии новых промышленных предприятий. М. В. Фрунзе, обращаясь к рабочим-текстильщикам Иваново-Вознесенска, со многими из которых он прошел школу подполья, призывал их организовать "поход за хлопком" и просил направить в Туркестан партийных, советских и хозяйственных работников, а также квалифицированных текстильщиков для организации переработки хлопка на месте. Летом 1920 года в Туркестан было переброшено оборудование нескольких текстильных фабрик и других промышленных предприятий из РСФСР. Прибыло полное оборудование шелкопрядильной, шелкомотальной и шелкоткацкой фабрик, которые были размещены в Скобелеве (Фергана) и Маргелане. Осенью того же года в Туркестан были переброшены бумаго-прядильная фабрика и кожевенный завод. В Ташкенте на базе объединения механических мастерских был создан механический завод.
Большое внимание уделялось восстановлению железнодорожного транспорта. Реввоенсовет Туркфронта на основе директив Советского правительства и высших военных органов освободил из армии и направил на транспорт значительное число квалифицированных рабочих-железнодорожников. Большую помощь железнодорожникам республики оказали трудящиеся в "неделю транспорта" и во время субботников и воскресников. 1 августа на воскреснике в Ташкенте участвовало более 8 тысяч, а 15 августа - более 3 тысяч человек. На Ташкентской железной дороге в сентябре в субботниках участвовало около 16 тысяч человек. Многие рабочие проявляли подлинный героизм в труде. В первых числах августа на станции Мерв из-за неисправности паровозной топки остановился маршрутный поезд с нефтью. Возникла угроза продолжительной стоянки. Тогда котельщик мервского депо Шлычков, несмотря на то, что топка паровоза не остыла, влез в нее и быстро произвел ремонт. После этого поезд с драгоценным грузом без задержки проследовал дальше. Немало примеров самоотверженности было и в других местах.
Первые успехи в восстановлении народного хозяйства Туркестанской республики были достигнуты благодаря непрестанной помощи правительства РСФСР. Только с момента восстановления железнодорожной связи с Советской Россией по март 1920 года Туркестан получил 100 тысяч пудов чугуна, более 90 тысяч пудов кровельного и сортового железа, проволоки, гвоздей, 25 тысяч пудов меди, 200 нефтяных двигателей. Трудящиеся Туркестана, в свою очередь, увеличивали отправку в центральные губернии Советской России хлопка, шерсти, нефти и других видов сырья, в которых так остро нуждалась страна.
Важное значение в борьбе за упрочение Советской власти в Туркестане имело правильное осуществление продовольственной политики. Правительство Советского Туркестана еще в 1919 году приняло декрет об осуществлении хлебной монополии. Рыночные заготовки были отменены. Устанавливались твердые цены на хлеб. Однако на местах при проведении сборов продовольствия допускались серьезные ошибки. К заготовке продовольствия не были привлечены широкие массы рабочих, деревенской, аульной и кишлачной бедноты, а без их активного участия отобрать хлеб у баев, спекулянтов, русских кулаков было крайне трудно. Продовольственные отряды были слабыми и малочисленными. Заготовки производились главным образом агентами продовольственных органов, в которые пробрались антисоветские элементы, извращавшие продовольственную политику Советской власти. Цель заготовок хлеба недостаточно разъяснялась широким массам трудящихся и нарушался классовый принцип распределения продуктов.
В 1920 году обстановка на продовольственном фронте в Туркестане изменилась. На все области края была распространена советская продовольственная политика. Заготовки и распределение продовольствия стали проводиться в централизованном порядке. Сотни сознательных рабочих были направлены в деревню в составе продовольственных отрядов. К концу года в крае действовали 42 продотряда, насчитывавшие 3 тысячи человек. Рабочие из продотрядов вели большую агитационную и культурно-просветительную работу среди сельского населения. Они помогали беднякам понять цели и задачи Советской власти, поднимали их на борьбу с баями и манапами, вовлекали в активную политическую жизнь. Беднота кишлаков и аулов, в свою очередь, оказывала рабочим большую помощь.
Проведенная Коммунистической партией широкая разъяснительная работа и исправление ранее допущенных ошибок способствовали тому, что трудящиеся крестьяне стали активнее поддерживать советскую продовольственную политику. Когда делегаты Ферганского областного съезда Советов узнали, что в городе Намангане спекулянты добивались у местного ревкома отмены твердых цен, они с возмущением потребовали постановления, клеймящего позором спекулянтов-баев.
В Центральной России тоже были большие продовольственные затруднения. Тем не менее рабочие и крестьяне России протянули руку помощи трудящимся Туркестана. Так, например, в феврале 1920 года в Ташкент было отгружено 150 тысяч пудов хлеба. Только в мае 1920 года туда было доставлено более 48 тысяч пудов сахара.
Одним из важнейших мероприятий партии и Советской власти в Туркестане являлась подготовка к проведению земельно-водной реформы. Основной задачей реформы являлось наделение землей узбекского, казахского, киргизского, таджикского и туркменского трудового населения за счет изъятия излишков ее главным образом у баев, манапов и русских кулаков.
Колонизаторская политика царизма оставила в Туркестане тяжелое наследие. Она привела не только к обезземелению коренного трудящегося населения, но и породила сложные классовые и национальные противоречия.
В конце 1919 года особенно острой стала необходимость перераспределения земли в связи с крайне бедственным положением беженцев, возвращавшихся на родину из Китая. Лишившись в 1916 году земли в результате гонения за участие в восстании против самодержавия, беженцы оказались без средств к существованию. Их земли захватили кулаки. Советские и партийные органы Туркестанской республики приняли меры к прекращению дальнейших самовольных захватов земель. Всему населению еще 30 октября 1919 года объявлялось, что какое-либо посягательство на трудовые хозяйства является нарушением законов Советского правительства о земле. Однако наделение землей беженцев, как и всех других безземельных и малоземельных крестьян, могло быть осуществлено только на основе широкой земельной реформы.
Исходным моментом для земельно-водной реформы явилось постановление ЦК РКП(б) от 29 июня 1920 года. Оно было положено в основу решений по земельному вопросу на V съезде Коммунистической партии и на IX съезде Советов Туркестана. В соответствии с этими решениями земли, находившиеся в пользовании государственных учреждений, оставались за ними, земли трудовых хозяйств в пределах нормы перераспределению не подлежали, причем за трудовыми дехканами сохранялось право преемственности на пользование данным участком.
Право определения трудовой нормы предоставлялось Народному комиссариату земледелия и его органам на местах, которые при этом должны были учитывать в каждом сельскохозяйственном районе его естественно-исторические и бытовые условия и привлекать к своей работе представителей трудовых дехкан.
Эти же принципы распространялись и на распределение воды.
В развитие решений IX съезда Советов было разработано и 17 ноября 1920 года утверждено "Положение о землепользовании и землеустройстве в Туркестанской республике". 14 декабря был издан особый декрет о землеустройстве кочевников.
Организационная подготовка реформы началась с мобилизации на ее проведение специалистов сельского хозяйства. В этой же связи создавались краткосрочные курсы инструкторов по земельной реформе. 22 декабря был утвержден технический план землеустроительных работ. По этому плану реформа в первую очередь проводилась в Семиреченской, Сыр-Дарьинской и Ферганской областях, где имелось много переселенцев.
Коммунистическая партия Туркестана руководила всей работой по осуществлению земельно-водной реформы. 18 декабря 1920 года Туркбюро ЦК РКП(б) обратилось ко всем партийным организациям с письмом, в котором указывалось, что первоочередной задачей партии является проведение реформы. От партийных организаций требовалось обратить больше внимания на работу земельных отделов Советов, направить в эти отделы коммунистов в порядке мобилизации. Семиреченская партийная организация, например, мобилизовала 252 коммуниста и примерно столько же комсомольцев.
В период подготовки реформы особенно важно было объединить и сплотить бедняцкие слои аулов и кишлаков. В районах проведения реформы партийные организации созывали съезды бедноты и беспартийные дехканские конференции. 20 января 1921 года в Аулие-Ате (Джамбул) открылся первый съезд казахских и киргизских бедняков, на который съехалось 600 делегатов. Съезд признал земельную политику Советской власти правильной. Он отметил, что успех реформы всецело зависит от объединения и организации бедноты. Съезд также показал рост сознательности казахской и киргизской бедноты. Батрак Умбетбаев из Верненского уезда, Семиреченской области, выступая на съезде, говорил:
"...Мне попалась программа коммунистов и увидел я, что это партия святая. Мы были жирным жарким для колонизаторов, кулаков и своих богачей-баев, монапов, бывших волостных переводчиков. Теперь нам правильно говорят - вы большинство, сами решайте свою судьбу".
Земельно-водная реформа была проведена в течение 1921-1922 годов. Казахские и киргизские, уйгурские и дунганские бедняки получили землю и воду к началу весенних полевых работ 1921 года.
Интенсивно проводилась реформа и в районах, населенных узбеками и туркменами. В результате проведения земельно-водной реформы трудящиеся получили уже к августу 1921 года в Семиречье 148 тысяч десятин удобной земли, в Сыр-Дарьинской области - 90 тысяч десятин, в Фергане - более 3,7 тысячи десятин, в Самаркандской области - 13 тысяч десятин, в Закаспии - 18 тысяч десятин. На этой земле было устроено около 10 тысяч семей безземельных и малоземельных бедняков.
Земельно-водная реформа способствовала дальнейшему сплочению бедняцких и середняцких масс Туркестана в борьбе с баями и кулаками.
Несмотря на трудности военной обстановки, одновременно с хозяйственным строительством Коммунистическая партия Туркестана и Турккомиссия вели огромную работу по подъему культурного уровня трудящихся края. Дореволюционный Туркестан был краем почти сплошной неграмотности. Преодолевать неграмотность и развивать народное образование приходилось в очень трудных условиях. Недоставало учительских кадров из местных национальностей, не хватало учебных принадлежностей. Пробравшиеся в органы народного образования местные буржуазные националисты и великодержавные шовинисты всячески тормозили развитие советской школы. Против широкого развития народного образования и подъема культурного уровня народных масс вели борьбу баи и реакционная часть мусульманского духовенства.
Но все эти препятствия постепенно устранялись при поддержке широких масс трудящихся. С каждым годом неуклонно расширялась сеть школ. В 1914 году в Туркестанском крае насчитывалось немногим более 500 начальных школ, в которых обучалось до 30 тысяч детей. В 1920 году в Советском Туркестане начальных школ насчитывалось более 2 тысяч, а число учащихся достигло 170 тысяч человек. Большинство учащихся были детьми трудящихся местных национальностей, которые раньше не имели доступа в школу. Почти за полвека господства царизма в Туркестане ежегодно в среднем открывалось до 10 школ, а Советской властью за первые три года, притом в условиях хозяйственной разрухи и гражданской войны, было открыто более 1500 школ. Кроме того, в 1920 году в Советском Туркестане работало около тысячи школ по ликвидации неграмотности, в которых обучалось 50 тысяч человек из местного населения.
Одновременно с развитием народного образования в широком масштабе происходила подготовка учительских кадров из местных национальностей. В 1920 году в 7 учительских институтах обучалось 1615 студентов. Кроме того, учительские кадры готовили десятки педагогических курсов. В 1920 году в Советском Туркестане имелись 2 педагогические школы, 37 различных педагогических курсов, на которых обучалось более 3,5 тысячи человек.
В дореволюционном Туркестане не имелось ни одного высшего учебного заведения. Сразу же после установления Советской власти, 21 апреля 1918 года, в Ташкенте был открыт первый в Средней Азии Туркестанский народный университет. Народный университет имел пять факультетов. Отделения университета были в Коканде, Андижане и Самарканде. Университет готовил специалистов различных отраслей народного хозяйства и культуры. В 1918/1919 учебном году в народном университете обучалось 1200, а в следующем году - 1470 студентов. 7 сентября 1920 года декретом Совнаркома РСФСР на базе народного университета был учрежден Туркестанский государственный университет. В 1920 году в нем обучалось более 2,5 тысячи студентов. Кроме этого были открыты Восточный институт, рабочий факультет и 14 школ партийных и советских работников.
Огромное внимание Коммунистическая партия и Советская власть уделяли печатной пропаганде и широкому продвижению книги в массы. Так, если до Октябрьской революции в Туркестане почти не было общедоступных культурных учреждений, то в 1920 году в крае работали уже 174 библиотеки, 172 читальни, 17 клубов, 176 красных чайхан. Закладывались основы для создания национальных театров. Для подготовки кадров театрального искусства в Ташкенте в 1920 году была создана театральная школа.
Большую помощь Туркестану в культурном строительстве оказала Российская Советская республика. В 1920 году Московский государственный университет направил в Ташкент целый поезд с научным оборудованием, книгами, учебными принадлежностями. Одновременно выехала группа преподавателей и научных работников.
Подъем культурного уровня народов Туркестана имел огромное значение для укрепления Советской власти в крае, способствуя повышению политической активности трудящихся.
Преодолевая огромные трудности, освобожденные Великим Октябрем народы Средней Азии с помощью русских рабочих и крестьян начали борьбу за ликвидацию своей экономической, политической и культурной отсталости, делая первые шаги к социализму. В совместной борьбе закладывался прочный фундамент дружбы между русским народом и народами Средней Азии.

2.
ЛИКВИДАЦИИ ПОСЛЕДНИХ ОЧАГОВ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ В ТУРКЕСТАНЕ. ПОБЕДА НАРОДНОЙ РЕВОЛЮЦИИ В БУХАРЕ.

Вся созидательная работа в Туркестане проходила в обстановке острой классовой борьбы. В некоторых районах эта борьба носила вооруженный характер, особенно в Фергане, где действовали басмачи. Басмачество представляло собой контрреволюционное буржуазно-националистическое движение, выразившееся в открытой вооруженной борьбе против Советской власти с целью восстановления в Средней Азии господства эксплуататорских классов и отрыва края от Советской России. Социальной базой басмачества были баи, манапы, духовенство, торговцы и предприниматели. Идеологами басмачества являлись буржуазные националисты. Басмачество широко поддерживалось иностранными империалистами, в особенности английскими, которые все еще не оставляли надежды ликвидировать Советскую власть в Средней Азии, чтобы тем самым ослабить растущее влияние Советской страны на народы колониальных и зависимых стран.
Басмачи, их идеологи и покровители изображали свою борьбу против Советской власти, как "национально-освободительную", облекая ее в форму "антирусского движения". В народе они разжигали национализм, вражду к русским. Путем террора, использования религиозных и националистических предрассудков враги пытались вовлечь в басмаческое движение широкие массы дехканства. Отряды басмачей нападали на мирное население, учиняли грабежи, убивали коммунистов, комсомольцев, работников советских органов, сельских и городских активистов. Басмачи получали широкую поддержку от эмира Бухары, который был марионеткой в руках англо-американских империалистов. Последние предприняли меры к установлению связей басмачей с русскими белогвардейцами. Так, например, из Кульджи, Кашгара и других мест английская разведка не раз посылала своих агентов в Семиречье, где они устанавливали связи с бывшими офицерами Анненкова, кулаками и баями, а также в Фергану, где они принимали участие в руководстве разными бандитскими шайками и подпольными белогвардейско-кулацкими организациями. Непосредственное руководство басмачами осуществляли английские разведчики - майор Бейли и консул Эссертон.
Басмачи не только не скрывали своей связи с иностранными империалистами, но всячески ее рекламировали. Так, один из организаторов басмачества, курбаши (главарь шайки) Ширмат-бек в воззвании "Ко всем нациям в Туркестанском крае" заявлял, что с целью уничтожения большевиков "иностранные державы в объединенном порядке совершают против них грозное наступление". Ширмат далее писал, что он получил известие о концентрации больших сил иностранных государств на границе Туркестана.
Пока Туркестан был отрезан врагами от центра страны, борьба с басмачеством носила недостаточно организованный характер. Главные силы Туркестанской республики были заняты на фронтах, а в городах и селениях Ферганской области оставались лишь незначительные гарнизоны. Партийные организации были слабы, население области переживало голод, железная дорога работала с перебоями. Пользуясь этим, басмачи сумели широко распространиться в Ферганской долине. Летом 1919 года один из крупных главарей басмаческого движения Мадамин-бек объединил различные мелкие шайки, сведя их в так называемую "мусульманскую народную армию". Мадамин-бек вел борьбу против Советской власти под флагом панисламизма, выставляя себя "защитником" национальных прав мусульманского населения от "произвола" большевиков.
Примерно в то же время в Ферганской долине, в районах Оша и Джалал-Абада, против Советской власти выступила так называемая "крестьянская армия" под руководством Монстрова. Вначале отряды, вошедшие в эту армию, предназначались для борьбы с басмаческими шайками, разорявшими русских крестьян. Но вскоре кулаки, белогвардейцы, меньшевики и эсеры при непосредственном участии английских агентов путем обмана спровоцировали измученных басмаческим разбоем крестьян-переселенцев на борьбу против Советской власти.
Классовая ненависть к Советской власти объединила басмачей и кулацко-белогвардейскую банду. 1 сентября 1919 года между Мадамин-беком и Монстровым был заключен договор о совместных действиях. Вовлеченная обманным путем в борьбу против Советской власти часть трудящегося крестьянства вскоре начала отходить от Монстрова. Этому во многом способствовала разъяснительная работа среди трудящихся, проводимая коммунистами и органами Советской власти. Только кулаки и различный деклассированный элемент продолжали совместно с басмачами разбойничьи набеги на города и селения Ферганы.
В начале сентября 1919 года объединенные силы Монстрова и Мадамин-бека захватили города Джалал-Абад и Ош. Красноармейцы и командиры ошского гарнизона героически сопротивлялись в течение полутора суток и только из-за предательства меньшевиков и эсеров, оказавшихся среди командиров гарнизона, вынуждены были сдаться. После занятия Оша противник развернул наступление на Андижан, Скобелев (Фергана) и Наманган. Особенно ожесточенные бои развернулись в районе Андижана. Они продолжались с 10 по 24 сентября. К 20 сентября 1919 года контрреволюционные силы численностью в 20 тысяч человек окружили город. В это же время в самом Андижане английской разведкой и буржуазными националистами был организован контрреволюционный заговор. Благодаря бдительности Чрезвычайной комиссии заговор своевременно был раскрыт. Коммунисты Андижана во главе с руководителем городской организации большевиков Г. М. Бильдиным мобилизовали трудящихся на защиту города. Вскоре на помощь андижанцам прибыл из Закаспия Казанский сводный полк под командованием А. П. Соколова и отряд во главе с М. В. Сафоновым. Соединенными усилиями защитников Андижана и прибывших частей удалось отогнать врага от города и нанести ему сокрушительный удар. 25 сентября осада Андижана была снята. Преследуя остатки разгромленной банды Мадамин-бека и Монстрова, советские войска 26 сентября освободили Ош, а 30 сентября Джалал-Абад.
Монстров и Мадамин-бек с остатками своей банды бежали в пограничную с Китаем крепость Гульча, где при содействии бывшего царского консула в Кашгарии Успенского и английской разведки образовали "временное правительство Ферганы". В состав этого "правительства" вошли Мадамин-бек, Монстров и Муханов - бывший генерал царской армии, командовавший гарнизоном крепости.
Английские империалисты оказали помощь Мадамин-беку оружием и деньгами. Кроме этого они сосредоточили свои войска на границе Китая с Советским Туркестаном, ожидая благоприятного момента для вторжения в Ферганскую долину. К концу 1919 года Мадамин-бек довел численность своей банды до 7 тысяч человек. Шайки басмачей снова начали совершать налеты на административно-политические центры и гарнизоны советских войск. Они жгли хлопковые заводы, уничтожали хлопок, разрушали железную дорогу, поджигали населенные пункты, терроризировали население, отнимая у него скот и продовольствие, убивали партийных и советских работников. В результате грабительских набегов басмачей хозяйственная жизнь Ферганской долины была парализована.
Весной 1920 года правительство Советского Туркестана и командование Туркестанского фронта приняли решение усилить борьбу против басмачей и добиться их ликвидации. С этой целью в конце мая 1920 года Фергана была разделена на районы, к каждому из них были прикомандированы определенные воинские части. Постоянную охрану районов несли мобилизованные коммунисты и члены профсоюзов. В основном же ликвидация басмачества в Фергане была возложена на 2-ю Туркестанскую дивизию, которой командовал до середины 1920 года Н. А. Веревкин-Рохальский, а затем Д. Е. Коновалов. По мере ликвидации очагов контрреволюции в Закаспии, Семиречье и в других местах в Фергану направлялись новые воинские части, в составе которых было много австрийцев, венгров, китайцев, сербов, словаков и чехов. Среди командиров и комиссаров частей, сражавшихся против басмачей, отличились Ю. Ибрагимов, В. Г. Клементьев, М. Ма Сан-чи, Я. Г. Мелькумов, А. П. Соколов, Я. Д. Чанышев, К. П. Ушаков, а также коммунист чех Э. Ф. Кужелло, командовавший кавалерийской бригадой. В Фергану для непосредственного руководства военными действиями против басмачей приезжал командующий Туркестанским фронтом М. В. Фрунзе.
Организуя разгром басмачей, командование Туркестанского фронта разработало четкий план боевых действий. Было решено занять сильными гарнизонами наиболее крупные селения Ферганы, одновременно создать крупные отряды и летучие колонны для уничтожения шаек. Командование фронтом требовало от войск проявлять в борьбе с басмачами твердость и решительность, прекратить переговоры с главарями шаек и широко оповещать население о бесчинствах басмачей. С целью усиления войск, выделенных для ликвидации басмачества, в Фергане была проведена мобилизация в армию местного населения.
В мае 1920 года Реввоенсовет Туркестанского фронта обратился к населению Ферганской долины с воззванием, в котором объявил, что Советская власть приняла твердое решение вести беспощадную борьбу с басмачеством, и призвал трудящихся мусульман "прийти как один человек на помощь власти по искоренению басмачества".
Обращение, напечатанное в 20 тысячах экземпляров на местных языках, было широко распространено среди населения и получило горячий отклик трудящихся Ферганы. Мобилизация, несмотря на угрозы басмачей уничтожать семьи мобилизованных, прошла успешно. Вместо 9350 человек, намеченных по плану, на сборные пункты явились 11 475 человек.
Мобилизация подорвала влияние басмачей на население. Авторитет Советской власти еще более возрос, Красная Армия получила крепкое пополнение. Из местного населения в Фергане было создано несколько кавалерийских частей.
Сосредоточив в Фергане необходимое количество войск, командование Туркестанского фронта приступило к широким операциям против басмаческих банд.
Войскам Советского Туркестана еще в январе - феврале 1920 года удалось очистить от басмачей значительную часть территории Ферганской долины. 17 января советские войска нанесли сокрушительный удар по остаткам "крестьянской армии". Ее главарь Монстров сдался на милость Советской власти. 31 января прекратили сопротивление отряды Махкам-хаджи и Акбар-Али в составе 600 вооруженных и 2 тысяч безоружных басмачей. 2 февраля их примеру последовали басмачи из банды курбаши Парпи. В конце февраля - начале марта красноармейские части нанесли сокрушительный удар многочисленной банде Мадамин-бека. Сам Мадамин-бек сдался в плен.
Теперь отряды басмачей действовали разрозненно, скрываясь в горах и труднодоступных глухих районах. Необычайная подвижность противника, превосходное знание им местности делали борьбу с басмачеством крайне сложной. Однако советские войска, преодолевая трудности, шаг за шагом очищали территорию Ферганы. В борьбе с басмачами небольшим гарнизонам ряда селений и городов приходилось выдерживать длительную осаду. Так, в январе 1921 года шайка Аман-Палвана численностью до 2 тысяч человек окружила кишлак Кассам. В течение суток, до подхода подкрепления, гарнизон кишлака в составе 41 бойца при одном пулемете героически отражал атаки басмачей. В результате этого боя противник потерял много убитыми и несколько десятков ранеными. Так же стойко выдержал осаду гарнизон кишлака Пишкаран. Здесь отличились 8-я рота 13-го стрелкового полка под командованием Бреславцева и разведчики во главе с командиром батальона Тереховым, погибшим в схватке с басмачами.
Пример железной стойкости показала одна из рот 1-го Казанского полка при защите кишлака Исфара. Шайка басмачей, превышавшая в двадцать раз число защитников, более суток держала кишлак в осаде и не могла взять его. Тогда басмачи открыли шлюзы арыков и затопили стоявший в низине кишлак. Но и это не сломило воли защитников. По грудь в воде пулеметчики, поставив на плечи товарищей пулемет, продолжали разить врага. Герои продержались до подхода подкреплений.
Самоотверженно сражались против басмачей части, сформированные из местного населения. Исключительное мужество и стойкость проявил в боях Казахский кавалерийский дивизион. За успехи в борьбе с басмачеством он был награжден орденом Красного Знамени. Командирами отрядов и подразделений Красной Армии, успешно боровшихся с басмачами, были многие местные жители - рабочие и дехкане, хорошо знавшие условия войны в горах. Среди них выделялись М. Абдуллаев, М. Алиев, С. Арипбаев, И. Ахумов, Б. Бактияров, Д. Закиров, С. Икрамов, А. Мадрахимбаев, А. Мадьяров, Д. Маткабулов, И. Мусабаев, М. Парпибаев, А. Сабиров, К. Тюракулов, X. Усманов, Ю. Усманов, Б. Усманходжаев, М. Ходжаев, М. Холикулов и многие другие. В боях с басмачами особенно отличились Ю. Ахунбабаев и неустрашимый разведчик 2-й Отдельной кавалерийской бригады X. Турсункулов (ныне трижды Герой Социалистического Труда). В представлении о награждении X. Турсункулова орденом Красного Знамени командование бригады писало, что он в бою с бандой курбаши Курширмата под кишлаком Сох "один из первых бросился на шайку и взял пулемет "Максим" и тем подал пример красноармейцам".
Одновременно с военными мерами Коммунистическая партия Туркестана и Турккомиссия ВЦИК и СНК провели мероприятия экономического характера, которые облегчали положение населения, пострадавшего от басмачей. Была открыта граница с Китаем для свободного пропуска хлеба и скота. Реввоенсовет Туркестанского фронта обратился к правительству РСФСР с просьбой об ассигновании средств на закупку за границей скота для раздачи крестьянскому населению районов, разоренных басмачами, а также о предоставлении правительством РСФСР кредита на закупку 5 тысяч пудов семенного зерна. Правительство РСФСР удовлетворило эту просьбу, и крестьяне Ферганы получили семенное зерно в кредит. Кроме того, было снижено государственное обложение дехкан, причем жители сильно пострадавших районов были совершенно освобождены от налогов. На восстановление разрушенных набегами басмачей ирригационной системы и хозяйств хлопкоробов Ферганы правительство РСФСР ассигновало 150 миллионов рублей. Для обработки полей хлопкоробов, которые не имели тягловой силы, использовались лошади советских учреждений и конных отрядов. Для ремонта сельскохозяйственных машин и орудий из Ташкента в Фергану был направлен вагон-мастерская. 14 июля 1920 года Пленум ЦК Коммунистической партии Туркестана принял решение создать особые комиссии для оказания экономической помощи населению, пострадавшему от басмачей. В это же время Реввоенсовет Туркестанского фронта организовал при Ферганском областном военном комиссариате продовольственную базу, откуда рабочие и дехкане получали помощь продуктами питания. Реввоенсовет Туркестанского фронта принял специальное решение об установлении особого продовольственного пайка рабочим, занятым в шахтах.
В связи с резким сокращением посевных площадей и ухудшением экономического положения дехкан, вызванными басмаческими набегами, все продовольственное дело в Фергане было передано в ведение продовольственных органов Туркестанского фронта.
Партийные и советские органы области провели среди населения огромную организационную и политико-разъяснительную работу. По всей области создавались сельские и волостные Советы, комитеты бедноты, союзы "Кошчи". Всего было организовано 167 сельских и волостных Советов, 27 партийных ячеек в частях и 63 - в районах области, 6 комитетов бедноты. Было проведено 340 митингов, на которых присутствовало более 240 тысяч человек.
Решающее значение для успеха борьбы против басмачей имело активное участие в ней широких масс трудящихся Ферганы, а также партийных и профсоюзных организаций, создававших повсеместно дружины самообороны. 12 августа областной съезд коммунистической организации Ферганы принял резолюцию об усилении вооруженной борьбы с басмачами, баями, русскими кулаками. На борьбу с басмачеством было мобилизовано более 3 тысяч партийных работников области.
Все эти и другие политические и экономические мероприятия, проведенные Коммунистической партией Туркестана, Турккомиссией и Реввоенсоветом Туркестанского фронта, способствовали росту авторитета Советской власти среди трудящихся. Население Ферганы стало активно участвовать в строительстве и укреплении Советов в городах и кишлаках и в борьбе против басмачей.
Опираясь на поддержку широких масс трудящихся, Советская власть приняла решительные меры для ликвидации басмачества. 16 августа в Фергане было объявлено военное положение. Через некоторое время советские войска нанесли сокрушительный удар объединенному отряду Хал-хаджи в районе Узгеня (Узген). Остатки этого отряда в октябре во время перехода через горный перевал попали под снежный обвал. Здесь погибли глава отряда Хал-Ходжа, четверо его помощников и более 40 басмачей. В январе 1921 года было нанесено решительное поражение отряду Курширмата. Посланный в погоню за ним советский кавалерийский отряд с 21 по 31 января неотступно преследовал шайку, навязывая ей бои, в которых басмачи потеряли более 200 человек убитыми и пленными. В марте 1921 года была разгромлена шайка другого курбаши - Ислам-кула.
Действия контрреволюции не ограничивались бандитскими налетами басмачей. Летом 1920 года произошло открытое выступление контрреволюционеров в Семиречье. Здесь ядро антисоветских сил составляли русские кулаки-колонизаторы, которых поддерживали баи, манапы и буржуазные националисты. Организаторы мятежа - бывшие офицеры и эсеры - были связаны с белогвардейскими бандами Анненкова и Дутова, действовавшими на территории китайской провинции Синьцзян. Сознавая безнадежность открытой борьбы против Советской власти, кулацко-белогвардейские вожаки выступили с демагогическим лозунгом: "Советская власть без коммунистов". Они стремились обмануть отсталых, плохо разбиравшихся в политике крестьян и солдат, выдавая себя за поборников "свободной народной" власти.
Большая засоренность частей Красной Армии в Семиречье кулаками и деклассированными элементами и наличие в них местнических настроений помогли организаторам антисоветской борьбы втянуть в июне 1920 года значительную часть гарнизона города Верного (Алма-Ата) в контрреволюционный белогвардейско-кулацкий мятеж. Непосредственным поводом для мятежа послужил приказ по войскам Туркестанского фронта от 2 июня 1920 года о переброске в Фергану некоторых частей 3-й Туркестанской дивизии, расположенных в Верном, для борьбы с басмачеством. Мятеж начался в ночь на 12 июня. Мятежников возглавил так называемый боевой совет, состоявший из белогвардейских агентов, эсеров и кулаков. 12 июня мятежники захватили крепость в Верном. К крепости, где были собраны главные силы мятежников, со всего Семиречья потянулись кулаки и бандиты.
Военный совет 3-й Туркестанской дивизии (командир И. П. Белов, комиссар - уполномоченный Реввоенсовета Туркестанского фронта Д. А. Фурманов) и Семиреченский обком не располагали воинской силой для подавления мятежа. Надежные красноармейские подразделения находились на значительном расстоянии от Верного, в северной части области. Помощь из других мест республики могла прийти не сразу. М. В. Фрунзе предложил план подавления мятежа: начать с мятежниками переговоры, чтобы выиграть время, подтягивая одновременно к Верному революционные воинские части. Было решено при переговорах пойти на временные уступки, чтобы разложить ряды мятежников, изолировать белогвардейскую верхушку от красноармейских масс и парализовать ее влияние. Это был наиболее целесообразный план в создавшейся обстановке. М. В. Фрунзе телеграфировал о своем решении в Москву. ЦК РКП(б) одобрил его решение.
Коммунисты гарнизона Верного, собравшись на совещание, постановили во что бы то ни стало предотвратить кровопролитие и выполнить приказ командования о переброске частей 3-й дивизии в Фергану на борьбу с басмачеством. На этом совещании 15 коммунистов во главе с Д. А. Фурмановым поклялись не покидать своих постов и вырвать пятитысячную несознательную массу мятежников из-под влияния кулаков и офицеров - организаторов мятежа. Одновременно против мятежников выступили коммунисты городской партийной организации и областной Военный комиссариат во главе с Б. Шегабутдиновым. Семь дней и ночей длились переговоры в мятежной крепости. Делегацию Военного совета возглавлял Д. А. Фурманов. Делегаты обратились к обманутой агентами контрреволюции мятежной толпе с предложением прекратить антисоветское выступление. Делегаты-коммунисты держались уверенно, как представители высшей власти, у которой за спиной была сила. Они не тушевались, не заискивали, а твердо и прямо говорили правду, пытаясь расслоить толпу, изолировать идейных вдохновителей мятежа. Организаторы мятежа арестовали делегацию Военного совета и бросили ее в тюрьму.
"Когда не помогают никакие меры и средства, - писал Фурманов в своем дневнике, ожидая казни в тюремной камере, - все испытано, все отведано и все - безуспешно - сойди с трибуны, с бочки, с ящика, все равно с чего, - сойди так же смело, как вошел сюда. Если быть концу, - значит надо его взять таким, как лучше нельзя. Погибая под кулаками и прикладами, помирай агитационно. Так умри, чтобы и от смерти твоей была польза".
Фурманову и его товарищам удалось избежать расправы. Ночью, когда главари мятежа перепились, красноармейцы из штаба дивизии с помощью нескольких раскаявшихся мятежников проникли в крепость и освободили своих делегатов. Фурманов и Белов выехали навстречу подходившему к Верному 4-му кавалерийскому полку с бронемашинами отряда особого назначения. Проделанная коммунистами работа дала свои результаты. Мятеж был бескровно ликвидирован. 3-я дивизия, очистившись от контрреволюционных элементов, через несколько дней выступила в Фергану.
Осенью 1920 года в Семиречье произошло еще одно выступление против Советской власти, организованное агентами белогвардейской эмиграции. 7 ноября белогвардейцы во главе с бывшим царским офицером Кирьяновым и членами подпольной контрреволюционной организации разоружили находившиеся в Нарыне красноармейские части и захватили власть в городе. Но части Красной Армии, опираясь на поддержку подавляющего большинства населения уезда, быстро ликвидировали мятеж. 20 ноября в Нарыне была восстановлена Советская власть. Активную роль в разгроме контрреволюционных банд и укреплении Советской власти в Семиречье сыграли Ю. Бабаев, Д. Барибаев, У. Джандосов, А. Розыбакиев, Т. Утепов.
Последним оплотом иностранных империалистов в Средней Азии оставалась Бухара - феодальное государство со средневековыми порядками. Во главе его стоял ненавистный народу эмир, органы государственного управления находились целиком в руках феодалов и чиновников. Хитрый жестокий эмир Сеид Алим-хан проводил политику, отвечавшую интересам реакционного духовенства и крупных феодалов, нещадно эксплуатировавших народ. Трудящиеся вынуждены были выплачивать 86 разных налогов. В Бухаре не существовало ни народного здравоохранения, ни народного образования.
Победа Советской власти и связанные с нею преобразования в Туркестане были с сочувствием встречены трудящимися Бухары и оказали на них сильное революционизирующее влияние. Большое значение для подъема революционного движения в Бухаре имело также установление Советской власти в русских поселениях, расположенных на территории ханства, - Новая Бухара (Каган), Новый Чарджуй (Чарджоу), Термез (Керки).
Беки, баи, муллы и контрреволюционная часть торговой буржуазии встретили установление Советской власти в Средней Азии с нескрываемой ненавистью.
Эмирская Бухара объединила вокруг себя значительное количество антисоветских сил всей Средней Азии и с помощью иностранных империалистов готовилась к выступлению против Советской власти в Туркестане. М. В. Фрунзе докладывал в начале августа главкому: "Бухара... ныне становится в явно враждебные к нам отношения и откровенно бряцает оружием".
Турккомиссия ВЦИК и СНК прилагала большие усилия, чтобы между Туркестанской республикой и эмирской Бухарой установить добрососедские отношения. Раскрывая существо политики Советского правительства в отношении Бухары, М. В. Фрунзе в сентябре 1920 года подчеркивал: "После соединения с центром и приезда представителей партии и ВЦИК на Бухару было обращено серьезное внимание.., и несмотря на то, что существование черносотенной, деспотической Бухары было язвой на советском теле, приходилось жить мирно, несмотря на то, что со стороны Бухары часто были попытки сорвать мир и начать войну".
Антанта и в первую очередь англо-американские империалисты, предпринимая в 1920 году новый антисоветский военный поход, всячески стремились сколотить союз Бухары, Персии и Афганистана и натравить его на Советскую страну для того, чтобы отвлечь часть сил Красной Армии с Западного фронта. Агенты Антанты заполнили Бухару. Большую активность здесь развили английский майор Бейли и бежавший из Ташкента авантюрист Осипов, возглавлявший в январе 1919 года контрреволюционный мятеж в Ташкенте.
Провоцируемый английскими резидентами бухарский эмир начал готовить открытое военное выступление против Советского Туркестана. В течение короткого времени по его приказанию были проведены одна за другой четыре мобилизации. За 1919 год английские империалисты прислали эмиру два каравана из 600 и 200 верблюдов с грузом винтовок, патронов и другого военного имущества. Английские и турецкие офицеры обучали мобилизованных. При содействии англичан в Бухаре были созданы мастерские по ремонту оружия и изготовлению снаряжения. В январе 1920 года из Мешхеда англичане направили в Бухару 1200 винтовок, 12 пулеметов, 4 скорострельные пушки, большое количество патронов и снарядов. Отсюда же в Бухару были командированы три русских офицера английской службы с официальным письмом, предостерегавшим эмира от заключения договора с Советской Россией. Эмиру была обещана дополнительная помощь в случае активного выступления против Советской власти. Начальник британской миссии в Персии генерал Маллесон и английский генеральный консул в Кашгаре подполковник Эссертон приняли меры по координации действий басмаческих шаек Ферганы и Хивы с выступлением семиреченского кулачества и эмира бухарского. Они же побудили афганские реакционные круги обратиться к правителям Бухары, Хивы и главарям ферганских басмачей с предложением создать среднеазиатскую конфедерацию с центром в Кабуле.
Английские империалисты, не скупясь на деньги, развернули широкую антисоветскую пропаганду через печатные органы, выходившие в Персии и Афганистане. Под воздействием английских резидентов произошло дальнейшее сближение эмирской Бухары с реакционными элементами Афганистана и Персии.
Таким образом, эмирская Бухара при поддержке и под руководством империалистов Англии готовилась к войне с Советской страной. Подготовка к войне ложилась тяжелым бременем на трудящиеся массы, стремившиеся к миру и свободе. Антинародная и антинациональная политика реакционных правящих классов Бухары способствовала дальнейшему революционизированию масс. Среди них росла решимость сбросить власть эмира и создать в Бухаре народное правительство. Эти настроения трудящихся Бухары наиболее ярко отразились в письме 1500 дехкан на имя ЦК Коммунистической партии Бухары летом 1920 года.
"То, что эмир проделывает со своими беззащитными гражданами, - говорилось в этом письме, - никогда даже враги не смели делать с побежденными. Эмир отнимает у граждан произвольно не одно имущество, но и жен и невинных дочерей, он не щадит и мальчиков, которых отдает в бачи.
Для собирания налогов амлякдары (чиновники. - Ред.) заставляют бедняков продавать жен и дочерей, чтобы расплатиться со сборщиками податей и пошлин. Эти репрессии принимают ужасный и массовый характер.
Но мало того, эмир в данное время подготовляет для неизвестных нам целей войну с Советской Россией под руководством английских империалистов. Война для нас вовсе нежелательна, ибо мы не знаем другого врага, кроме эмира и его правительства...
Переворот в России открыл перед нами новые горизонты. Мы увидели возможность борьбы с кровавым деспотизмом. Но наши угнетатели сумели быстро заменить ушедший безвозвратно деспотизм царей поддержкой английских империалистов, дающей им в руки новые выигрышные козыри против бедноты.
Поэтому мы были очень рады видеть, как российский пролетариат взял власть в свои руки. Если угнетатели нашего народа сумели крепко объединиться для нашего порабощения, то и мы, угнетенные, должны сплотиться вокруг российского пролетариата для борьбы с деспотизмом".
Революционную борьбу трудящихся возглавила Коммунистическая партия Бухары, которая была создана осенью 1918 года. Одними из ее первых организаторов и руководителей являлись М. Абдусамадов, А. Алиев, X. Алиев, П. Г. Полторацкий, Н. Хусаинов, А. Якубов и другие. К августу 1920 года в 43 первичных организациях Бухары было уже около 5 тысяч коммунистов.
В 1920 году в Коммунистической партии Бухары была проведена серьезная работа по организационному укреплению партийных рядов. Этому способствовали мероприятия, намеченные ее Центральным Комитетом в циркулярном письме от 16 июля 1920 года "Ко всем отделениям и товарищам на местах". В письме указывалось, что все работники партии переходят в распоряжение ЦК и назначаются на соответствующие места по усмотрению последнего, а все постановления и распоряжения партийной организации должны срочно и неуклонно проводиться в жизнь.
Важное значение для усиления революционного движения в Бухаре имел выход в свет в конце июня 1920 года газеты "Кутулыш" ("Освобождение") - органа ЦК БКП. Газета издавалась на узбекском и таджикском языках и распространялась среди населения Бухары. В ней печатались материалы, разоблачающие контрреволюционную политику эмира и его хозяев - иностранных империалистов.
Большую работу среди населения Бухары вела Чарджуйская коммунистическая организация. Вокруг Чарджуйского комитета объединялись туркменские и узбекские батраки, бедняки, рабочие местных предприятий.
Коммунистическая партия Бухары обратилась к населению с воззванием, призывая не платить эмиру налогов и повести активную борьбу против феодального гнета.
Призыв коммунистов был услышан.
Участились случаи массового уклонения дехкан от уплаты налогов. Движение охватило целые районы Бухары. Дехкане Вабкента, Янги-Базара, Чарджуя, туркменских районов поголовно отказывались от уплаты налогов эмиру. Под влиянием агитации коммунистов эмирские солдаты стали переходить на сторону Советской власти.
Под руководством коммунистов повсеместно организовывались боевые дружины. Общая численность вооруженных дружин и отрядов бухарских коммунистов к 1 мая 1920 года достигла 2 тысяч человек. В июле-августе число боевых отрядов красных добровольцев, созданных Коммунистической партией Бухары, значительно увеличилось. К этому времени в распоряжении Центрального Комитета находились: Восточный мусульманский полк в Самарканде численностью более 2 тысяч человек; Чарджуйский отряд, насчитывавший 660 человек, среди которых было 165 бойцов коммунистической дружины. К началу революции организованные вооруженные силы народа составляли приблизительно 5 тысяч человек, находившихся как внутри самой Бухары, так и в районах Советского Туркестана, граничивших с эмиратом.
В блоке с коммунистами вела борьбу против эмира младобухарская партия - партия бухарской национальной буржуазии. 29 июля 1920 года ЦК РКП(б) признал необходимым оказать ей содействие в революционной борьбе.
Вопрос об отношении к партии младобухарцев был обстоятельно обсужден на заседании Турккомиссии 1 и 3 августа с участием всего состава Исполнительного бюро Совета интернациональной пропаганды на Востоке. На это заседание были также приглашены представители бухарских коммунистов и партии младобухарцев. Последние 6 августа письменно подтвердили, что партия младобухарцев обязуется не вести никакой партийной борьбы против бухарских коммунистов, а действовать в контакте с ними для достижения общей цели - свержения эмира.
В августе 1920 года в Чарджуе был созван IV съезд Коммунистической партии Бухары. Всесторонне проанализировав положение в Бухаре, съезд нацелил партию на подготовку вооруженного восстания трудящихся с целью свержения эмира.
В соответствии с указаниями ЦК РКП(б), IV съезд Коммунистической партии Бухары признал необходимым создать временный блок с младобухарцами на началах признания ими требования Коммунистической партии об установлении после свержения эмира власти трудящихся в форме Советов. Это решение было направлено на объединение всех революционно-демократических сил в Бухаре в интересах проведения антиимпериалистической и антифеодальной революции. Бухарские коммунисты следовали указаниям В. И. Ленина о том, что в борьбе с сильным врагом трудящимся необходимо умело использовать всякую "трещину" в лагере эксплуататорских классов, привлекать на свою сторону союзников, пусть даже временных и шатких. При этом, как всегда подчеркивал В. И. Ленин, такие блоки целесообразны только тогда и постольку, когда и поскольку они служат усилению фронта революции и ослаблению ее врагов. Установление временного блока бухарских коммунистов с младобухарцами способствовало ускорению подготовки и победы народной революции в Бухаре.
У трудящихся Бухары не было достаточно сил для того, чтобы самостоятельно справиться с эмирской властью, опиравшейся на прямую поддержку англо-американских империалистов. Боевые коммунистические дружины и краснобухарские части были еще слишком малочисленны, чтобы нанести решительное поражение эмирским войскам. Вопрос о помощи бухарскому народу в свержении эмирата обсуждался на заседании Турккомиссии совместно с представителями Бухарской коммунистической партии 25 августа. Турккомиссия решила оказать помощь трудящимся Бухары.
По призыву коммунистов и младобухарцев трудящиеся Бухары подняли вооруженное восстание. Оно началось 28 августа 1920 года в Сахар-Базаре.
Утром 29 августа повстанческие революционные отряды вступили без боя в Старый Чарджуй. Бек вместе с остатками своих войск бежал в Старую Бухару. Накануне в Чарджуе был избран Ревком. В обращении к трудящимся Бухары Ревком писал:
"Братья! Наступил час расплаты. Многострадальный бухарский народ, так долго страдавший под гнетом эмира, беков и их приспешников, наконец, восстал.
Довольно кровавых расправ, довольно ненасытных поборов и издевательств! Трудящиеся Бухары лучше справятся со своими делами, чем старое проклятое правительство эмира, отнимавшее у народа землю, сосавшее его кровь и разорявшее его солдатчиной".
Ревком провозгласил отмену эмирских налогов и телесных наказаний и объявил все земли эмира и других феодалов всенародным достоянием, подлежащим распределению между безземельными и беднейшими дехканами. Ревком призвал народ к борьбе против сторонников старого строя и созданию отрядов бухарской Красной Армии.
Вслед за революционным выступлением трудящихся Чарджуя начались восстания в Шахрисябзе, Кермине и других районах Бухары.
28 августа М. В. Фрунзе дал приказ частям Красной Армии о переходе в наступление на контрреволюционные силы эмирской Бухары. В приказе говорилось:
"В ряде местностей Бухары вспыхнуло революционное движение. Настал час решительной схватки подавленных и порабощенных трудящихся масс Бухары с кровожадным правительством эмира и беков. Полки нарождающейся бухарской Красной Армии двинулись на помощь родному народу. Красные полки рабоче-крестьянской России обязаны стать подле них.
Приказываю всей нашей вооруженной мощью прийти на помощь бухарскому народу в этот час решения.
Командиры, комиссары! На вас смотрит сейчас вся Советская Россия и ожидает от каждого исполнения его революционного долга!"
В августе 1920 года войска эмира состояли из регулярной армии численностью немногим более 16 тысяч штыков и сабель с 23 легкими орудиями и 12 пулеметами и отрядов областных правителей (беков), насчитывавших 27 тысяч штыков и сабель. Вместе с отрядами беков эмир располагал армией в 43 тысячи человек. Командование Туркестанского фронта в это время смогло выделить на Бухарский фронт не более 6-7 тысяч штыков и примерно 2,5 тысячи сабель, 35 легких, 5 тяжелых орудий, 5 бронепоездов, 11 самолетов и несколько бронеавтомобилей. У бухарских повстанцев было 5 тысяч штыков и 2 тысячи сабель.
К началу боевых действий регулярная армия эмира находилась в районе города Старая Бухара, а войска беков - в районе Шахрисябза, прикрывая перевал Тахта-Карача.
Советские войска и повстанцы были сосредоточены вокруг Старой Бухары и в районе Нового Чарджуя таким образом, что еще до начала военных действий армия эмира оказалась в положении стратегического окружения. Накануне бухарской операции по указанию М. В. Фрунзе для командиров и политработников фронта был прочитан цикл лекций о Бухаре - ее экономике, географическом положении, об особенностях жизни и быта местного населения, о театре военных действий и другие.
Вечером 29 августа советские войска перешли в наступление на Старую Бухару. Колонну, непосредственно штурмовавшую крепость, возглавлял командир отряда особого назначения В. Г. Клементьев. К ночи атакующие подошли вплотную к стенам города-крепости. 30 августа М. В. Фрунзе отдал приказ о занятии Старой Бухары. Борьба у стен города, имевших высоту 10 и толщину до 5 метров, продолжалась в течение двух дней. Общий штурм начался утром 1 сентября.
Жестокий бой произошел у восточных, Каршинских ворот крепости. В 5 часов 30 минут утра 1 сентября здесь после подкопа под крепостную стену был произведен мощный взрыв. В проход, образованный взрывом, под прикрытием броневика ринулись бойцы отряда особого назначения. Командир отряда Клементьев под ураганным огнем противника первым бросился к воротам крепости. Увлеченный примером своего командира, отряд овладел воротами и обеспечил успех всей операции. Командир отряда, несмотря на четырехкратное ранение, до конца боя оставался в строю. За мужество и доблесть, проявленные при штурме Старой Бухары, В. Г. Клементьев, а также комиссар отряда П. И. Шарапов были награждены орденом Красного Знамени.
Оправившись от неожиданности, противник подготовился к отпору и встретил штурмующих сильным огнем. Броневик был подбит и остановился. В эту критическую минуту водитель В. Богданов выскочил из броневика, схватил у убитого красноармейца винтовку и с криком "За Советскую власть, ура!" бросился в атаку, увлекая за собой красноармейцев. Богданов упал, сраженный пулей, но его героизм вызвал боевой порыв, который решил дело. Советские бойцы ворвались в крепость и двинулись в центр - ко дворцу эмира.
За подвиги в этом бою 53-й Туркестанский автоброневой отряд был награжден почетным Красным знаменем. В приказе о его награждении Реввоенсовет Республики писал:
"С 29 августа по 2 сентября 1920 года 53-й автоброневой отряд, под командой командира отряда тов. Ландина, действуя в боевых операциях против бухарских войск эмира и штурме крепости-города Старой Бухары, отличался стойкостью и беззаветной храбростью. Названный отряд особенно отличился 1 сентября, когда бронемашины подкатывались под самые стены крепости, где отряд ураганным огнем из орудия и пулеметов обстреливал неприятеля в упор в ворота и бойницы, чем не давал возможности неприятелю перейти в контратаку, прикрыл выезд тяжелой батареи на передовую позицию и значительно облегчил подход к крепости нашим стрелковым частям, назначенным для штурма таковой. Данная 53-му отряду боевая задача была разрешена отлично. Гор. Старая Бухара был взят".
Одними из первых в крепость Старую Бухару ворвались бойцы кавалерийского полка - узбеки. Этим полком командовал выпускник Московских кавалерийских курсов В. Обухов. После боя командующий фронтом М. В. Фрунзе наградил В. Обухова своей личной шашкой и боевым конем.
В боях против контрреволюционных сил в Бухаре храбро сражались узбеки и туркмены, таджики и киргизы, казахи и татары, башкиры и чуваши в составе 1-го Туркменского кавалерийского и 1-го отдельного Восточного полков. Восточный полк пошел в атаку на дворец эмира под сильным артиллерийским и пулеметным огнем. Командир полка Борджанов за личную доблесть и мужество был награжден почетным революционным оружием. В полку служили и женщины-узбечки. Они вели себя так же храбро, как остальные бойцы. Медицинские сестры Хусаиновы, например, за геройское поведение во время боев были награждены золотыми часами.
2 сентября М. В. Фрунзе телеграфировал В. И. Ленину:
"Крепость Старая Бухара взята сегодня штурмом соединенными усилиями красных бухарских и наших частей. Пал последний оплот бухарского мракобесия и черносотенства. Над Регистаном победно развевается красное знамя мировой революции".
Бухарский ревком после освобождения Бухары обратился с воззванием к народу, в котором благодарил правительство РСФСР за помощь в борьбе против эмира. Трудящиеся массы Бухары в знак глубокой благодарности Красной Армии за помощь в освобождении от тирании вручили М. В. Фрунзе золотое оружие - саблю с надписью на узбекском языке:
"Дана в знак благодарности от имени бухарского революционного народа за активное участие в бухарской революции".
Вслед за Бухарой революционные силы вместе с советскими войсками освободили другие населенные пункты эмирата. Пытаясь задушить революцию, эмир обратился к Англии с просьбой включить Бухару в состав Британской империи. Но никакие силы уже не могли спасти тиранию. Народная революция в Бухаре победила.
6 октября 1920 года собрался I Всебухарский курултай (съезд) народных представителей. В его работе принял участие В. В. Куйбышев, назначенный полномочным представителем РСФСР в Бухаре. Курултай послал приветственную телеграмму ЦК РКП(б) и правительству РСФСР. Съезд объявил Бухару независимой Бухарской Народной Советской Республикой, которая учреждалась на основе свободного союза всех входящих в ее состав племен и народностей. На съезде были избраны верховные органы власти: Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Назиров (комиссаров) Бухарской Народной Советской Республики.
В Бухарской республике сразу же было провозглашено равноправие национальностей, отменены бесчисленные налоги и поборы, установленные эмиром и беками.
Бухара была провозглашена не социалистической, а народной советской республикой. Революция, совершившаяся здесь, носила антифеодальный и антиимпериалистический характер. Она была направлена в первую очередь против крупного землевладения, крепостничества и деспотического строя. Здесь, указывал В. И. Ленин, сначала нужно было покончить с остатками феодально-патриархальных отношений в экономике и политической надстройке и разрешить "задачу борьбы не против капитала, а против средневековых остатков".
Главной движущей силой революции 1920 года в Бухаре, так же как и в Хиве, были широкие народные массы, в первую очередь трудовое дехканство, руководимое Коммунистической партией Бухары.
По своему характеру революция в Бухаре являлась народно-демократической. Ее победа привела к установлению революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства в форме народной советской республики, которая была переходной к социалистической советской республике.
Для непосредственного строительства социализма в Бухаре не было еще ни экономических, ни политических условий. Поэтому Коммунистическая партия, руководившая революцией и имевшая решающее влияние в центральных органах власти, временно отказалась от немедленного проведения в жизнь всех социалистических мероприятий, так как это было бы искусственным насаждением строя, не соответствующего объективным условиям Бухары. Лишь в дальнейшем, после проведения революционных экономических и политических преобразований и роста классового самосознания народных масс, Бухара, при братской помощи великого русского народа, получила возможность приступить к социалистическому строительству, минуя капиталистическую стадию развития.
Такой путь к социализму для отсталых стран Востока был намечен В. И. Лениным. Выступая с докладом по национальному и колониальному вопросам на II конгрессе Коминтерна 26 июля 1920 года, В. И. Ленин говорил:
"...С помощью пролетариата передовых стран отсталые страны могут перейти к советскому строю и через определенные ступени развития - к коммунизму, минуя капиталистическую стадию развития".
4 марта 1921 года между РСФСР и Бухарской Народной Советской Республикой были заключены союзный договор и экономическое соглашение. В союзном договоре указывалось, что РСФСР признает полную самостоятельность и независимость Бухарской Народной Советской Республики. РСФСР отказалась от всех кабальных соглашений, навязанных Бухаре русским царизмом.
В соответствии с союзным договором и экономическим соглашением правительство РСФСР оказало Бухарской Народной Советской Республике огромную бескорыстную военно-политическую, производственно-техническую и культурную помощь.
Победа народной революции в Бухаре явилась новым торжеством национальной политики Коммунистической партии. Она открыла народам, населявшим бывший Бухарский эмират, путь к свободному национальному развитию на основе советского строя. Трудящиеся Бухары с помощью Красной Армии ликвидировали важнейший и последний оплот англо-американских интервентов и буржуазно-националистической контрреволюции в Средней Азии. Авантюристический план англо-американских империалистов, рассчитанный на отрыв Туркестана от РСФСР и превращение его в колонию, потерпел полный провал. Победа народной революции в Бухаре, одержанная при помощи Красной Армии, подняла еще больше авторитет Советской власти среди народов всего Востока.
Однако Советская власть не сразу утвердилась на территории всей Бухарской республики. Свергнутый эмир вместе со своими приближенными и отрядом личной охраны численностью около 1000 человек бежал в труднодоступные горные районы Восточной Бухары. Войска Туркестанского фронта не располагали в то время достаточными силами для окончательной ликвидации укрывшегося в горах Памира эмирского отряда.
Весной 1921 года англо-американские империалисты, замыслив новый план удушения Советской власти и захвата Средней Азии, усилили помощь туркестанской контрреволюции, стараясь объединить под одним командованием недобитые шайки басмачей и сторонников свергнутого эмира Бухары. Вскормленное английским золотом, басмачество значительно оживилось в 1921 году, охватив многие районы Ферганской и Самаркандской областей, Бухарской и Хорезмской республик. В 1921 году в Среднюю Азию пробрался бывший турецкий министр, германский, а затем англо-американский ставленник, ярый панисламист и прожженный авантюрист Энвер-паша, которого бывший бухарский эмир Сеид Алим-хан назначил "главнокомандующим всеми войсками ислама". В басмаческих шайках под руководством Энвер-паши собралось несколько десятков тысяч человек. Только в Ферганской области весной 1922 года действовало более 200 басмаческих отрядов.
Басмаческое движение под влиянием различных внутренних и внешних причин порой принимало угрожающие размеры, и ожесточенная борьба с ним продолжалась до конца 1923 года, отнимая много сил у Советского государства. Для окончательной ликвидации этого движения ЦК РКП(б) и Советское правительство в 1921-1923 годах осуществили мероприятия не только военного, но и политического и экономического характера. В постановлении ЦК РКП(б) от 14 октября 1921 года, в котором ликвидация басмачества определялась как важнейшая задача партийных и советских органов Туркестана, было предложено усилить в первую очередь партийную работу среди трудящихся коренных национальностей. Задача состояла в том, чтобы трудящиеся массы осознали, что басмачество - их кровный враг, не покончив с которым нельзя по-настоящему заниматься восстановлением народного хозяйства. Под руководством ЦК РКП(б) были исправлены некоторые ошибки местных органов Советской власти, улучшено положение трудящегося дехканства.
Огромную роль в сплочении широких слоев дехканства вокруг Советской власти сыграло претворение в жизнь исторических решений X съезда РКП(б) о переходе от политики военного коммунизма к новой экономической политике.
В помощь партийным и советским органам Туркестана и Бухары ЦК РКП(б) направил видных деятелей партии и Советского государства С. И. Гусева, Г. К. Орджоникидзе, Я. Э. Рудзутака, Ш. З. Элиаву. В 1922 году Туркестанское бюро было реорганизовано в Среднеазиатское бюро ЦК РКП(б), первым председателем которого был назначен С. И. Гусев. Коммунистические организации Туркестана, Бухары и Хорезма во главе с Среднеазиатским бюро развернули широкую политическую работу среди трудящихся.
В результате принятых партией и Советским правительством мер удалось не только оторвать от басмачей ту часть трудового дехканства, которая до той поры шла еще с ними, но и склонить несколько крупных басмаческих отрядов к мирной сдаче на милость Советской власти. Так была подготовлена почва для окончательной ликвидации басмачества.
Для военного разгрома басмаческих шаек была создана Ферганская группа войск, подчиненная Реввоенсовету Туркестанского фронта. В разное время войсками группы командовали П. И. Баранов, Г. В. Зиновьев, Б. В. Майстрах, А. И. Тодорский, Г. Э. Эйхе. В Среднюю Азию выезжал главком С. С. Каменев, под руководством которого был на месте разработан план ликвидации басмачества. В июне 1922 года части Красной Армии перешли в решительное наступление против басмачей. Энвер-паша вынужден был бежать к афганской границе, надеясь укрыться за рубежом Советской страны. Но ему не удалось уйти в Афганистан: 4 августа 1922 года он был убит в бою. В течение последующих полутора лет Красная Армия при активной помощи трудового населения Средней Азии нанесла басмачам ряд последовательных мощных ударов, и в конце 1923 года басмачество было в основном ликвидировано. Так закончилась гражданская война в Средней Азии.
Победа и укрепление Советской власти в Туркестане, первые успехи народов Средней Азии в хозяйственном и культурном строительстве, достигнутые под руководством Коммунистической партии, имели всемирно-историческое значение. Они явились новым подтверждением правильности ленинской национальной политики дружбы народов, основанной на равенстве и братской взаимопомощи. Они указали народам колониальных и зависимых стран Востока путь к действительной свободе и национальной независимости, путь к лучшей жизни - к социализму.

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1366574580
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Рабочий график первого президента
- Указ Президента Республики Казахстан от 6 мая 2021 года №569
- Н.Нигматулин: День Победы – праздник несгибаемого духа и бессмертного подвига
- Премьер-Министр РК А. Мамин поздравил казахстанцев с Днем Победы
- Ничего не слышащее государство
- Рейтинг Казахстана устойчив к шокам 2020 года; возобновление структурных реформ
- "Пир во время чумы" - депутаты "Ак жола" раскритиковали аппетиты чиновников
- Об уничтожении Алматы
- В Министерстве обороны Республики Казахстан состоялось торжественное собрание, посвященное Дню защитника Отечества и Дню Победы
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх