КРАСНЫЙ ЖЕЛТЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ СИНИЙ
 Архив | Страны | Персоны | Каталог | Новости | Дискуссии | Анекдоты | Контакты | PDAFacebook  RSS  
 | ЦентрАзия | Афганистан | Казахстан | Кыргызстан | Таджикистан | Туркменистан | Узбекистан |
ЦентрАзия
  Новости и события
| 
Среда, 22.07.2015
22:26  Элитные "обоссанцы". Кого бы еще отправить в Одессу, - Д.Лекух
22:05  Экс-премьер Египта Ахмед Назиф получил пять лет тюрьмы
21:42  Евразийские устремления России: формы и инструменты влияния, - А.Седракян
21:28  Экс-мэр Оша Мырзакматов приговорен заочно к 7 годам лишения свободы
21:26  КырПравительство намерено ограничить импорт украинского сахара в интересах местного монополиста
17:56  Бывший зять Н.Назарбаева оказался владельцем "квартиры Шерлока Холмса"
14:19  Чистая подстава. В Жамбылской области Казахстана чиновники фальсифицировали даже... Спартакиаду среди чиновников

14:14  "Серое" каз-имущество. По легализации плачет пролонгация
14:09  Алматинский суд определил виновных спустя 14 лет. В деле об убийстве чемпиона мира по армрестлингу Чиванина рано ставить точку
09:56  В России скончался основоположник развития самбо и дзюдо Таджикистана мастер спорта СССР Владимир Набиев
09:49  В Казахстане 778 писателей... что-то куда-то пишут, - Ж.Сейдуманов
09:45  Руководство "КазАзот" скрыло факт аварии и выброс аммиака в Актау
09:38  Большая энергетика Экибастуза. Великая стройка развитого социализма, или Мегапроект XX века, - Ю.Поминов
09:23  Кыргызские власти утверждают, что обезврежена именно ячейка ИГИЛ, но... - EurasiaNet
09:06  Граница прошла правее. Таджикистан передал в собственность Кыргызстану 14 скважин газа
09:05  Дустум, Нур и Мухаккик создали на Севере Афганистана коалицию против талибов
09:01  Сменят папаху на буденовку, или чалму... Идет избирательная кампания в Кыргызстане, - Д.Омурзаков
08:27  Ислам Каримов удостоен премии "Человек года" от... Азиатской шахматной Федерации
08:26  В Туркменистане курит только 8% населения, что является самым низким показателем в мире, - ВОЗ
07:57  Без правдивой истории невозможна адекватная оценка настоящего, - Азимбай Гали
07:45  "Линия Порошенко". В мире нет аналогов украинским фортификациям, - Голос Америки
07:42  Коридоры власти: кому достанется Средняя Азия? - Саркис Цатурян
07:40  Кыргызстан и евроазиатчина, - Ярослав Разумов
07:34  ДНК-исследование подтвердило родство казахов с андроновцами (табыны) и гуннами (кереи и уаки)
07:30  Сирийский гамбит. Почему курды не верят словам Тайипа Эрдогана, - А.Куприянов
07:26  В лидеры президентской гонки в США неожиданно вырывается миллиардер-эксцентрик Трамп
07:24  Арестован помощник бывшего президента Китая Лин Цзихуа. Использовал свое положение в личных целях
07:18  Проблема Киргизии – не в террористах, а в состоянии самого государства.., - А.Князев
07:16  Иранская нефть продолжает озадачивать рынок, - О.Соловьева
07:03  Почем "опиум" для кыргызского народа? - Ж.Суюнбаев
06:14  Хакеры превратили сайт рос-газеты "МК" в порно-сайт. Или наоборот, редакция порно-сайта...
05:57  В ИГИЛ вербуют с помощью исламского мистицизма, - А.Маслов
00:44  Дочь экс-депутата Тюлеева рассказала, как и сколько экс-глава Кырпрезидентского аппарата Нарымбаев вымогал у ее семьи
00:35  Историография Таджикистана нового и новейшего времени, - Р.Бобохонов
00:24  Коллегия Минсоцразвития Киргизии - пиар чиновников на детской нищете, - М.Мирошник
00:13  Превратится ли Турция в Пакистан? Кто стоит за терактом в городе Суруч, - С.Тарасов
00:11  Сейдулла Молдаханов: "По национальности я – казбек"
00:04  Туркменский пшик – как чудо оказалось блефом, - М.Сурков
00:03  Кыргызские "Электрические станции" отрицают тайные поставки электроэнергии в Казахстан
Вторник, 21.07.2015
22:02  Киевское Вече. Ярош переименовал "правосеков" в "национально-освободительное движение" и объявил всенародный референдум о недоверии Порошенко-Яценюку
21:57  Нацбанк Туркмении выпустил золотые монеты в честь "здоровья"
21:41  Кыргызстан денонсировал "Соглашение об оказании содействия" с США от 1993 года
19:41  Киргизская река Сох вышла из берегов и потекла в другую сторону
18:14  Зрада! - Ярош обвинил Порошенко в тайных договоренностях с Путиным
18:01  Ложь убивает Россию. Народ гибнет от коррупционного террора, а власть - от пиар-наркотика, - Л.Сычева
17:01  Аргентинская художница Марина Зуми создала в Казахстане первый арт-волл (фото)
15:35  БРИКС как форма эффективного экономического союза, - К.Щемелинин
15:08  Же не манж па сис жур... Сто миллионов долларов. Таджикистан просит помощи у иностранных государств и организаций
14:53  Экономический приговор режиму Рахмона, - Н.Истамов
14:45  Таджикистан усиливает охрану границы с Афганистаном, - Г.Фасхутдинов
14:44  Кто и сколько зарабатывает на мигрантах в России, - РБК
Архив
  © CentrAsiaВверх  
    Таджикистан   | 
Историография Таджикистана нового и новейшего времени, - Р.Бобохонов
00:35 22.07.2015

После распада Советского Союза на постсоветском пространстве возникли новые и независимые государства. Для укрепления своей национальной независимости и государственного суверенитета эти государства стали использовать историю в качестве одного из основных идеологических инструментов. Возникли новые исторические теории, служащие укреплению становящихся государств и политических режимов в Казахстане, Туркменистане, Киргизии, Узбекистане и Таджикистане.

Следует отметить, что эти исторические теории не только имели явно идеологический характер, но и иногда изменялись под воздействием происходящих этнополитических и социокультурных процессов в этом регионе. Постсоветские историки Центральной Азии, в особенности Узбекистана и Таджикистана[1] в рамках этих теории стали спорить друг с другом по многим вопросам истории региона. Эти споры порой доходят до крайности и выходят за рамки научной этики. В ходе этих ожесточенных споров отвергается частично, а иногда и полностью, советская историография, создаются новые мифы, не имеющие исторической базы, переписываются некоторые страницы истории, интерпретируются важные и известные исторические факты и т. д. Дальнейшее развитие этой ситуации, на наш взгляд, загоняет многих этих историков в уголь и способствует углублению кризиса исторической науки данного региона в целом.

Для преодоления этого кризиса ученым - историкам предстоит непростая задача. Одним из важных направлений в ближайшее время, на наш взгляд, является написании новых фундаментальных и объективных работ не только по истории и культуре, но и по историографии народов Центральной Азии, в особенности, нового и новейшего времени. Опубликованная работа "Некоторые вопросы историографии Таджикистана нового и новейшего времени" была первой попыткой автора в этом направлении[2].

Историография Таджикистана является частью мировой историографии. Сама "историография" как наука появилась еще в античные времена. Она всегда развивалась параллельно с исторической наукой. Существует множество определений этой науки, но большинство историков склоны утверждать, что "историография" - это вспомогательная историческая дисциплина, изучающая историю исторической науки. Историография проверяет, насколько верно применяется научный метод при написании исторической работы, акцентируя внимание на авторе, его источниках, отделении фактов от интерпретации, а также на стилистике, авторских пристрастиях и на том, для какой аудитории написана данная работа в области истории[3].

Историко-этнографическое изучение Таджикистана (нового и новейшего времени) хронологически охватывает три периода - дореволюционный, советский и постсоветский. Дореволюционный период начинается примерно с момента присоединения большей части Центральной Азии к России(1867 г.)[4]. Хотя известны и работы более раннего времени [5], которые также представляют огромную историческую ценность в процессе объективного изучения истории и культуры народов Центральной Азии. Например, Н.В. Ханыков в своей работе "Описание Бухарского ханства"[6] впервые предлагает обширный материал энциклопедического свойства: описываются географические местности, изучаются города и культурные центры (как Самарканд и Бухары), некоторые элементы материальной и духовной жизни проживающих там таджиков, сартов, иранцев, узбеков, арабов и т.д. В другой не менее интересной коллективной работе данного периода "Обозрение Кокандского ханства в нынешнем его состоянии//Записки Русского географического Общества.Т.3"[7] наряду с кочевниками и полукочевниками подробно изучается культура местного оседлого населения Кокандского ханства: таджиков, сартов, узбеков и т.д. Спустя несколько лет в работах В.В. Вельяминова-Зернова "Исторические сведения о Кокандском ханстве от Мухаммеда-Али до Худояр-хана"[8] и Н.А Северцова "Месяц плена у кокандцев"[9] более детально изучаются города, селения, элементы материальной и духовной культуры народов Кокандского ханства: таджиков, сартов, узбеков, киргызов, казахов и т.д. Что характерно для историографии этого небольшого исторического периода? Во-первых, во всех этих работах мы часто встречаем название основных местных народов, населявших в тот период Центральной Азии: таджиков, сартов, узбеков, казахов, туркменов, киргизов и т.д. Во-вторых, после изучение этих работ этническая карта данного региона постепенно приобретала реальные черты для последующих исследователей истории и культуры народов Центральной Азии в конце XIX и начала XX в. В-третьих, эта этническая карта явно свидетельствует о том, что таджики, как и сарты проживали почти во всех районах тогдашней Центральной Азии. Поэтому сегодня историки имея такие базовые сведения об этнической карты Центральной Азии того времени, должны избегать приемы фальсификации и интерпретации истории данного периода.

Настоящий прорыв в историко-этнографическом изучении Центральной Азии наступает, как было отмечено выше, с момента присоединения большей ее части к Российской империи. Этот период характеризуется записями, отчетами русских исследователей, которые впервые пристально стали изучать новые, завоеванные русской армией земли. Поэтому в основном обследовались города и районы бывшего Туркестанского генерал-губернаторства. В это время экспедиционные работы велись учеными - энциклопедистами, занимавшимися, как правило, вопросами географии, ботаники, зоологии и т.д. В экспедициях также принимали участие царские чиновники и военные топографы. Ими были написаны следующие работы: "Вахие"; "Дарваз и Каратегин"; "Досуги в Туркестане 1874-1889"; "Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности"; "О пространстве и населении Туркестанского края"; "Очерки Средней Азии", "Очерк политической этнографии стран, лежащих между Россиею и Индиею"; "Как живут сарты"; "Происхождение слова "Сарт"; "Путеводитель по Туркестану"; "Весь Русский Туркестан"; "Туркестан"; "Таджики"; "Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении"; "Русская Средняя Азия"; "Кокандское ханство по новейшим известиям"; "Средняя Азия и водворение в ней русской гражданственности"; "Туркестанский край. Опыт военно-статистического обозрения Туркестанского военного округа"; "О таджиках Ташкентского уезда"; "О таджиках Наманганского уезда"; "О таджиках Кокандского уезда"; "Очерки Кокандского ханства"; "Туркестан. География и история края"; "О значении и происхождении слова "сарт"; "Горная Бухара. Результаты трехлетних путешествий в Среднюю Азию в 1896, 1897 и 1899 году"; "Кулябское бекство"; "В горах и на равнинах Бухары (очерки Средней Азии)"; "Бухарское ханство под русским протекторатом"; "Чапуллукская волость Ходжентского уезда Самаркандской области. Опыт исследования экономических и бытовых условий жизни ее населения"; "О чем грезят туземцы"; "Географический очерк Гиссарского края и Кулябского бекства"; "Очерки Бухарского ханства"; "Туркестанский край"; "Материалы к характеристике народного хозяйства в Туркестане. Ч. 1. Отд. Приложение к отчету по ревизии Туркестанского края, произведенной по Высочайшему повелению Сенатором Гофмейстером Графом К.К. Паленом"; "Очерки Ферганской долины"; "О положении русских инородцев"; "По поводу книги А.Ф. Миддендорфа"; "Очерк быта женщины оседлого туземного населения Ферганы"; "Краткая история Кокандского ханства"; "Туземцы раньше и теперь"; "Обзор Ферганской области за 1888 год"; "Обзор Ферганской области за 1890 год"; "Обзор Ферганской области за 1894 год"; "Обзор Ферганской области за 1898 год"; "Обзор Ферганской области за 1899 год"; "Обозрение Кокандского ханства в нынешнем его состоянии"; "Общий свод по империи результатов разработки данных Первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года"; "Значение названия "сарт"; "Сарты. Этнографические материалы"; "К вопросу о преподавании сартовского языка на местных курсах"; "Сарты. Этнографические материалы (общий очерк)"; "Этимология сартовского языка"; "Русские не выдумывали слова "сарт"; "Бухара. Описание города и ханства"; "К вопросу о сартах"; "Сарты", "Восточная Бухара (военно-географический очерк)"; "Туркестанский край в 1866 году. Путевые заметки П.И. Пашино"; "Население Азиатской России. Статистический очерк"; "Люди и порядки за Уралом"; "По северному склону Нуратинских гор (Из походного дневника)"; "Народы Средней Азии"; "Сарты. Этнографическое и антропологическое исследование"; "Таджики. Этнографическое и антропологическое исследование"; "К вопросу о народности и значении слова "сарт""; "Путеводитель по Средней Азии от Баку до Ташкента в археологическом и историческом отношениях"; "Сарты или таджики, главное оседлое население Туркестанской области" и т.д.[10]. Как мы видим, многие работы этого периода посвящены сартам и таджикам, специальных работ на тему узбеков практически нет. Мы на это обратили внимание, когда писали работу на тему национально-территориальное размежевание в Центральной Азии. Когда мы анализировали трагедию сартов(размежеванию проводили без них-автор), мы убедились, что в отличие от узбеков они очень хорошо были изучены в дореволюционной историографии России. Об этом подробнее можно прочесть в работе автора "Национально-территориальное размежевание и образование союзных республик в Центральной Азии(1924-1936 гг.)[11].

В результате почти полувекового изучения истории и культуры народов Центральной Азии были опубликованы большое количество работ, как индивидуального, так и коллективного характера. Появились первые военные, затем исторические архивы не только в центрах метрополии, но и в самих колониях. В этих архивах стали собираться полевые записи ученых, данные археологических, этнографических и других научных экспедиций, материалы переписи населения, разные отчеты, деловая документация колониальной власти, судебных органов, местной полиции, материалы периодической печати, позднее кино-фото документы. Сегодня во многих центральных архивах в Москве, Санкт-Петербурге, Ташкенте, Самарканде, Ашхабаде, Бишкеке, Алматы, Душанбе и других городов России и Центральной Азии многие документы и архивные материалы того времени хранятся и являются доступными для исследователей истории и культуры народов этого региона. Эти архивные материалы являются важными источниками и свидетельствами истории и культуры народов Центральной Азии в XIX и начала XX века. Прежде чем приступить к детальному изучению некоторых из них, касающиеся истории и культуры таджиков, следует их классифицировать по разной тематики и проблемам историко-этнографической науки.

Эти источники и архивные материалы делятся на следующие категории:

-Индивидуальные монографии.

-Коллективные монографии и сборники.

-Отчеты этнографических, археологических, географических и других междисциплинарных экспедиций.

-Полевые записи, как индивидуальные, так и коллективные (собранные в одном сборнике).

-Материалы переписи населения Туркестанского края в разные годы.

-Материалы по районированию Средней Азии.

-Сборники географических, топографических и статистических материалов по Центральной Азии.

-Отчеты ревизии по Туркестанскому краю.

-Деловая документация местной власти, судебных органов, тайной полиции и т.д.

Следует подчеркнуть, что вышеназванные работы, источники и архивные документы были собраны в конце XIX и начале XX в. во всех регионах Центральной Азии, и по праву доступ к ним принадлежит всем историкам и исследователям истории и культуры народов этого региона. Равный доступ и объективное изучение этих материалов дает возможности избежать историкам случаев интерпретации и фальсификации истории данного региона.

Некоторые вышеназванные источники и труды известных российских востоковедов в большей степени носят справочный - энциклопедический характер, но собранные и приведенные в них статистические, географические, этнографические, демографические, антропологические и лингвистические данные о народах, проживающих в то время на огромных просторах Центральной Азии, имеют огромное историческое значение.

Например, Г.А. Арандаренко впервые дает детальные сведения о районах компактного проживания, об элементах материальной и духовной культуры таджиков Южного Таджикистана. Он подробно описывает быт ремесленников, земледельцев, скотоводов Бальджуана и некоторых других районов Куляба [12].

В. И. Липский предлагает обширный этнографический материал по Дарвазу и Кулябу. Например, исследуя Дарваз, он отмечает, что там "селения маленькие, но в высокой степени чистые и опрятные, когда города и селения Бухары обыкновенно далеко не отличаются чистотой" [13]. Очень интересны его сведения о мечетях, где происходили различного рода собрания, праздники и приемы гостей [14]. Он подробно описывает Муминабадский базар, куда приезжали дарвазцы закупать пшеницу и т.д. [15].

Очень точны и интересны этнографические заметки Д.Н. Логофета. Он подробно пишет о процессе кошмоваляния в Муминабаде, о технологии добычи железа в Дарвазе, о древесной растительности Куляба, Бальджуана, Каратегина и долины реки Ниоб, о свадебных обрядах, о древних верованиях горных таджиков, преданиях о пророке Шер-Али и его последователях в Восточной Бухаре и т.д. [16]. Интересны также его сведения о районах расселения таджиков, как, например, эта запись: "В горах как можно предполагать, с древних времен поселились таджики, причем среди них вне города и больших кишлаков совершенно отсутствуют представители какого либо другого племени. Живя в кишлаках, расположенных в ущельях и на хребтах гор, и обрабатывая удобные для земледелия горные склоны, таджики до сих пор продолжают жить тою же жизнью, которою жили несколько сот лет тому назад. Равнина же имеет совершенно другой характер, тут население пришлое и частью, если так можно выразиться, случайное" [17].

Полевые исследования проводились также в отдаленных горных селениях, где живут горные таджики. Компактное (небольшие селения) и в тоже время сплошное расселение, изолированность благодаря труднодоступности края, помогли им на века сохранить традиции седой старины [18] среди этнического многообразия Центральной Азии, что отмечалось всеми вышеназванными исследователями. Горные таджики, как отмечал А. Брискин "не только сохранили свою этнографическую самостоятельность, но оказывали еще глубокое цивилизующее влияние на своих поработителей. Они научили кочевников-узбеков земледелию и ремеслам, они передали им свою религию"[19]. Большинство исследователей подчеркивает "значительную культурную общность" горных таджиков, которая "восходит, вероятно, к древним обитателям этого края - тохарам [20]. Общность горных таджиков проявлялась во всех аспектах материальной и духовной культуры, в особенности, в религии. Горные таджики (прежде всего памирские таджики) исповедовали, как и некоторые другие народы Афганистана, Ирана, Индии, Ближнего Востока – шиизм и разновидность этого толка – исмаилизм. Отголосками прежних верований являются многочисленные предания об Али, которого называют Божьим Львом – Али Шери Худо, сохранившиеся рощи-мазары и обряды, намогильные шести, названные его именем. Об этом подробно в своих записях пишет Д.Н. Логофет [21]. Антрополог В.В. Гинзбург определил горных таджиков как "припамирский европеоидный тип" [22]. Антропологические исследования он проводил среди жителей Каратегина и Дарваза. Свои результаты он сравнивает с антропологическими и этнографическими данными многих отечественных и зарубежных исследователей, в том числе по Западному Памиру [23].

Многие исследователи – туркестановеды Царской России продолжили свою деятельность и после Октябрьской революции. В советские годы ими были написаны следующие труды: "Народности Туркестана как военный материал"; "Этнографический обзор Туркестана"; "Очередные вопросы национальной политики"; "Сборник важнейших декретов, постановлений и распоряжений правительства ТССР за 1917-1922 гг."; "Краткие сведения об этнографической экспедиции, предпринятой летом 1924 года к горным таджикам Матчи, Каратегина, Гиссарского края и Ягноба"; "Краткий отчет по экспедиции в Таджикистан в 1925 году, посланной Обществом для изучения Таджикистана и Среднеазиатским комитетом по охране памятников природы, старины и искусства"; "По этнографии таджиков// Таджикистан (общество для изучения Таджикистана и иранских народностей за его пределами)"; "По этнологии Афганистана. Долина Панджшир (Материалы из поездки в Афганистан в 1926 году)"; "Чильтаны в среднеазиатских верованиях//В.В. Бартольду"; "Таджики долины Хуф"; "Материалы по этнографии Ягноба"; "Изучение этнического состава Туркестана"; "Список народностей Туркестанского края"; "Население Самаркандской области"; "Список народностей Союза Советских Социалистических Республик"; "Материалы Всесоюзной переписи населения 1926 года в Узбекской ССР"; "Материалы по районированию Средней Азии. Кн. 1. Территория и население Бухары и Хорезма. Ч. 1. Бухара"; "К проблеме национального размежевания Средней Азии (истор.-этнограф. очерк) // Народное хозяйство Средней Азии"; "Материальные памятники арийской культуры // Таджикистан/Ред. H.JI. Корженевский"; "Узбекские ханства в первой половине XIX в.//История народов Узбекистана Т.2. От образования государства Шейбанидов до Великой Октябрьской социалистической революции"; "Первый отчет туркестанской ученой экспедиции // Федченко А.П. Путешествие в Туркестан" и т.д.[24].

Изучение истории и культуры народов Центральной Азии после революции не только не прервалось, но и получило более широкий размах во второй половине 20-х годов. Однако в процессе размежевания - создания союзных республик на территории Центральной Азии – были допущены вопиющие ошибки и неточности. Комиссия по районированию, в составе которой не было ни одного ведущего ученого-востоковеда, должным образом не изучила труды вышеназванных дореволюционных ученых-туркестановедов. В результате этого в наибольшей степени пострадали таджики, которые получили лишь малую часть огромной историко-географической зоны - "Исторический Таджикистан". Возможно, такое размежевание было и результатом сознательной большевистской политики "разделяй и властвуй"[25].

Вопрос о создании Таджикской ССР, а точнее, об отделении этой советской республики от тогда уже существовавшей Узбекской ССР в 1929 году, остается одним из самых серьезных камней преткновения для узбекских и таджикских историков. С начала 1990-х годов таджикская сторона начала предъявлять территориальные претензии на "исконные таджикские территории", в частности, на Бухару, Самарканд и сопредельные земли [26]. Группа таджикских историков во главе с Рахимом Масовым приводит доказательства ущемления таджикского народа со стороны пантюркистской элиты в Бухарской Народной Республике и позже в Узбекской ССР. Сам Масов выступает с тезисом о "вытеснении" таджиков из культурных центров в горные районы и "ассимиляции" тех таджиков, которые подверглись в 1920-е годы узбекизации [27]. При национально-территориальном размежевании Средней Азии, по логике этой группы, надо было создавать, скорее, Таджикскую ССР, а в ее рамках - Узбекскую АССР [28].

Систематическая научно-исследовательская работа в Таджикистане началась в 30-х годах ХХ века советскими учеными в форме проведения крупных комплексных экспедиций, в задачу которых входило и создание стационарных исследовательских центров, а также в дальнейшем подготовка научных кадров. Экспедиции, в которых участвовали историки, археологи, лингвисты, географы, геологи, ботаники, зоологи, экономисты, ученые других специальностей, собрали колоссальный первичный материал, послуживший впоследствии основой систематического и целенаправленного научного процесса в первых научных учреждениях республики.

Среди советских ученых - историков, которые еще в первые годы советские власти приступили к серьезному изучению культуры народов Центральной Азии, в том число таджиков, особенно выделяется фигура М.С. Андреева. Ему принадлежат фундаментальные историко-этнографические исследования. М.С. Андреев начал принимать активное участие в этнографических экспедициях в Самаркандской области (1921 г.), затем в горных районах Таджикистана в 1923, 1925, 1927, 1928, 1929 и в 30-х гг. В результате появились такие серьезные труды по истории и этнографии таджиков, как: "Некоторые результаты этнографической экспедиции в Самаркандскую область в 1921г.", "По этнографии таджиков", "Чильтаны в среднеазиатских верованиях", "Из материалов по мифологии таджиков", "Орнамент горных таджиков верховьев Аму-Дарьи и киргизов Памира", "К характеристике древних таджикских семейных отношений", "Таджики долины Хуф. Вып.1", "Таджики долины Хуф. Вып.2" и т.д.[29]. М.С. Андреев как яркий представитель русской дореволюционной школы в своих трудах и в советское время продолжал изучать широкий круг вопросов, касающихся материальной и духовной культуры таджиков. Например, в работе "К характеристике древних таджикских семейных отношений" М.С. Андреев на базе огромного полевого материала подробно исследовал пережитки древних форм семейных отношений у горных таджиков. Энциклопедией быта и культуры горцев является его известная двухтомная монография "Таджики долины Хуф". Огромный интерес благодаря своему источниковедческому характеру представляет первый том, в котором подробно изучается обрядовая практика горных таджиков. Здесь же автором приводится дополнительный материал по таджикам сопредельных районов Шугнана и Рушана. Последний раздел книги отведен погребально - поминальным обрядам - представлениям о загробной жизни, аде и рае и т.д.

Другой советский историк и этнограф Н.А. Кисляков также внес весомый вклад в историко-этнографическое изучение Таджикистана в советский период. Ареал научных поисков и полевых работ этого автора охватывает почти все горные районы Каратегина, некоторые районы Памира, особенно Дарваза и Язгулема. В таких известных работах, как "Бурх - горный козел", "Следы первобытного коммунизма в Вахио-Боло", "Язгулемцы", "Этнографическое изучение Таджикистана", "Очерки по истории Каратегина", " Семья и брак у таджиков", "Некоторые материалы об этногенезе таджиков", "Таджики Каратегина и Дарваза"[30] и т.д. он комплексно и подробно изучает материальную и духовную культуру, прежде всего, горных таджиков, рассуждает об этногенезе таджиков, опираясь на собственные материалы, накопленные в ходе многочисленных этнографических экспедиций в горных районах республики в разные годы.

Не мене известный автор многочисленных работ по истории и этнографии таджиков Е.М. Пещерева свои труды также создала на базе огромного полевого архива, собранного в ходе многочисленных поездок в разные регионы республики на протяжении многих лет. Ей принадлежат такие труды, как "Праздник тюльпана (лола) в с. Исфара Кокандского уезда", "Молочное хозяйство горных таджиков и некоторые связанные с ним обряды", "Поездка к горным таджикам", "Домашняя и семейная жизнь", "Гончарное производство Средней Азии", "Ягнобские этнографические материалы" и т.д.[31]. В этих работах автор тщательно изучает календарные праздники горных таджиков, культуру и быт таджикского колхозного крестьянства, гончарное искусство мастеров Таджикистана, а также древнюю культуру ягнобцев (небольшая группа горных таджиков, ныне живущих в Матческом районе республики, которые говорят на одном из диалектов древних восточных иранских языков эллинистической эпохи. - автор).

Труды А.К. Писарчик по истории и этнографии таджиков также представляют большой интерес для многих исследователей, изучающих историю и культуру этого народа. Основные работы автора – "Кулябская этнографическая экспедиция", "Жилище", "Смерть. Похороны", "Народная архитектура Самарканда", "К вопросу о припамирско-кавказских параллелях" и др.[32] – посвящены изучению хозяйства, материальной и духовной культуры горных таджиков Каратегина и Дарваза и городских таджиков Самарканда. Например, написанная ею на основе полевых этнографических материалов 50-х годов работа "Смерть. Похороны" представляет собой свод данных по похоронной обрядности не только Каратегина и Дарваза, но и многих других районов как республики Таджикистан, так и за ее пределами. Фактически работа состоит из двух частей. Первая - это подробная фиксация всего погребального цикла по большому горному району – Каратегину и Дарвазу. Причем сложность подобного описания состоит в том, что систематизировать следует разнохарактерный материал, так как Каратегин является территорией, имеющей два пути проникновения новых форм погребальных обрядов. "Один - снизу по течению Сурхоба – Вахша, через Нижний Каратегин, другой – сверху через Джиргаталь" [33]. Вторая часть – это подробнейшие примечания с богатым литературным и полевым материалом. А.К. Писарчик справедливо отмечает, что в погребальном обряде таджиков присутствует огромное количество пережитков доисламских древних верований [34].

Интересны также публикации Л.Ф. Моногаровой по истории и этнографии припамирских народов, прежде всего язгулемцев. В работах: "Материалы по этнографии язгулемцев", "Этнический состав и этнические процессы в Горно-Бадахшанской автономной области Тадж. ССР", "Архаичный элемент похоронного обряда памирских таджиков (ритуальный танец)" и др.[35] автор подробно изучает материальную и духовную культуру язгулемцев, этногенез и этническую историю припамирских народов, обрядовую практику горных таджиков Памира. Например, автор пишет, что в Язгулеме строго придерживаются обычая захоронения на родовом кладбище. Для переноса тела покойного употребляют носилки в форме лестницы. Не готовят еду первые три дня после похорон, а жертвенным животным поминок третьего дня является курица или баран. Бытует известный и по другим районам похоронный танец – поямол [36].

Если отбросить идеологическую оболочку многих трудов советских ученых-историков и этнографов, изучавших историю и культуру народов Центральной Азии, в том числе таджиков, можно реконструировать реалистическую картину лишь некоторых моментов этнополитической и социокультурной истории этого региона. Прежде всего, ценны работы, которые посвящены обрядовой практике таджиков в конце XIX и начале XX в. Не менее достоверны работы по этническому составу, компактному расселению таджиков в горных местностях республики. Более интересны и менее идеологизированы труды по истории, этнографии, археологии и лингвистики древних таджиков [37].

Тем не менее, осталось очень много белых пятен, как в русской (дореволюционной) историографии, так и в советской. Например, объективное изучение таких важных для таджиков тем, как история национально-просветительского движения - "джадидов" ("новых" в переводе с арабского) при царском режиме и религиозной войны - "басмачества" при советской власти не велось по идеологическим соображениям. Об этом подробнее можно прочесть в работах автора "Джадидизм – как школа модернизации ислама в Центральной Азии"[38] и "Басмачество - как священный джихад против советской власти в Центральной Азии"[39]. Или проблема "мужских домов", которые трансформировались в советское время в "мужские клубы", которая вовсе не рассматривалась по тем же идеологическим соображениям. Об этом подробнее в работе автора "Мужские клубы" - как институт гражданского общества в Таджикистане"[40].

Другой яркий пример: ученые-этнографы, изучавшие традиционный образ жизни таджиков, часто "сознательно" преуменьшали роль древних народных верований и демонологических образов, присутствующих в обрядовой практике таджиков, особенно горных. Об этом подробнее в работе автора "Пережитки древних верований у горных таджиков Южного Таджикистана"[41]. Плохо освещалась историками атеистическая борьба новой власти против религиозной мысли во всех республиках Центральной Азии, особенно в Таджикистане и Узбекистане. Об этом подробнее в работе автора "Ислам и кризис научного мировоззрения в постсоветском Таджикистане"[42]. Никогда не говорилось о процессе насильственной "тюркизации" таджикского населения Самарканда и Бухары в Узбекистане все советские годы. Об этом подробнее в работе автора "Национально-территориальное размежевание и образование союзных республик в Центральной Азии(1924-1936 гг.)[43]. Или никогда не писалось об принудительных миграционных процессах в республиках Центральной Азии, особенно в Таджикистане. Об этом подробнее в работе автора "Миграционные процессы в Таджикистане и России"[44]. Историки также умалчивали о том, что именно в советское время почти во всех союзных республиках Центральной Азии зародились и эволюционировали этно-региональные кланы, которые скрыто, а иногда и открыто боролись между собой за власть на всех уровнях. Об этом подробнее в работе автора "Эволюция этно-региональных кланов в Таджикистане"[45]. Вовсе выпала из поля зрения ученых правовая культура народов Центральной Азии. Например, никто подробно не анализировал правовую систему "Одат", согласно которой таджики живут веками – жили задолго до прихода ислама и продолжают жить сегодня. Нормы обычного права, которые заложены в основу системы "Одат", восходят к античным временам, когда предки нынешних таджиков жили в пределах Эллинистического мира. Об этом подробнее в работе автора "Нормы обычного права в общественной жизни горных таджиков"[46].

Труды по изучению ислама в Центральной Азии имеют ярко выраженный идеологический характер. Многие советские историки не достаточно изучали нормы шариата, нравоучение хадисов, тафсиров сур Корана, мусульманскую мифологию, мусульманскую философскую мысль, например суфизм и т.д. Об этом подробнее в работах автора "Ислам в Постсоветском Казахстане", "Ислам в постсоветской Киргизии", "Ислам в постсоветском Узбекистане", "Ислам в постсоветской Туркмении" и "Ислам в постсоветском Таджикистане"[47]. Экспедиционные работы или полевые исследования ученых часто проводились под патронажем местных партийных структур, которые контролировали подачу и прием первичной научной информации на местах. Дальнейший процесс обработки, анализ и издание этой информации в виде диссертаций, монографий, сборников или отдельных научных статьей также строго контролировался партийной цензурой.

После распада Советского Союза темпы научно-исследовательской работы во всех сферах науки замедлились на всем постсоветском пространстве. В самой республике Таджикистан началась гражданская война (1992-1997 гг.) и наступил глубокий кризис не только в науке, но и в культуре в целом. Тем не менее, начиная со второй половины 90-х гг. в российской исторической науке стали появляться труды, посвященные политике, экономике и культуре народов Центральной Азии, в том числе таджикам. Среди них выделяется коллективная монография "Постсоветская Центральная Азия. Потери и обретения" [48], выполненная коллективом Центра цивилизационных и региональных исследований Института Африки РАН. В этой книге несколько разделов посвящены Таджикистану. В них подробно рассматриваются проблемы распада СССР и приобретения независимости Республики Таджикистан, гражданской войны, политика, экономика республики до и после войны и т.д.

Вопросы, затрагивающие историю и культуру таджиков в XX в. вновь стали изучаться в трудах некоторых постсоветских российских ученых, как В.В. Карлов, С.П. Поляков, В.И. Бушков, Р. Рахимов, С. Абашин, Р.С. Бобохонов и т.д.[49].

Например, С. Абашин пишет об этническом самосознание народов Центральной Азии, в том числе таджиков, следующее: "Существует еще один любопытный феномен, на который я хочу обратить внимание. Среднеазиатские жители довольно часто скрывают свою национальность, приписывая себе другую этничность. Надо заметить, что национальное или этническое самосознание в Средней Азии - явление позднее, фактически сформированное в XX веке. В прошлом для местного населения было характерно многоступенчатое, иерархичное самосознание, в котором переплетались племенные, региональные, сектантские, социальные идентичности. До сих пор многие группы могут воспринимать себя в зависимости от ситуации таджиками или узбеками, туркменами или узбеками, киргизами или узбеками и так далее. Сохраняется двуязычие и трехъязычие (если учитывать достаточно широкое распространение русского языка). На уровне личностных отношений для среднеазиатских жителей имеет значение, откуда человек родом, а не национальность, записанная в паспорте"[50]. С выводами автора трудно согласится, поскольку он называет народов Центральной Азии, в особенности таджиков, племенами. Почему-то автор не знает, что таджики не племя, а народ, который имеет очень древнюю культуру и является коренным и оседлым населением региона. Таджики как народ сформировались более тысячи лет назад в эпоху Саманидов и это общепризнанный исторический факт. Поэтому автор должен различать племя от народа или предложить свою новую концепцию, согласно которой опровергается теория формирования народов в средневековой период мировой истории.

Другая работа, которая была написана и опубликована автором, называется "Таджикистан(XX в.). Упадок и возрождение традиционализма"[51]. Эта работа является первым опытом комплексного исследования некоторых аспектов этнополитической и социокультурной истории таджиков в XX в., которые были очень плохо изучены или вовсе не изучены в отечественной исторической науке в силу разных причин. Эти аспекты более ярко отражают упадок и возрождение традиционализма в таджикском обществе в XX и начале XXI в. Разделы данной монографии отражают мнение автора по конкретным важным проблемам истории и культуры таджиков данного периода. Следует отметить, что эта работа основана на источниках разного характера. Прежде всего, использованы полевые этнографические материалы автора, собранные в 80-90-х годах прошлого и первые годы нынешнего столетия в разных горных районах республики. Подробное историко-этнографическое изучение горных таджиков в данной работе помогло автору реконструировать традиционное таджикское общество. Если в советские годы в республике полным ходом шел процесс модернизации и упадок традиционализма, то после распада СССР начался другой и более сложный процесс: возрождение традиционализма во всех сферах жизни общества сопровождается внедрением некоторых элементов модернизации (либеральные ценности, свободный рынок, электронные СМИ, Интернет, мобильная связь, спутниковое ТВ и т.д.).

Другая работа автора называется: "Эволюция верховной власти в Таджикистане(1982-2007 гг.)"[52]. В ней автор подробно анализирует проблему эволюции верховной власти в Таджикистане до и после распада СССР. По мнению автора, в республиках Центральной Азии в силу разных причин (исторического, географического, правового, этнокультурного и этнопсихологического характера) выбор новой модели государственной власти был заранее определен в пользу авторитарной власти в духе известной классической модели "восточной монархии". Во всех республиках Центральной Азии, кроме Таджикистана, у власти оставались бывшие первые секретари республиканских коммунистических партий. В результате этого, в Казахстане и Киргизии установилась президентская власть "мягкого авторитаризма" Нурсултана Назарбаева и Аскера Акаева, в Узбекистане "жесткого и полицейского авторитаризма" Ислама Каримова, в Туркмении модернизированная "восточная монархия" Туркмен баши - Сапармурада Ниязова. В Таджикистане передача верховной власти из одной системы в другую произошла не только мирным путем, но и посредством гражданской войны в 1992-97 гг. и в несколько этапов [53].

Еще одна работа автора, которая посвящается постсоветской истории Таджикистана, называется "Гражданская война в Таджикистане(1992-1997 гг.). Причины, ход, последствия и уроки"[54]. В данной работе автор пытается на базе огромного полевого материала (рассказы очевидцев, участников двух митингов в столице, беседы со многими лидерами различных партий и общественных движений, опрос жителей населенных пунктов, где происходили боевые действия, размышления на эту тему многих деятелей культуры республики, разговоры с некоторыми полевыми командирами и религиозными деятелями и т.д.) изучить проблему гражданской войны в Таджикистане. Впервые подробно анализируются основные причин возникновения конфликта, детально описываются основные этапы боевых действий, определяются масштабы и последствия этой страшной войны, приводится рассуждения автора об уроках этой трагедии для всего таджикского народа.

В постсоветское время стали доступны для изучения некоторые фундаментальные исследования зарубежных ученых, касающиеся истории и культуры народов Центральной Азии, написанные еще в конце XIX и в XX в. [55]. Появились также интересные работы, посвященные постсоветской истории Центральной Азии, принадлежащие современным зарубежным авторам. В этих работах затрагиваются вопросы этнополитической и социокультурной истории народов Центральной Азии, в том числе таджиков[56].

Данная историографическая работа автора является второй попыткой в изучении историографии Таджикистана (нового и новейшего) времени. Исследования автора в этом направлении исторической науки в ближайшее время будут продолжены.

Источники и литература

1.Аскаров А. Арийская проблема: новые подходы и взгляды // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=l 138060920; Аскаров А. Антинаучная позиция пан-ираниста (ответ на статью Р. Масова "Тюркизация арийцев") // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=l 138149000; Аскаров А. Дискуссия по арийской проблеме в Центр Азии (2-й ответ паниранистам) // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=l 144357800; Масов Р. История топорного разделения. Душанбе, 1991; Масов Р. Таджики: история с грифом "совершенно секретно". Душанбе, 1995; Масов Р. Таджики: вытеснение и ассимиляция. Душанбе, 2004; Масов Р. Ответ на статью А. Аскарова "Арийская проблема: новые подходы и взгляды") // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=l 136562180; Масов Р. Дома - таджики, на работе - узбеки. Хватит фальсифицировать историю Средней Азии! (ответ) // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=:l 145219760; Масов Р. Фальсифицировать и присваивать чужую нацисторию нельзя (ответ пантюркистам) // http://www.centrasia.ru/newsA. php?st~l 141856700; Рахимов P.P. К вопросу о современных таджикско-узбекских отношениях. М.,1991; Шозимов П.Д. Таджикская идентичность и государственное строительство в Таджикистане. Душанбе, 2003 и т.д.

2.Бобохонов Р.С. Некоторые вопросы историографии Таджикистана нового и новейшего времени//Политика и общество. 2012. №6, с.73-84.

3.Там же, с.74.

4. Народы Средней Азии и Казахстана. – Т.1. – М.,1962, с.104.

5. Вельяминов-Зернов В.В. Исторические сведения о Кокандском ханстве от Мухаммеда-Али до Худояр-хана // Труды Восточного отделения Русского археологического общества. Ч. 2. СПб.,1856; Обозрение Кокандского ханства в нынешнем его состоянии // Записки Русского географического Общества. Т. 3. СПб.,1849; Северцов Н.А. Месяц плена у кокандцев. СПб, 1860; Ханыков Н.В. Описание Бухарского ханства. СПб.,1843 и т.д.

6. Ханыков Н.В. Описание Бухарского ханства. СПб.,1843.

7.Обозрение Кокандского ханства в нынешнем его состоянии // Записки Русского географического Общества. Т. 3. СПб.,1849.

8. Вельяминов-Зернов В.В. Исторические сведения о Кокандском ханстве от Мухаммеда-Али до Худояр-хана // Труды Восточного отделения Русского археологического общества. Ч. 2. СПб.,1856.

9. Северцов Н.А. Месяц плена у кокандцев. СПб, 1860.

10.Андреев М.С. Вахие. Туркестанские ведомости, 1899.-№ 93; Антропологическая выставка 1879 года. Т. 3. Ч. 1. Отдел манекенов, бюстов и масок. М., 1879; Антропологическая выставка 1879 года. Т. 3. Ч. 1. Фотографический отдел. М., 1879; Арандаренко Г. А. Дарваз и Каратегин// Военный сборник. – С.- Петербург, 1883. - № 12; Арандаренко Г.А. Досуги в Туркестане 1874-1889. С.-Петербург,1889; Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности // Живая старина. Издание 19.Отделения этнографии Императорского Русского географического общества. Вып. 3-4. Год шестой. СПб., 1896; Буняковский А.В. О пространстве и населении Туркестанского края // Материалы для статистики Туркестанского края. Вып. 1. СПб., 1872; Вамбери А. Очерки Средней Азии. М., 1868; Вельяминов-Зернов В.В. Исторические сведения о Кокандском ханстве от Мухаммеда-Али до Худояр-хана // Труды Восточного отделения Русского археологического общества. Ч. 2. СПб., 1856; Венюков М.И. Очерк политической этнографии стран, лежащих между Россиею и Индиею. СПб., 1878; Вульфсон Э.С. Как живут сарты (популярный очерк). М., 1908; Гаврилов М.Ф. Происхождение слова "Сарт" // Туркестанские ведомости. 20 октября (2 ноября) 1912, № 236; Гейер И.И. Путеводитель по Туркестану. Ташкент, 1901; Гейер И.И. Весь Русский Туркестан. Ташкент, 1908; Гейер И.И. Туркестан. Ташкент, 1909; Гребенкин А.Д. Таджики // Русский Туркестан. Сборник, изданный по поводу политехнической выставки. Вып. 2. М., 1872; Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении / Под ред. П.П. Семенова. Т. 10. Русская Средняя Азия. СПб., М., 1885; Кокандское ханство по новейшим известиям // Военный сборник. Год 12, июль 1869, № 5; Костенко Л.Ф. Средняя Азия и водворение в ней русской гражданственности. СПб., 1871; Костенко Л.Ф. Туркестанский край. Опыт военно-статистического обозрения Туркестанского военного округа. Т. 1. СПб., 1880; Кузнецов П.Е. О таджиках Ташкентского уезда (краткий отчет) // Известия Туркестанского отдела Императорского Русского географического общества. Т. 2. Вып. 2. Ташкент, 1900; Кузнецов П.Е. О таджиках Наманганского уезда // Известия Туркестанского отдела Императорского Русского географического общества. Т. 9. Вып. 2. Ч. 1. Ташкент, 1915; Кузнецов П.Е. О таджиках Кокандского уезда // Известия Туркестанского отдела Императорского Русского географического общества. Т. 12. Вып. 2. Ташкент, 1916; Кун А. Очерки Кокандского ханства // Известия Императорского Русского географического общества. Т. 12. Вып. 1. СПб., 1876; Лавров М.В. Туркестан. География и история края. М., 1914; Лавров М.В. Туркестан. География и история края. 2-е изд. М.-Пг., 1916; Лапин С.-А. О значении и происхождении слова "сарт" (По поводу заметки г. В. Бартольда) // Туркестанские ведомости. 22 мая (3 июня) 1894, № 36; Липский В.И. Горная Бухара. Результаты трехлетних путешествий в Среднюю Азию в 1896, 1897 и 1899 году. Ч.2, Гиссарская экспедиция, 1896. – С. – Петербург, Типо-литография "Герольда", 1902; Логофет Д.Н. Кулябское бекство//Туркестанские ведомости, № 111, 1905; Логофет Д.Н. В горах и на равнинах Бухары (очерки Средней Азии). – С. – Петербург, 1913; Логофет Д.Н. Бухарское ханство под русским протекторатом. Т. 1-2. СПб., 1911; Лыкошин Н.С. Чапуллукская волость Ходжентского уезда Самаркандской области. Опыт исследования экономических и бытовых условий жизни ее населения // Справочная книжка Самаркандской области. Т. 8. Самарканд, 1906; Лыкошин Н.С. О чем грезят туземцы // Туркестанские ведомости. 24 августа 1917, № 7; Маев Н. А. Географический очерк Гиссарского края и Кулябского бекства // Известия Императорского Русского географического общества. Т. 12. Вып. 4. СПб., 1876; Маев Н.А. Очерки Бухарского ханства // Материалы для статистики Туркестанского края. Вып. V. СПб., 1879; Масальский В.И. Туркестанский край. СПб.,1913; Материалы к характеристике народного хозяйства в Туркестане. Ч. 1. Отд. Приложение к отчету по ревизии Туркестанского края, произведенной по Высочайшему повелению Сенатором Гофмейстером Графом К.К. Паленом. СПб., 1911; Миддендорф А.Ф. Очерки Ферганской долины. СПб., 1882; Миропиев М.А. О положении русских инородцев. СПб., 1901; Наливкин В. По поводу книги А.Ф. Миддендорфа // Туркестанские ведомости. 20 сентября 1883, № 37, 27 сентября 1883, № 38; Наливкин В., Наливкина М. Очерк быта женщины оседлого туземного населения Ферганы. Казань, 1886; Наливкин В. Краткая история Кокандского ханства. Казань, 1886; Наливкин В.П. Туземцы раньше и теперь. Ташкент, 1913; Обзор Ферганской области за 1888 год. Нов. Маргелан, без даты; Обзор Ферганской области за 1890 год. Нов. Маргелан, 1893; Обзор Ферганской области за 1894 год. Нов. Маргелан, 1896; Обзор Ферганской области за 1898 год. Нов. Маргелан, 1900; Обзор Ферганской области за 1899 год. Нов. Маргелан, 1901; Обозрение Кокандского ханства в нынешнем его состоянии // Записки Русского географического Общества. Т. 3. СПб., 1849. Общий свод по империи результатов разработки данных Первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года. Т. 2. СПб., 1905; Остроумов Н. Значение названия "сарт" // Туркестанские ведомости. 17 июля 1884 (№ 28); 24 июля 1884 (№ 29); 31 июля 1884 (№ 30); 7 августа 1884 (№31); Остроумов Н.П. Сарты. Этнографические материалы. Вып. 1. Ташкент, 1890; Вып. 2. Ташкент, 1893.; Вып. 3. Ташкент, 1895; Остроумов Н.П. К вопросу о преподавании сартовского языка на местных курсах // Туркестанские ведомости. 1907, 18 марта (№ 41), 21 марта (№ 43), 27 марта (№ 46), 28 марта (№ 47), 30 марта (№ 48); Остроумов Н.П. Сарты. Этнографические материалы (общий очерк). 3-е изд. Ташкент, 1908; Остроумов Н.П. Этимология сартовского языка. Ташкент, 1910; Остроумов Н. Русские не выдумывали слова "сарт" // Туркестанские ведомости. 26 октября (8 ноября) 1912, № 241; Пославский И.Т. Бухара. Описание города и ханства // Сборник географ., топограф. и статист.х материалов по Азии. Bbin.XLVII. СПб., 1891; Проект всеподданнейшего отчета Ген.-Адъютанта К.П. фон Кауфмана по гражданскому управлению и устройству в областях Туркестанского генерал-губернаторства. 7 ноября 1867-25 марта 1881 г. СПб., 1885; Самойлович А. К вопросу о сартах // Живая старина. Вып. 3. СПб, 1910; Сарты // Энциклопедический словарь. Т. 28а. СПб, 1900; Сборник статей, касающихся до Туркестанского края А.П. Хорошхина. СПб, 1876; Северцов Н.А. Месяц плена у кокандцев. СПб, 1860; Снесарев А.Е. Восточная Бухара (военно-географический очерк) // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Вып.79. СПб., 1906; Туркестанский край в 1866 году. Путевые заметки П.И. Пашино. СПб, 1868; Турчанинов Н.В. Население Азиатской России. Статистический очерк // Азиатская Россия. Т. 1. Люди и порядки за Уралом. СПб, 1914; Ханыков Н.В. Описание Бухарского ханства. СПб., 1843; Хорошхин А. По северному склону Нуратинских гор (Из походного дневника) // Туркестанские ведомости. 19 июня 1872, № 24; Хорошхин А. Народы Средней Азии // Материалы для статистики Туркестанского края. Вып. 3. СПб., 1874; Шишов А. Сарты. Этнографическое и антропологическое исследование. 4.1. Этнография. Ташкент, 1904; Шишов А. Таджики. Этнографическое и антропологическое исследование. Этнография. Ташкент, 1910; Эварницкий Д.И. К вопросу о народности и значении слова "сарт" // Туркестанские ведомости. 3 ноября 1892, № 44; Эварницкий Д.И. Путеводитель по Средней Азии от Баку до Ташкента в археологическом и историческом отношениях. Ташкент, 1893; Южаков Ю.Д. Сарты или таджики, главное оседлое население Туркестанской области // Отечественные записки. Кн. 2, № 13 (июль). СПб., 1867 и т.д.

11.Бобохонов Р.С. Национально-территориальное размежевание и образование союзных республик в Центральной Азии(1924-1936 гг.)// www.centrasia.ru/newsA.php?st=1435859460.

12. Арандаренко Г.А. Досуги в Туркестане 1874-1889. С.-Петербург,1889, с.218.

13.Липский В.И. Горная Бухара. Результаты трехлетних путешествий в Среднюю Азию в 1896, 1897 и 1899 году. Ч.2, Гиссарская экспедиция, 1896. – С. – Петербург, Типо-литография "Герольда", 1902, с.30-47.

14.Там же, с.585-569.

15.Там же, с.596-600.

16. Логофет Д.Н. В горах и на равнинах Бухары (очерки Средней Азии). – С. – Петербург, 1913, с.134.

17. Логофет Д.Н. Кулябское бекство//Туркестанские ведомости, № 111, 1905, с.27.

18. Андреев М.С. Вахие//Туркестанские ведомости, 1899. № 93.

19. Брискин А. Страна таджиков. - М.;Л.,1930, с.20.

20.Кисляков Н.А. Некоторые материалы к вопросу об этногенезе Таджиков//Краткие сообщения Института Этнографии АН СССР. – М., 1960. – Вып.80, с.130; Андреев М.С. Таджики долины Хуф. Изд. АН Тадж. ССР, Сталинабад,1953.-Вып.1, с.9.

21. Логофет Д.Н. В горах и на равнинах Бухары (очерки Средней Азии). – С. – Петербург, 1913, с.47, 92-93, 310-313.

22.Гинзбург В.В. Горные таджики. - М.; Л., 1937.//Тр./Ин-т археологии и антропологии. - Т.16, с.169.

23.Там же, с.56-170.

24. Сафаров Г. Очередные вопросы национальной политики. Ташкент, 1921; Сборник важнейших декретов, постановлений и распоряжений правительства ТССР за 1917-1922 гг. Ташкент, 1923; Андреев М.С. Краткие сведения об этнографической экспедиции, предпринятой летом 1924 года к горным таджикам Матчи, Каратегина, Гиссарского края и Ягноба. - ИТОРГО. - Ташкент,1924.-Т.17-С.217-218; Андреев М.С. Краткий отчет по экспедиции в Таджикистан в 1925 году, посланной Обществом для изучения Таджикистана и Среднеазиатским комитетом по охране памятников природы, старины и искусства" По Таджикистану", вып.1.-Ташкент,1927.-26 с., вкл. илл; Андреев М.С. По этнографии таджиков// Таджикистан (общество для изучения Таджикистана и иранских народностей за его пределами). – Ташкент. 1925. – Кн.1. – С.163 – 165; Андреев М.С. По этнологии Афганистана. Долина Панджшир (Материалы из поездки в Афганистан в 1926 году). – Ташкент, 1927. – С. 164 – 165; Андреев М.С. Чильтаны в среднеазиатских верованиях//В.В. Бартольду. Ташкент,1927; Андреев М.С. Таджики долины Хуф. Изд. АН Тадж. ССР, Сталинабад,1953.-Вып.1.-250 с; Андреев М.С. Таджики долины Хуф. Изд. АН Тадж. ССР,1958.-Вып.2; Андреев М.С. Материалы по этнографии Ягноба. - Душанбе: Дониш, 1970.-191 с. текста и 30 с. илл.; Кун В. Изучение этнического состава Туркестана // Новый Восток. Журнал научной ассоциации востоковедения Союза ССР. Кн. 6. М., 1924; Зарубин И.И. Список народностей Туркестанского края. Л., 1925; Зарубин И.И. Население Самаркандской области. Л., 1926; Зарубин И.И. Список народностей Союза Советских Социалистических Республик. Л., 1927; Материалы Всесоюзной переписи населения 1926 года в Узбекской ССР. Вып. 1. Поселенные итоги. Самарканд, 1927; Материалы по районированию Средней Азии. Кн. 1. Территория и население Бухары и Хорезма. Ч. 1. Бухара. Ташкент, 1926; Магидович И. Население // Материалы по районированию Средней Азии. Кн. 1. Территория и население Бухары и Хорезма. Ташкент, 1926; Семенов А.А. К проблеме национального размежевания Средней Азии (истор.-этнограф. очерк) // Народное хозяйство Средней Азии. Ташкент. 1924, № 2-3.; Семенов А.А. Материальные памятники арийской культуры // Таджикистан / Ред. H.JI. Корженевский. Ташкент, 1925; Семенов А.А. Узбекские ханства в первой половине XIX в. // История народов Узбекистана Т.2. От образования государства Шейбанидов до Великой Октябрьской социалистической революции. Ташкент, 1947; Федченко А.П. Первый отчет туркестанской ученой экспедиции // Федченко А.П. Путешествие в Туркестан. М, 1950 и т.д.

25.Бобохонов Р.С. Национально-территориальное размежевание и образование союзных республик в Центральной Азии(1924-1936 гг.)// www.centrasia.ru/newsA.php?st=1435859460.

26.Масов Р. История топорного разделения. Душанбе, 1991, с.9-13.

27.Масов Р. Таджики: вытеснение и ассимиляция. Душанбе, 2004, с.84.

28.Там же, с.85.

29. Андреев М.С. Вахие. Туркестанские ведомости, 1899.-№ 93.-С.590; Андреев М.С. Краткие сведения об этнографической экспедиции, предпринятой летом 1924 года к горным таджикам Матчи, Каратегина, Гиссарского края и Ягноба. - ИТОРГО. - Ташкент,1924.-Т.17-С.217-218; Андреев М.С. Краткий отчет по экспедиции в Таджикистан в 1925 году, посланной Обществом для изучения Таджикистана и Среднеазиатским комитетом по охране памятников природы, старины и искусства" По Таджикистану", вып.1.-Ташкент,1927.-26 с., вкл. илл; Андреев М.С. По этнографии таджиков// Таджикистан (общество для изучения Таджикистана и иранских народностей за его пределами). – Ташкент. 1925. – Кн.1. – С.163 – 165; Андреев М.С. По этнологии Афганистана. Долина Панджшир (Материалы из поездки в Афганистан в 1926 году). – Ташкент, 1927. – С. 164 – 165; Андреев М.С. Чильтаны в среднеазиатских верованиях//В.В. Бартольду. Ташкент,1927; Андреев М.С. Таджики долины Хуф. Изд. АН Тадж. ССР, Сталинабад,1953.-Вып.1.-250 с.; Андреев М.С. Таджики долины Хуф. Изд. АН Тадж. ССР,1958.-Вып.2.-521с.; Андреев М.С. Материалы по этнографии Ягноба. - Душанбе: Дониш,1970.-191 с. текста и 30 с. илл. и т.д.

30. Кисляков Н.А. Язгулемцы// Изв. Всесоюзного географического общества. Т.80.Вып.4. М.,1948; Кисляков Н.А. Таджики Каратегина и Дарваза. Душанбе,1966; Кисляков Н. А. Аловхона – "дом огня" у таджиков // Основные проблемы африканистики: К 70-летию члена-корреспондента АН СССР Д. А. Ольдерогге. – М., 1973; Кисляков Н. А. Следы первобытного коммунизма у горных таджиков Вахио-Боло// ТИАЭА АН СССР. – М.; Л., 1936. – Т. 10. – С. 104 – 106; Кисляков Н. А. Очерки по истории Каратегина. – Сталинабад, 1954. –С. 103; Кисляков Н. А. Семья и брак у таджиков// КСИЭ АН СССР. – М., 1958. – Т. 30. – С.26- 89; Кисляков Н.А.. Следы первобытного коммунизма в Вахио-Боло. – М.,1939; Кисляков Н.А. Язгулемцы. Изв. Всесоюзного географического общества. – Т.80. – Вып.4. – 1948; Кисляков Н.А. Этнографическое изучение Таджикистана//Тр. АН Тадж. ССР. – 29. – 1951; Кисляков Н.А. Свадебные лицевые занавески таджичек//Сб. Музея антропологии и этнографии. – М.; Л., 1953. – Вып.15.-С.291-316; Кисляков Н.А. Некоторые материалы к вопросу об этногенезе Таджиков//Краткие сообщения Института Этнографии АН СССР. – М., 1960. – Вып.80; Кисляков Н.А. Таджики Каратегина и Дарваза. – Душанбе, 1966. – Ч.1. – С.9-46; Кисляков Н.А. Семья и брак у таджиков (по материалам конца XIX – начала XX в.).//Тр. Ин-та этнографии АН СССР. – Новая серия. – Т.44. – 269 с. – М.; Л., 1959; Кисляков Н.А. Таджики Каратегина и Дарваза. – Душанбе, 1966. – Ч.1. – С.9-46 и т.д.

31. Пещерева Е.М. Праздник тюльпана (Лола) в селе Исфара Кокандского уезда //Сб. "В.В.Бартольду"-Ташкент, 1927.- С. 374 - 384; Пещерева Е. М. Поездка к горным таджикам // Институт этнографии: Краткие сообщения III М.- Л.: Изд-во АН СССР, 1947. С. 42-48; Пещерева Е. М. Домашняя и семейная жизнь // Культура и быт колхозного крестьянства. М.; Л., 1954; Пещерева Е. М. Гончарное производство Средней Азии М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1959. 396 с.; Пещерева Е. М. Ягнобские этнографические материалы / Е. М. Пещерева . – Душанбе : Дониш, 1976 . – 98 с и т.д.

32.Писарчик А. К. Жилище/Таджики Каратегина и Дарваза. – Душанбе: Дониш, 1970. – С. 19 – 115; Писарчик А.К. Кулябская этнографическая экспедиция 1948//Изв. ТФАН. 1949. №15; Писарчик А.К., Кармышева Б.Х. Опыт сплошного этнографического обследования Кулябской области//Изв. АН Тадж. ССР.1953.№3; Писарчик А.К. Жилище //Таджики Каратегина и Дарваза. – Вып.2. – Душанбе, 1970. – С.19-115; Писарчик А.К. Народная архитектура Самарканда XIX-XX вв. Ответственный редактор Б.А.Литвинский. Душанбе. Дониш. 1974г. 144 с.; Писарчик А. К. Смерть. Похороны/Таджики Каратегина и Дарваза. – Душанбе: Дониш, 1976. – 118 – 164; Писарчик А.К. К вопросу о припамирско-кавказских параллелях// Памяти А.А. Семенова. Душанбе: Дониш, 1980 и т.д.

33.Писарчик А. К. Смерть. Похороны/Таджики Каратегина и Дарваза. – Душанбе: Дониш, 1976, с.162.

34.Там же, с.163.

35.Моногарова Л.Ф. Архаичный элемент похоронного обряда памирских таджиков (ритуальный танец)/ Полевые исследования Института этнографии 1979 года. М., 1983; Моногарова Л.Ф. Материалы по этнографию язгулемцев//Среднеазиатский этнографический сборник. – Т.2 "Труды ИЭ АН СССР". – Т.17. – М.,1959; Моногарова Л.Ф. Этнический состав и этнические процессы в Горно-Бадахшанской автономной области Тадж. ССР. Страны и народы Востока. – Вып.16. – М.,1975. – С.174-191.

36.Моногарова Л.Ф. Материалы по этнографию язгулемцев//Среднеазиатский этнографический сборник. – Т.2 "Труды ИЭ АН СССР". – Т.17. – М.,1959, с.81-83.

37. Бартольд В.В. Рецензия на "Князь В.И. Масальский, Туркестанский край" // Бартольд В.В. Сочинения. Т. 2. Ч. 1. Общие работы по истории Средней Азии. Работы по истории Кавказа и Восточной Европы. М., 1963; Бартольд В.В. Таджики. Исторический очерк // Бартольд В.В. Сочинения. Т. 2. Ч. 1. Общие работы по истории Средней Азии. Работы по истории Кавказа и Восточной Европы. М., 1963; Бартольд В.В. Вместо ответа г-ну Лапину // Бартольд В.В. Сочинения. Т. 2. Ч. 2. Работы по отдельным проблемам истории Средней Азии. М., 1964; Бартольд В.В. Еще о слове "сарт" // Бартольд В.В. Сочинения. Т. 2. Ч. 2. Работы по отдельным проблемам истории Средней Азии. М., 1964; Бартольд В.В. О преподавании туземных наречий в Самарканде // Бартольд В.В. Сочинения. Т. 2. Ч. 2. Работы по отдельным проблемам истории Средней Азии. М., 1964; Бартольд В.В. Сарт // Бартольд В.В. Сочинения. Т. 2. Ч. 2. Работы по отдельным проблемам истории Средней Азии. М., 1964; Бартольд В. Рецензия на "Н.А. Аристов. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности. СПб., 1897 (1898)" // Бартольд В.В. Сочинения. Т. 5. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. М., 1968; Бартольд В.В. О национальном размежевании в Средней Азии // Восток. 1991, № 5; Бартольд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия.-Соч., Т.1.М.,1963, с.281-285; Гафуров Б.Г. История таджикского народа в кратком изложении. Т. 1.М., 1949; Гафуров Б.Г. Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история. - М., 1972, с.332-347; Давидович Е.А. Нумизматические материалы для истории развития феодальных отношений в Средней Азии при Саманидах. - Тр. АН Тадж. ССР, Т. 27, Сталинабад, 1954, с.78-79 и т.д.

38.Бобохонов Р.С. Джадидизм – как школа модернизации ислама в Центральной Азии//www.centrasia.ru/newsA.php?st=1424558880.

39.Бобохонов Р.С. Басмачество - как священный джихад против советской власти в Центральной Азии. Ч. 1//www.centrasia.ru/newsA.php?st=1430799600; Бобохонов Р.С. Басмачество - как священный джихад против советской власти в Центральной Азии. Ч. 2// http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1430978880.

40.Бобохонов Р.С. "Мужские клубы" как институт гражданского общества в Таджикистане (XX в.) // Политика и Общество. - 2012. - №5. - C. 55 - 66.

41.Бобохонов Р.С. Пережитки древних верований горных таджиков Южного Таджикистана(XX в.)//Современная наука. Актуальные проблемы теории и практики. – 2012. - №3. – с.3-13.

42.Бобохонов Р.С. Ислам и кризис научного мировоззрения в постсоветском Таджикистане//www.centrasia.ru/newsA.php?st=1421359500.

43.Бобохонов Р.С. Национально-территориальное размежевание и образование союзных республик в Центральной Азии(1924-1936 гг.).Ч.1// http://www.centrasia.ru/news.php?st=1435859460; Бобохонов Р.С. Национально-территориальное размежевание и образование союзных республик в Центральной Азии(1924-1936 гг.).Ч.2// http://www.centrasia.ru/news.php?st=1435875660.

44. Бобохонов, Р. С. Миграционные процессы в Таджикистане (ХХ в.) и России // Политика и общество. - 2012. - № 4. - С. 137-146.

45.Бобохонов, Р. С. Эволюция этно-региональных кланов в. Таджикистане(XX в.) //Право и политика. -2012. - № 3. - С. 570 – 582; Бобохонов Р.С. История формирования этно-региональных кланов в Таджикистане// www.centrasia.ru/newsA.php?st=1436824620.

46.Бобохонов Р.С. Нормы обычного права в общественной жизни горных таджиков (XX в.) // Политика и общество. - 2012. - № 3 (93). - С. 119-132.

47.Бобохонов Р.С. Ислам в постсоветской Туркмении//www.centrasia.ru/news2.php?st=1393364520; Бобохонов Р.С. Ислам в постсоветской Киргизии//www.centrasia.ru/newsA.php?st=1393663800; Бобохонов Р.С. Ислам в постсоветском Казахстане//www.centrasia.ru/newsA.php?st=1393564680; Бобохонов Р.С. Ислам в постсоветском Узбекистане//http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1393447980; Бобохонов Р.С. Ислам в постсоветском Таджикистане или современный ислам по-таджикски//http://expertbaza.blogspot.ru/2014/02/blog-post_8951.html; Бобохонов Р.С. Ислам и власть в постсоветской Центральной Азии//www.centrasia.ru/newsA.php?st=1373785620 и т.д.

48.Постсоветская Центральная Азия. Потери и приобретения. М., Восточная литература, РАН, 1998.

49.Карлов В.В. Введение в этнографию народов СССР: (стадиальные закономерности и локально-исторические особенности этнокультурных процессов). 1920-1980 гг. Ч.2. Учебное пособие. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992. – 174 с.; Поляков С.П. Народы Центральной Азии//Этнология (учебник для ВУЗ под ред. Г.Е. Маркова и В, В. Пименова). М.: Наука, 1994, с.346-360; Рахимов P.P. К вопросу о современных таджикско-узбекских межнациональных отношениях // ЭО. 1991, № 1; Абашин С. Концепции этничности и экономические стратегии в среднеазиатском обществе//Ислам в Содружестве Независимых Государств № 2(3) 2011; Абашин, Регионализм в Таджикистане: становление "этнического языка"// Расизм в языке социальных наук. СПб, 2002; Бобохонов Р.С. Некоторые вопросы историографии Таджикистана нового и новейшего времени//Политика и общество. 2012. №6, с.73-84; Бобохонов Р.С. Эволюция верховной власти в Таджикистане(1982-2007 гг.)//Правитель и его поданные. Под ред. Д.М. Бондаренко. М.,2009; Бобохонов Р.С. Гражданская война в Таджикистане(1992-1997 гг.). Причины, ход, последствия и уроки//Общественные науки и современность.№3.2011; Бобохонов Р.С. Таджикистан(XX в.). Упадок и возрождение традиционализма. М., 2010; 38.Бобохонов Р.С. Джадидизм – как школа модернизации ислама в Центральной Азии//www.centrasia.ru/newsA.php?st=1424558880; Бобохонов Р.С. Басмачество - как священный джихад против советской власти в Центральной Азии. Ч. 1//www.centrasia.ru/newsA.php?st=1430799600; Бобохонов Р.С. Басмачество - как священный джихад против советской власти в Центральной Азии. Ч. 2// http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1430978880; Бобохонов Р.С. "Мужские клубы" как институт гражданского общества в Таджикистане (XX в.) // Политика и Общество. - 2012. - №5. - C. 55 – 66; Бобохонов Р.С. Пережитки древних верований горных таджиков Южного Таджикистана(XX в.)//Современная наука. Актуальные проблемы теории и практики. – 2012. - №3. – с.3-13; Бобохонов Р.С. Ислам и кризис научного мировоззрения в постсоветском Таджикистане//www.centrasia.ru/newsA.php?st=1421359500; Бобохонов Р.С. Национально-территориальное размежевание и образование союзных республик в Центральной Азии(1924-1936 гг.).Ч.1// http://www.centrasia.ru/news.php?st=1435859460;Бобохонов Р.С. Национально-территориальное размежевание и образование союзных республик в Центральной Азии(1924-1936 гг.).Ч.2// http://www.centrasia.ru/news.php?st=1435875660; Бобохонов, Р. С. Миграционные процессы в Таджикистане (ХХ в.) и России // Политика и общество. - 2012. - № 4. - С. 137-146; Бобохонов, Р. С. Эволюция этно-региональных кланов в. Таджикистане(XX в.) //Право и политика. -2012. - № 3. - С. 570 – 582; Бобохонов Р.С. История формирования этно-региональных кланов в Таджикистане// www.centrasia.ru/newsA.php?st=1436824620; Бобохонов Р.С. Нормы обычного права в общественной жизни горных таджиков (XX в.) // Политика и общество. - 2012. - № 3 (93). - С. 119-132; Бушков В.И. Население Северного Таджикистана: формирование и расселение. М., 1995; Бушков В.И., Толстова JI.C. Население Средней Азии и Казахстана (очерк этнической истории) // Расы и народы. Вып. 27. М., 2001 и т.д.

50.Абашин С. Концепции этничности и экономические стратегии в среднеазиатском обществе//Ислам в Содружестве Независимых Государств № 2(3) 2011.

51.Бобохонов Р.С. Таджикистан(XX в.).Упадок и возрождение традиционализма. М., 2010.

52. Бобохонов Р.С. Эволюция верховной власти в Таджикистане(1982-2007 гг.)// Правитель и его поданные. Под ред. Д.М. Бондаренко. М.,2009.

53.Там же, с.187.

54.Бобохонов Р.С. Гражданская война в Таджикистане(1992-1997 гг.). Причины, ход, последствия и уроки//Общественные науки и современность.№3.2011.

55. Bregel Yu. The Sarts in the Khanate of Khiva // Journal of Asian History. 1978, vol. 12, №2; De Ujfalvy de Mezo-Kovesd Ch.E. Expedition scientifique franchise en Russie, en Siberie et dans le Turkestan. Vol.l. Le Kohistan, le Ferghanah et Kouldja avec un appendice sur la Kashgarie. Paris, 1878; De Ujfalvy de Mezo-Kovesd Ch.E. Expedition scientifique franchise en Russie, en Siberie et dans le Turkestan. Vol.4. Atlas antropologique des peoples du Ferghanah. Paris, 1879; Rakowska-Harmstone T. Russia and Nationalism in Central Asia. The Case of Tadzhikistan. Baltimore, London: The John Hopkins Press, 1970; Schuyler E. Turkistan. Notes of a Journey in Russian Turkistan, Kho-kand, Bukhara, and Kuldja. Vol.I-II. London: Sampson Low, Marston, Searle and Rivington, 1876 и т.д.

56. Abramson D. Identity Counts: the Soviet Legacy and the Census in Uzbekistan // Census and Identity: The Politics of Race, Ethnicity, and Language in National Censuses / D.I. Kertzer and D. Arel (eds.). Cambridge: Cambridge University Press, 2001; Allworth E. History and Group Identity in Central Asia // NationBuilding in the Post-Soviet Borderlands. The Politics of National Identities / G. Smith, V. Law, A. Wilson, A. Bohr, E. Allworth (eds.). Cambridge: Cambridge University Press, 1998; Bergne P. The Birth of Tajikistan: National Identity and the Origins of the Republics. London, New York: I.B. Tauris, 2007; Edgar E.L. Tribal Nation: The Making of Soviet Turkmenistan. Princeton and Oxford: Princeton University Press, 2004; Farrant A. Mission Impossible: Politico-Geographical Engineering of Soviet Central Asia"s Republican Boundaries // Central Asian Survey. 2006, № 25 (1-2); Gleason G. The Central Asian States. Discovering Independence. Westview Press, 1997; Haugen A. The Establishment of National Republics in Soviet Central Asia. NY: Palgrave Macmillan, 2003; Khalid A. Theories and Politics of Central Asian Identities I I Ab Imperio. 2005, № 4; Martin T. The Affirmative Action Empire: Nation and Nationalism in the Soviet Union, 1923-1939. London, 2001; LutsRzekhak. Yom Persischen zum Tadschikischen. Reichert. Wiesbaden. 2001; Paul Bergne. The birth of Tajikistan. I. В. Tauris. London, 2007 и т.д.

Автор: Бобохонов Рахимбек Сархадбекович, старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований Института Африки РАН.

Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1437514500
Новости Казахстана
- Рабочий график главы государства
- Импульс развитию туризма: Сенаторы приняли Закон
- Постановление Правительства Республики Казахстан от 31 марта 2021 года №187
- Развитие торгово-экономического сотрудничества государств-членов ЕАЭС обсудили участники заседания Совета ЕЭК
- Кадровые перестановки
- В "Самрук" приходит новый менеджмент
- Участились аварии в коммунальных сетях
- Нешутейный первоапрельский тариф
- Крымбек Кушербаев провел заседание Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий
- 200 тенге за литр: бензин резко подорожал в Казахстане
 Перейти на версию с фреймами
  © CentrAsiaВверх