КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Четверг, 09.05.2013
18:11  В поселке Ауэзов Жарминского района ВКО открыт мемориал-памятник Воинам Великой Отечественной
17:58  Ко Дню Победы в Якутии открыли памятник И.В. Сталину (фото)
17:08  В Туркменистане проведены военно-тактические учения с боевыми стрельбами "Galkan/Щит-2013"
17:04  Перед выборами в Пакистане похитили сына экс-премьера Гилани
15:28  Wall Street Journal: Соединенные Штаты получили предупреждение, что Россия планирует поставки оружия Сирии
15:22  И.Буккер: Корни цивилизации майя оказались глубже 1000 года до н.э. Историю Америки придется переписать
15:18  США планируют сохранить в Афганистане девять баз

15:14  В.Сафронов: Если друг окажется вдруг... Кыргызы научились помпезно встречать зарубежных гостей
15:05  В Нарыне в честь Дня Победы состоятся национальные конноспортивные игры
13:42  Э.Ханымамедов: Средняя Азия - фронту!
02:05  "13 лет в тени сакуры". Легендарная советская разведчица из Туркмении Ирина Алимова
00:21  ИА.24kg: А нынче нам нужна одна Победа! Что значит 9 Мая для современных кыргызстанцев
Среда, 08.05.2013
22:07  Курдские боевики начали массово покидать территорию Турции. В поисках новой родины?
21:55  Л.Люлько: Тунис становится землей джихада
21:54  Ташкент. В ДТП погиб приехавший из Швейцарии племянник миллиардера Алишера Усманова
21:51  "Daily Dot": Точка, точка, точка - запутавшиеся в свободе всемирной паутины
21:47  Wall Street Journal: Пентагон готовится к худшему сценарию в Сирии
21:45  Libеration: Афганистан - подлинная цена войны
21:38  В.Путин: Международные силы практически ничего не предпринимают для искоренения наркопроизводства в Афганистане
20:19  В Актобе разгорается конфликт между рабочими и китайскими хозяевами буровой компании ТОО "Великая Стена"
19:01  КазАрмия. Во время боевого парада шальным снарядом разнесло кошару чабанов - двое раненых
13:55  За "кукловодство" и балабольство. Суркова выгнали из правительства России
13:46  И.Асадуллаев: В политике открытых дверей надо иметь мужество указать на дверь (афоризмы)
13:30  Никто не забыт! В Псковской области найдена могила героя-панфиловца Картайгана Босшугулова
12:29  В Горно-Алтайске умер вызвавший Жириновского на дуэль шаман и духовный лидер народности тубаларов Юданов
11:25  М.Совет уулу: Играя с Россией, обманываемся Америкой?
11:22  Узбекистан отказался от своего павильона на ВВЦ в Москве
10:45  Х.Аронов: Игра в крапленые карты - кыргызский вариант межэтнических отношений
10:04  Д.Минин: Израиль втягивает союзников в войну с Сирией
09:38  Д.Кучера: Таджикистан. Французская военная база сворачивается
09:32  Ж.Абдырахманов: КырДемократия, наматывающая круги вокруг круглых столов...
09:21  Что нам стоит всех построить. Волна масштабных проверок накрыла фармацевтические компании, действующие в Узбекистане
09:00  "Мы всех вас здесь зарежем"... Курманаево. Татары выгнали из села таджиков
08:54  Рахмон вспомнил молодость и собирает реальных тадж-пацанов на встречу с самим собой
08:51  М.Насибова: Станет ли Каз-порт Актау новым "яблоком раздора"?
08:45  Новым спецпредставителем США по Афганистану и Пакистану назначен 70-летний старикаш Доббинс
08:43  В Ташкентской области ищут убийц-потрошителей, вырезавших жертвам почки
08:16  Дариге Назарбаевой стукнуло пол-века. Поздравляем!
08:06  Глазами детей. Актюбинка Елена Емельянова заканчивает работу над книгой "Неизвестная война"
08:03  М.Боромбаева: Кыргызстан и Хадж-2013 - новые скандалы
08:01  Новым главой ВТО стал бразилец Роберто Азеведо
07:59  С.Строкань: Китай и Индия взяли себя под контроль. Члены БРИКС сумели избежать вооруженного конфликта
07:57  А.Реутов: Иран выбирает кандидатов в президенты. Борьба за возможность баллотироваться грозит расколоть элиту
07:55  Петербуржцы узнают про героев из Средней Азии, защищавших Ленинград
03:14  А.Эль Мюрид: "Курс Ирана". Не говорите иранцам, во что им верить, и они не скажут, куда вам идти
00:52  Н.Кожомкулова: Сколько стоит бесПЛАТНОЕ образование в Кыргызстане?
00:40  С.Чериков: От моноэтноса к нации народов. Способствует ли этому изменения и дополнения в Закон о госязыке КР?
00:15  Е.Авдеева: Крушение самолета ВВС США - исчезнувший "черный ящик" и российское авиатопливо в "анамнезе"
00:04  "Haaretz": Америка не готова воевать в Сирии
00:01  Т.Ниязов: Киргизия создает сегрегацию по языку
Вторник, 07.05.2013
23:07  Ю.Сосинский-Семихат: Они делают историю - Хосни Мубарак
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    Туркменистан   | 
 13 лет в тени сакуры . Легендарная советская разведчица из Туркмении Ирина Алимова"13 лет в тени сакуры". Легендарная советская разведчица из Туркмении Ирина Алимова
02:05 09.05.2013

"13 лет в тени сакуры"
Ирина Алимова

На фото. Ирина Каримовна Алимова и Шамиль Абдуллазянович Хамзин (Бир и Халеф).

В 1918 году в самом жарком районе нашей страны, в городе Мары в Туркмении, в семье небогатого часовщика-ювелира Карим-аги родилась девочка Биби-иран (Ирина). Ее родители не могли и в самых фантастических мыслях о будущем дочки представить, что через 18 лет она станет киноактрисой, еще через 18 лет - советской разведчицей. 13 последующих лет проведет под чужим именем в далеком чужом краю, где по весне цветет изумительной красоты вишня - сакура.

Дед Биби-иран был русским, приехал из России на строительство Чарджоуского моста, женился на туркменке да так и остался в этих краях.

Отец, Карим-ага, активно участвовал в установлении в Туркмении советской власти, сражался против ее врагов в Гражданскую войну. Вернулся домой с боевыми наградами. Дома занялся ремонтом часов и освоил ювелирное мастерство.

Молодая Биби-иран училась в средней школе, затем в сельскохозяйственном техникуме, одновременно работала лаборанткой в ветеринарном институте. Мечтала стать хирургом, готовилась к поступлению в институт.

"Работая препаратором, - сознается Ирина Каримовна, - сначала очень боялась лягушек, а затем уже все стало получаться так хорошо, что доцент хвалил мои искусные швы шелковыми нитками на лягушках после студенческих операций".

Когда ей исполнилось 18 лет, ее заметил режиссер киностудии "Туркменфильм" и пригласил на кинопробы. Ей сразу дали одну из главных ролей в фильме "Умбар", которую она сыграла весьма успешно.

Судьба, казалось, была определена. Заметив явный театральный талант молодой девушки, ее направили в Ленинград, где она училась в театральном училище. Окончив его, работала в Ташкенте на киностудии "Узбекфильм".

"В Ленинграде, - вспоминает Ирина Каримовна, - я встретилась со многими известными советскими артистами: Тамарой Макаровой, Яниной Жеймо, Зоей Федоровой, Яковом Свердлиным, Петром Алейниковым и видными режиссерами: Хейфицем, Зархи, Козинцевым, Траубергом, Роммом, Герасимовым. Они хвалили и ободряли меня, говорили, что у меня есть хорошие перспективы стать настоящей актрисой".

Она вернулась окрыленная надеждами и стала работать на "Узбекфильме", режиссер Ганиев-наби даже взял шефство над ней, как будущей национальной звездой.

Однако ее жизненные и многообещающие творческие планы были прерваны начавшейся Великой Отечественной войной.

Будучи активной общественницей и не желая стоять в стороне в то время, когда весь народ напрягал силы для отпора врагу, Ирина Каримовна Алимова явилась в военкомат с просьбой отправить на фронт. Узнав, что она владеет четырьмя тюркскими языками, ее зачислили в войска НКВД в качестве переводчицы. Так начался ее четырехлетний путь по дорогам войны.

С войсками НКВД И. К. Алимова прошла путь от Польши, где в Кракове встретила Победу, до Чехословакии и Австрии. В Вене их группу демобилизовали, и она вернулась в родной Туркменистан с орденом Отечественной войны.

На "Туркменфильме" работы для нее не оказалось. Семья - больная мать, несовершеннолетний брат и племянницы - бедствовала, поэтому ей пришлось временно отказаться от полюбившегося актерского ремесла.

Как сотрудницу НКВД ее взяли на работу в местную контрразведку в подразделение наружного наблюдения. На этой работе она приобрела так необходимые в разведке навыки и приемы конспиративного наблюдения за объектами, интересующими разведчика, а также, что особенно жизненно важно, обнаружение возможного скрытого наблюдения и последующего избавления от него.

Сколько раз в дальнейшей своей разведывательной деятельности за рубежом она благодарила судьбу за полученный тогда в Ашхабаде опыт, помогавший ей обеспечивать безопасность при проведении ответственных операций.

В 1947 году, когда она лечилась в санатории НКВД в Кратове под Москвой, ее пригласили на Лубянку. Там ее принял заместитель начальника нелегальной службы внешней разведки полковник А. Агамалов.

Состоявшаяся беседа изменила ее дальнейшую жизнь коренным образом. Если до этого, временно работая в НКВД, она не оставляла мечты о манившей ее артистической творческой деятельности, то теперь ей предложили путь активной борьбы за укрепление безопасности Родины за рубежом на разведывательном поприще. При этом ее откровенно предупредили, что предстоит очень опасная работа, сопряженная с необходимостью длительного нахождения вдали от родных мест и ограничениями в связи с родственниками и друзьями.

А. Агамалов сказал: "Вы можете отказаться, и это будет вполне естественно, все-таки разведка - не совсем женское дело. И предложение это мы делаем в силу крайней необходимости".

Что в эти минуты краткого раздумья происходило в душе Ирины Каримовны? Ведь она отказывалась от своей давней мечты продолжить так счастливо начавшуюся до войны карьеру киноактрисы. Перед опытными руководителями внешней разведки сидела молодая красивая женщина, мало что знавшая о разведке, но она была умудрена опытом войны, прошла ее трудными дорогами, видела много человеческого горя. Была ли она готова встать в ряды борцов за защиту безопасности своего народа?

И. К. Алимова, верная своим глубоким патриотическим убеждениям, ответила решительным согласием.

С этого момента она получила свое кодовое имя "Бир". Был намечен план обстоятельной подготовки. Ей определили задачу: наряду с освоением разведывательных дисциплин и навыков проведения практической работы изучить в добавление к немецкому также турецкий язык, что, учитывая ее языковые способности не представляло труда.

Первоначально "Бир" намечалась для работы в нелегальных условиях в Европе с легализацией в Австрии. С целью изучения немецкого языка ее направили в ГДР, где одновременно продолжалась подготовка и в разведывательном плане.

К 1953 году, когда я уже работал в нелегальной службе и знал состояние подготовки "Бир", у нас было принято решение о более рациональном использовании языковых знаний и личного опыта "Бир" на другом важном для внешней разведки направлении - в Японии.

"Бир" была вызвана в Центр, и с ней обсудили возможный план проникновения в страну назначения. Суть его сводилась к тому, что "Бир" будет выступать в качестве уйгурки по национальности, происходящей из богатой семьи, давно выехавшей из России. Родилась она якобы в Урунги, в Китае, где была знакома с другим уроженцем Урунги - "Халефом", с которым была помолвлена. И теперь, после пребывания в "родных" местах, направлялась к "жениху", который находился в портовом китайском городе Тяньцзине. Там они должны оформить свой брак и затем будут продвигаться через Гонконг в Японию.

Сообщая об этом плане "Бир", мы получили ее согласие на вариант с "браком", рассказав ей о "Халефе" - разведчике-нелегале Шамиле Абдуллазановиче Хамзине, уже имевшем некоторый опыт разведывательной работы, также холостом человеке. При этом ни о каком принуждении не было и речи! "Бир" было сказано, что такое решение проблемы организации их разведывательной работы является наиболее надежным. А что касается их дальнейшей жизни, то они будут вправе решать ее по собственному желанию. Если у них сложится счастливо семейная жизнь, мы будем только рады.

Забегая вперед, скажу, что при первой встрече "Бир" с "Халефом" понравились друг другу и весь долгий срок пребывания в Японии жили дружно и счастливо. Семейный союз их продолжался после ухода в отставку.

В конце 1953 года "Бир" выехала в Урунги, затем направилась поездом в Тяньцзинь. Там на вокзале ее должен был встречать "по приметам" "Халеф".

Здесь произошла первая осечка. На вокзале его не оказалось! "Бир" предстояло самостоятельно в совершенно незнакомом для нее городе. Немного внутренне обеспокоившись, она взяла рикшу и отправилась в гостиницу. Было уже 2 часа ночи.

В гостинице "Бир" впервые столкнулась с необычными для нее китайскими нравами. Двери в гостинице не закрывались, в ее номер бесцеремонно и без стука вошел китаец из гостиничной обслуги и, осмотрев помещение, без слов ушел.

Утром согласно резервным условиям "Бир" встретилась с "Халефом" в парке. Начался их совместный путь в разведке, продлившийся для Бир "20" лет, а для "Халефа" почти на 20 лет больше.

"Бир" прибыла в Тяньцзынь под своим легендированным именем Хатыга, а "Халеф", уже прочно обосновался в городе как коммерсант Энвер Садык.

Вскоре состоялась их свадьба и они стали всем представляться не иначе, как мистер Энвер Садык и миссис Хатыга Садык.

"Халеф" уже сумел приобрести в большой эмигрантской мусульманской колонии авторитет и уважение, даже исполнял роль муллы. Миссис Хатыга помогала ему, осуществляя благотворительность среди бедных мусульман. Это создало действительно прекрасную репутацию молодым супругам.

Они обратились к американскому Красному Кресту с просьбой помочь им перебраться в Гонконг, а затем в Японию, понимая, что в послевоенной Японии содействие американцев было наиболее эффективным.

Вскоре они оказались в Гонконге. Здесь также важно было завоевать доверие американцев, чего им удалось добиться, создавая благоприятное мнение о себе среди близких к американцам лиц из числа мусульманских эмигрантов.

В поисках пути получения личных выездных виз "Бир" выяснила, что одна эмигрантка, нуждавшаяся в средствах, имела небольшой земельный участок в Токио. Узнав о готовности выгодно продать его, "Халеф" и "Бир" запросили Центр о разрешении приобрести эту собственность. Они получили согласие и оформили покупку.

Теперь при благоприятном отношении американцев и наличии земельной собственности японцы наконец-то выдали им визу сроком на год. По истечении этого срока им следовало продлевать вид на жительство, но они считали это делом будущего.

Перед отъездом из Гонконга "Бир" и "Халеф" встретились со специально прибывшим из Центра куратором для инструктажа о задачах по работе в Японии. Он заявил им, что Центр возлагает большие надежды на них, так как в Японии внешняя разведка потеряла связь со своей агентурой и уже давно не получает разведывательной информации. А американцы все более активно готовят в Японии антисоветские планы, стремясь превратить эту страну в свой плацдарм в Азии с дальнейшими замыслами против СССР.

Осенним днем 1954 года из Гонконга пароходом в Японию отбыла супружеская пара миссис Хатыга Садык и мистер Энвер Садык.

Для начала супруги обосновались в японском портовом городе Кобэ, где, продав участок земли, приобрели небольшой двухэтажный дом.

Первый этаж они заняли сами, а второй сдали двум американцам, оказавшимся, как установили позже "Бир" и "Халеф", сотрудниками американской разведки. Последнее обстоятельство оказалось очень для них полезным.

Понимая, что в первый период их пребывания в стране японская контрразведка будет проявлять повышенное внимание к ним, они не без основания полагали, что такие квартиранты будут "защищать" их. Ведь японские контрразведчики не могут допустить мысли, что в доме на втором этаже живут представители ЦРУ, а на первом - КГБ.

И действительно, один из давних эмигрантов - русский, живший в Кобэ, - в чем-то, очевидно, почувствовавший в них "русский дух", написал в контрразведку о своих подозрениях. Японцы тут же начали следить за ними. Это очень быстро обнаружила "Бир" благодаря своему опыту работы в службе наружного наблюдения. Супруги Садык решили пожаловаться в турецкое представительство, где у них были друзья. Это возымело положительное действие.

Следуя утвержденному в Центре плану, "Халеф" перебрался в Токио, где стал компаньоном в экспортно-импортной фирме и открыл магазин в двухэтажном доме. Вскоре "Бир" также перебралась в Токио. Они поселились на втором этаже над магазином.

Теперь "Бир" и "Халеф" приступили к планомерной разведывательной работе. Сбор информации по интересовавшим Центр вопросам, прежде всего об участии Японии в американских планах ее перевооружения, они вели путем личного общения в дипломатическом корпусе и среди чиновников японской администрации. Также путем руководства агентов - источников информации, связь с которыми установили по указанию Центра путем вербовки новых агентов.

Связь с Центром резидентура "Халефа" осуществляла путем получения текущих указаний по радио и через тайники, закладку в которые производила для них легальная резидентура внешней разведки в Токио. Из резидентуры "Халефа" действовал только один канал - через тайники, закладку своих почт "Халеф" и "Бир" осуществляли поочередно.

В обязанности "Бир" входила работа по зашифровке материалов резидентуры и расшифровке радио - депеш и сообщений Центра, поступавших через тайники.

"Бир" активно вела изучение перспективных кандидатов на вербовку, поддерживала связь с агентами - источниками информации, обрабатывала поступавшую к ним разведывательную информацию и готовила письма в Центр.

В целях зашифровки своей разведывательной деятельности "Халеф" и "Бир" вели активную светскую жизнь. Они посещали дипломатические приемы в турецком, американском и других западных и иных посольствах. "Бир" регулярно посещала американский женский клуб, принимала у себя гостей. Особенно близкие отношения у них сложились с турецким посольством и с самим послом. В их доме целый месяц гостил турецкий военный атташе.

Японские газеты и журналы обошла в свое время фотография, на которой Ирина Каримовна как "миссис Хатыга Садык" снята рядом с супругой тогдашнего императора Японии, участвовавшей в открытии выставки икебаны.

Глядя на этот снимок молодой элегантной женщины, кто бы мог подумать, что перед ним майор КГБ!

В 90-е годы в японских СМИ прозвучала сенсация о "супружеской паре Хатыга и Энвер Садык", успешно работавших в годы "холодной войны" в течение более десяти лет...

Турки оказались очень полезными в плане получения через них актуальной разведывательной информации по Японии, поскольку в тот период Турция активно поставляла военные корабли и другое вооружение.

В японских газетах печатались снимки, на которых среди различных гостей появлялись и "Бир" в соответствующем наряде и "Халеф" в смокинге. "Открытое" поведение супружеской пары; успешно созданный "Халефом" образ преуспевающего коммерсанта; симпатизирующие им турецкиме и американские дипломаты - все способствовало их разведывательной деятельности.

Но такая внешне беззаботная жизнь была отнюдь не легкой! Она требовала от них постоянного большого напряжения и огромной бдительности, ибо общественная "заметность" делали их и объектом наблюдения многими, в том числе и конкурирующими бизнесменами.

В такой сложной жизни помогал им их дружный, проникнутый взаимопониманием супружеский союз, ставший залогом успехов и на нелегальной работе и после возвращения домой.

Зная по опыту работу многих нелегалов - одиночек, понимаю, как тяжело им дается пребывание вдали от семьи, и могу сказать, что половина успеха разведывательной работы "Халефа" и "Бир" можно смело отнести на счет их счастливого семейного тандема.

Возвращаясь домой с приемов и встреч, где они не только вели внешне беззаботные разговоры, но впитывали в себя нужную информацию, а порой и проводили специальный разговор с нужной им доверенной связью, супруги усаживались за составление сообщений в Центр. Затем "Халеф" выходил из дома "покурить", а "Бир" шифровала подготовленную информацию или настраивала на нужную волну радиоприемник и принимала шифровку из Центра. Расшифровав ее, приглашала "Халефа" домой с его "сторожевого" поста.

"Бир", как и любой нелегал, очень скучала по родным, беспокоясь, как там живет больная мама. Письма из дома были довольно редкими, одно-два в год. Она могла посылать свои не чаще. Посылая весточку о себе, писала без особых подробностей, в пределах сообщенной дома легенде о ее "командировке" куда-то "на Север". Каждая отправка почты в Центр была связана с риском. И свое письмо ей нужно было сфотографировать, заделать в маскировочный "контейнер", затем заключить в тайник, не зная дальше судьбу письма и сколько времени займет его доставка в Москву, а потом в Ашхабад.

А лично повидаться с родными за 13 лет ей удалось лишь однажды, получив отпуск, который пролетел так быстро.

Для характеристики тех практических задач, которые Центр ставил перед резидентами "Халефом" и "Бир", приведу шифротелеграмму из личного дела "Бир", хранящегося в архиве внешней разведки за № 23467:

"... После того как мы убедились, что дела у вас идут неплохо, просим внимательно следить за внутриполитическими событиями в Японии; попытайтесь определить расстановку внутриполитических сил через агента "Камацу". Кроме того, необходимо приобрести источник в наиболее влиятельных организациях или в государственных политических ведомствах.

Предметом особой заинтересованности на ближайшее время должны стать следующие вопросы:

1 - взаимоотношение Японии с США; насколько они тесны, в каком русле будут впредь развиваться;

2 - политика Японии в отношении СССР;

3 - насколько сильны тенденции милитаризации экономики и воссоздания армии - ее структура, финансирование, вооружение, возможные планы совместных учений и боевых действий с США. Сообщаемую вами информацию необходимо переносить на микроточки и, закамуфлировав ее, закладывать в тайник № 4. Кольцов".

Агент "Камацу" был завербован "Халефом", также как и другие источники информации. Вот что резидентура сообщала Центру, выполняя задание:

"Георгу. Под видом создания новых полицейских отрядов начали интенсивное увеличение армии. Планы милитаризации держат в глубокой тайне, ибо это является серьезным нарушением взятых страной обязательств. В ближайшие годы предполагается увеличить таким образом численность армии вдвое. Заключены секретные контракты на развитие военной промышленности. В прессе по этим вопросам не появляется никакой информации. Бир".

И другое сообщение информации, полученной через турецких офицеров, с которыми у резидентуры были налажены постоянные доверительные контакты.

"Георгу. Стало известно, что в обстановке секретности спущена на воду подводная лодка нового типа, оснащенная новейшим оборудованием. Бир".

В начале 1966 года резидентура доложила важную информацию:

"Георгу. Хорошо информированный источник сообщает о планах создания новой замкнутой политической группировки, в которую могут войти Южная Корея, Южный Вьетнам, Тайвань, Япония, Таиланд, Филиппины, Новая Зеландия, Австралия, Малайзия. Переговоры, возможно, состоятся в Сеуле или Бангкоке. Это явится серьезным дестабилизирующим фактом в Юго-Восточной Азии. Бир. "

Как известно, последующие события полностью подтвердили эту информацию. В Сеуле 14 - 16 июля 1966 года проходила конференция министров иностранных дел этих девяти государств, на которой был создан азиатско-тихоокеанский совет - АЗПАК.

Во время такого длительного нахождения в стране с далеко не легким климатом "Бир" и "Халеф" без отдыха было очень трудно. Лишь однажды они побывали в отпуске дома.

В тот период, когда "Бир" пришлось заниматься активной разведывательной работой в Японии, США заключили с этой страной ряд договоров о военно-политическом союзе. Их антисоветская направленность не вызывала сомнения.

Положение американцев в Японии явно было привилегированным, можно сказать, господствующим не только среди других иностранцев, но и по отношению к японцам. По крайней мере, в военной области и в сфере спецслужб.

На всем протяжении своей работы в Японии "Бир" и "Халефу" приходилось считаться с тем фактом, что деятельность японских спецслужб находилась под полным контролем американских разведок - военной (Г-2) и ЦРУ.

При этом Г-2 до 1951 года под руководством американского генерала Чарльза задавали антисоветский тон борьбе против японских коммунистов и советских разведок. Именно этот генерал собрал в Японии весь материал о резидентуре Рихарда Зорге и в 1952 году издал о нем книгу "Шанхайский заговор".

Ясно, что "Бир" и "Халефу" в созданной американцами атмосфере антисоветской шпиономании необходимо было соблюдать повышенную конспирацию и бдительность.

Распустив бывшую имперскую разведку в 1945 году, американцы создали из ее остатков новую службу Коан Хоса Хо - Агентство по расследованию и общественной безопасности, которое и действовало в период деятельности резидентуры Халефа под контролем американцев.

"С той тревожной и смутной поры, - писали французские историки, - американцы "сгоняли в свое стадо" японские спецслужбы... Их расследование деятельности "команды бывших руководителей японских разведслужб" окажет решающее влияние на политическую и экономическую жизнь Японии в течение нескольких десятилетий". [3, т. 2, с. 62-63]

Для поведения американцев в тот период в Японии было характерно высокомерное отношение к японцам. Они не гнушались напоминать японцам, что якобы только именно благодаря атомным бомбардировкам Хиросимы и Нагасаки была ускорена их победа над Японией. При этом полностью игнорировали тот факт, что Красная Армия нанесла сокрушительный разгром мощной Квантунской армии, действительно заставив японцев скорее сложить оружие. Хвалясь атомной мощью, американцы умалчивали о том поразительном факте, что атомная бомба, сброшенная на Хиросиму, была начинена "японским" ураном.

Только через 50 лет стало известно, что американцам не хватало собственного урана. Им "повезло": 27 марта 1944 года они захватили 544 килограмма урана-234, находившегося на подводной лодке, направлявшейся в Японию.

При наличии сложного контрразведывательного режима в Японии советские разведчики учитывали и традиционно, подозрительное отношение японцев к иностранцам. При малейшем подозрении устанавливалось наблюдение, чтобы убедиться, не иностранный ли это шпион. Ведь прошло не так много лет с тех пор как в 19 веке японцы официально отказались от политики "сакоку", что означает запрет на пребывание в стране иностранцев. Однако и сегодня к эмигрантам здесь относятся более враждебно, чем в любой другой развитой стране. Сейчас получить японское гражданство возможно, только женившись на японке.

Когда "Бир" приходилось оказываться в "нештатной" ситуации, особенно, если она шла на ответственную операцию, например при обнаружении действительно наружного наблюдения, что случалось не раз, она в первые мгновения действовала по наитию, на основе прошлого опыта. Затем быстро срабатывала привычка действовать хладнокровно и методично, тщательно анализируя конкретную обстановку. В такие моменты она преображалась, ощущала прилив сил и энергии, удивительную собранность и духовный подъем, как тогда, когда впервые играла свою кинороль.

Однажды, когда предстояла ответственная встреча "Халефа" с курьером Центра, а он заболел, "Бир" взяла на себя эту операцию.

Встреча должна была состояться поздно ночью в отдаленном районе Токио, но "Бир" уверенно отправилась.

Она сознавала, что было темно, идти страшно, до места встречи надо было добираться пешком. А кругом бездомные да и хулиганов хватало. К тому же она была тоже не совсем здорова, о чем, кстати, не сказала мужу. Поэтому не могла унять нервной дрожи.

Курьер спросил ее: "Что это вы так дрожите?" Ответила: "Очень устала добираясь сюда, да и страшновато было... "

Уже в 90-х годах, когда "Дело "Бир"" было рассекречено, японские газеты писали:

"Во время 13-летнего пребывания в Японии семья Садык наблюдала за перевооружением страны вслед за созданием сил самообороны в 1954 году и развитием двухсторонних связей с Соединенными Штатами.

Одним из успехов деятельности шпионов Садык было приобретение сделанных с воздуха фотоснимков баз США и сил самообороны. Эти данные они смогли заполучить благодаря знакомству с американским солдатом турецкого происхождения".

К лету 1967 года, когда "Бир" с мужем получили разрешение вернуться домой, свернув свои дела таким образом, чтобы их знакомые не стали бы их разыскивать, они уже являлись полноправными жителями Японии. Имели преуспевающее прикрытие и не вызывали никакого подозрения ни у окружавших их знакомых, ни у местных властей и контрразведки. Их разведывательная работа оценивалась Центром положительно.

Казалось бы, зачем внешней разведке терять такие важные позиции, созданные этими двумя разведчиками?

Но нельзя беспредельно держать нелегалов в отрыве от Родины, они испытывают каждодневное нервное напряжение. Подвиг "Бир" и "Халефа", сумевших в течение такого длительного срока не только выдержать это напряжение, но и добиться конкретных результатов, был во внешней разведке не частым явлением. Лишь еще немногим советским разведчицам, таким, как Е. И. Мукасей и Г. И. Федорова, удалось с успехом выдержать такие же длительные сроки разведывательной работы с пребыванием в чужой стране. Но они были в более благоприятной обстановке в климатическом отношении и не так далеко от Родины, что позволяло им не быть в полной изоляции от близких им людей.

Возвращались "Бир" и "Халеф" так, чтобы их "исчезновение" не могло быть прослежено до конечного пункта. Для знакомых они уезжали в Турцию, оттуда - во Францию, затем в Италию, Швецию, Швейцарию. Затем полетели в Болгарию, где встретились с ожидавшими их представителями Центра. Там след их и затерялся...

Возвратившись домой, подлечившись и отдохнув, "Бир" вновь стала Ириной Каримовной. Она некоторое время поработала в Центре, делясь богатым и уникальным опытом нелегальной работы в азиатском регионе. Тем более что со времени Рихарда Зорге, опытом которого располагала внешняя разведка, в Японии произошли события, которые коренным образом изменили там внутреннюю обстановку.

В целом пребывание "Бир" в особом резерве, в котором во внешней разведке находились нелегалы, равнялось тем 18 годам, о которых я упоминал в начале рассказа об этой советской разведчице.

Ее муж - Шамиль Абдуллазанович Хамзин продолжал свою деятельность разведчика-нелегала еще около 20 лет. Выполняя разведывательные задания, он совершил многочисленные нелегальные поездки в страны Азии, Европы и Америки.

Завершая нашу беседу с Ириной Каримовной, она сказала:

"Я всю жизнь играла очень трудную роль, только без дубляжа и суфлеров... Ошибиться было нельзя - за нами стояла огромная страна, которая не должна была пострадать из-за наших срывов".

И добавила: "Если бы пришлось жить заново, я снова избрала бы прежний путь".

"Мы с Халефом, - говорила она, - самозабвенно отдавались своей работе разведчиков. Что касается трудностей и нервного напряжения, то их было много. Но ведь и в любой другой профессии их, своих трудностей, хоть отбавляй".

Ирина Каримовна с благодарностью вспоминает внимание и заботу со стороны работников Центра, и особенно А. Агамалова, благословившего ее на этот трудный, но почетный путь.

Завершая рассказ о еще одной волнующей истории из жизни внешней разведки, героем которой была славная советская разведчица Ирина Каримовна Алимова, хочу выразить уверенность, что ее доблестный пример самоотверженного служения своей стране подвигнет других молодых женщин испробовать себя на разведывательной стезе.

Из книги Виталия Павлова "Женское лицо разведки", Москва, "Олма-Пресс" 2002

Ушла из жизни одна из легендарных женщин-разведчиц Советского Союза Ирина Каримовна Алимова 30 декабря 2011 года. Похоронена 6 января 2012 года с воинскими почестями на Донском кладбище в Москве.

передал - Эрик Ханымамедов, гор. Волгоград

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1368050700
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Хватит строить воздушные замки!
- Кадровые перестановки
- Аким Алматы назвал причину тотального блэкаута в мегаполисе
- Казахстанские угольные компании готовы к будущему отопительному сезону
- Кенес Ракишев продал свою долю в золотодобытчике Petropavlovsk Роману Троценко
- Ни пути, ни пояса: как США остановят экономическую экспансию Китая
- День освобождения Руси от Орды как памятная дата: дискуссия началась
- Дмитрий Лекух: О тоталитарной толерантности и афроамериканке в роли Бонда
- 128 сайтов по продаже синтетических наркотиков заблокированы с начала года в Алматы
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх